In This Moment — Blood
Добро пожаловать в славный городок Брайтонс Милл, путник. Город, который поразит тебя своей красотой и гостеприимством. Городок, который впустив тебя за свои границы этой осенью, уже не позволит тебе его покинуть. Возможно, ты успеешь его полюбить, и желания драть отсюда когти у тебя и не появится, ну а коли иначе - не страшно, ведь выбора у тебя все равно уже нет...
Eleutheria Fleming Joss Colter River Wright
Объявление #6: расскажет вам о новой части сюжета и напомнит о важных правилах. А также поможет избежать удаления.

Граница времени: 21 ноября 2015

ADS. Brighton's Mill

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » past buried deep, but not deep enough, 05.06.15


past buried deep, but not deep enough, 05.06.15

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

past buried deep, but not deep enough, 05/06/15
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
http://68.media.tumblr.com/c2c5ef20803791f1148c0654c1522e99/tumblr_mpaenaU71U1stmbz6o2_250.gif https://68.media.tumblr.com/1ec411633b6091dbf1ce514a35ee0238/tumblr_oj08crSVA21qafb29o1_250.gif
https://68.media.tumblr.com/d8cf01ae54f238c624a313c6ecb1fef4/tumblr_oj08crSVA21qafb29o2_250.gif https://68.media.tumblr.com/4da95eeb2563975da7a48024648f0643/tumblr_oj08n5zIkc1qafb29o1_250.gif
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Самое главное, когда начинаешь новую жизнь, в очередной раз не оказаться не в том месте не в то время. Но у девушки с новой личностью не получилось.

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
Grace Kean, Bianca Maiorescu;  день, улица перед домом Бьянки.

Отредактировано Bianca Maiorescu (2016-12-30 19:58:18)

