Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

Новости ADS: Вот и наступило долгожданное "скоро", и новый сезон ADS открыл свои двери! К Вашим услугам свежеиспеченный информационные темы с подробностями о новом сезоне, ссылки на которые можете найти в навигации ниже. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » Back to Brighton's Mill_ » experiment gone wrong, 12.01.2015


experiment gone wrong, 12.01.2015

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

experiment gone wrong, 12/01/15
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
http://68.media.tumblr.com/7a4ba5f74a4ef45896084ff40361ca39/tumblr_onyjjsoug11r1guvio1_500.gif• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Когда с тобой никто не флиртует, но ты хочешь, чтобы все думали, что флиртуют.
Пруденс любит свою науку. Она уверена, что наука ответит ей взаимностью. Но вместо этого наука сожгла её дом. Что выберет Пруденс? Сгореть заживо или спастись, а потом весь оставшийся месяц выслушивать шуточки Пейшенс про свой провал?

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
Prudence Holt, Patience Holmes;  ночь, дом Пруденс и окрестности

+3

2

Сказать, что Пруденс не ждала, что в эту весьма прохладную январскую ночь, стоя в пижаме и накинутом наспех поверх нее пальто, будет наблюдать за тем, как языки пламени заполняют собой дом, в котором она выросла и провела всю свою жизнь, не сказать ничего. Холт всегда относилась к тому типу людей, который принято называть control freak, хоть и сама темноволосая считала этот термин слишком уж грубым по крайней мере по отношению к самой себе, оперируя тем, что она в истерический припадок от того, что ее лучшая подруга опаздывала к назначенному времени (а Пейшенс делать это любила, стоит заметить) не впадала, как и не начинала рвать и метать в том случае, если уроки отменялись или ей приходилось заменять кого-то из коллег. Но то были досадные недоразумения, а не пожар в ее доме, доме ее родителей, который Прю сама же и устроила, а это явно в ее планы на сегодняшнюю ночь, да и вообще на жизнь, не входило.
— Пей будет припоминать мне это до старости. — пробормотала себе под нос девушка, в очередной раз разблокировывая телефон, находя среди контактов номер своей лучшей подруги и вновь заблокировывая его, — Холт никак не могла решить стоит ли звонить Холмс или стоит пока повременить. Безусловно, она едва ли сможет скрыть от Пейшенс произошедшее, в конце концов они жили в Брайтонс Милле, где подобные новости разлетались в момент (девушка была почти уверена в том, что уже завтра утром, покупая круассан на завтрак в булочной неподалеку от школы, ей придется отвечать на вопросы о том, как же ей, бедняжке, тяжело пришлось накануне и где же она теперь жить будет), да и не собиралась Пруденс скрывать пожар от своей подруги детства, но перспектива того, как Пейшенс будет заливаться смехом и говорить ей о том, что это она, такая ответственная, правильная и собранная, сожгла свой дом, мягко говоря, не впечатляла, как и не впечатлял январский холод — если пальто она впопыхах накинуть успела, то вот сменить тапочки в виде мордочек Стича (подарок Пэтти, Прю здесь не при чем) на что-то, более подходящее сезону, темноволосая уже не успевала в страхе от того, что горящая балка или карниз свалятся ей на голову.
Очередной порыв ветра заставляет Холт застегнуть пальто на все пуговицы и поднять ворот, в это же время она прислушивается к сиренам пожарных машин, но все вокруг тихо, как и должно быть в половину второго ночи в тихом городке вроде Брайтонс Милла. Пруденс раздумывает, а не набрать ли еще раз службу спасения, хоть и вежливый женский голос пару минут назад убедил ее в том, что бравые пожарные уже выехали и прибудут к ее дому в самое ближайшие время. Ей, правда, казалось, что с диспетчером она разговаривала вовсе не пару минут назад, а по меньшей мере полчаса назад, и пожарные, очевидно, застряли в пробке, которые в дневное-то время суток не были свойственным ее родному