In This Moment — Blood
Добро пожаловать в славный городок Брайтонс Милл, путник. Город, который поразит тебя своей красотой и гостеприимством. Городок, который впустив тебя за свои границы этой осенью, уже не позволит тебе его покинуть. Возможно, ты успеешь его полюбить, и желания драть отсюда когти у тебя и не появится, ну а коли иначе - не страшно, ведь выбора у тебя все равно уже нет...
Eleutheria Fleming Joss Colter River Wright
Объявление #6: расскажет вам о новой части сюжета и напомнит о важных правилах. А также поможет избежать удаления.

Граница времени: 21 ноября 2015

ADS. Brighton's Mill

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » You can say if you don't believe it, 26.11.13


You can say if you don't believe it, 26.11.13

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

You can say if you don't believe it, 26/11/13
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
http://funkyimg.com/i/2n4Sv.png
http://funkyimg.com/i/2n4Sw.png
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Порой желание провести в полном одиночестве и затворничестве несколько дней обламываются внезапными гостями.

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
Anthony Paymer & Shane Brickman;  26 ноября 2013 года, поздний вечер, дом Брикманов.

+2

2

Тони думал, что вечер выйдет шикарным. В город всего на пару дней вернулся Майк Баркли, один из тех, кто был в их школьной шайке. Майк получил бейсбольную стипендию, уехал на южное побережье, и как это обычно бывает, часто писал первое время, а потом перестал, сославшись на дикую занятость. И как только слух о его приезде разнесся по Брайтонсу (а это случилось еще до того, как Майк сам окончательно решил приехать), их бывшая школьная тусовка приняла решение собраться в местном баре и вспомнить старые времена. Да, с ними уже не было Мики, Джона и Макса, но все же большинство старых друзей остались в городе, и каждый был занят своей жизнью, поэтому они почти не общались. Тони пропадал в мастерской, помогал матери, а вечерами запирался в комнате и курил траву. Иногда плотное расписание разбавлялось зависанием с какой-нибудь девчонкой, но потом все снова возвращалось в привычный ритм: работа, дом, трава. Поэтому новость о приезде Майка жутко обрадовала Тони. Это было одно из тех событий, которые разрывали порочный круг унылых будней.
Все покатилось к чертям, как только Баркли переступил порог бара. Майк загорел и слегка поправился, но внешне в нем все еще можно было признать некогда безумного тусовщика и бабника, которого прозвали Шлепок, потому что он не пропускал ни одну женскую задницу. Но теперь перед ними стоял взрослый парень, одетый в отглаженный костюм и смотрел на своих друзей сверху вниз. Зараза, именуемая большим городом, не обошла и его. Стоило только Майку выехать за пределы Брайтонса, как он начал считать себя важной шишкой, а брайтонцев грязью на своих ботинках. Конечно, весь вечер он пытался скрыть свое презрительное отношение, но выходило у него хреново. Майк пустился в долгий рассказ о жизни в колледже и о своей прекрасной девушке Эмме, которая, судя по россказням Баркли, и не человек вовсе, а круглосуточно доступный спермооткачивающий насос. Удивительно, но никто из их шайки не посмел и слово поперек Майку сказать. Все слушали с притворным вниманием, опустошая одну кружку пива за другой. Поняв, что ловить ему нечего, Тони быстро перешел на более крепкие напитки. И к тому времени, как Майк решил поинтересоваться, как дела у его друзей, Пэймер уже изрядно набрался.