+1

2


В голове Грейс, пока она пробиралась сквозь заросли очередного кустарника, крутилась тысяча нецензурных выражений и проклятий, впрочем, природной преграде они адресованы никак не были, точнее по большей части не были, а адресованы они были недальновидным идиотам, что трудятся на благо WITSEC. И эти недальновидные идиоты были не в состоянии удостовериться в том, что в городке, куда они посылают свидетеля, нет никого, кто был бы так или иначе связан с ее прошлой жизнью, кто мог бы ее узнать и тем самым поставить ее жизнь под угрозу. Она пробыла Грейс Кин всего несколько дней, ее новая жизнь в Брайтонс Милл, штат Вашингтон, не успела толком начаться, когда уже полетела в тартарары, а все потому что мир тесен, а в Министерстве Юстиции работают кретины.
Кин поцарапалась веткой шиповника, который попутно зацепился за ее кофту, чем заработал раздраженное восклицание со стороны светловолосой. Будто бы у нее проблем недостаточно, честное слово! Еще этот чертов куст, так некстати выросший на границе участка. В том, что она, Грейс, оказалась в зарослях шиповника, безусловно, было виновата исключительно она, поскольку она рванула с фермы «Cedar Grove» с такой скоростью, что даже не позаботилась о том, чтобы уточнить у местных работников, а точнее своих коллег (теперь уже скорее всего бывших), где располагается улица, где она проживала, или по крайней мере центр города. В принципе в той ситуации, в которой девушка оказалась, виновата, если разобраться, была именно она, поскольку в те времена, еще будучи Эшли, еще находясь в Чикаго и готовясь давать свидетельские показания против своего босса, да и до того, как решила сдать и его, и всю их шайку-лейку правоохранительным органам, она знала, что нужно было попросту сваливать из родного города, убираться из него, как можно дальше, и не высовываться ближайшие пару лет, но нет, светловолосая понадеялась на то, что добросовестные маршалы смогут защитить ее и обеспечить ее новым именем, новым местом жительства, новой работой и так далее по списку, но они забыли упомянуть о том, что пятая кузина по линии двоюродного дедушки ее бывшего начальника, временами наведывавшаяся в Чикаго и знавшая Кин в лицо благодаря тому, что она как-то помогала переустановить операционную систему на ноутбуке (не блистала особа умом, что поделать), проживает в Брайтонс Милле. На самом деле Грейс понятие не имела о степени родства отбывавшего срок в тюрьме Марка и встреченной сегодня Ребекки, но Грейс точно помнила темноволосую женщину лет тридцати с лишним, время от времени ездившую в Чикаго из какого-то захолустья, правда, кажется, бывший работодатель упоминал, что его родственница наезжает из пригорода Города Ветров, но, по всей видимости, в связи со всей шумихой вокруг Марка на предпочла перебраться, как можно дальше.
Грейс наконец умудрилась отцепиться от растения и оказаться на дороге в окружении небольших симпатичных коттеджей, столь похожих друг на друга и на тысячи коттеджей в других захолустных городах, и каким образом предполагалось она будет ориентироваться в городе, где все такое типичное? Лицо Кин приняло выражение явного неодобрения, но отчаиваться она не спешила, в конце концов она оказалась в городке, где всем есть друг до друга дело и где все так стремятся помочь всем страждущим, словом, рай для потерявшихся и слабо ориентирующихся в пространстве.
