Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » Back to Brighton's Mill_ » Unfortunate events, 05.05.2015


Unfortunate events, 05.05.2015

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Unfortunate events, 05/05/2015
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
http://funkyimg.com/i/2va6b.gif http://funkyimg.com/i/2va69.gif• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

В этом заколдованном дома все вечно ломается. Настало время и замка на входной двери приказать долго жить, но он пока не подозревает, что так просто от него не отстанут, а значит, слесарь, я вызываю тебя!

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
Hank Abrams, Will Houston; 5 мая 2015 г., дом Хьюстонов.

Отредактировано Will Houston (2017-07-08 19:24:05)

+1

2

Говорят, вторник – это аристократический понедельник. Для Хэнка, принадлежавшего теперь скорее к ящику с инструментами, чем какому-либо слою общества, каждое утро было понедельником, вне зависимости от дня недели.
Помимо понедельника, каждое утро начиналось с топота над ухом – господи, Харон, сколько можно. Тебе повезло оказаться маленьким и забавным, парень. Если верить написанному, ежей можно перевести на дневной режим, но, во-первых, «можно» - это еще не гарантия успеха. И во-вторых, мало ли что с ним случится днем в отсутствие Хэнка.
К слову про отсутствие: чёрт знает, как ему удалось не потерять работу, казалось бы, в наше время увольняют и за меньшее, не может же в городе настолько не хватать слесарей. С другой стороны, с работой-то Хэнк справлялся, пока никто не жаловался. С собственной жизнью же, наоборот, дела обстояли не очень, но стадия принятия, помноженная на наличие чувства ответственности за окружающих – отличный глушитель для рефлексии.
Он слишком хорошо помнил тот разговор в парке. Сейчас не так-то просто найти работу, особенно нам, не дури, Абрамс. Так и жил – между домом, работой и регулярными визитами на ферму. Была в этом какая-то ирония, называть «домом» вовсе не место, где ты родился и вырос, а заброшенное здание с людьми, которых не так давно увидел в первый раз. С другой стороны, родителей и сестру не видел полжизни, так что вопрос степени родства и знакомства стоял далеко не на первом месте.
Этот вторник не предвещал ничего необычного. Притопавший под утро Харон как обычно улегся куда-то на рёбра и засопел – серьёзно, однажды он может и не увидеть эту игольницу на лапках, перевернётся неудачно, и что тогда делать? Выругавшись скорее от беспокойства за питомца, чем от головной боли или причиненного им неудобства, Хэнк переложил его в коробку из-под тостера. Увидимся вечером.
Этот вторник обещал быть одним из «плохих дней». Когда-то, в прошлой жизни, Хэнк был врачом  и прекрасно знал, что ничего хорошего не происходит. Но пока была работа, были и таблетки, спасающие, когда все становилось уж слишком плохо. Это самое «слишком» в последнее время зачастило, возможно, потому что лекарства запивают водой, а не чем покрепче. Что бы ни говорили в доме, все было рассчитано: обезболивающее, чтобы протянуть оставшееся время, и алкоголь, чтобы это время сократить и не помнить хотя бы его треть.
Звонок раздался ближе к обеду. И, честное слово, звонившего ребенка хотелось не то успокоить, не то напомнить, что это не 911. Хотя за окном было еще явно не лето, серьезно, проблемы с замком – это еще не конец света.
-Повтори еще раз, что именно у тебя случилось, – Хэнк потёр переносицу, пытаясь сосредоточиться и понять, что же произошло на другом конце провода. Со второго раза стало очевидно, что ничего из ряда вон выходящего, и, ответив на все вопросы, он наконец сказал, – Диктуй адрес.
Пункт назначения был сравнительно недалеко от работы – пешком минут пятнадцать. Все равно лучше взять велосипед, быстрее приедешь – быстрее закончишь, да и ребёнка было жалко. Закинув на плечо сумку с инструментами, в карман – на всякий случай кончающуюся уже упаковку таблеток, Хэнк вышел на улицу.