городу, впрочем, в этот момент Холт едва ли прислушивалась к доводам рассудка и могла лишь думать о том, что любая минута промедления стоит ей дорогих сердцу вещей. Собственная одежда Прю никоим образом не волновала, как и крема, косметика, сумки и тому подобное, ее даже не особенно волновали деньги, припрятанные на дне чемодана на черный день (во многом потому что там была не такая уж и большая сумма), как и документы, Пруденс куда больше волновала судьба ноутбука, где хранились ее работы еще с университетских временем, ее волновало собрание книг по химии и биологии и оборудование, которое осталось у нее еще со времен работы в Bayer и которое она надеялась применить на практике рано или поздно, к тому же это был дом ее детства, в котором они с Пей росли и стены которого были увешаны их совместными фотографиями, как и их фотографиями с матерью Прю и покойным отцом Пейшенс, словом, все в этом здании было дорого темноволосой, а теперь оно уничтожалось огнем с такой скоростью, что к моменту прибытия службы спасения от дома Холтов останутся лишь обугленные стены.
— Сколько трудов, сколько времени, сколько воспоминаний. — чуть покачивая головой, воскликнула Пруденс с явным разочарованием и в самой себе, и в пожаре, посмевшем испортить ей вечер перед рабочим днем, а у нее между прочим завтра ни единого окна не было. Холт наконец приняла решение все же позвонить Холмс и попросить ее приехать и помочь ей спасти ее диссертацию, данные с исследования и все то, что так было дорого ей, да и, чего греха таить, наблюдать за тем, как твой дом становится бенгальским огнем, было куда приятнее в компании лучше подруги, а не молчащего мобильного телефона.
— Пей, привет. Извини, что разбудила. — Прю даже придала своему голосу веселый и легкий тон, в котором тем не менее проскальзывали нотки паники, которые человек, знавший всю ее жизнь, явно уловит, к тому же едва ли Пруденс стала бы звонить подруге в половину второго ночи перед рабочим днем просто для того, чтобы обсудить последний сезон pretty little liars (хотя бы потому что он оставлял желать лучшего, и Прю старательно пыталась убедить подругу вместе него посмотреть документальный фильм national geographic). — Понимаешь, тут такое дело. — темноволосая принялась ходить кругами по лужайке перед домом, стараясь хоть чем-то себя занять. — В общем, помнишь я хотела показать своим ученикам, как получить искусственный снег с помощью бензойной кислоты? Это на самом деле простейший опыт, он требует всего минут пятнадцати. Всего лишь нужно взять емкость, кислоту.. — Пруденс останавливает себя, понимая, что сейчас станет вдаваться в подробности эксперимента и еще непременно станет расписывать Пейшенс особенности бензойной кислоты, а это едва ли сейчас имело значение. — В общем, я хотела попробовать его дома, и пока содержимое нагревалось, я решила ответить на пару e-mail'ов, и понимаешь... В общем, мой дом горит. — Холт замолчала, не зная что и добавить дальше, поскольку она выглядела какой-то недалекой барышней, которая забыла о том, что у нее на плите кастрюля с супом стоит, и в итоге он сбежал и залил собой всю плиту, только в случае с темноволосой, кислота не просто сбежала, а спровоцировала пожар, точнее его спровоцировала ветка ели, оставленная слишком близко от плиты, словом, Пруденс Холт, бывшая одной из самых многообещающих учениц на химическом отделении в Калифорнийском университете, сейчас чувствовала себя барышней, которая в марках лаков разбирается лучше, чем в кислотах.
— Пейшенс, ты не могла бы приехать? Пожарные так и не едут, а все мои исследования и работы остались на ноутбуке, а он аж на втором этаже, и я не уверена, что они успеют его спасти. — вероятно кто-то переживает за своих детей и питомцев так, как сейчас Прю переживала за свой гаджет, впрочем, будь с ней в доме еще какое-то живое существо, она, безусловно, принялась бы спасать его в первую очередь, а никак не технику, будь там хоть работа, способная претендовать на Нобелевскую премию.

