In This Moment — Blood
Добро пожаловать в славный городок Брайтонс Милл, путник. Город, который поразит тебя своей красотой и гостеприимством. Городок, который впустив тебя за свои границы этой осенью, уже не позволит тебе его покинуть. Возможно, ты успеешь его полюбить, и желания драть отсюда когти у тебя и не появится, ну а коли иначе - не страшно, ведь выбора у тебя все равно уже нет...
Eleutheria Fleming Joss Colter River Wright
Объявление #6: расскажет вам о новой части сюжета и напомнит о важных правилах. А также поможет избежать удаления.

Граница времени: 21 ноября 2015

ADS. Brighton's Mill

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » Accurate drivers and where to find them, 27.10.15


Accurate drivers and where to find them, 27.10.15

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Accurate drivers and where to find them, 27.10.15
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Кто-то поздним вечером едет на работу в ночную смену. Кто-то возвращается домой. Кто-то праздно шатается по улицам и тем самым мешает дорожному движению. В результате никто никуда уже не едет – ни на работу, ни домой – только праздношатающиеся продолжают праздно сновать по городу как ни в чем не бывало.

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
Bianca Maiorescu, Ernest Doyle; 27/10/2015, выездная дорога из Брайтонс Милла.

+2

2

В таком маленьком городке как Брайтонс дни редко когда отличаются друг от друга. Особенно, когда заканчивается школа и веселое беззаботное время сменяется унылой рутиной, которую и праздниками-то разбавить достаточно сложно, потому что, к примеру, на фестивале яблочных пирогов по умолчанию подают в основном яблочные пироги. Кто хочет, тот подобного однообразия, несомненно, избежит. А все, кто остается в этом болоте, либо не очень-то и хотят его на что-то менять, либо судьба распорядилась так, что всю свою оставшуюся жизнь они должны провести здесь. Последний вариант, конечно, звучит удручающе и несправедливо, но кто-то же, в конце концов, должен создавать картину заселенности данной местности.
Ладно, на самом деле, не все так ужасно, как кажется. Бывают и дни, насыщенные событиями, дни полные неожиданностей и непредвиденных обстоятельств. Например, сегодняшнее утро Бьянки началось с того, что мать решила приготовить завтрак. Девушка проснулась от того, что ноздри начал неприятно щекотать запах чего-то горелого. Инстинкт самосохранения привел девушку на кухню, где Нора с гордостью сообщила, что она готовит блинчики и у неё все под контролем. В то, что эта женщина готовит, было поверить также сложно, как и в то, что у неё хоть что-то может быть под контролем. Впрочем, не стоит судить её слишком строго. Таков уж удел матери-одиночки, все время и силы уходят на то, чтобы обеспечить свое ненаглядное чадо всем, что есть у других. Поэтому времени на готовку у Норы никогда не оставалось. А сегодня, по случаю отмененного занятия по музыке, она решила сделать Бьянке приятное. Ну не чудо ли?
