In This Moment — Blood
Добро пожаловать в славный городок Брайтонс Милл, путник. Город, который поразит тебя своей красотой и гостеприимством. Городок, который впустив тебя за свои границы этой осенью, уже не позволит тебе его покинуть. Возможно, ты успеешь его полюбить, и желания драть отсюда когти у тебя и не появится, ну а коли иначе - не страшно, ведь выбора у тебя все равно уже нет...
Eleutheria Fleming Joss Colter River Wright
Объявление #6: расскажет вам о новой части сюжета и напомнит о важных правилах. А также поможет избежать удаления.

Граница времени: 21 ноября 2015

ADS. Brighton's Mill

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » Boys, 20/4/10


Boys, 20/4/10

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Boys, 20/4/10
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

http://funkyimg.com/i/2kFWy.gif http://funkyimg.com/i/2kFWz.gif
http://funkyimg.com/i/2kFWA.gif http://funkyimg.com/i/2kFWB.gif

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

#boyswillbeboys #штатвашингтон #страхиненавистьвбрайтонсмилл #школа #подростки #друггей
#гомофобия #хулиган #задира #запугивание #оскорблениенапочверыжихволос #избиение
#спортсмен #драка #большойсекретдлямаленькойкомпании
#шейн

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
Pedro Cardenaz, Shane Brickman, Anthony Paymer; территория, прилегающая к старшей школе БМ

Отредактировано Pedro Cardenaz (2016-12-08 20:58:51)

+5

2

Школа. Большинство подростков, едва услышат это слово, начинают кривиться и рассказывать, как им осточертело учиться, как они устали от придирок учителей, как они хотят поскорее выпорхнуть во взрослую жизнь, где будут сплошные тусовки, развлечения и не будет идиотских уроков.
Кто-то наоборот, будет рассказывать, что в школе у него все классно. Высокие баллы, лучшие друзья, работа в школьной газете или игра за школьную спортивную команду, которая обеспечит стипендию в колледже.
Для Шейна же школа была одним большим комком скуки. Учителя казались ему глупыми, сверстники еще более глупыми, но он был вынужден ходить туда, потому что Саманта убьет его, если матери придется идти в школу из-за его прогулов, хотя у Сэм и самой рыльце-то было в пушку. Только Шейн видел как, с кем и на чем его сестра покидала школу, но он не знал чем она там занималась, да и не особо хотел. В их семье было не принято лезть в чужие дела.
- Если ты не поступишь в колледж, я тебя прикончу! - ежедневно говорила ему сестра, но Шейн уже сейчас знал, что не собирается в колледж. Сэм очень хотела вырваться из города, а ее младший брат наоборот не желал никуда уезжать. Ему нравилось в Брайтонс Милл, даже не смотря на то, что они жили в старом тесном домишке и едва сводили концы с концами после смерти отца и после того, как Ронни сел в тюрьму.
Брикман самый младший просто жил своей жизнью. Ронни уже год как сидел, а Шейну не позволяли даже посылать ему письма. Саманта вела себя как последняя стерва, обозлившись на старшего брата, даже не смотря на то, что мать просила их держаться вместе и все больше сдавала.

Шон шаркал по велосипедной парковке возле школы, пиная перед собой пустую банку из-под колы. Учитель математики решил завалить Шейна, заставив его решать задания, которые дают при поступлении в университет, отомстить так за унижения перед всем классом, но Брикман почти сходу выдал ему несколько вариантов решений и покинул класс под его истеричные крики о том, что он наглый мальчишка, который влез в его компьютер и заучил все ответы. Где тут логика одной вселенной известно, но факт был в том, что Шейна выгнали с урока, а он не сильно расстроился и сейчас шел домой, чтобы помочь матери с уборкой перед тем, как она уйдет на работу. Сэм подрабатывала в редакции курьером, сам Шейн приторговывал кое-чем запрещенным, о чем ни матери, ни сестре лучше не знать, иначе они обе его подвесят над дверью вместо счастливой подковы.
Велосипеда у Шейна никогда не было, а он и не хотел. Он даже кататься на нем не умел, но почему-то всегда ходил именно через эту парковку для железных пони его одноклассников. Так короче и можно не обходить всю школу, чтобы пройти кратчайшим путем к дому. Все было как обычно, и даже старый рюкзак брата тянул плечи как и раньше. Шейн мог позволить себе купить новый рюкзак на деньги местных торчков. Он буквально полчаса назад продал пакет травы одному из старшеклассников, получив весьма неплохие деньги, но Брикман копил на лечение мамы, потому что знал, что она больна, хотя от него это и пытались скрыть, все время забывая, что Шон слишком умен, чтобы быть простым подростком, которого волнуют только девчонки и гулянки. Он все видел и замечал, все обо всех знал.
Уже поворачивая за угол, Шейн чувствовал, что день скоро перестанет быть скучным, и он не ошибся. Брикман столкнулся с Тони Пэймером. Об их противостоянии уже начали ходить легенды в школе, и, видимо, перерывов в этом не предвидится. - А ты уже начал провожать меня домой? - поинтересовался Шейн, отступая на шаг назад. Он знал, чтобы он не сказал драки или хотя бы просто тычков и каких-то мерзких оскорблений не избежать. Хотя Брикман тоже был хорош, и длинный язык его враг. - Это очень мило, но я как-нибудь сам справлюсь. Брикман поправил лямку рюкзака, пытаясь обойти Тони. Ему всегда говорили, что игнорирование лучшее оружие, вот он и решил его применить, хотя провалился еще на первом этапе.