- Знаешь, что я тебе скажу, - пытаясь сфокусировать на друге взгляд, произнес Тони. – Собирай свои хреновы шмотки и вали в свою замечательную жизнь. У нас тут и без тебя все на мази.
После этих слов  Энтони понадобилось некоторое время, чтобы встать со стула и, шатаясь, покинуть бар. В спину ему раздались чьи-то одиночные аплодисменты, но остальные, хоть мысленно и согласились с Пэймером, не решились портить с Майком отношения.
«Гребанная, важная шишка», - Тони оперся рукой о косяк и смачно сплюнул на пол. Перед глазами все плыло и кружилось так, будто его только что вытащили с детской карусели. Он с трудом помнил, как добрался до мустанга, сел и попытался завести мотор. На большее Пэймера не хватило, и парень просто вырубился.
Около часа блондин пробыл в бессознательном состоянии, а когда очнулся, понял, что ехать домой в таком состоянии не может. Все его друзья, к которым он мог завалиться, сейчас заливались в баре, слушая байки Майка, а стабильных отношений у Тони не было. В его затуманенных мозгах нашлось странное решение: надо поехать к Шейну. В трезвом состоянии, Пэймеру это точно не пришло бы в голову, но пьяному и море по колену, поэтому он на автомате завел машину и втопил педаль газа в пол.
Дорогу до дома Брикманов Тони помнил с трудом. «Кажется, здесь нужно повернуть направо, а потом налево или снова направо?»
Все же каким-то чудом ему удалось отыскать нужное здание. И еще удивительнее то, что ему на пути не попался ни один полицейский пост. За вождение в ТАКОМ виде у него можно было сразу и пожизненно отобрать права.
Пэймер заглушил мотор и открыл окно. Для ноября в Брайтонсе стояли дикие холода. Хотя снег еще не выпал, вечером столбик термометра стабильно опускался в минус и на пожухлой, желтой траве образовывался иней. Сегодняшний вечер не стал исключением. Свет фар освещал небольшой кусок поляны перед домом Брикманов, и на траве отчетливо виднелся белый налет.
Тони погасил фары и открыл дверь, буквально вываливаясь из машины. «Какого черта я делаю здесь?» - остатки благоразумия отчаянно пытались взять вверх, но тонули в пьяной вязкости мыслей. Пэймер поднялся на ноги и неуверенной походкой направился к входной двери. «Хоть бы Сэм не было дома», - взмолился Энтони, но тут же разозлился на себя. «К черту эту сучку, я пришел к ее брату».
- Шейн, - неуверенно протянул Пэймер, остановившись у закрытой двери.
Выглядел блондин не лучшим образом: синяки под глазами, спутанные волосы, капюшон толстовки, натянутый по самые брови. Выдохнув и собравшись с силами, Тони как следует долбанул рукой об входную дверь. Конечно, сразу никто не отозвался, что показалось Пэймеру подозрительным. Он с трудом нашарил маленький звонок и зажал его пальцем. Динг-донг, динг-донг, динг-донг – непрекращающаяся трель кого угодно могла свести с ума. В конце концов, дверь резко распахнулась, и Тони увидел взлохмаченного Шейна, явно недовольного тем, что кто-то приперся в такое время. «Он что на порнушку дрочил?» - окинув паренька взглядом, подумал Тони и ухмыльнулся.
- Привет, - Пэймер поднял руку в каком-то неясном жесте, но она оказалась такой тяжелой, что сама собой опустилась на плечо Брикмана.
- Я бухой, - Тони решил не ходить вокруг да около и сразу констатировал очевидный факт. – Мне нельзя идти домой и в общем не к кому было пойти. А ты ведь хороший чувак, Шейн.

