In This Moment — Blood
Добро пожаловать в славный городок Брайтонс Милл, путник. Город, который поразит тебя своей красотой и гостеприимством. Городок, который впустив тебя за свои границы этой осенью, уже не позволит тебе его покинуть. Возможно, ты успеешь его полюбить, и желания драть отсюда когти у тебя и не появится, ну а коли иначе - не страшно, ведь выбора у тебя все равно уже нет...
Eleutheria Fleming Joss Colter River Wright
Объявление #8:Два объявления за один месяц? Кто мы и куда делись ваши админы? А они подводили итоги BRIGHTON'S MILL AWARDS, а также готовили для вас много приятных новостей.

ADS. Brighton's Mill

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » it's too late; 11.2015


it's too late; 11.2015

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

it's too late, 11/15
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
http://imgur.com/AdqxetQ.gif http://imgur.com/qn3o6tc.gif
http://imgur.com/QgYTuYO.gif http://imgur.com/XY2hwWw.gif
http://imgur.com/bJr4Ius.gif http://imgur.com/lsh0jqI.gif
http://imgur.com/GGv8VXs.gif http://imgur.com/FwEX8em.gif
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Слишком поздно делать выводы.
Слишком поздно что-то менять.
Слишком поздно надеяться.
Слишком поздно спасаться.
Слишком поздно... потому что кошмары стали явью.

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
Melissa Holbrook, Max Cohen.; начало ноября, Брайтонс-Милл.

+3

2

5.11.2015
Но коль черти в душе гнездились -
Значит, ангелы жили в ней (с)

Макс проснулся и обнаружил себя сидящим на кровати: ноги свешены вниз, шея затекла от перенапряжения, пальцы покалывает начинающаяся судорога. Он уже понял, что просидел так, может быть, всю ночь, пока рядом спокойно спала Мелисса. Его больше ничто не удивляло. Ни трусливый лай собак на пробежках, ни настороженные взгляды любимой, ни поредевшие за последнее время звонки Лорейн. Он физически ощущал чье-то присутствие рядом с собой, вокруг себя и в себе. Стоило закрыть глаза и он отключался, как добровольцы в тех телешоу с мастерами гипноза. Щелчок, толчок в грудь, касание чьей-то холодной, влажной руки.
Под хруст конечностей он встал с постели и размялся. Волнами на него то и дело накатывало равнодушие, он больше не спрашивал себя, где пропадает Мелл по утрам, не радовался хорошей погоде, ел без аппетита и почти все делал, как на автомате. Заводная кукла. Умылся, почистил зубы, стараясь не думать ни о чем, ведь любая эмоция способна выбить его из равновесия, трансформироваться во вполне осязаемое ощущение. Щелчок, толчок в грудь, касание чьей-то холодной, влажной..
- Доброе утро, - веселый щебет Мелл в голосовой почте раньше поднимал настроение, теперь же не вызывал ничего, кроме раздражения. Коэн себя не узнавал, больше того, он все чаще ловил себя на мысли, что ждет исчезновения Мелиссы из своей жизни. Для ее же блага, - отражение в зеркале пошевелило губами. Макс наклонился прополоскать рот, а оно осталось стоять на месте. - Завтрак на столе. Я на встрече, скоро буду, целую.

Завтрак действительно был на столе. Макс машинально закинул в себя пару тостов и залил все обжигающим чаем. Кофе он больше не пил, так же, как пиво или вино. В копилку утерявших актуальность интересов отправилось почти все - от предпочтений в пище до выбора музыки. Он вообще перестал слушать музыку и, если вечером Мелл не включала что-нибудь лиричное под настроение, дом до утра погружался в густую тишину, прерываемую разве что тихой болтовней из телевизора.
Закончив с завтраком, Макс какое-то время продолжал сидеть за столом, лениво осматриваясь. Яркие краски собственного дома делали его чужим, не похожим на реальность. Коэну казалось, его дом должен быть серым и пустым, без мебели, погрязшим в вечном тумане - он видел его именно таким в своих кошмарах, и успел привыкнуть. К реальности он возвращался все реже и вскоре перестал отличать действительность от навязанного ему кем-то вымысла. Во снах он видел других людей, таких же, как он, испуганных, потерянных. Среди них были знакомые лица: Энди с соседней улицы, Кора, Райан и Кейлин. Все они шастали во тьме вне времени и пространства, пока наконец не просыпались.