+1

3

Более раздражающим, чем сигнал будильника может быть только телефон, яростно вибрирующий на прикроватной тумбочке. У Пейшенс было две прикроватные тумбочки и два телефона. По одной на каждую. На левой всегда лежал рабочий телефон. Если он вдруг начинал звонить посреди ночи, Холмс вскакивала без промедления (и без особо восторга, но это детали). На правой же лежал  телефон, куда были занесены контактны немногочисленных родственников, друзей, ну и вообще всех тех, кто по логичным соображениям его владелицы не попадал в категорию «работа». Так вот звонок правого телефона всегда был для Пейшенс настоящей пыткой.
Эта пытка началась как раз в момент, когда она бежала по радуге, сквозь дождь из Skittles, и почти догнала лепрекона, который в своем горшочке прятал её значок шерифа (на секундочку, не просто шерифа Брайтонс Милла, а шерифа всей страны! Всего мира, даже). И вот Пейшенс почти схватила его за шиворот, но тут картинка резко пропала, как будто кто-то выключил телевизор, и дремлющее сознание девушки погрузилось в кромешную темноту. Холмс страдальчески замычала и протянула руку к телефону, чтобы посмотреть, какому это выжившему из ума приспичило позвонить ей посреди ночи. В любой другой ситуации, Пей сбросила бы звонок, но на экране большими буквами было написано BESTIE и сердечко на конце, поэтому других вариантов, кроме как нажать на кнопку ответа не было.
Пей, привет. Извини, что разбудила.
- Ммхмм, - все еще со спрятанным в подушке лицом, Холмс подала признаки жизни. И хотя внимать последующим словам подруги Пейшенс вовсе не планировала, её подсознанию все же удалось зарегистрировать чересчур веселую интонацию, с которой на другом конце города к ней обращалась Пруденс. И это не была «я только что совершила научный прорыв» веселость, это скорее была «я только что сделала что-то ужасное, и кажется, схожу с ума» веселость.
- В общем, помнишь я хотела показать своим ученикам, как получить искусственный снег с помощью бензойной кислоты?
- Ррррммм… - или Пруденс все-таки совершила научный прорыв? Если честно, то что она звонит в такое позднее время, не должно удивлять или волновать Пейшенс. Не смотря на все их различия, и то, что в большинстве случаев, Холт всегда оказывается сознательнее, чем Холмс, в плане сна более ответственной оказывалась последняя. Возможно, в силу специфики своей работы Пэтти предпочитала ложиться рано и восстановить силы. Достаточно было только представить, что её голова коснулась подушки, как она засыпала в любом месте, в любом положении. Because power naps are super important. А вот Пруденс, как истинная учительница засиживалась допоздна, проверяя домашние задания, подготавливая уроки или просто занимаясь своими химическими делами.
- Это на самом деле простейший опыт, он требует всего минут пятнадцати. Всего лишь нужно взять емкость, кислоту…
- Ughhhh…. – возмущенно взвыла Пей, которая была далека от всего, что было связано с химией. Все эти многоугольнички, которые любила рисовать Пруденс, ассоциировались у неё разве что с медовыми сотами. В моменты, когда Прю пыталась донести до лучшей подруги какую-то важную  теорию, которую непременно можно было применить в реальной жизни, в глазах Пейшенс она превращалась в очень симпатичную пчелку, королеву других пчелок, обязательно с короной на голове, которая рассказывала планы на переселение в новое королевство пчелок и всякие медовые реформы.
- В общем, мой дом горит.
- Твой дом что делает?! – и все-таки подсознание не подвело Холмс. Она выскочила из постели так, как будто в руках у неё был левый телефон. И уже, в принципе, не слушала подругу. Пейшенс и без слов знала, что нужно было мчаться к Пруденс.
Из дома Пейшенс выскочила в серых пижамных штанах, в пижамной футболке, на которой был нарисован улыбающийся капкейк, сверху накинув черную олимпийку и нацепив кроссовки. Отбежав от крыльца метров на пять, Пейшенс вбежала обратно, рванула в гостиную, схватила плед и снова выбежала из дома. Плед она кое-как обмотала вокруг себя, и когда сорвалась с места на мопеде, он развивался на ветру будто плащ.
Дом Прю теперь было отлично видно за несколько кварталов. А на крылечках соседних домов уже толпились сонные брайтоновцы, кто в халатах, кто в семейных трусах. В общем, если отбросить тот факт, что горел дом Холт, можно было предположить, что тут просто не очень классная пижамная вечеринка.
При торможении Пейшенс даже немного занесло, и задним колесом мопеда она прокопала идеальную лужайку подруги (но она ведь спалила дом, пропаханную лужайку тоже переживет). Затем соскочила со своего транспортного средства и бросилась к подруге, чтобы заключить её в крепкие объятия.
- Слава богу, ты в порядке! – по прошествии секунд пятнадцати, Холмс отстранила Холт на расстояние вытянутой руки, и еще раз окинула её взглядом с ног до головы, убеждаясь в том, что последняя действительно была в порядке. Затем стянула с себя плед и накинула его на плечи Пруденс. Пейшенс взглянула на пылающий дом, из которого время от времени доносился грохот падающих с потолка балок, - я надеюсь, ты отвечала на e-mail’ы президенту США или какому-нибудь горячему парню, и это того стоило, - перевела взгляд на страдающее лицо Холт, которая переживала за ноутбук, а потом растеряно оглядела окрестности. Пожарных сирен по-прежнему не было слышно.
- Ленивые задницы, - ворчливо отметила Пэтти. И вот с какой целью нужно было сейчас бежать в горящий дом за ноутбуком, если рядом не было горячего пожарного, который потом будет тебя спасать? - а может ну её? Эту химию? Может, это знак, что пора оставить все это и… ну, откроешь, скажем, пекарню? Ладно, ладно, не смотри на меня так. Я должна была попробовать, - она оборонительно подняла перед собой руки и невинно округлила глаза. Правильно, бежать в горящий дом за ноутбуком нужно было потому, что в нем хранилось дело всей жизни Пруденс. А чего не сделаешь, ради любимой подруги? –  В какой он, говоришь, комнате? – Холмс уперла руки в боки и оценивающе уставилась на чернеющий фасад некогда белого дома, - ну, я пошла, - после глубоко вдоха объявила Пей и двинулась к крыльцу.