- Я сама закончу, ма, - качнув головой, Бьянка просунула руку во второй рукав, второпях накинутой клетчатой рубашки, выполнявшей роль халата, которая была забыта одним человеком, (а может быть нарочно спрятана от одного человека) и сменила Нору у плиты. На приготовление блинчиков ушло энное время, которое никак не вписывалось в понятие девушки о быстром завтраке. А еще мать все время крутилась рядом и рассказывала о том, как важен плотный завтрак перед ночным сменами, а потом, вдохновившись одним нравоучением, прочитала еще ряд нотаций, которые, если не испортили Бьянке настроение, то заставили её нервничать. Все вылилось в забытые ключи от рабочего шкафчика с формой, за которыми пришлось вернуться. Точный как часы, с работы вернулся сосед. С парковкой у этого старика были проблемы, он всегда раскорячивался на всю проезжую часть, и вдобавок ко всему, страдал перфекционизмом. С низко опущенными бровями Бьянка наблюдала за тем, как он тыркался вперед и назад, выравнивал автомобиль. У неё подрагивала скула и она представляла, как переезжает его на следующее утро, по дороге домой, как раз, когда он выйдет за своей газетой.  Когда его додж, размером с дом, идеально ровно встал на парковочной площадке перед гаражом, старик высунулся из окна и благодарно помахал Бьянке рукой. Она тут же расплылась в любезной улыбке и кивнула ему. Затем неспешно нажала на газ и плавно двинулась вперед, только за поворотом вдавив педаль до упора.
К тому моменту, когда девушка выруливает на выездную дорогу из Брайтонса, время на приборной панели добралось до критической отметки. Предупреждающие сигналы светофоров перестают нести какую-либо смысловую нагрузку, и девушка пролетает перекресток за перекрестком на ровной скорости, не касаясь педали тормоза. Для того, чтобы среднестатистические жители разъезжали по городу уже достаточно поздно, да и местным блюстителям правопорядка есть, чем заняться, со всей этой чертовщиной в городе. Кстати, о чертовщине. Три недели без сигарет и Бьянке даже особо стараться не нужно, чтобы изображать агрессию «других». Организм пока не понимает, что за отсутствие в себе никотина, должен быть благодарен, а не бунтовать. Впрочем, пока вокруг ни души, просто грех не воспользоваться возможностью и не выкурить сигаретку. В бардачке как раз припрятана пачка. Девушка открывает створку, но как назло, там столько всего припрятано, что заветная пачка вываливается на пол.
- Да чтоб тебя, - бурчит Бьянка и наклоняется, чтобы её достать. В правилах вождения черным по белому написано, что так делать нельзя. Но с правилами у Майореску всегда были особенные отношения, - бинго, - бормочет она, уже зажимая между зубами долгожданную сигарету. Но когда снова поднимает глаза на дорогу, замечает впереди машину, чьи тормозные сигналы предупреждающе вспыхивают красным.  Бьянка отчаянно давит на педаль тормоза, что старый форд с надрывом скребет по асфальту. Дистанции все равно оказывается недостаточно и морда автомобиля, хоть и нежнее, чем могло бы быть, все-таки вписывается в задний бампер впереди стоящего.
Как шутил один комик, первое, что делает любая женщина в подобной ситуации, это закрывается в машине и звонит маме. Возможно, будь Бьянка уверена в том, что Нора не спит и будь у неё больше времени, она не стала бы исключением. Но в данной ситуации, нужно решить вопрос, как можно быстрее. Например, взять и просто поехать дальше. Майореску поспешно вынимает сигарету изо рта, бросает на пассажирское сидение и включает заднюю передачу. Форд медленно отползает назад, выставляя на показ помятый номерной знак и треснувшую противотуманку. И только-только дернувшись вперед, он вновь вынужден затормозить перед выскочившим владельцем второй машины. Oh well…