Оглядывая безлюдную улицу и щурясь от яркого солнца, Кин проматывала в голове то, как она в принципе оказалась в совершенно незнакомой части города без средств связи и без четкого плана действий. Она прибыла в Брайтонс Милл в начале недели, которую использовала на обустройство в городе, и сегодня была ее первая смена на молочной ферме, куда она устроилась дояркой (на самом деле маршалы не оставили ей большого выбора), пускай, и официально занимаемая блондинкой должность называлась «оператор машинного доения», но и владелица фермы, и сотрудники понимали, что в конечном счете это было витиеватое обозначением доярки, впрочем, Грейс куда больше беспокоил тот факт, что она не успела отработать и половину смены, когда на ферму приехала женщина средних лет с громадным списком того, что ей нужно (видимо, у них в семье крайне любили молочные продукты), которая Кин показалась смутно знакомой. Вспомнила светловолосая ее имя и где они виделись лишь тогда, когда дама уже покинула ферму. Блондинке же хватило пары минут, чтобы ретироваться с места происшествий, к счастью, ее персона никого не интересовала, однако в связи с тем, что пробыла она в городе минут пять, была жительницей мегаполиса и не имела карты местности в голове, довольно быстро Грейс потерялась, оказавшись в лесу, где благополучно споткнулась, испачкала свои белые шорты и нежно-лимонную кофту и в довершение всех прелестей так удачно приземлилась на свой телефон, что он у него треснул экран, и теперь светловолосая ни пиццу заказать не могла, ни своим контактам в программе по защите свидетелей позвонить.
Интересно, она поставит рекорд по тому, как быстро раскрыла себя, или какой-нибудь другой идиот не продержался и суток в новой роли? Грейс очень надеялась, что да, поскольку почти всю свою сознательную жизнь она была самой умной в комнате (или свято верила в это), а сообщать маршалам, что она спалилась на четвертый день Кин не хотелось, но выбора у нее в любом случае не было, поскольку уж лучше они будут считать ее живой идиоткой нежели оплакивать ее смерть. Хотя Грейс сильно сомневалась, что ее кто-то будет оплакивать, поскольку в программе по защите свидетелей ей ясно дали понять, что она хорошо отделалась, и они бы не прочь и ее упрятать за решетку.
Ноги тем временем привели светловолосую на очередную улицу, подобную предыдущей, но по крайней мере на другой стороне ее она приметила темноволосую девушку, гулявшую с собакой. Навскидку она была того же возраста, что и Кин, может чуть помладше, впрочем, Грейс не раз замечала, что и в семнадцать можно выглядеть на тридцать, а в тридцать на семнадцать, словом, определить возраст навскидку в современном мире представлялось довольно сложным. Кин, впрочем, дела до возраста незнакомки не было, поскольку ей нужно было выяснить, где она находится и попросить воспользоваться ее телефон, поэтому девушка с широкой улыбкой поспешила на другую сторону улицы.
– Добрый день! – с радостной улыбкой, тщательно скрывая собственное беспокойство и напряжение, поприветствовала Грейс темноволосую девушку, гулявшую перед одним из домов. – Какой милый песик! – Кин в целом прекрасно относилась к животным, возможно, даже завела бы себе однажды собаку, хотя подождите, маршалы США решили все за нее и впарили ей овчарку, которая, определенно, считала себя умнее человека с дипломом одного из ведущих технических вузов мира, однако в этот июньский денек она делала комплимент собаке в большей степени потому, что хотела расположить к себе ее хозяйку. – Это английский бульдог, верно? – девушка с явным умилением на лице посмотрела на собаку, а затем перевела взор на девушку. Ей хотелось поскорее попросить незнакомку одолжить ей свой телефон, но Грейс понимала, что спешить в подобных делах все же не стоит, поскольку в разгар рабочего дня на улицах городка было пустынно, да и знала она город, мягко говоря, плохо, к тому же девушке ее возраста явно не столь интересна ее жизнь, как, например, местным сплетникам преклонного возраста, которыми, по мнению светловолосой, Брайтонс был набит.
– Они такие забавные, у меня самой бельгийская овчарка. – обычно Грейс предпочитала избегать деталей о своей жизни, пускай, этой деталью и было наличие у нее собаки, но еще она понимала, что от их беседы зависит многое, и владелица собаки не должна видеть в ней какую-то угрозу.