Его взгляд упал на толстый блокнот оставленный Мелиссой на холодильнике и Макс, недолго думая, взял его в руки. Первые записи датировались июлем и в общих чертах описывали территорию племени Якама. Даты встреч, номера телефонов, имена, записанные знакомым торопливым почерком. Спустя несколько пустых страниц, мужчина наткнулся на свое имя, пролистал дальше. Начиная с двадцатых чисел октября оно хоть и продолжило фигурировать в заметках Мелл, но было потеснено странным термином "другой".
Макс и "другой". Дата - событие. К двадцать девятому числу Коэн пришел в бешенство.
- Это что за хренотень? Ты увлеклась фантастикой? - он швырнул блокнот на стол перед вошедшей Холбрук и тот, словно дохлая птица, распластался на глянцевой поверхности. - Кто этот "другой", что не дает тебе покоя, а, Мелл?

+2

3

Свежий утренний воздух трепал волосы, заставляя пожалеть о том, что шапка осталась дома. Погода в Брайтонс Милл сегодня совсем не радовала, никак не желая подарить жителям городка хоть какое-то тепло. Я уже начинала жалеть, что так рано выбралась из-под одеяла, чтобы отправиться на встречу к бывшему мужу, о которой он так настойчиво просил. Мне было его жаль, тем более я собиралась последний раз поставить точки. Конечно, он конченый придурок, но все же, Макс слишком переусердствовал, разрисовывая его лицо и отправляя его на больничную койку. До сих пор я не могла понять, откуда в Коэне взялось столько ярости и силы. Несколько дней я посещала Филиппа, мы многое обсудили и больше недели не виделись. Мне казалось, что то была наша последняя встреча и он окончательно понял, что я не уеду. Что я останусь тут, рядом с Максом, потому что я так хочу, потому что решила. Наверное, поэтому его звонок рано утром стал такой неожиданностью, но отказать ему я так и не смогла.
Последние дни все замерло вокруг, словно в предчувствии бури. Слишком тихо, слишком спокойно, как перед цунами, когда стихает ветер, а вода уходит к горизонту. Так и тут, что-то происходило, нечто неведомое должно было случится, это ощущал каждый, но никто не мог понять, что именно. Но люди начинали догадываться. Завеса тайны, что окутывала город, неспешно приподнималась, давая заглянуть за неё, но так и не открывая себя полностью. Кукловод бросал крохи, чтобы ещё больше заинтриговать зрителя, пока не настанет желаемая развязка. Вот только меня начинало пугать то, что могло открыться.
Открывая дверь в наш с Максом дом, я пыталась успокоится, после весьма стрессовой беседы. Я ещё ощущала, как горит кожа от ладоней Фила, когда он хватал меня за руки, крепко сжимая пальцы, стараясь удержать. В ушах звенел его голос, умоляющий уехать с ним прочь, сейчас, сегодня. Я все ещё видела перед глазами его удивленное лицо, после того, как он поведал мне все, что разузнал, открыл странности, предоставляя факты, касательно Макса, которые, по его мнению, должны были перевесить и заставить меня этим же утром, не заезжая обратно к Коэну, покинуть город. Но я знала практически все, что он мне сказал.
Я видела, насколько сильно изменился Макс, он стал совсем иным, не таким, каким я его успела узнать. С каждым днем в нем было все меньше заботы и нежности, а появилось все больше агрессии. Он нервничал, срывался. Его вкусы полностью и контрастно поменялись, после возвращения. Он перестал звонко смеяться, в голосе появилась какая-то пустота, а взгляд все чаще становился рассеянным. Но самое главное – Макс обманул меня. Нет, я не о мелкой лжи, которую все мы говорим друг другу. Я о более глубоком и серьезном. Тот труп, что мы нашли в лесном домике. Женщина, по его словам, покончившая жизнь самоубийством. Она оказалась совсем не той, кем он мне её описал. Пару дней назад, совершенно случайнейшим и нелепейшим образом, складывая его вещи я заметила бумажку, выпавшую из кармана его джинс. Наверное, я бы и не читала её, если бы та сама не легла на пол текстом вверх. «это не мой сын» Я сразу поняла, что это. Воспоминания того страшного дня, кадр за кадром промелькнули в голове. Я не ошиблась, у неё в руке таки была записка. Но, почему Коэн меня убедил в обратном?