+1

4

В любой привычной ситуации Пруденс непременно бы отметила то, что Пейшенс неправильно припарковалась, да еще подпортила ей лужайку, но это, определенно, была непривычная ситуация, в которой даже Холт готова была закрыть глаза на подобные погрешности, хоть она их и заметила, но облегчение от того, что лучшая подруга оказалась рядом, и она теперь не одна, явно было сильнее недовольства из-за переставшей быть идеальной лужайки.
— Это простейший опыт. Простейший! — бормотала Холт, пока обнимала Холмс, которая в это время ночи казалась такой бодрой, словно на нее вылили ведро ледяной воды, впрочем, новость о том, что дом твоей лучшей подруги горит действует, пожалуй, столь же ободряюще. — Я не представляю, как умудрилась довести дело до пожара. Это так на меня непохоже. — продолжает девушка, явно взволнованная и озадаченная собственной неосмотрительностью. Если бы им в старшей школе вручали награды за правильность, занудство и ответственность, то Пруденс непременно бы заняла все три призовых места — она и десять лет назад, и даже двадцать отличалась исключительной любовью делать все по инструкции и умением вытаскивать других из щепетильных ситуаций, а не самой попадать в них. Стоит попросить Пейшенс никогда не упоминать о произошедшем, в частности на встрече выпускников, окажись они когда-нибудь на ней, впрочем, учитывая размеры их городка и болтливость людей, даже молчи Пэтти, как партизан, каждый брайтоновец к концу следующей недели будет знать о Холт-поджигательнице.
— О Мари Кюри! — относясь довольно скептично к наличию Иисуса Христа или любого другого бога, Пруденс предпочитала обращаться к покойным ученым. — Я же поджигатель, я буду известна как поджигатель! Мое имя будет в черных списках, оно же будет в черных списках, да? — непонятно было какие черные списки имеет в виду темноволосая (списки авиалиний? списки террористов?). Но даже спокойной и уравновешенной Прю выдержка иногда отказывала, и она впадала в панику, однако все же стоит дать ей поблажку, ведь она впервые оказалась в подобной ситуации, теперь оставалось надеяться лишь на то, что Пейшенс сегодня возьмет на себя роль Пруденс и будет гаванью спокойствия. Или не будет и тогда они, видимо, обе впадут в панику и бравым пожарным придется вызывать им скорую помощь, чтобы бравые врачи вкололи им седативное вещество.
— Какому горячему парню я могла отвечать? — с явной озадаченностью на лице поинтересовалась темноволосая, принявшись судорожно соображать, кого же Пэтти может иметь в виду. В Брайтонс Милле если и были горячие парни, то все они в подавляющем большинстве своем любили приложиться к бутылке, да и им с Пруденс явно было не по пути — она была достаточно умна, чтобы понять химические процессы, но недостаточно сообразительна, чтобы распознать флирт. — И там было письмо по поводу доставки подарка маме на день рождения, потом с моей бывшей работы пришло письмо — меня приглашают посетить конференцию в следующем месяце. — вероятно Пруденс и продолжила бы перечислять все письма, что пришли на ее почтовый ящик, если бы не стойкий запах костра в воздухе, напомнивший девушке о том, что у нее все же дом горит вместе с ноутбуком, к слову.