+1

3

- …ладно, Дойл. Работа не сдвинется с места, пока я говорю с тобой, - Дойл продолжал трепаться с Нью-Йорком практически все время по дороге домой.
Конечно, Дойл ни за что бы не признался об уколе зависти, что в Нью-Йорке, как обычно, кипит жизнь, не то что здесь; а у студентов его алма матер, раз уж на то пошло, жизнь кипит всегда настолько, что выкроить бы время на сон. С другой стороны, а чего они хотели, когда туда поступали? То-то же. Шараг в Америке немало, не хочешь шевелить мозгами – выбирай любую. Поэтому юные светила юриспруденции из NYU жаловаться-то жалуются, но расслабляться себе не позволяют. Не то что некоторые, которым больше ничего и не остается.
- Сочувствую, - усмехнулся Дойл, - ну, а меня ждут пицца и сериалы.
В оправдание Брайтонс Милла стоит сказать, что не так уж здесь оказалось все плохо с времяпрепровождением, раз залениться Дойлу удалось только под вечер, а не потратить на это дело весь день. Винить в этом, пожалуй, стоило его столь же не работающую (у занятых людей едва ли нашлось бы достаточно свободного времени, чтобы обрекать себя на общество Дойла на несколько часов кряду) старую подругу Бонни Кокс: так бы Эрни жил себе спокойно и, встав после обеда, досматривал уже серию 15-ую за день "Друзей", но неугомонному Чудовищу, возомнившему из себя великого детектива, пришло в голову, что втянуть в свои дела Дойла, позабыв о том, что вообще-то они друг друга едва переваривают, было бы хорошей идеей. По какой-то дурацкой случайности, недолго думая, он с ней даже согласился.
Кроме того, сам того не желая, Дойл оказался для своих домашних по совместительству курьером и домработницей. Привези то, привези это, Эрни, будь добр, съезди до химчистки... как-то так и получилось, что весь день где-то промотался и возвращается домой в свою глушь только сейчас, словно честный работящий человек.
- Засранец! – тем временем, продолжалось вещание по громкой связи. – Пицца? У вас там что, есть служба доставки?
- Не знаю, пока не проверял. А что, думаешь, нет?
- Не знаю. По твоим рассказам, в Брайтонсе и электричества-то нет да все ездят на оленьих упряжках.
- Возможно, я слишком давно здесь не был… да-а-а куда же ты лезешь, мелкий дегенерат, – пришлось резко вдарить по тормозам: откуда ни возьмись, на проезжей части оказалось чье-то пятилетнее чадо, которому вдруг потребовалось перейти дорогу. И ладно бы просто перейти дорогу – в конце концов, впереди был светофор, имеет право. Но на красный свет! Мама с папой правилам дорожного движения дитя свое, очевидно, учили, да выучили.
Вслед за звуком торможения дойлового автомобиля последовал звук удара, сопровождаемый толчком сзади.
Ну, приехали.
- Что произошло? Ты его задавил?
- Ну что ты. Я не люблю детей, но не настолько, – произнес Дойл. – Погоди, я копов вызову, – после чего отбил вызов.
Дойл вышел из машины с самым невозмутимым видом, будто каждый день он попадает в дорожную аварию (на самом деле, конечно же, нет).
Меж тем, второй водитель начал выруливать с явным намерением покинуть место происшествия. О, ну уж нет. Занеся над ухом телефонную трубку, Дойл с ухмылкой прошелся на середину проезжей части, чтобы неудачник, которому довелось столкнуться с Эрнестом Дойлом, если и попал туда, куда направлялся, то только в буквальном смысле через его труп. Ну а тем временем Дойлу ответили, на что он, оглянувшись вокруг в поисках каких-нибудь ориентиров, спокойно доложил обстановку.
Убрал телефон. Прикинул, как давно мыли допотопный, а теперь еще и помятый "Форд", неумолимо напоминающий драндулет семейства Уизли, и можно ли на него облокотиться, чтобы уже точно никуда не уехал.
Тут-то, при ближайшем рассмотрении, он и заметил, что "счастливицу", обреченную с ним теперь на ожидание копов, он в общем-то знает.
– Ты? – на всякий случай уточнил Дойл, во-первых, что не ошибся, и во-вторых – что вспомнить его тоже не составляло особого труда. В конце концов, раз уж Бубу с этим справилась, то бледной обитательнице фамильного особняка и любительнице человеческой кровушки и подавно.