Я начала теряться в собственных воспоминаниях и мыслях. Принялась копать глубже, пересмотрела уже то, что знала, корректируя свои записи. Макс перешел ещё на больший уровень в моей душе. Он стал ожившим персонажем моей будущей книги, героем, сошедшим с недописанных страниц, судьба которого повисла в воздухе, замирая, как грифель карандаша над пустым листом. А вместе с ним останавливалась и моя жизнь, потому что я все ещё любила его. Вот только не совсем понимала, какого из них. Ведь, он явно одержим чем-то, кем-то. Потому что порой мне кажется, что я вижу именно того, моего Макса, чьи глаза не застилает пелена. Но это случается все реже.
День за днем, слово за словом, он все больше водит меня за нос, скрывая и увиливая, уводя меня прочь от чего-то важного, от ниточки, которая способна привести меня к ответам. Но я не собиралась так просто сдаваться, потому оставалась рядом. Мне было важно понять, кто этот человек, что спит со мной в одной постели, ест за одним столом и с каждым днем все тухнет, словно из него вытягивают жизнь. Мне просто необходимо разобраться, что происходит. Наверное, именно поэтому, я не уехала.
- М? – Удивленно вскидываю вверх бровь, слушая упреки Макса, стоит только показаться на кухне. А ведь я так обрадовалась, что он проснулся и будет шанс увидеть и услышать его, побыть с ним, пока мы оба не разбрелись по своим делам. Но, видимо, сегодня что-то явно не сложилось. Паршивое утро перерастет в отвратительный день. Всегда, когда в моей жизни появляется Филипп, все переворачивается вверх дном. – И тебе доброе утро, Макс. – Я все ещё пыталась прогнать прочь нахлынувшее раздражение, прикусывая язык и не поднимая крика, касательно того, что Коэн взял мой блокнот. Сама идиотка, нельзя было его оставлять в доме. И, если бы я так сильно не спешила на встречу к бывшему, желая вернуться быстрее назад, я бы несомненно забрала записную книжку с собой. – Смотрю, у вас с Лорой семейное – читать чужие записи. – Вспоминая первую встречу с его сестрой я слегка нахмурилась. Вот только тогда в нем особо не было ничего криминального, сейчас же, там было все – мои мысли, размышления, догадки, улики. Все.
Я начала понимать, что с Коэном творится полная чертовщина, после того, как обнаружила у нас в подвале запертую девушку и поговорила с ней. Тогда во мне зародилось слишком много сомнений. А после записки, я окончательно убедилась, что мой мужчина уже другой. Эта новость грянула неожиданно, и расставила все по своим местам. Странное поведение больше не казалось странным, оно было логичным, но не для Коэна, которым он был для меня, а для его второго я, которое, возможно, он скрывал в себе не один год. Хотя, не только он стал иным, изменились почти все, кто пропадал. Но сейчас было не время об этом думать, стоило срочно исправлять ситуацию.
- У меня есть шикарная идея, касательно книги. Фантастика ведь более востребована, да? – Я пыталась выкрутиться, хотя понимала, что это будет нелегко, потому что Коэн, казалось, всегда знал, когда я пыталась хитрить. Да и я не так хорошо уж умела скрывать от него ложь. Хотя, его голова была почти постоянно занята чем-то, и он верил моим словам, потому, возможно, и в этот раз все удастся. - Все вот эти исчезновения, они будут связаны с племенем и их магией. – Подходя чуть ближе, но неосознанно стараясь держаться все ещё на расстоянии, я подняла руки, описывая ими полукруг, словно пытаясь изобразить то, что хочу сказать. – Они похищали людей, и наделяли их Альтер эго, которое владело их телом и разумом, лишь время от времени меняясь местами. Каждый жил своей жизнью, а окружающие ничего не понимали, принимая все так как есть. И… И вот в один день все узнают правду. Что? Плохо? – Видя странное выражение на его лице, я пожала плечами, мол не понимаю, в чем проблема. -  А вот имя персонажу главному, я так и не придумала, потому и называю его просто «другой». – Складываю руки на груди, показательно насупив брови. Сердце стучит с дикой скоростью, норовя выпрыгнуть наружу. Что он успел прочесть? Много ли? Там описаны все мои злоключения, каждый шаг, каждое сомнение. Сколько раз там повторяется его имя и то, что меня так волновало, все изменения в нем. Словно дневник слежки за подопытным кроликом и я не знала, как это объяснить, не обидев его. – Тебе не нравится идея? Мне кажется, на неё найдется покупатель. Филу понравилось. – Буркнув, совершенно не подумав, я кормила его очередной порцией полуправды. Нравится, Макс? Ты кормишь меня этим уже не один день. Пора и тебе отведать.