Отредактировано Shane Brickman (2016-12-10 19:16:07)

+3

3

Выпускной класс. Тони почти чувствовал манящий запах свободы. Никаких скучных учительских речей, никаких контрольных, никаких домашних заданий. Но что дальше? Чем он займется, когда ему больше не нужно будет просиживать штаны за партой? Об этом Пэймер предпочитал не думать. Пока все подавали документы в колледжи и обсуждали, куда бы хотели поступить, Энтони пил, тусовался и курил марихуану. Ему казалось, что если не думать о будущем, оно не наступит. Что его жизнь просто зависнет в одной точке, а он сможет и дальше пить, тусоваться и курить марихуану.
- Ты бы мог получить спортивную стипендию, если бы в свое время занялся спортом, - ворчала Нэнси.
- Ага, например, боксом, - язвительно отвечал Тони, и мать замолкала.
Последние месяцы Энтони все чаще забивал на уроки и даже не скрывал этого. Аттестат ему было уже не исправить, учителям он давно не нравился, да и в школе его держали, похоже, только потому, что у него умер отец. Даже после своей кончины Рэй старший, непостижимом образом вмешивался в жизнь сына.
Сегодня Пэймер тоже не горел желанием досиживать последний урок биологии, тем более один знакомый обещал ему по дешевке подогнать травы. Они договорились встретиться с Энтони за углом школы после занятий, поэтому домой Пэймер не пошел. Прихватив с собой Макса, он отправился за школу, курить и обсуждать девчонок. Потом можно было запастись травой и напроситься к кому-нибудь в гости, чтобы оттянуться, как следует. От этой мысли Тони становилось легко и весело. Пока его одноклассники проводят вечера, вычерчивая ровный ряд букв и цифр или сидят около почтового ящика, ожидая заветного письма из «Хогвартса» местного разлива, он, Энтони Рэй Пэймер, живет по-настоящему, наслаждаясь каждым моментом.
Тони стоял, прислонившись к стене, и выпускал изо рта колечки дыма. Он научился этому год назад и порой использовал этот дешевый трюк, чтобы впечатлить какую-нибудь недалекую девчонку. Но любое мастерство время от времени требуется оттачивать.
Макс трепался о подруге своей сестры, которая была на четыре года их старше и уже давно свалила из Брайтонс Милл, в какой-то дешевый колледж. Недавно, она вернулась в город, и Макс оказался под впечатлением.
- У нее такая грудь! А задница какая!  - иллюстрируя свои слова жестами, делился наблюдениями одноклассник. – А ведь раньше была плоская, как доска.
- Может, пластика? – небрежно бросил Пэймер, размазывая окурок по стене. Ему становилось скучно. Было видно, что Макс запал на девушку, и мог расписать ее первосортной красоткой, когда на самом деле, в ней не было ничего особенно. Впрочем, будь она хоть Анджелиной Джоли, им девушка была не по зубам. Теперь она не принадлежала к Брайтонс Милл, и на таких, как Макс и Тони, смотрела свысока. Этот надменный, высокомерный взгляд наблюдался у всех, кому хоть ненадолго удалось покинуть маленький городок. Будто их кратковременный переезд означал, что они попали в список привилегированных особ США и теперь знали о жизни намного больше простых жителей Брайтонса. Их можно было вычислить по коронным фразочкам типа: «Знаете, в Нью-Йорке это делают совсем иначе» или «До нашего захолустья все новости доходят в последнюю очередь». Энтони они не нравились, но все же в глубине души, он чуточку им завидовал. Хоть на короткое мгновение им удалось заглянуть за черту Брайтонс Милл. А получится ли это когда-нибудь у него?