— Даже в таких больших городах, как Нью-Йорк, Чикого, Вашинтон, требуется не более пару минут, чтобы пожарные добрались до тебя, неужели в Брайтонсе им нужно целых десять минут? — вероятно когда все это будет позади, Холт отправится к начальнику пожарной бригады, дабы напомнить ему о протоколе и том, за сколько минут они должны были быть у нее на крыльце. Даже Пейшенс, которая была в кровати, оказалась у нее быстрее, чем люди, которые всю ночь не спят в предвкушении вызова. — Я была лучшей в своем потоке не для того, чтобы открывать пекарню. — пробурчала Пруденс в ответ на предложение Пейшенс, хоть у нее и самой мелькала шальная мысль, что возможно это был знак свыше, раз уж у нее не заладилось сначала с работой в фармацевтической компанией, а теперь она умудрилась спалить дом, где жило несколько поколений Холтов.
— Он в моей спальне на втором этаже. — ответила тут же девушка, лишь потом понимая, зачем именно Холмс нужно было местоположение ноутбука. — Куда ты пошла? — кинулась Пруденс вслед за подругой. Она может и готова была рискнуть своей собственной жизнью ради техники и пары фотографий, но уж точно не жизнью своей лучшей подруги. В этот момент Прю думала о том, что возможно было было лучше, не звони она Пей и не подводи ту под смертельную опасность, ведь сейчас темноволосая прекрасно понимала, что не сумеет отговорить Пэтти при всем желании и упорстве.
— Пожарные вот-вот будут на месте. — она даже замолчала и прислушалась, но, кажется, разговоры соседей ей были слышны лучше чем сирены. — Пэтти! Это неразумно, у тебя завтра смена с самого раннего утра. — не оставляла своих попыток Прю, когда они оказались в коридоре, и их глазам представилась живописная картина того, как пламя объяло диван и принялось лизать занавески в гостиной. — Мало того, что я поджигатель и по мне плачет колония, а то и тюрьма строгого режима, так ты еще хочешь,
чтобы я была причастна к твоему убийству?
— они чуть ли не взлетели по ступенькам, ведущим на второй этаж, который, кажется, пока еще не был тронут стихией. В голову Холт лезли не самые приятные мысли на тему того, что по крайней мере, если этот дом станет им с Холмс могилой, то окажутся они в этой могилой вместе, а это ли не радость для двух лучших друзей? Но Прю даже с ее стремлением смотреть на положительную сторону вещей, этот исход не казался сколько-нибудь притягательным.
— Ты мне важнее ноутбука и даже моих изысканий. — предприняла Пруденс последнюю попытку уговорить подругу вернуться обратно на почти идеальную лужайку и дождаться там профессионалов. Разумеется, Пейшенс прекрасно понимала, что лучшая подруга и мама были для Прю самым важным, но озвучив это вслух, Пруденс надеялась все же возыметь на подругу действие, при этом мысленно укоряя себя за то, что умудрилась завалить простейший эксперимент, поджечь дом и, что самое важное, навлечь смертельную опасность на свою лучшую подругу.
Но пока Холт усиленно пыталась отговорить Холмс от подобной авантюры, огонь делал свое дело, и успел добраться до второго этажа, а именно лестницы, ведущей наверх, тем самым перекрывая девушкам путь вниз. Кажется, они будут прыгать из окна второго этажа или звать на помощь Рапунцель, в общем, как пойдет.
— Пэтти, в спальню, бегом! — скомандовала Пруденс, наконец ощущая привычное спокойствие. Она может и не была никогда в подобной ситуации и была на грани нервного срыва из-за собственной ошибки, но осознание того, что их с Пейшенс жизни в опасности сотворило чудеса, мигом успокоив Прю и напомнив, что расклеиться она может и после, а сейчас им с подругой стоит схватить ноутбук, раз уж они во имя него оказались в огненной западне, и продумать, как же им выбираться. — Помнишь, как-то в нашем домике на дереве оборвалась лестница, и мы слезали, как могли? Видимо, сегодня будет также. — сообщила Пруденс не слишком воодушевленным тоном, захлопывая дверь в спальню, словно кусок дерева мог остановить пламя.