+1

4

- Ко.. кому? - Макс навис над Холбрук в считанные секунды. Тщательно оберегаемый им контроль был утрачен, а может, его вообще не было? То, что засело внутри, сплело иллюзию, вынудив поверить, что он - это все еще он, а не незнакомец в отражении, живущий собственной жизнью. И Коэн поддался, расслабился слишком рано, устав бороться с бестелесным врагом, в существовании которого уже не сомневался.
- Это к нему ты бегаешь всю неделю? - мужчина едва не сорвался на крик, заставив Мелиссу вжать голову в плечи. Впервые за долгое время ему не составило труда сложить дважды два, словно ярость подпитывала силы, помогала соображать. То, что он обещал себе не делать - выходить из себя при Мелл - он сделал с ее легкой подачи, и ему снова это понравилось.
- Ты следила за мной, Мелл, - Макс нервно дернул плечом, будто сбрасывая чью-то невидимую руку. - Скажешь, часть книги? Не держи меня за идиота, - он взмахнул руками так близко к девушке, что в воздух поднялось облако ее волос. - Почему ты все еще здесь, а? Почему не катишься в Сиэттл с мужем? - он ненадолго заткнулся, задумавшись, и продолжил уже спокойнее, но злее: - Что ты ему рассказала обо мне? - в эту минуту опасение, что его могут упечь в психушку за весь тот бред, что написала о нем Мелисса в своем блокноте, перешел на первый план. Но вместе с тем, ничто уже не имело смысла: Коэн чувствовал, что близится развязка, что бы он не думал, не говорил девушке, от него зависит мало, от нее - ничего. Сущность забавлялась, ломая сознание. На какое-то мгновение Максу снова показалось, что все происходит вне реальности - слишком неправдоподобно. Здесь нет Энди, Райана или Кейлин, а ведь именно они были залогом его уверенности в происходящем в последнее время. Он почувствовал, как в груди грохочет сердце, как кровь стучит в висках, ощутил тепло, исходящее от Мелл - все, от чего он давно отвык. - Мне давно следовало понять. Лора была права, ты здесь, только ради своей книжонки, - сказав это, Коэн почувствовал облегчение: сейчас она развернется и уйдет. Но вместо того, чтобы сделать шаг назад и смиренно ждать, когда это случится, он схватил Мелиссу за запястье, удерживая рядом. Макс снова почувствовал чье-то присутствие.