- Нет, что ты! Свое все, отвечаю, - запротестовал Макс, активно размахивая руками. На это Тони только пожал плечами.
- Когда там эти чертовы уроки кончатся?! Курить хочу так, что пальцы сводит. 
Пэймер всегда ощущал потребность в марихуане, когда ему становилось скучно. Надо было чем-то занять свои мысли, чтобы не вспоминать прошлое и не думать о будущем. В конце концов, все могло закончиться по обычному сценарию, если бы из-за угла неожиданно не появился Шейн Брикман. Кажется, мальчишка не ожидал увидеть здесь Пэймера, как и Энтони никак не рассчитывал встретить Шона.
Рыжий прогуливает уроки, любопытно, - подумал Тони, отделяясь от стены и загораживая Шейну путь.
- Шони, когда это тебя отпустили с занятий? – усмехнулся Пэймер.
- А ты уже начал провожать меня домой? – в ответ отозвался рыжий, отступая. Защита - естественная реакция организма на угрозу.
- Да, а то вдруг кто-то обидит маленького Шони. Может тебе еще сопли подтереть?
Чувствуя, что страсти накаляются, в разговор вступил Макс:
- Тони, может быть, сейчас не стоит…
Но Пэймер лишь отмахнулся от одноклассника. Веселье лишь начиналось.
- Это очень мило, но я как-нибудь сам справлюсь, - не сдавался Шейн.
- Ну, уж нет, - запротестовал Энтони. – У нас столько отморозков по улицам ходит. Давай, я все-таки тебе помогу.
Если бы Пэймера хоть раз спросили, почему он задирает Брикмана, то тот, не задумываясь, ответил бы: «потому что могу». И в этом была своя доля правды. Шейн был одним из тех, над кем постоянно издевались. Он будто нарочно выглядел и вел себя так, чтобы дать другим повод унизить себя. Слишком умный, донашивающий вещи своего брата, да ко всему прочему еще и рыжий. Идеальная мишень для насмешек. Порой Энтони даже думал, что Шейну повезло, ведь именно он выбрал мальчишку своей целью. И хотя его издевки порой были жестокими, он практически не причинял Брикману физической боли. А ведь Тони был знаком с теми, кто с наслаждением избивал своих жертв, чуть ли не до полусмерти. В какой-то мере, Пэймер делал рыжему мальчишке одолжение. Если бы не он, то обязательно, кто-то другой. Впрочем, этот кто-то непременно будет, когда Пэймер окончит школу. Конечно, если к этому времени Шейн не избавиться от клейма мальчика для битья.
Тони сделал несколько шагов к Шону, а тот в свою очередь попятился назад. Игра в кошки-мышки могла продолжаться бесконечно, но у Пэймера не было настроения играть. В несколько прыжков, он преодолел расстояние, отделявшее его от мальчишки и резким движением, обхватил его за плечи, приобнимая.
- Тише, Брикман, тебе нечего бояться. Я не собираюсь делать тебе больно.  Правда ведь Макс?
- Не впутывай меня, Тони, - покачал головой одноклассник. Желание Макса всегда быть на нейтральной стороне раздражало и делало его неуязвимым одновременно. Тони даже немного завидовал другу. И как бы это удивительно не звучало, он завидовал Шейну. Может быть, именно поэтому сделал того целью своих издевательств. Ведь у Брикмана было будущее, у него был выбор. Он уже сейчас мог выбрать любой колледж из Лиги плюща и свалить в закат, показывая Брайтонс Милл средний палец.
- Давай посмотрим, что у него в рюкзаке, - будто не слыша слов Макса, произнес Пэймер и начал стягивать рюкзак с плеч Шона.
- Бьюсь об заклад, там есть парочка журналов с отвратительными жирными толстухами. У тебя ведь только на таких встает, да Шони?