+1

3

Ситуация, когда ты оказываешься не в состоянии попасть в собственный дом, находясь не его пороге, – не лучшее окончание дня. Правда, четыре часа после полудня сложно назвать «окончанием дня», но учебного – так уж точно, а на дальнейший вечер особых планов у Уилла все равно не было... что совершенно не означало, что домой ему идти не нужно, скорее очень даже наоборот.
Уилл попытался еще раз провернуть ключ в замке – ни в какую. Дергать закрытую дверь было бесполезно, но он все равно попытался. Драться с дверью было бесполезно вдвойне, но он все равно побился об нее затылком.
За советом, что делать, пришлось неохотно позвонить матери, и, конечно, ответ он услышал ровно в том тоне, в каком и ожидал: будто в произошедшем мог быть виноват только он и никто другой. Хотя, на взгляд Уилла, нет ничьей вины в том, что дверной замок был, вероятно, старше его самого, а у любой вещи есть срок годности. Родительницей была дана инструкция позвонить плотнику, только не тому, старому, мистеру Вуду, который уже давно вышел на пенсию, а, мол, в городе появился еще один. Разговор с незнакомыми людьми – хуже наказания мама ему придумать не могла, но на обреченное сыновье «Ну мааааам» реагировать никак не желала.
Так Хьюстон остался наедине с продиктованным номером телефона, на который надо позвонить.
Двери пришлось выдержать очередную его атаку – на этот раз лбом – будто это чем-то ему поможет или разжалобит ржавый кусок железа, стоящий на пути к заветному дому.
Делать было нечего, пришлось звонить этому новенькому мистеру Абрамсу и надеяться, что тот не вылезет из телефона, чтобы его съесть.
С каждым гудком Хьюстону все больше начинало казаться, что это плохая идея, но что может быть плохого в вызове мастера, не мог сформулировать даже он. Наверное, ничего, если не принимать во внимание тот факт, что иметь дело с каким-то непонятным мужиком придется именно ему. Впрочем, вспоминая городского сантехника, которого Хьюстон всегда забавлял, оттого, что мужики становятся чуть более знакомыми, вовсе не обязательно с ними становится легче общаться.
Трубку не брали достаточно долго, чтобы Уилл почти успел с этим смириться и начал было уже думать, что, может быть, оно и к лучшему, – а именно три гудка. Потом, правда, если бы довелось подумать еще подольше, наверняка озадачился бы, и чем же было бы лучше продолжить околачивать порог без надежды перейти его до конца дня, но так далеко его мысль зайти не успела, потому что из динамика послышался мужской голос.
– Ой, здравствуйте, – проговорил Уилл резко севшим голосом. – У меня тут… ну, это… понимаете… в общем…
Понять мистер Абрамс так и не понял и попросил повторить еще раз. Прикинув, что повторять все-таки не лучшая идея, Уилл попытался собраться с мыслями и выдать что-нибудь более осмысленное.
– Ну… дверной замок не открывается – заело, наверное, – наконец, произнес Хьюстон, собравшись так, будто ожидал, что откуда-нибудь прилетит удар – ну, или молния в него ударит, мало ли. Удара не последовало, что и не удивительно: рядом все равно никого не было. И почему он с меньшим неудобством докладывал обо всем матери, как будто слесарю не звонят по нескольку раз за день с одной и той же проблемой и это вовсе не его работа? Не так уж и страшно оказалось, а сколько пережитого стресса перед этим.
Мистер Абрамс спросил адрес, который Уилл ему продиктовал уже ровно и почти не запинаясь, после чего его оставалось уже просто ждать. Для этого Уилл вскарабкался с ногами на перила террасы перед домом, предварительно проверив, что те не развалятся под его пусть не таким уж большим, но каким-никаким весом, и со вздохом уткнулся в телефон.
Впрочем, ждать долго слесарь себя не заставил и вскоре появился – на велосипеде, с ящиком инструментом и всматривающимся в таблички на домах взглядом. Заметив его, Уилл махнул ему рукой, привлекая к себе внимание, и соскочил вниз, отправившись в нему навстречу.
– Мистер Абрамс? – заломив руки, уточнил он на всякий случай. – Это я вас вызывал, – как будто это и без того не было понятно.