+1

5

Сколько Пэтти её знала, в стрессовых ситуациях Пруденс всегда удавалось сохранять завидное спокойствие и самообладание. Она не плакала, не металась из стороны в сторону, не зная, куда себя деть. Но когда она пускалась в рассуждения в стрессовых ситуациях, можно было сразу понять, что она все-таки переживает и немного не в себе от происходящего.
- О, забудь об этой конференции. Людей из черных списков на самолеты не пускают. Вдруг ты и его подожжешь? – быстро подхватила Пейшенс, переминаясь с ноги на ногу. Она тоже умудрялась сохранять самообладание в критические моменты, но свое волнение выдавала тем, что вечно шутила. Конечно, она шутила в 90% процентах, когда открывала рот, в принципе, но в зависимости от скорости речи, интонации и выражения лица, Пруденс успешно классифицировала её шутки на несколько категорий: panic jokes (наш случай), sad jokes, sassy jokes, sex jokes, jokes jokes, broccoli jokes.
- Да, но знаешь, сейчас же в моду вошла молекулярная кухня. Ты бы могла печь жидкие булочки, - отозвалась Пей на недовольное бурчание подруги. Параллельно она смотрела то на дверь, то на окна, прикидывая, насколько опрометчиво было бы зайти в дом и взять все самое необходимое самостоятельно, не дожидаясь пожарных. Кстати об отсутствии горячих парней в Брайтонсе. Даже когда бригада пожарных наконец будет здесь, не факт, что они станут рисковать своими жизнями ради какого-то ноутбука. В конце концов, ноутбук это даже не любимый котенок. В случае Пруденс ноутбук это все равно что сто любимых котят, но как объяснить это серьезным мужикам в подтяжках? В общем, все нужно делать самостоятельно. А если кто и привык делать что-то самостоятельно, то это Пейшенс и Пруденс.
- Туда, - с пугающим хладнокровием ответила Пэй, отодвигая от себя Пруденс, которая, осознав, что происходит, противилась решению подруги. Между тем, младший помощник шерифа уже распахнула дверь. Она хотела сделать это ногой, как крутой коп, но даже притом, что дом все равно горел, не решилась портить имущество лучшей подруги, которая очень трепетно относилась к порядку. Она и так уже подпортила ей лужайку. Дверь открыла рукой, а потом сразу же отпрянула, оттого, что в лицо тут же ударил жар и столп дыма.
Прикрывая лицо рукавом, Пейшенс вошла внутрь, и только будучи в гостиной осознала, что возмущенный голос Пруденс все еще её сопровождает.
- Прю! – многозначительно воскликнула девушка, всплеснув руками. Совместные походы можно совершать в кино, по магазинам, в парк аттракционов, но никак не в горящий, черт возьми, дом! Мало того, что Пейшенс рисковала своей жизнью, теперь она еще и рисковала жизнью лучшей подруги, а это никак не входило в её планы. Впрочем, на то, чтобы возвращать Холт обратно на лужайку, времени уже не было, поэтому Пэтти схватила подругу за руку и они бросились вверх по лестнице.
- Awhh, babes, you’re so sweet, - пропищала девушка в ответ на признание подруги. Она чувствовала, как Прю то и дело притормаживает и пытается повернуть их в обратном направлении, пока еще не поздно. И чем гуще становился дым, тем больше Пейшенс склонялась к мысли, а не послушать ли лучшую подругу? В конце концов, из них двоих умной сестрой была именно Пруденс.
Вдруг за спиной послышался грохот, а над головой пролетел целый рой тлеющего пепла. Часть декоративной арки ведущей из коридора в гостиную обрушилась прямо на лестницу. Теперь, чтобы пробраться обратно на первый этаж, девушкам пришлось бы прыгать через горящую балку, словно они цирковые лошади.
- Твою ж... – Пейшенс не успела закончить и бросилась вслед за подругой, которая уже успела обогнать её и неслась вверх по лестнице так, будто бы это она затеяла всю эту авантюру. Хотя Пейшенс всегда нравилось, когда Прю воодушевлялась её идеями. Оказавшись в спальне, Холмс первым делом зажмурилась и потерла глазами, затем подбежала к окну и распахнула обе створки, впуская свежий воздух, - да ладно, не так уж тут и высоко, - прокомментировала она, высовываясь наружу. Всего каких-то метров пять. Конечно, просто так взять и спрыгнуть было бы очень опрометчиво, почти так же опрометчиво как взять и зайти в горящий дом.
Убедившись, что все не так уж и плохо, младший помощник шерифа отошла от окна и ринулась к шкафу. Раз уж они зашли, можно было забрать еще много всего полезного. Пэтти покопалась на самой верхней полке, на которой, в конце концов, отыскала рюкзак.
- То, что нужно, - девушка бросила рюкзак Прю и принялась копаться в шкафу дальше, - бельишко никакое не хочешь забрать? - Холмс взяла себя в руки и оторвалась от шкафа. Пока она будет копаться в вещах лучшей подруги, вдруг та еще решит снова проверить почту, по случаю воссоединения с ноутбуком. А времени у них оставалось все меньше.  Пэтти стащила простыни с кровати, одну оставила себе, а вторую выдала Пруденс, - помоги-ка мне, - она начала скручивать простынь в трубочку, намереваясь сделать что-то наподобие веревки. Когда обе простыни были готовы, Холмс связала концы, и подергала в разные стороны, убеждаясь в том, что узел вышел достаточно прочным, чтобы не развязаться где-нибудь в середине предстоящего им спуска, - нужно пододвинуть кровать к окну и привязать, - распорядилась младший помощник шерифа. И откуда только берутся такие идеи в её голове? Не исключено, что с её зависимостью вбивать тупые запросы в поисковую строку Google, вычитала она это именно там. Потому что Google и Siri её лучшие друзья, ну, после Пруденс, конечно же.
Вдвоем девушки пододвинули кровать ближе к окну, примотали самодельную веревку к изголовью кровати. Пейшенс еще раз подергала за простыни, прежде чем выбросить их в окно. Затем она забралась на подоконник и, коротко выдохнув, аккуратно принялась выбираться наружу. Упираясь ногами в стену, она спустилась вниз где-то до середины первого этажа, насколько позволяла простынь, а потом уже просто спрыгнула на землю. Приятно было почувствовать под ногами землю.
- Прю, рюкзак! – крикнула Пэтти, подставляя руки, чтобы поймать то, ради чего они вообще сюда пошли. Где-то вдалеке, наконец, слышались пожарные сирены. К тому моменту, как пожарные будут здесь, Пруденс уже успеет спуститься. Если честно, Пей даже предвкушала этот момент, чтобы потом послушать, как лучшая подруга отчитает местную бригаду.