+2

3

Провести почти две недели в полном одиночестве это ли не мечта. Шейн не был тем, кто ищет везде и всегда уединения, но иногда ему хотелось запереться в своей комнате и не выходить оттуда несколько дней подряд. Плохое настроение не обходило стороной и скупого на эмоции Брикмана. Кто-то в школе даже однажды назвал его c3po, как робота из Звездных войн. Да, рыжий никогда не проявлял особых эмоций. Когда умер отец он спокойно смотрел как слезы матери и сестры, когда мать попала в больницу он опять же не сильно выказывал свое расстройство, когда посадили Ронни вся его семья была в шоке, а он только пожал плечами, давая показания в полиции. Все считали его черствым и закрытым, и в какой-то степени они были правы. Шейн не видел смысла в бесполезном проявлении эмоций. Из него вышел бы неплохой врач, умеющий абстрагироваться от тягот его работы. Он бы спокойно сообщал людям страшный диагноз, извещал родных о смерти их близких и спокойно переносил все их слезы, скандалы и прочее.
Но бывали такие дни, когда и Шейну нужно было куда-то выплеснуть все копившееся в нем. Брикман привык все держать в себе, переваривая всю эмоциональную информацию, и запирая ее за большой замок в самой дальней комнате своего сознания. Последний раз он сорвался на сестру, когда она устроила ему скандал за то, что он поехал к брату в тюрьму. Тогда Шейн, кажется, впервые вышел из себя, позволив ей высказать все, что у него накопилось за долгие годы, когда каждый упивался своим горем или ненавистью, позабыв о том, что у младшего тоже есть какие-то чувства.
Однако на эти несколько недель причина затворничества Шейна была куда более прозаичной. Он заболел. Подхватил где-то грипп и почти неделю провалялся в постели с жаром и дикими кашлем, однако, даже его болезнь не давала сестра права входить в его комнату, и в итоге ему пришлось перебраться на диван в гостиной, потому что иначе Саманта вышибла бы дверь. Но его все устраивало и на диване. Шон смотрели сериалы или играл в приставку, ел бесконечное количество еды, которую они заказывали в обедах, ибо готовить Саманта не умела от слова совсем, а сам Шейн был не в состоянии долго стоять на ногах.
Последние несколько дней его болезни, Брикман провел вообще в полном одиночестве, ибо Сэм нужно было уехать по делам в Сиэтл на две недели, и рыжий наслаждался своей свободой и полным отсутствием контроля от кого-либо. Он снова перебрался в свою комнату, и проспав пол дня навел порядок в гостиной, и даже попытался приготовить себе ужин, но ничего не вышло и пока кухня проветривалась от сожженых макарон с сыром, Шейн заказал себе еду в “Обедах Брайтонса”. Вирус отступил и даже общее самочувствие организма стало лучше, поэтому Брикман очень бодро скакал по дому, открывая окна в гостиной, чтобы соседи не подумали, что у Брикманов пожар. Не хватало ему еще общения с пожарными сейчас. Итак еле удалось отвадить дружка Саманты из управления шерифа, который донимал его вопросами куда подевалась его сестра и якобы она прогуливает работу, хотя Шейн прекрасно знал, что у сестры отпуск.