+3

4

У нас столько отморозков по улицам ходит, - произносит Энтони, заставив Шейна хмыкнуть. Уж ему ли не знать про отморозков, которые ходят по улицам. Один из них сейчас пристает к нему. Но, к счастью, рыжему хватает ума держать язык за зубами, продолжая пятиться назад. Он все еще искал пути отхода. В одиночку с двумя ему не справиться, да и с одним Пэймером он не сладит.
Шейн не боялся Макса. Он знал, что тот его не тронет, ведь Шейн продает ему траву, но и мешать не будет, и это значит, что в следующем пакетике для Макса будет укроп или чай, Шон пока не решил. Почему его постоянно задевали, и в частности Энтони, догадаться было несложно. Рыжий, младший, наглый и заносчивый. Казалось бы, с чего мальчишке в старой рубашке старшего брата быть заносчивым? А потому что он умный. Шейн умнее всех в этой тупой школе и в этом городе, он всегда это говорил всем вокруг и поэтому его не любили. Когда умер отец Брикманов, детишек жалели. Рональду прощали его агрессию, Саманте ее выходки, а Шейна просто считали очень закрытым из-за стресса мальчиком, но когда этот закрытый мальчик выдал философскую тираду на тему жизни и смерти, приведя цитаты философов древности, все перестали считать его несчастным и стали считать выскочкой. Это и была главная причина всех его бед в школе, помимо бесконечного внимания от Тони Пэймера. Став старше и поменяв свое отношение ко многому, Шон начнет шутить, что Тони просто сразу запал на его симпатичную мордашку и получать за это тумаки, но уже дружеские. Однако сейчас и здесь Шейн уже предвкушал очередную порцию унижений и тумаков.
Если бы Шейн верил в Бога, то непременно попросил бы его о помощи, но сейчас ему приходилось уповать лишь на свое везение и на Макса, который мог бы ему помочь, но судя по всему не собирался, попросив его не впутывать во все это. Естественной реакцией мальчика было дернуться в сторону, когда Тони подлетел к нему и вдруг кинулся с обниманиями, сжимая его плечо так, что, кажется, еще немного и у Шейна треснула бы кость. Единственным, кого бы сейчас с радостью призвал сюда Шейн это Ронни. Пока его брат был в городе никто не смел трогать младшего, просто потому что боялись гнева Рональда Брикмана. Еще в школе он слыл тем еще психом. Его агрессия была его щитом и щитом Шейна, потому что стоило ему прийти домой с синяком, не смотря на то, что в их семье не принято демонстрировать открыто свои чувства, Ронни брал свою куртку и шел разбираться, и он всегда находил именно того, кто бил его брата. Увы, Ронни сидел в тюрьме, а других защитников у рыжего не было, поэтому нужно было выкручиваться самому.
- Я не за себя боюсь, - немного помолчав, ответил Шейн. - А за дружка твоего. Вдруг у него в следующий раз косяк окажется не таким вставляющим. Брикман многозначительно глянул на Макса, который все еще оставался нейтральной стороной этого конфликта, хотя сейчас заметно занервничал.
- Разбирайтесь сами.
Похоже Макс был уверен, что сможет уладить все с Шейном после, но он плохо знал парня, а Шейн был из тех, кто помнит все обиды. Он логически понимал, почему тот предпочитает не вмешиваться. Типичная для большинства людей позиция “моя хата с краю”, когда ты вроде как не участник конфликта и на тебе никакой вины, но при этом ты не помогаешь тому, кого унижают. Шейн всегда старался помогать таким же ребятам, как он, но чаще всего выручать нужно было его самого. Наверное, даже к счастью, что Тони почти никогда его не бил. Обычно синяки и побои оставляли другие, например, спортсмены. Хоккеисты, футболисты. Однажды Шейна побили просто за то, что он помог девчонке из группы поддержки написать тест по истории.
- Отвали, Пэймер! Шейн толкнул локтем Энтони, хватаясь второй рукой за лямку рюкзака, чтобы помешать Тони стащить их с него. Конечно, он понимал, что только что подписал себе приговор, но денег у него не было при себе, так как они все спрятаны в тайнике. Домой их не принесешь, Саманта обязательно найдет и придется рассказать ей откуда они берутся и тогда объятия Тони покажутся ему райскими. И с собой носить опасно, слишком крупная сумма. Поэтому Шейн все прятал прямо на территории школы. Именно поэтому он ходил через велосипедную парковку, а не через главные ворота как все ученики.
Его бесило, когда его звали Шонни. Даже когда просто называли Шон, Брикман не всегда отзывался, а с такой интонацией, как это делал Энтони вообще хотелось убить. Даже упоминание журналов интересного содержания не задевали его так, как это “Шонни”.
- А у тебя все еще встает только на мою сестру? Даже жаль, что она тебе так и не дала шанса, - язвительно ответил Шейн и дернулся назад, чтобы ослабить хватку Пэймера. Он мог выскочить из хватки рюкзака и убежать, пока Тони багровел от злости, но не мог бросить свои вещи, поэтому смиренно ждал наказания, обиженно насупившись, будто ему семь лет и отец наказал его за проступок.