+1

3

внешний вид, без мужика

Песик действительно был милый. Несмотря на огромную мышечную массу и выпирающую нижнюю челюсть, так что время от времени даже обнажались клыки (да и вид в целом был угрюмый), Мадонна была очень хрупким созданием. Если бы к ней прилагалось руководство пользователя, оно было бы гораздо толще, чем инструкция к мультиварке или кухонному комбайну.
Необходимо было следить за её питанием, чтобы не дай бог она не набрала лишний вес – не потому, что худоба сейчас в моде, а потому, что лишний вес пагубно влияет на сердце. Кроме этого, существовали риски обмороков, не потому, что Мадонна очень впечатлительна (её флегматичности временами можно было позавидовать), а потому, что бульдоги вообще очень подвержены перегреву. Если появляется необходимость перевозить собаку в машине, у Норы Майореску всегда с собой пакетики со льдом, чтобы при первых признаках опасности обкладывать ими Мадонну. Бьянке было совершенно не понятно, для чего мать завела такую проблемную собаку. Возможно, 9 лет назад осознала, что дочь уже совсем большая и ей не нужны внимание и забота, а любвеобильная бульдожка всегда готова залезть на коленочки и предоставить себя в распоряжение человека.
Впрочем, можно отметить и положительные моменты. Так как этой породе противопоказаны тяжелые физические нагрузки, а Мадонне в её преклонном возрасте (да-да, 9 лет для бульдога уже много) и вовсе нежелательно прогуливаться далеко от дома, Бьянке не нужно было тратить много времени на выгул питомца.
Но даже положительные моменты порой себя не оправдывают. Милый песик имеет свойство притягивать к себе внимание соседей, да и просто случайных прохожих. Разговоры ни о чем, о природе да погоде, не доставляли Бьянке особого удовольствия. Она вообще не любила контактировать с людьми без надобности, но плетущаяся рядом Мадонна как магнит притягивала к себе других одушевленных существ.
- Добрый, - Бьянка резковато затормозила и чуть натянула на себя поводок, чтобы остановить собаку. Румынке понадобилось несколько секунд, чтобы рассмотреть неожиданно обратившуюся к ней девушку, прежде чем она ответила на это обращение приветливой улыбкой. За эти несколько секунд Бьянка (уровень наблюдательности – бог) успела заметить несколько крохотных зацепок на цвета лимонного пирога кофте, подсушенный летним солнцем листочек какого-то кустарника в золотистых волосах девушки. А еще на оголенном участке тела красовалась небольшая царапина. Сложно было определить давность увечья, но вместе с прочими признаками, можно было предположить, что все-таки оно свежее. Жизнерадостное выражение лица блондинки никак не вязалось с тем, через что ей, возможно, пришлось недавно пройти. Если, конечно, она не любила в свободное время лазить по деревьям, наблюдать за соседями из кустов или еще что-нибудь подобное.
- Это английский бульдог, верно? Они такие забавные, у меня самой бельгийская овчарка.
Господи, Мадонна, смотри, что ты наделала. Подумала про себя Бьянка, подавляя в себе желание наступить притягательно очаровательной собаке на лапу. Английский бульдог, бельгийская овчарка, да хоть новогвинейская поющая собака, Майореску не разбиралась в породах, не слишком-то ими интересовалась и эта беседа уже тяготила её даже больше, чем если бы ей пришлось нести Мадонну домой на руках.
- Да, точно, вы разбираетесь, - ничем не выдавая свои истинные мысли, восторженно отозвалась шатенка. Она давно усвоила, что на любые попытки людей наладить с контакт нужно все- таки реагировать дружелюбно, и охотно содействовать в установлении этого самого контакта, потому что никогда не знаешь, что полезного в итоге сможешь получить от нового знакомства. И, тем не менее, пока Бьянка не совсем понимала цель завязавшейся беседы, улыбка давалась ей тяжело (хотя не смотря на это получалась вполне убедительно), а мысли так и норовили вернуться к Майклу Кроу. Сама Майореску не замечала этого, но о лучшем друге она думала неприлично много. Будто бы была им одержима (глупости какие). Из-за Далии они проводили вместе все меньше времени. Да и вообще после колледжа все переменилось. Они больше не были беззаботными подростками: Майк потихоньку устраивал свою жизнь, и Бьянке не мешало бы начать устраивать свою. Но вместо этого она была занята лишь тем, как бы расстроить его отношения с Далией. В какой-то степени это ведь можно расценить, как попытки устроить свою жизнь вместе с Майком?
В общем, суть в том, что занять себя в свободное время было нечем. Работала она посменно, в парикмахерской умирала от скуки, а относительно недавняя подработка в казино, сначала казавшаяся захватывающей, теперь убивала своими жесткими рамками и нескончаемым сводом правил. Может, хоть эта блондинка повеселит рассказами о том, как она потеряла свою собаку, гналась за ней через весь город, упала в канаву с замшелой листвой, а, в конце концов, поняла, что бег не её конек?
- Вы тоже вышли на прогулку? – любезно поинтересовалась Бьянка, поддерживая разговор. Она оглянулась по сторонам, слегка прищурившись, заглянула через плечо незнакомки. Упомянутой овчарки нигде не было видно. Конечно, люди по-разному проявляют беспокойство, но если бы питомец действительно потерялся, вряд ли бы хозяйка сейчас сверкала своей белоснежной улыбкой.
Тем временем Мадонна тоже не собиралась оставаться в стороне. Добродушное животное всем своим видом демонстрировало желание познакомиться, в отличие от хозяйки, желание было действительно искренним. Виляла своим хвостом обрубком, приветливо фыркала, и всем своим весом – а она хоть и готовилась к выходу на пенсию, но была достаточно сильна, - тянула Бьянку к девушке. И все же поводок шатенка ослабила добровольно, хотя и, чуть подавшись вперед, сделала вид, что Мадонна контролирует процесс.
- Мадонна, что ты делаешь? Это же невежливо, - возмутилась Бьянка, пока бульдог с любопытством обнюхивала ноги блондинки и время от времени высовывала язык, чтобы их облизнуть (уж для каких целей она это делала, сказать сложно, собаки такие собаки), - простите её, - оттягивая собаку, но не очень старательно, проговорила Бьянка, - она любит заводить новых друзей. А мы ведь с вами незнакомы? Я, кажется, не встречала вас здесь раньше.

Отредактировано Bianca Maiorescu (2017-02-10 22:40:02)

+1


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » past buried deep, but not deep enough, 05.06.15