- Да, Сэм, все нормально, - парень прижимал трубку к уху, заливая  сковороду водой, чтобы потом была хоть какая-то возможность отодрать пригоревший сыр. - Ой больше случай соседок. Ты будто забыла как она придумала, что я труп из окна выкинул. Я позвоню завтра, пока.
Он вытащил из кармана наушники и вставив их в разъем телефона включил музыку, чтобы было веселее убираться на кухне после его провальной попытки приготовить себе ужин в столь поздний час. И именно поэтому не услышал стука в дверь и призывного голоса за ней же. Только когда начал трезвонить звонок, Брикман бросил все еще поющий телефон на диван и накинув толстовку на майку, в которой он бродил по дому, открыл дверь.
Уверенный в том, что это курьер с едой, Шейн уже даже начал отсчитывать мелочь, чтобы дать ему на чай, но перед ним стоял очень помятый и сильно пьяный Пэймер. Это был шок, смешанный с разочарованием, что это не еда, и попыткой осознания, что Тони сам пришел к нему.
- Я вижу, - отозвался Шон, на фразу парня, что он бухой. Он, конечно, не раз и не два видел Тони подвыпившим, и пару раз они даже напивались вместе, что вообще не вписывалось ни в какие шаблоны окружающих, потому что все прекрасно помнили как Тони издевался над рыжим. Даже мать Пэймера не смогла сдержать удивления, когда Шейн пару раз появился у них в доме. Он был мил, всегда здоровался и улыбался, даже нашел общий язык с сестрами Тони, починив одной из них телефон, а второй добыв базу данных всех самых громких убийств США, но пришлось пригрозить ей, что за разглашение этой информации и он, и она сядут на долгие годы в тюрьму. И все это за месяц их внезапного перемирия с Пэймером. - Конечно, хороший. Ведь я сейчас не выкину тебя на улицу. Брикман усмехнулся, перехватив руку Тони и заставив его обнять рыжего за плечи, а второй попытался втащить его в дом. С виду такой худой Пэймер оказался совершенно неподъемным. Или это Шейн так ослаб после болезни, кто его знает. Но в итоге они справились. - Где же тебя так угораздило? - поинтересовался рыжий, усаживая Тони на диван. Сам Шейн выглядел примерно также, как его друг. Да, наверное, их уже можно было назвать друзьями, потому что к кому еще идут в таком состоянии, как не к другу. Разве что Брикман не был пьян, но рыжие волосы были разлохмачены, толстовка (та, самая, которую Тони когда-то утопил в луже) видала и лучшие дни, и одет он был в старые спортивные штаны, в которых спал и теплые носки веселого оранжевого цвета. В общем видок тот еще. - Ботинки снимай, а то испортишь ковер и Саманта нас обоих в нем и похоронит. Я пока сделаю тебе кофе. Шейн успел перехватить панический взгляд Пэймера в сторону комнаты его сестры, и усмехнулся. Столько лет прошло, а он все еще ее избегает. - Ее нет, уехала на две недели в Сиэтл. Так что можешь расслабиться.
Пока старенькая кофеварка шуршала, делая парням кофе, Шейн вытащил из шкафа плед и бросил его Тони, чтобы тому было чем укрыться ночью. Не выгонишь же его в таком состоянии на улицу. - Ты на машине что ли? Долбанулся совсем? Шон был искренне возмущен тем, что Энтони сел за руль в таком состоянии. То ли в нем играло беспокойство за нового друга, то ли еще что, но какие-то непонятные и очень неприятные чувства в нем вызвали мысли, что Тони мог попасть в аварию.