+2

5

Что Энтони нравилось в Шейне, так это то, что тот всегда начинал сопротивляться. Было в этом упрямстве Брикмана нечто особое. Он не поддавался судьбе, покорно засовывая голову в унитаз, и не просто зажмуривался, получая тычки в живот. Шейн огрызался, и хотя в такие моменты мальчишка был похож на шавку, повысившую голос на овчарку в несколько раз крупнее себя, эта черта характера Брикмана заслуживала как минимум уважения. Поэтому, когда Шон начал распускать свои локти и пихнул Тони, тот только хмыкнул, но рюкзак из рук не выпустил. Однако, Шейн тоже успел ухватиться за лямку, и теперь два старшеклассника играли в нечто похожее на перетягивание каната.
Ткань натянулась и затрещала, рюкзак явно не был предназначен для подобных игр. Впрочем, Энтони это никак не останавливало. И даже наоборот упорство Шона лишь добавило пару процентов в шкалу любопытства Пэймера. Что такого мальчишка может прятать в этом потертом мешке? На самом деле, Тони не думал найти там что-то особое. Самым жестким порно для Шейна были журналы «Наука и жизнь» или что-то наподобие «Хакер 21 века». Но с другой стороны, любая интересная находка давала Энтони пищу для новых издевательств.
- А у тебя все еще встает только на мою сестру? Даже жаль, что она тебе так и не дала шанса, - ляпнул Шейн, не подумав. Возможно, за секунда до того, как мальчишка открыл рот и изверг нечто подобное, он решил, что жизнь ему не особо дорога. Иной причины говорить такое в лицо Тони просто не могло быть. Все, абсолютно все, знали, что одно только имя Саманта Брикман могло породить локальный апокалипсис в лице Энтони. Все, кто оказывался в зоне поражение, спешно искали укрытие, чтобы их не зацепило даже взрывной волной. Никто точно не знал, что такого девушка сделала с Пэймером, но последний год он на дух ее не переносил, хотя когда-то увивался за ней, словно подстреленным купидом. Однажды Тони даже завязал с куревом на целую неделю, чтобы впечатлить Сэм. Тем не менее, девушка осталась абсолютна безразлична к бедному юноше, а вскоре и вовсе исчезла из города, оставив Пэймера склеивать свое разбитое сердце в одиночку.
Возможно, одной из причин издевательств Энтони над Шоном была именно Саманта.  «Передавай привет сестренке»,  - иногда именно эти слова всплывали в голове Пэймера, когда он кулаком пересчитывал ребра Брикмана.  Правда, в слух Тони это никогда не произносил. Он пытался делать вид, что уже давно выкинул мисс Брикман из головы, но каждой дворняге было очевидно, что это не так. К сожалению, Шейну в том числе.
На лице Пэймера на секунду отразилась гримаса ужаса, но он быстро совладал с собой. Он все знает, - пронеслось в голове. Тони провел языком по зубам.  Пульс ускорился на десяток ударов в минуту, улыбка исчезла с его губ.
- Никто тебя за язык не тянул, - прошипел Энтони и без предупреждения, резко и сильно дернул рюкзак на себя. Если бы лямка рюкзака была немного прочнее, то Шейн легко мог получить вывих плеча, если не перелом. Но к счастью почти все вещи в гардеробе Брикмана имели метку «сэконд-хэнд» и особой прочностью не отличались. Треск получился таким оглушительным, что, мирно вылизывающаяся неподалеку кошка, подпрыгнула и ощетинилась.
Заполучив, наконец, подержанный трофей, Пэйман даже не стал разбираться в его содержимом. Он просто потянул за обломанный язычок, а потом вытряхнул все содержимое в лужу, при этом на его лице читалось явное удовольствие.
Честно говоря, досаждая Брикману, Тони никогда не испытывал особых эмоций. Таким способом он просто поддерживал нужную репутацию, заявляя другим, что к нему лучше не соваться. Впрочем, жалость так же отсутствовала в палитре чувств Пэймера. Можно сказать, что ему было наплевать, как в конечном итоге сложится судьба Шейна. Получит ли подросток моральную травму или сможет пережить этот этап своей школьной жизни и будет жить дальше, не оглядываясь на прошлое. Но сейчас, именно в этот самый момент, Тони чувствовал удовлетворение. Ручки, тетради, учебники ворохом полетели в воду, и сверху их накрыла старая серая толстовка, так же перешедшая Шейну по наследству от старшего брата. Страницы начали темнеть и раздуваться. Энтони предполагал, что большинство учебников так же перекочевали к Брикману от Рональда, но теперь Шону придется разориться на свои собственные.
Рюкзак Энтони откинул в сторону и, картинно пожав плечами, произнес:
- Упс, не удержал.
Его улыбка, больше похожая на оскал, не предвещала ничего хорошего.
- Там еще кое-чего не хватает, - кивнув на пузырившуюся грязь, заявил Тони.
Шейн замер, переводя взгляд с Энтони на свои вещи, которые неожиданно превратились в неправдоподобную версию маленьких Титаников. Ему нужно было драпать, потому что этим «кое-чем» явно был сам Брикман, и, возможно, именно об этом думал Шейн в тот момент, когда Тони сделал шаг вперед. Дальше, все произошло так быстро, что даже Макс, наблюдавший со стороны, не успел уловить маневр Пэймера. Энтони резко обхватил Шона за талию, одновременно с этим левой рукой обвил его правое запястье и сделал подножку, укладывая мальчишку прямиком в лужу. Именно таким приемом пользовался Рэй, когда ему нужно было повалить маленького Пэймера на пол.Приземление не должно было быть особенно болезненным, скорее неожиданным, на что Энтони и рассчитывал. На секунду в его голове появилась мысль, что он не так уж и сильно отличается от отца, но Пэймер постарался задвинуть ее как можно дальше.
- Наконец-то ты на своем месте, - наступая тяжелым ботинком на живот мальчишки, хмыкнул Тони.