+1

6

— Пейшенс! — с видом оскорбленной невинности и распахнув от изумления глаза воскликнула Пруденс. — Друзья поддерживают и, когда требуется, пускают пыль в глаза, а никак не описывают самый худший вариант. — разумеется, она прекрасно знала, что Пэтти на ее стороне, хоть и историю с сожжением дома она будет вспоминать ближайшую жизнь, но возможность почитать кому-нибудь лекцию успокаивала Холт. — И я всегда могу поехать на машине. — с притворной уверенностью заявила девушка, хоть и прекрасно понимала, что окажись она в пресловутых черных списках, то на конференцию ее едва ли пустят.
— Только не говори, что это тебя удивляет. — с улыбкой ответила Пруденс. Она могла сколько угодно разглагольствовать о том, насколько таблица Менделеева идеальна и что на нее можно и нужно молиться, но в конечном счете ее близкие, коими являлась ее подруга детства и ее мама, которая, к счастью, находилась далеко от Брайтонс Милла и не лицезрела то, как ее дочь уничтожала их дом.
— Что я скажу маме? — с заметным ужасом не лице поинтересовалась Прю у подруги, вспомнив о том, что она вовсе не являлась владельцем дома. Оливия Холт была в высшей мере разумной женщиной (несложно догадаться, в кого пошла младшая Холт), но все же сожжение дома, где жило несколько поколений их семьи, где выросла Пруденс, да и Пейшенс тоже, явно не попадает под обычные мелкие неудачи вроде разбитой вазы, подаренной на свадьбу, или опоздания на самолет, словом, внутри темноволосой все похолодело от стыда и ужаса, что довольно впечатляюще, учитывая тот факт, что температура в комнате явно могла сравниться с температурой на экваторе. — Ей же и в голову не могло прийти, что реши она вернуться в Брайтонс, возвращаться ей будет некуда. — воскликнула Пруденс, судорожно осматривая знакомые с детства стены, не зная, что именно бросаться спасать. Конечно, с возвращением Оливии она явно утрировала — нога старшей Холт не ступала на территорию Брайтонс Милла с тех пор, как Пэтти и Прю выпустились из старшей школы, то есть в течение последних семи с половиной лет, впрочем, учитывая то, что их с дочерью дом превратился в бенгальский огонь, возможно она все же решит навестить родные края.
Пока воображение Холт рисовало картины страшного суда, проводимого ее матерью, Холмс металась по комнате, за чем краем глаза Прю следила, напоминая себе, что сейчас не совсем подходящее время, чтобы поддаваться отчаянию. Оливия явно расстроится еще больше, если вдобавок еще и обе ее дочери окажутся погребенными под останками дома (к слову, вероятнее всего женщина будет рада тому, что и Пруденс, и Пейшенс остались живыми и невредимыми, не особенно заботясь о доме).
— Спасибо. — на автомате ответила Прю, подхватывая рюкзак, расстегивая его и на ходу принимаясь запихивать в него все самое важное, то есть ноутбук с зарядкой, пару фотографий в рамках, документы на собственность, диплом об окончании вуза, документы для налоговой и тому подобное. — Я только что поняла, что моя сумка с id, ключами и деньгами внизу. — девушка взглянула на подругу, словно на какое-то мгновение ждала, что та предложит ей отправиться вниз, но об этом речи быть не могло — они даже ради избежания переломов не могли воспользоваться лестницей, да и потом зачем ей ключи от дома, которого в скором времени не станет? — Хорошо, что зарплата меня ждет только через неделю. — быстро добавила Прю, которая, к слову, была тем редким человеком, который умудрялся планировать собственный бюджет и не оставаться без денег уже в первые несколько дней после получения оплаты труда. — Только не говори, что намекаешь, что мне стоит облачиться в бельишко, чтобы очаровать пожарных. — чуть покачав головой, ответила Холт. Она не была бы удивлена, если бы в планах Холмс значилось именно это. — И учитывая то, какие они расторопные, я начинаю подозревать, что пожарников у нас набирают из дома престарелых. — Прю не стала задавать вопросов касательно того, выдержат ли их простыни, а попросту повторяла за подругой и сворачивала простынь в трубочку. Темноволосая, признаться, уже предвкушала тот момент, когда встретится с шефом пожарной станции и выскажет ему все, что она думает по поводу его работы и работы его подчиненных, а также распишет по пунктам их несоответствие нормам.