+2

4

Не затуманенные остатки здравого смысла были в полной уверенности, что Шон пошлет блондина далеко и надолго, захлопнув перед Пэймером дверь. И это было не лишено смысла. С чего рыжему вдруг помогать Тони? В школе их отношения были далеки от дружеских точно так же, как Антарктида далека от Северного полюса. После ее окончания, они в некотором роде стали партнерами, но не более того. Все резко изменилось на вечеринке в честь Хэллоуина месяц назад. Энтони проявил человечность и помог Брикману избавится от назойливого ухажера, а потом они вдвоем завалились домой к Пэймеру, пили пиво и смотрели супергеройское кино. «Включай, что угодно, только не супермена», - сказал тогда Шейн, устраиваясь в кресле, в котором позже благополучно уснул на середине Железного Человека.  И Тони не стал будить мальчишку, он просто накрыл того пледа, как делал с Кэти, которая неизменно засыпала под конец ночного показа новых серий «Шерлока». Пэймер думал о том, что не будет выпроваживать Шейна и позволит тому выспаться, но рыжий почуяв неладное, проснулся на титрах, быстро собрался и, скомкано попрощавшись, убежал домой.
После этого Тони и Шейн пересекались еще несколько раз. Они выпивали вместе, и один раз Пэймер предложил Шону затянутся, но тот наотрез отказался. Кроме этого рыжий гений сделал для сестер Тони что-то такое, от чего они пришли в бешеный восторг. Особенно его удивила реакция Марли, которую довольно сложно чем-то порадовать. Нэнси то же как-то между делом сказала, что новый друг Тони «хороший мальчик». Но как на все это реагировать Пэймер не знал, потому что для него статус их отношений с Брикманам был не ясен. Друзья? Разве можно стать друзьями после того, что он сделал Шону? Энтони подумал бы, что Шон просто забыл об этом, но порой ловил испуганный или злой взгляд мальчишки, когда резко поднимал руку или в шутку называл того Шони. Время лечит, но шрамы все равно остаются. Об этом Тони знал не понаслышке.
Шейн же не только не захлопнул перед ним дверь, но и буквально на себе втащил парня внутрь. «А он сильнее, чем кажется. Подкачался что ли?» - мысли в голове Пэймера плавали в каком-то вакууме. 
Брикман помог Тони пройти в гостиную и довольно бережно приземлил парня на диван. Только, когда рыжий отпустил его, Энтони понял, что у него кружится голова, и ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы не загадить ковер, который по словам Шейна, так любила Сэм. Звучание ее имени все еще вызывало внутри Тони неоднозначные чувства, а сейчас они еще оказались помножены на алкоголь и били через край. Он бросил взволнованный взгляд на комнату девушки, к которой никогда не имел доступ, да и, в принципе, не представлял, что там находится. Постеры котят? Или огромные мечи в тугих кожаных ножнах? Зная характер Сэм, там в равной степени могло оказаться и то, и другое, а возможно она хранила там банки, заполненные формалином, в которых все еще бились сердца отвергнутых ей влюбленных. Последнюю картинку Тони представил весьма живо и усмехнулся.
- Я был в баре с друзьями. С бывшими друзьями, - выкрикнул Пэймер куда-то в проем, отделявший гостиную от кухни, запоздало отвечая на вопрос Шейна.
- Кретины они, - уже тише добавил Тони, стягивая с ног кроссовки. На правом носке обнаружилась внушительная дырка, через которую виднелся ноготь большого пальца. На секунду Тони стало совестно, что он пришел к Брикману в дырявых носках, но потом ему пришла в голову мысль, что он не на свидании, и Пэймер успокоился.
Пока что-то весьма подозрительно шуршало на кухне, Шейн порылся в шкафу, достал старый выцветший плед и кинул его Тони. Пэймер вопросительно посмотрел на Брикмана, который сложил ладони и положил на них голову, намекая на то, что Энтони может остаться на ночь, а спать на голом диване не очень удобно. Тони благодарно кивнул. Затем Шон снова скрылся на кухне, проворчав, что блондин совсем рехнулся, если решил в таком состоянии сесть за руль.
- Да ладно, все норм, - крикнул ему вдогонку Тони, понимая, что на самом деле, ничего нормального в этом нет. Ему жутко повезло, что он не отключился и не въехал в первый попавшийся столб или не улетел в кювет. Но, когда Пэймер садился в машину, его мало волновало собственное состояние, а сейчас париться об этом не имело смысла.
В конце концов, Шейн вошел в комнату, держа в руках две чашки. Одна была желтая с фирменной надписью «Nescafe» на боку, а вторая ярко розовая с картинкой какой-то аниме-няши. Брикман с непроницаемым выражением лица протянул Тони чашку для маленькой принцессы.
От запаха кофе Пэймеру стало легче, а от первого глотка он практически пришел в норму. По крайне мере, комната перестала кружиться.
Шейн стоял около дивана, поглядывая на Тони сверху вниз. Пэймер сделал еще пару глотков, чувствуя, как кофе обжигает горло, и произнес:
- Чего стоишь? Садись, есть разговор.
Брикман удивленно взглянул на Энтони, который внезапно стал серьезным. Мальчишка помедлил, но все-таки занял место рядом с блондином, правда, на безопасном расстоянии. Этот факт почему-то позабавил Тони, но он никак это не прокомментировал. Он лишь крутил чашку в руках, рассматривая картинку на розовой глади, и молчал. Шейн поерзал на диване, но тоже не издал ни звука.
- Знаешь, тогда на вечеринке, ну на Хэллоуин, про парня это я серьезно говорил. Я на тебя, типа, запал, - Пэймер сказал это с совершенно невозмутимым выражением лица и только, когда произнес фразу до конца оторвал взгляд от чашки. Брикман состроил гримасу, которую невозможно описать словами, а если бы он так яростно не вцепился в чашку, то она скорее всего уже выпала бы из его рук и ее содержимое разлилось бы по тому самому ковру, за который Сэм собиралась его убить. 
- Господи, Брикман, ты бы видел свое лицо, - Тони быстро сдался и захохотал. – Выдохни, я пошутил. А то ты все время ходишь с такой миной, будто кол проглотил.
Пэймер сделал еще пару глотков и поставил чашку на пол в непозволительной близости от своей ноги. Движение не укрылось от Шейна, и позже он постоянно поглядывал туда, переживая, что Тони может ее зацепить.
- На самом деле, я хотел о школе поговорить, - блондин убрал со лба волосы и снова стал серьезным, теперь уже по-настоящему.