Отредактировано Anthony Paymer (2016-12-15 23:04:46)

+2

6

цитировал кейптаунского архиепископа (Педро точно помнил, что его звали Десмонд Туту) – «молчание всегда помогало мучителям и никогда – замученным» – и это было то, во что он горячо верил, больше, чем в отца_сына_и_святого_духа, а поскольку его кузен – лучший чувак на свете, то в это верил и он, но, наверное, это так же одна из причин, почему эти мудозвоны из второго состава шпиговали бутсы Карденаса кнопками лезвиями кверху; никакой несправедливости в его смену.
Капитан Мексика, первый мститель, приятно познакомиться.

Вот такая бэкстори, почему он долбанул Антонио мячом, когда увидел, что тот купает в луже Шони, и его счастье, что это был мяч для американского футбола и запустил он его не с ноги (#правыйкоронный #левыйпохоронный #дисиюнайтед). Господи, дело даже не в справедливости, а в том, что это чертовски не стильно: тебе восемнадцать, а ты колотишь шпану, серьезно, кто из вас, слушая сказочку о Давиде и Голиафе, сочувствует великану?

- Хэй, Антонио, найди рыбку покрупнее! - сказал бы Педро тогда, если б умел контролировать свои эмоции, но отсылка к Звездным войнам потерялась в момент между броском и поворотом головы Пэймера. В социальных контактах силен он не был, и крутая фраза последнего киногероя Америки выпала изо рта совсем не убедительным шматком междометий:

- Ох-х-х… Пойнтер… отвали, а то… - не похоже, конечно, на вещь, которая останавливает хулиганов, но Карденасу было пятнадцать, и твиттера он не завел, так что навыку уложить в сто сорок символов остроумную мысль - еще не научился.