+1

4

На улице было прохладно – не холодно, а та оптимальная температура, поддерживающая мозг в работающем состоянии, но не замораживающая его до последней клетки. Закат обещали ближе к девяти, у Хэнка вошло в привычку проверять такие вещи со сменой места жительства.
Людей по пути к дому звонившего ребенка было немного, можно было мысленно проверить список оставшихся дел на сегодня. Купить еду Харону (кто знает, вдруг ежи с голода тоже выедают глаза спящим хозяевам?), заглянуть в аптеку за противоаллергенным для Майкла – мы же не хотим пополнять запасы кислорода в доме за счет сокращения количества его обитателей. Ну и, конечно, достать что-нибудь для Аманды. Хэнк ругался и внутренне седел уже вторую неделю с того момента, как они узнали новости: девочке было дай бог лет двадцать, черт возьми, совсем ребенок, дети не должны становиться родителями и заводить своих детей. Дожили.
Что называется, хотел мирно-спокойно либо начать жизнь с чистого листа, либо умереть в родном городе, а в итоге только из-за бывшей специальности оказался нянькой для доброй половины дома. Впрочем, возможно, ответственность за окружающих была именно тем спасательным кругом, отпускать который было бы неразумно, хотя порой и хотелось.
Дорога, как и сообщали внутренние Google Maps, была недолгой: до нужной улицы он добрался в два счета, оставалось только найти дом. Впрочем, и это не стало проблемой, сидящий на перилах и машущий ребенок был отличным ориентиром.
И, господи, парень, в большинстве своем окружающие не кусаются, не стоит так бояться простого слесаря.
- Я догадался, - оставив все размышления при себе, спрыгнув с велосипеда, миролюбиво ответил Хэнк, - не трясись так, мы тебя спасем. Показывай, что случилось, - и, поставив велосипед на подножку и вытащив из корзинки ящик с инструментами, пошел за ребенком по направлению ко входной двери.
На источник проблемы обитатель дома смотрел, как на врата Мордора, хотя, пусть обычно фраза «дверь не открывается» не подразумевает под собой чего-то серьезного, она, тем не менее, подразумевает под собой «нельзя просто так взять, и войти домой».
Словом, аналогии аналогиями, но тратить свое и детское время было ни к чему, и, положив инструменты на пол, Хэнк опустился на колени, чтобы получше рассмотреть, что же такого случилось с несчастным замком.
И всего-то.
При ближайшем осмотре оказалось, что с замком не было ничего криминального: то есть, он, конечно, был не в идеальном состоянии, но в ближайшее время отходить в мир иной явно не планировал.
Стоявший рядом ребенок,  судя по тому, как ощутимо горел затылок, явно был заинтригован повисшей тишиной. Подняв взгляд, Хэнк понял, что не ошибся. Люди обычно тушуются и смущаются, если, наблюдая за кем-то, пересекаются с этим человеком взглядом, но, господи, ребенок, такого цвета были помидоры может-быть-уже-покойного Амадея.
Вспоминать об отце – последнее, что хотел бы от собственного сознания Абрамс, тем более, на работе, но, положа руку на сердце, –  вообще. Амадей не отличался ни пониманием, ни способностью идти на компромисс, ни еще кучей других качеств, разве что с фермой у него хорошо получалось управляться и в детей целиться, да, этого было не отнять.
Поэтому, поймав заинтересованный взгляд школьника, Хэнк, усмехнувшись, предложил:
- Дел на две минуты при медленной работе, хочешь – садись рядом, покажу и объясню на будущее.

+1

5

– Я догадался. Не трясись так, мы тебя спасем, – тут Уиллу стало совсем уж стыдно, что он такая тряпочка, но от этого стало только хуже, потому что если ему и раньше хотелось сквозь землю провалиться, то теперь он прямо-таки чувствовал, как его обычно бледное лицо начало покрываться пятнами.
Вытерев вспотевшие ладони о штанины джинс, Уилл снова обхватил себя за локти, подошел к двери, пнул ее подошвой ботинка и обреченным тоном изрек то же, что уже и говорил по телефону:
– Дверь не открывается, – после чего пожал плечами и отошел в сторону: ключ-то все еще находился в замке, мистер Абрамс мог и сам все проверить – это было бы нагляднее, чем если бы Хьюстон сейчас стал объяснять то, не знаю что, потому что в поломках дверных замков все равно не разбирался и даже не был уверен, что хотел бы что-то в этом менять.
Мужчина опустился для ближайшего рассмотрения проблемы, а Хьюстону ничего не оставалось, кроме как подпрыгивать на месте и прожигать взглядом его затылок в ожидании... чего? Чуда? Или дальнейших пояснений, теперь уже с его стороны? Не то, чтобы пояснения Хьюстона были очень информативными...
В ожидании результатом его пока еще толком даже не начатой работы, в общем.
Вдруг слесарь обернулся, а Хьюстон нет, в результате чуть не задохнулся на пустом месте, еще и попытался споткнуться о собственную ногу, переминаясь с одной на другую.
Нет, так реагировать на людей нельзя. Умом-то он это понимал, но что мог с этим сделать поделать...
Уилл сдавленно кашлянул и занавесил лицо волосами, уткнувшись взглядом в пол. Ладно, когда он осторожно поднял взгляд обратно на мистера Абрамса, тот уже снова вернулся к делам, то есть к замку – значит, можно было спокойно выдохнуть и присоединиться к нему, разглядывая все тот же злополучный замок. Правда, подходить близко он не решился, вместо этого, изображая из себя цаплю на одной ногеи, тянул шею со своего уютного места в паре метров от слесаря, откуда ему, спасибо, и так было хорошо видно.
И опять фатально провалился, потому что слесарь не мог не отвлекаться на него, а то и, чего доброго, ловил кайф с происходящего не меньше Ван Хельсинга-властелина вантузов, в результате совершил предложение века, пригласив Хьюстона подойти поближе и взглянуть на его работу своими глазами.
Уилл уже открыл было рот, чтобы произнести свое коронное «Нет, спасибо», но задумался... зачем бы ему это делать и что он теряет, если взглянет поближе? Ведь не только не потеряет, но и, если там действительно дел на две минуты, может, впредь сам будет с подобным справляться, а не позориться перед матерью и уж тем более не связываться с едва знакомыми мужиками по пустякам, тратя и их, и свое время. Словом, пожал плечами, послушался и присел рядом на карачки, облокотившись локтями о колени и подавшись поближе к замку, затем немного поерзал, повернул голову, едва не врезав слесарю плечом по челюсти, после этого впредь решил не двигаться и приготовился внимать.

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » Back to Brighton's Mill_ » Unfortunate events, 05.05.2015