Отредактировано Anthony Paymer (2017-01-10 23:52:02)

+2

5

Брикман не любил Супермена. И не только потому что отныне и навсегда он у него будет ассоциироваться с самым мерзким свиданием в его жизни. Он всегда считал его переоцененным героем, впрочем, как и Железного человека, но Тони Старк был хотя бы забавный, а Кларк только и делал, что страдал. Вообще Шейн не любил супергероев. Он всегда был на стороне злодеев. Джокер, Локи, Магнито. Да, они убивали и пытались уничтожить мир, но у них была идеалогия, у них были причины так поступать, а чем руководствовался тот же Бэтмен, бесконечно пытаясь помешать Джокеру и другим, ему было непонятно. Именно этими мыслями и поделился с Энтони рыжий, устраиваясь в кресле напротив телика, пока тот включал фильм. Он и сам не заметил как уснул, и единственное, что его побеспокоило это резкий звук в телевизоре, но он только повернулся на другой бок и продолжил спать, укутавшись в плед. Проснулся Брикман уже на титрах и был мягко говоря в шоке. Он успел забыть, что не дома, что вообще в гостях у Энтони, и все это привело к весьма скомканному прощанию и тому, что пару дней Шейн пытался осознать все, что происходило, скрываясь от сестры и не желая ей рассказывать что провел пол ночи в компании Тони Пэймера. Того самого, который еще недавно макал его в грязь и доводил до желания повеситься.
Шейн и сам не ожидал этого, и сейчас был в шоке от самого себя, пока наливал кофе в кружки, разбавив себе молоком. Он не любил чистый кофе, но чай закончился, а просто молоко пить было не солидно что ли. Поэтому ради поддержания репутации пришлось добавить себе в кружку молока и немного сахара, чтобы вкус был не такой противный. Он ничего не ответил про друзей Пэймера, только хмыкнул. Он всегда это знал, и сейчас даже рад был, что и Тони, наконец, это осознал. Хотя скорее всего в нем просто говорит алкоголь. Шейн когда пьяный тоже называет своего брата мудаком, отца предателем, а сестру вообще старается не вспоминать, ибо все и так знают, как вела себя Саманта когда умер их отец, и как часто Рональду приходилось вытаскивать ее из притонов.
Розовая кружка, кажется, подаренная ему Элоди на один из дурацких школьных праздников, перекочевала в руки Пэймера, а Шейн так и остался стоять у дивана, думая что же ему делать. Оставить его тут и пойти к себе, или поддержать разговором. Он знал, что сразу спать ложиться нельзя после такой серьезной пьянки, ибо, как говорил один его школьный приятель “прилетят вертолеты и будут мстить за взлом сайта ФБР”. Только три человека знали, что в шестнадцать лет Шейн на спор взломал сайт ФБР, впрочем сделал он это случайно. Ему повезло, что у них была ошибка в коде доступа в архивы, поэтому за ним до сих пор никто не пришел. Эти архивы при большом желании были доступны всем, но его одноклассники этого не знали, и ему удалось провести их и выиграть пятьдесят баксов. Поэтому пока не решив, что делать Шейн просто стоял и смотрел на Тони, ожидая от него решения. И тот не заставил себя долго ждать.
Ему было неловко в обществе Пэймера, но Шон как и просили, сел на диван, отодвинувшись к подлокотнику. Он не привык вот так просто сидеть с Тони в одной комнате и не получать за это тычки, пинки и оскорбления. Хотя за последний месяц они уже несколько раз проводили вместе время и он ни разу его не обидел, разве что в шутку называя его Шони. Он знал, что Брикмана это бесит и специально так делал. Но все это было как-то иначе что ли.