— Ты смотрела на youtube видео о том, как выбираться из горящего дома? — поинтересовалась Пруденс, помогая толкать кровать к окну, при этом боясь смотреть себе за спину на дверь, которая по ее подсчетам вот-вот должна была оказаться, объятой пламенем. Чтобы она еще раз проводила эксперименты в своем доме, а не в школе, хотя тогда она может спалить единственное образовательное учреждение города, словом, лучше Прю пока вовсе посидеть спокойно и просто объяснять своим ученикам теорию.
Наконец с подготовкой было покончено, но далее следовала самая непростая часть — вспомнить подростковые годы, когда Пруденс вынуждена была сбегать на вечеринки и встречи со своим бойфрендом через окно своей спальни, но проблема в том, что она никогда в жизни не сбегала через окно, отчасти потому что Оливия доверяла дочери, отчасти потому что с бойфрендом можно было встретиться и в светлое время суток, а напиваться и танцевать под долбящую музыку у Холт никогда ровным счетом никакого желания не было. Тем не менее, выбор у Пруденс был небольшой, поэтому когда она удостоверилась в том, что Пейшенс благополучно оказалась на земле, а значит в безопасности, она кинула ей рюкзак, кинув быстрое «Извини», поскольку он явно оказался тяжелее, чем предполагала Пэтти, а затем настал через Прю спускаться вниз.
Эти два этажа, что она карабкалась по импровизированному канату вниз показались девушке едва ли не расстоянием, сравнимым с расстоянием до канадской границы, и всю дорогу ей казалось, что она вот-вот соскользнет, упадет и заработает себе черепно-мозговую травму. Она все же соскользнула, но лишь в самом конце, в связи с чем получилось так, что она упала на пятую точку, а не грациозно спустилась, словно она одна из ангелов Чарли.
— Не могу поверить, что мы сделали это. — пробормотала Пруденс, смотря на свои ладони, которые побаливали от того, как она усердно впивалась в скрученную простынь. Непонятно, во что именно она не могла поверить — в то, что они с Пейшенс вошли в горящий дом ради ноутбука, или то, что они сумели выбраться без посторонней помощи. Она поднялась с земли и надела обратно тапочек, слетевший во время спуска вниз. Над их головами послышался шум, а при взгляде на окно спальни Холт выяснилось, что огонь уже занялся оконной рамой.
— Мы вовремя. Давай отойдем. — Пруденс потащила Пейшенс поближе к дороге и подальше от дома. Оказавшись на достаточном расстоянии от опасности, она обняла подругу. — Пэтти, спасибо. Это было крайне неразумно, но мы обе остались живы благодаря тебе. — в подобные моменты Холт особенно отчетливо понимала то, насколько они дополняют друг друга — она сама бы принялась высчитывать то, под каким углом нужно поставить кровать, или то, каким образом затушить пожар, Холмс же просто действовала.
Общение подруг было, впрочем, прервано появлением красно-белой машины, освещавшей мигалкой чуть ли не всю улицу. Пруденс сделала такое лицо, какое обычно делала, когда ее ученики заваливали тест, впрочем, не рванула к подоспевшим борцам с огнем, дав им возможность потушить пламя и спасти хоть что-нибудь.
— Если бы я не знала, решила бы, что они попросту проверяли нас и затаились на соседней улице. Ну знаешь, как вступительный тест в ЦРУ. — потушила Прю, пока они с Пей наблюдали то, как пожарники разматывают шланги и заливают водой ее дом.

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » Back to Brighton's Mill_ » experiment gone wrong, 12.01.2015