+1

5

Если честно, я не ожидала от него такой прыти. В считанные секунды Макс оказался возле меня, буквально подавляя, заставляя невольно даже присесть, перед той яростью, что плескалась в его, когда-то светлых глазах, которые сейчас напоминали темные глубины бушующего моря, готового вырваться и утопить меня. Глупость, как вообще с моего языка могло слететь то, что я так тщательно скрывала, чтобы не вызвать его гнев, не расстроить, не привести к очередному скандалу.  Ведь для меня Фил уже давно ничего не значил, а Макс, несмотря на все, что с ним творилось, до сих пор оставался слишком важным. Но какой смысл было ему говорить об этом сейчас? Абсолютно никакого. В своем приступе ярости он не слышал никого и ничего, такое случалось уже несколько раз и оставалось лишь ждать, когда он успокоится, чтоб нормально поговорить, но и молчать тоже было нелепо.
- Макс, я… - Мужчина слышал лишь себя, переходя с гневного тона на крик, от чего сердце замерло, а по коже побежали мурашки. Впервые мне стало настолько страшно, что буквально подогнулись коленки. Я, словно потеряла дар речи, мне стало чертовски стыдно, что он нашел все это, и мог подумать гораздо больше, чем есть на самом деле. Впрочем, что уж больше, если по записям и так становилось понятно все. Тем не менее, я хотела ответить, я пыталась объяснить.
- Макс, да подожди.. – Но он просто не слышал меня, лишь перебивая, словно ответы были не так уж и важны. Я терпела, я ждала, когда он успокоится, когда выдохнет, когда даст мне шанс сказать, хоть что-то, но всему есть предел и моему терпению тоже.
- Мне давно следовало понять. Лора была права, ты здесь, только ради своей книжонки
Удар под дых, лишивший дыхания, сознания и восприятия мира. Кажется, даже в глазах потемнело. Я столько времени отказывалась верить в происходящее, надевала шоры, потому что вся моя душа, каждая клеточка тела, все мое естество тянулось к Максу. Рядом с ним я поняла, что такое действительно влюбиться без памяти, просто потому, что он есть, не за какие-то дела, поступки или слова. За улыбку, прикосновение и взгляд. Размахиваюсь и заряжаю ему звонкую пощечину, от которой начинает покалывать ладонь, выплескивая в ней свою обиду и возмущение, пытаясь отрезвить его светлую голову.
- Я понимаю, когда она так говорит, да кто угодно. Но ты.  – Тычу пальцем ему в грудь, даже не пытаясь скрыть горечи в собственных словах. - Ты! Ты как никто знаешь, как я тебя ждала, как радовалась возвращению, как наслаждаюсь каждой секундой проведенной рядом, верю безоговорочно, буквально дышу тобой. И что взамен? Недоверие и оскорбления? Ложь, секреты, косые взгляды? – Да возможно я утаивала от него многое, делая это исключительно для него, а разобравшись, я бы непременно рассказала Максу. Я тихо сходила с ума от всех противоречий, что творились вокруг, не зная, верить себе, своим глазам, чужим словам или Максу. И всегда я выбирала последнее. До недавних событий, поселивших в душе сомнение, срывающих вуаль с глаз. – Да, я виделась с Филом, потому что хочу, чтобы он уехал. Твои упреки абсолютно пустые. Хотела бы уехать, уже давно уехала бы, ты и сам это знаешь. И если ты считаешь, что я ему что-то рассказала о тебе, то вперед, иди к нему и спроси. А перед этим поведай мне, что с тобой происходит и где делся мой Макс. Проклятье. – Перехожу на повышенные тона. Он крепче сжимает мою руку, буквально срывая с губ болезненный стон. – Отпусти, мне больно Макс. – Говорю уже спокойно. Но, слова идут мимо него. Наверное, стоило уйти раньше, ещё до того, как его цепкие пальцы, по какой-то неведомой мне причине, впились в мою кожу. Но проблема была в том, что я не хотела уходить. Я все ещё надеялась достучаться, ведь там внутри, мой Макс, просто что-то неведомое сделало его чужим. – Пусти. – Говорю уже более строгим тоном, насупив брови и глядя в его глаза, пытаясь скрыть сковывающую все внутри панику.