Впрочем, остроумие, пропадающее перед лицом мордобоя, было не единственной причиной, почему Педро так и не окатил Антонио ведром словесных помоев, как это принято у мальчиков перед дракой; по Брайтонсу крались шепотки, что Пэймер – «хулиган с причиной» (тяжела отцовская рука, но пэймеровская потяжелее будет?). Мальчик, победивший дракона, сам им стал – старое как мир предание: последний фильм, который Карденас посмотрел, рекомендовал излечивать покалеченные души битых забияк объятиями - ведь любовь способна все исцелить. Возможно, он бы так и сделал, если бы не Шон, плавающий в луже, - за все это время, пока Педро гонял мяч в вашингтонской футбольной академии, он уже успел позабыть, как бодро Пэймер макал рыжего головой в унитаз. Но теперь

уроки стиля от педро

внешний вид: какая-нибудь одежда и что-нибудь неоправданно пафосное типа белых кед от Кани Веста

Отредактировано Pedro Cardenaz (2016-12-28 00:41:15)

+1

7

Младший Брикман прекрасно понимал, что любое упоминание его сестры заставляло звереть всех тех, кому она не дала, а в школе таких было достаточно. Саманта не была первой красавицей, но девушкой она была заметной и эффектной, и встречаться с ней хотели многие, и многие пытались, но Сэм Брикман не так просто было развести даже просто на свидание. И хотя у самого Шейна личной жизни никакой не было и не предвиделось, а до появления в их школе новой учительницы испанского, которая и станет той, кто лишит Шейна девственности еще почти два года, младший брат знал все о похождениях своей сестры. Он наблюдал, слушал и запоминал. И он прекрасно знал, что Тони тоже испытывал чувства к его сестре, но Саманта отшила его также жестко, как отшивала всех, кого считала ниже своего достоинства. Самомнение у Брикманов это семейная черта, хотя жили они ни разу не лучше, чем те же Пэймеры или любые другие их соседи. Не всем в этом городке везло и удавалось заработать денег на фермах или открыв лавку.
Сэм уехала, окончив школу экстерном и отшив Пэймера, но потом вернулась, так как в колледж стипендию она не получила, устроиться в большом городе не вышло, а ее статьи котировались только в местном издании, и до появления в ее жизни Хоггарта младшего тоже было еще долго, поэтому Сэм устроилась в управление шерифа и возлагала все свои надежды на младшего брата. Но кто же знал, что даже спустя столько времени, Энтони все еще как бык на красную тряпку, реагирует на упоминание Саманты.
Всю глупость своих слов Брикман осознал только когда рюкзак в его руке резко дернулся и в его ладони осталась только лямка, а все остальное досталось Пэймеру.
Наблюдая как все содержимое его рюкзака летит в грязь Шейн не сильно расстроился. Конечно, было жаль учебники, жаль тетради, где было множество важных записей, но, к счастью, его память никогда не подводила, и умный рыжий мальчик в поношенных вещах всегда помнил все, что записывал в свои тетрадки. Единственное, что было действительно жаль так, это толстовку. Рыжий любил эту кофту, и было обидно смотреть, как она вместе со всем содержимым отправляется в лужу. Конечно, Сэм ее постирает, но сам факт унижения любимой вещи останется в душе навсегда.
- Там еще кое-чего не хватает. И после этих слов Шейну бы броситься бежать, но он продолжал смотреть, как его тетради безнадежно портятся склизкой жижей, в которую спустя секунду отправили и его самого. Брикман больно ударился локтем о землю, и рванулся было встать, но почувствовал, как его придавили ногой, поэтому остался лежать, но благоразумия ему это не прибавило. - Если думаешь, что после этого я замолвлю за тебя словечко перед Сэм, то ты ошибся. Нужно было сразу в участок идти, там было бы твое место, - Шон поморщился, размазав по щеке грязь. Ему уже было все равно, что его ждет дальше.
Но дальше его ждало чудо. Со стороны площадки для тренировок в Пэймера прилетел мяч, и Шейн тут же метнул взгляд в ту сторону. Карденас. Они всегда хорошо общались с Педро, и Шон даже скучал, когда тот уехал, но влезать ему не стоило. Однако кто думает о последствиях, когда в душе трепещет птица по имени Справедливость и требует чтобы ее выпустили на волю. - Ох, зря… - прошептал себе под нос Брикман и, пользуясь моментом, пока Энтони отвлекся на помеху, выскользнул из-под его ноги.
- Жить надоело? - выпалил Шейн, поравнявшись с Карденасом, который как раз подошел к их веселой компании. Если бы у Макса был телефон, то он непременно снял бы все это на видео и выложил в ютуб, собрав кучу лайков и став знаменитым блоггером. Но он решил вместо этого просто подождать в сторонке, пока его дружок наиграется с малолетками.
Даже вдвоем Шейн и Педро вряд ли смогли бы противостоять Тони, хотя кто знает, что скрывает за собой фигура Карденаса, он как темная лошадка появился внезапно, дав Шейну минуту чтобы собраться и быть готовым к побегу, но бежать он отчего-то не спешил. А теперь они оба ждали, что будет дальше. - Следующий косяк может быть последним, - обратился Шон к приятелю Пэймера, который, кажется, решил таки присоединиться, и тот внезапно передумал. - Это и к тебе относится, Пэймер. Он прекрасно знал, что на Тони эти угрозы не подействуют, поэтому приготовился держать удар. Ему-то все равно, а Карденасу еще в мировой футбол играть.