Есть разговор, - произнес Тони, и Шейн еще сильнее напрягся. Он не думал, что у них могут быть какие серьезные разговоры, ведь их даже ничего не связывает кроме общей школы и некоторых тамошних происшествий. Но Шон повернулся к Пэймеру, и так и застыл выслушав его слова. Если бы не плотно сжатые вокруг кружки пальцы, то он испортил бы и диван, и ковер, и собственную жизнь, но еще немного силы и чашка бы просто треснула от давления. Этого Брикман никак не ожидал, хотя мог бы уже привыкнуть к тому, что Тони совершенно непредсказуем, и это может быть действительно серьезно, а может и прикол. Как менялось его лицо он не видел, но в голове у него пронесся ураган Катрина, который разрушил там все, что мог. И только по смеху блондина, он понял наконец, что это шутка.
- Придурок! Шейн толкнул его в плечо что было силы. - У меня всегда такое лицо, просто надо было на него смотреть, а не засовывать в унитаз в школе. Идиот! Отойдя от шока, Брикман тоже рассмеялся. Это и правда было забавно. Если бы он так пошутил, то смеялся бы не меньше Пэймера, хотя получил бы потом наверное куда сильнее, но сам факт, что шутка отличная он признал.
Шон кинул взгляд на чашку на полу, а потом подумал, что какого хрена. Даже если и случится что-то плевать. Этот ковер лежит у них столько сколько он себя помнит, давно стоило бы его выбросить, но Сэм тряслась над ним, ведь это память, его покупал папа, когда родился Шейн, и ругалась на парня, что ему плевать.
- А что о школе? - Шейн в очередной раз поморщился, отпив еще немного кофе. Все-таки не любил он этот напиток, и не понимал, как остальные его могут пить с таким упоением. О чем тут можно было говорить Шейн не понимал. Тони школу закончил давно, Шейн еще прошлым летом сдал экзамены, обеспечив себе свободу раньше на целый год, все складывалось удачно для обоих.
И только сейчас, пока Тони молчал, явно собираясь с мыслями, а Шон не решался нарушать молчание он понял, что за назойливый звук все время мешал ему. Это телефон! Он забыл, что когда пошел открывать дверь бросил все еще играющий телефон на диван, но теперь нужно было вспомнить с какой он стороны лежит.
Брикман заерзал на своем месте, пытаясь выцепить взглядом провод наушников, или сам телефон, но возле себя его не видел, зато наушник нашелся возле Пэймера. И он как-то неосознанно потянулся вперед перегнувшись через своего внезапного гостя, чтобы достать мобильник. - Телефон, - проговорил Шон, когда ему удалось вытащить аппарат из под пледа, что он дал Пэймеру. - Забыл выключить, и только сейчас вспомнил. Он продемонстрировал все еще играющий какой-то трек исполнении Guns’n’Roses, отодвигаясь на свое место. Брикман успел договорить фразу до того, как его накрыло кашлем. Проклятый грипп никак не хотел отступать. - Прости, я тут немного болею. Шейн виновато пожал плечами, как бы извиняясь, что не сказал сразу и не предупредил, что Тони рискует заразиться простудой. - Ну… Так, что там насчет школы?

Отредактировано Shane Brickman (2017-01-11 09:14:33)

+1


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » You can say if you don't believe it, 26.11.13