+1

6

- Тебе надо уходить, - поморщившись, наконец смог произнести Коэн, но руку Мелл так и не отпустил. Его начинало колотить от злости: вместо того, чтобы оставить все как есть, плюнуть ему в рожу и исчезнуть из жизни Макса, Холбрук продолжала цепляться за то, о чем сам он едва мог вспомнить. С ее слов он действительно выглядел не тем, кем являлся на самом деле, кто-то вырвал страницы памяти и неаккуратно свалил обратно в переплет, оставив множество пробелов. - Скоро все закончится, - он это чувствовал всем своим существом, будто с минуты на минуту должна была поступить команда на самоуничтожение, но чтобы закончить начатое, чтобы избавить от мучений хотя бы Мелиссу, он должен был сделать еще больнее. Она не уйдет, - он размахнулся и ударил ее по лицу, разговоры бесполезны, он действительно превратился в психа и все, что скажет ему девушка, не будет иметь смысла.
Коэн отпустил ее руку и дал возможность отшатнуться в сторону, но когда Мелл подняла на него ошалелый взгляд, перед ней стоял не Макс.
- Скоро все закончится, - бесстрастно повторил другой, указывая на стул рядом с собой. - Присядь.
Мужчина обошел стол и, остановившись у подставки с ножами, оглянулся на Мелиссу. Она все еще прижимала ладонь к покрасневшей щеке и смотрела на него исподлобья, но без страха, словно прекрасно понимала, что происходит, или хорошо притворялась. - Садись, - Макс с завидным спокойствием выбрал самый тонкий нож и сел напротив Холбрук. - Даже странно, что мы не сделали этого раньше. Впрочем нет, ты отлично играла свою роль все это время, благодаря тебе мы далеко продвинулись в нашем деле за короткий срок, - другой мельком взглянул на часы и накрыл ладонями лезвие тесака. Сегодня действительно должно было произойти нечто решающее, все, кто вернулся больше месяца назад, это знали и были готовы. Незачем больше скрываться, их много, они сильны, против них нет защиты. Такие, как Мелисса Холбрук, пешки, отвлекающие факторы, призванные внушить доверие к таким, как Макс, потеряли смысл. - Надо сказать тебе спасибо. Ты все знала, но продолжала быть рядом, - мужчина чуть склонил голову, улыбнулся - совершенно по-человечески тепло и мягко, как когда-то улыбался Мелиссе сам Макс, и постучал костяшкой указательного пальца по обложке блокнота. - Дай руку, или я сделаю это силой. А попытаешься бежать - перережу ему горло.