+2

8

Шейн довольно забавно барахтался в грязи, а Тони возвышался над ним и раздумывал, что делать дальше. На самом деле, блондин не любил затягивать свои игры, поэтому он хотел уже оставить мальчишку в луже и пафосно удалиться, но его планы нарушил довольно ощутимый шлепок, пришедшийся точно между лопаток. Мяч для американского футбола с гулким звуком несколько раз ударился об асфальт, а затем покатился в сторону. На секунду это небольшое происшествие отвлекло Тони, дав Брикману достаточно времени, чтобы выбраться из грязевой ловушки.
- Кого я вижу, Педрилио собственной персоной, - Энтони одарил Карденаса своей фирменной улыбкой.
Хавьер Педро Алакран Карденас (можно сломать челюсть, пока выговоришь его имя полностью) был достаточно знаменитым персонажем Брайтонской школы. Футболист, звезда и просто душевный парень, без которого не обходилась ни одна стоящая вечеринка. Педро заработал свой авторитет ногами, в прямом смысле этого слова, поэтому теперь мог спокойно играть в благородство, защищая чудиков, подобных Брикману. И в какой-то мере, Пэймера это раздражало. В мире Тони существовало всего два цвета и разноцветный Карденас сильно выбивался из палитры. Энтони не хотел с ним конфликтовать, но и дружить не собирался. А сейчас мексиканец перешел черту, отобрав у Пэймера добычу, которая, к слову, резко ретировалась под крыло друга. Хотя Шейн стоял почти рядом с Педро, он все равно был на полшага за спиной футболиста. «Двое против одного», - Тони прищурился. Макс хотел было уравновесить баланс сил, но Шейн быстро выпалил что-то про траву и тот притих. «Продажная шкура». Впрочем, чего-то подобно Тони и ждал.
- Карденас, ты, кажется, перепутал футбольное поле с велосипедной стоянкой. На следующее др у своей подружки попроси компас, - Пэймер мотнул головой в сторону Брикмана. Мальчишка уже оправился от грязевых ванн и выглядел скорее серьезным, чем напуганным. Хотя по лицу рыжего толком никогда и ничего нельзя было понять. И порой, Пэймер ловил себя на мысли, что своими издевками пытается вывести Брикмана на эмоции.
- Нет, серьезно, это не твоя драка, Карденас. Мило, что ты так заботишься о Шони, но ты же не будешь вытирать ему сопли до конца жизни? Если он не научится стоять за себя, то навсегда останется сопляком и грушей для битья, - Тони смотрел прямо в глаза Педро, медленно продвигаясь вперед. В отличие от Брикмана Карденас не пятился назад, а достаточно спокойно стоял на месте, выжидая, что в конечном итоге предпримет Тони. Шейн нервно дергал друга за рукав рубашки, всеми силами намекая, что им пора бы уже валить. Однако, Педро, либо был слишком храбр, либо имел чертовски хреновую реакцию. И хотя Пэймер прекрасно знал, что это не правда, он подумал, что может быть, именно за это мексиканского легионера выперли из United, и эта мысль его позабавила.
Когда между ним и Педро осталось расстояние всего в два шага, Энтони остановился.
- Тони, оставь их уже. Это не смешно, - в очередной раз подал голос Макс. Пэймер прикусил щеку, а потом сделал резкий выпад и произнес:
- Бу!
Это уже действительно было не весело. На сегодня Брикман получил свое, а трогать Карденаса Тони не особо-то и хотелось.
- Бегите менять памперсы, - напоследок съязвил Пэймер и, развернувшись, быстрым шагом направился к Максу.

+1


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » Boys, 20/4/10