+1

7

Человеческая память и эмоции весьма странная штука. Мы не можем просто взять и вычеркнуть то, что было, то, что когда-то коснулось души тем или иным образом.  Все всегда остается внутри. Оно не забывается, как говорят многие, со временем, не выветривается, не исчезает. Это как будто бросаешь камень в воду – сначала в стороны разлетаются крупные брызги, затем они мельче, а камень тем временем опускается на дно, оставаясь там. Так и в нашей жизни все лежит на дне памяти, что-то, как осадок на дне кружки с чаем, что-то, как припорошенные пылью качели в саду, где ты был счастлив. Если ты запустил человека в свою жизнь, то, даже покинув тебя, он все равно в ней остается, обратно пути нет, нет выхода. Я прекрасно знала это, когда открывала свою душу и сердце Коэну. И теперь, слыша его слова, понимая, что он прогоняет меня, я лишь нахмурилась, пытаясь побороть волну гнева, что жаром поднималась внутри, перекрывая даже то чувство страха, что пропитало каждую клетку.
- Уходить? Закончится? – Удивление, словно огнетушитель покрыло светлой охлаждающей пеной огонь раздражения. – Что закончится, Макс? – Он пытался прогнать её, хотел избавиться от общества, вычеркнуть из жизни, но пальцы все крепче сжимались вокруг руки, все ещё принося боль, заставляя коленки чуть подогнуться. Совсем недавно мой бывший муж вот так вот крепко держал мои руки, уговаривая уехать с ним. Сейчас это делал Коэн, с одной небольшой разницей, вопреки словам, он не отпускал меня. – Да что с тобой такое? – Голос становится громче, и я сама не замечаю ноток обиды, смешанной с надеждой, что скользят в нем. – Ты можешь мне хоть что-то объяснить? Почему ты постоянно говоришь загадками? Что за недоговорки, Макс? Что, черт возьми, происходит с тобой?
Я даже не сразу поняла, что произошло. Просто только что весь мой мир разлетелся на миллионы осколков, большая часть которых впилась в кожу, проникая внутрь, стремительно, добираясь до сердца и вонзаясь в него острыми иглами, проделывая то же самое с моим ошалевшим сознанием, в то время, как отголоски происходящего искрами засверкали в глазах. Макс меня ударил. Несколько секунд раз за разом прокручивались в голове, словно кто-то вновь и вновь перематывал обратно, пока голова непроизвольно следовала траектории пощечины отворачиваясь в сторону, пока волосы по инерции нежными поглаживаниями не коснулись горевшей кожи, обволакивая лицо, пряча от чужих глаз боль и презрение, которое отражалось на нем.
Он отпустил мою руку, но так и не освободил меня. Кажется, я навеки скована крепкими цепями, с той самой секунды, когда увидела его впервые. Только раньше оковы давали крылья, а сейчас стали напоминать пропитанную ядом колючую проволоку, что вонзалась в тело, ослабляя и медленно убивая меня. Но ведь это все ложь. Наконец-то беру себя в руки, неосознанно прикасаясь холодной ладонью к месту удара, пытаясь снять боль и жар, поднимаю глаза на Макса. Вновь пелена в его светлом взоре. Почему-то этот факт заставляет меня облегченно вздохнуть. Это не он. Это не мой Коэн ударил меня. Сердце вновь начинает биться, словно ему аль лекарство, вытаскивая осколки, начиная залечивать раны. Мой Макс никогда бы не прикоснулся ко мне так, не причинил бы боли, не унизил меня. И черт возьми, я просто не могу оставить его в плену того «другого» - монстра, который что-то творит с его сознанием. Наверное, поэтому я послушно присаживаюсь на стул, пытаясь придумать, что же делать, как спасти любимого мужчину от того, что тянет его в Ад.
- Продвинулись в каком деле? – Слишком много вопросов, чересчур много загадок, тайн и белых пятен. – Макс.. Что ты несешь? – Глядя на нож в его руке я вздрогнула, откинувшись на спинку стула, в надежде быть хоть немного дальше. Пелена во взгляде настораживала и пугала, но где-то там, за ней был тот, кто никогда не даст меня в обиду. И это подтвердилось очередной раз, когда угроза была нет, не убить меня, а навредить «ему». – Ты вообще себя слышишь?– Отрицать очевидное, наверное, единственный способ вытянуть хоть какую-то крупицу правды, ведь догадки вещь весьма сомнительная. Пусть они и кажутся особо верными.
– Макс. – Выдыхаю, обхватывая себя руками, пытаясь не обращать внимания на ноющую щеку. – Мы же оба понимаем, что ты не хочешь навредить ни мне, ни себе. Просто все происходящее вокруг, все эти нервы, вся ситуация, что накаляется с каждым днем, ещё и случившееся на лесопилке и паника… Все это слишком сложно укладывается в голове. – Дергаю руку, желая податься вперед, чтобы взять его ладонь, но чувство самосохранения в этот раз сильнее и нож в его пальцах заставляет остаться на месте. – Я не сбегу, мы тоже это оба знаем. Я останусь, и мы найдем выход вместе. – Он явно сошел с ума, его улыбка, вроде бы милая и приятная, от которой разливалось тепло по телу, сейчас не отражалась в глазах отчего выглядела, словно волчий оскал, от которого ледяные мурашки пробежали по спине. Раздвоение личности, злой и добрый Макс, нечто ужасное, что происходило внутри него, все это сплелось тугим комком нашей истории. Внутри мелькнула мысль, что я должна была уехать с Филом, чтобы спасти Макса.. И ведь ещё не поздно, просто надо добраться до телефона, что лежал в моем кармане, и отправить весточку бывшему мужу. Тогда он приедет сюда, а вместе мы сможем хоть как-то помочь Коэну. Я не сбегу. Не могу, не хочу.
- Я дам тебе руку добровольно, но... – Вскидываю вверх подбородок, гордо глядя на моего собеседника. Он говорил о себе во втором лице, и я принимала правила этой игры. Он ставил условия... Что же, я тоже это умела. - Сначала, я хочу поговорить с «ним». Если ты думаешь, что этот блокнот – единственные записи, что я вела, то крупно ошибаешься. Можешь его сжечь. Если что-то случится со мной или с моим Максом, то та небольшая исповедь, что была у меня сегодня утром и что записана – тут же отправится в СМИ, и все мои наблюдения и подозрения станут известны миру. А ведь я знаю гораздо больше, чем в нем. – Мне нужен был светлый взгляд голубых глаз, сознательный Коэн, и тогда я уговорю его обратиться к психиатру, тогда мы обезопасим и его и меня от «другого», тогда мы все сумеем. Мне нужен был мой Макс.

+1


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » it's too late; 11.2015