+1

4

Будь Бьянка порасторопнее, а второй участник ДТП помедлительнее, возможно, девушке и удалось бы скрыться с места преступления, как ни в чем не бывало. Но водитель бесстрашно зашагал навстречу выруливающему «Форду» и едва ли не уперся ладонями в капот. Майореску нехотя опустила ногу на педаль тормоза. Откровенно говоря, сбить парня и уехать – не то событие, которое бы не давало ей спать ночью. Бьянку частенько посещали кровожадные мысли относительно знакомых или случайных прохожих. Просто никогда еще она не позволяла своему желанию взять верх над разумом. Да и в конце концов, с такого расстояния, на котором парень находился от машины, вряд ли получилось бы сбить его насмерть. Она бы уехала, а он бы наверняка встал и сдал бы её полиции, предварительно засудил бы за ушибленную ногу и покушение на жизнь. Бьянке, конечно, хотелось приехать на работу во время, но не такой ценой. Поэтому она лишь крепче сжала руль и глубоко вдохнула. В такое время по городу могут разъезжать только отморозки.
Но к большому облегчению девушки она не увидела, как ожидала, какого-нибудь местного сумасшедшего, которому просто не сидится дома поздним вечером. Лицо Майореску посветлело от улыбки. Естественно, она помнила, как зовут бывшего одноклассника. Бьянка вообще редко что-либо забывает. Кроме того, пусть в школе они и не были такими уж друзьями, в душе теплилась надежда, что удастся легко выйти из сложившейся ситуации. Эта самая надежда и помогала Бьянке к искреннее удивление дополнять таким же убедительным воодушевлением от встречи с давним знакомым.
- Эрни! – фамильярно восклицает она, выбираясь из помятого автомобиля, - Эрни Дойл! Серьезно? – она разводит руками и приближается к парню на расстояние пары тройки шагов, - какими судьбами? Как тебя сюда занесло?
Что там еще принято делать в таких случаях? Мозг Майореску активно анализирует ситуацию и прокручивает в голове слайды с подходящими реакциями. Главное улыбаться и говорить, какой он классный. Парни любят, когда им улыбаются, а еще больше они любят, когда им делают комплименты. Они любят это даже больше, чем девушки, хотя всегда делают вид, что это не так. Бьянка с демонстративной неторопливостью осматривает Дойла сверху донизу и наоборот.
- Ты отлично выглядишь! И машина… - она заглядывает через его плечо на дорогой автомобиль. По одному только виду можно было догадаться, что эта малышка неместная. Бьянка виновато поджимает губы, хотя на самом деле ей было абсолютно наплевать на то, насколько сильно пострадала машина, - так по-дурацки вышло встретиться именно так. Но хорошо, что я во время затормозила. Могло бы быть и хуже, правда? – конечно, правда! Если у Дойла есть такая тачка, значит у него, или у его родителей, есть и деньги на то, чтобы закрасить небольшую царапинку или выровнять небольшую вмятинку, а то и весь бампер можно заменить. Да и вообще, это всего лишь груда металлолома, - слушай, а ты надолго сюда? Как на счет того, что увидеться завтра днем? Я плачу за обед. Заодно и поболтаем, - предлагает Бьянка и в её голове этот инцидент можно считать исчерпанным. Она отчаянно напрягает мышцы ног, чтобы те против её воли не начали отходить обратно к машине раньше времени. Здесь важен момент. Начни отступать чуть раньше, и весь спектакль насмарку. А ведь нужно продемонстрировать заинтересованность.

+1

5

– Эрни! – значит, он все-таки не ошибся; впрочем он бы удивился больше, окажись наоборот – в конце концов, память редко его подводит, – Эрни Дойл!
И все же встретить Бьянку здесь было весьма удивительно. На взгляд Дойла, у нее были все задатки для того, чтобы вырваться из Брайтонс Милла… и все же встретиться их угораздило именно здесь. Обидно, когда в тебе сильна вера в человечество, а оно только и делает, что тебя подводит.
– Ну привет, – усмехнулся  Дойл.
Как его сюда занесло? Сам удивляюсь, – мог бы сказать он. Как можно заметить, эта мысль вообще редко его покидает. А если уж сам от себя не ожидал, то что уж говорить об окружающих.
Но едва ли стоит говорить местным какой-то дыры, что они живут в дыре, а он и сам не очень умный, если в здравом уме додумался сюда приехать без особой на то причины.
– Да вот, знаешь, отпуск решил себе устроить, устал от больших городов, соскучился по духу американской провинции, – продолжая ухмыляться, выдал он Бьянке.
Осмотр «Форда» при свете звезд выявил, что едва ли автомобиль бывал в мойке вчера или позавчера, а значит, доверия не внушал, и чести умостить на свой помятый капот дойлов царственный зад не заслужил. Меж тем, стоило бы отогнать машину с проезжей части, чтобы не мешать движению тех, кому может взбрести в голову покататься по ночному Брайтонсу, но поведение Бьянки внушало доверия еще меньше, чем ее автомобиль: Эрнест, конечно, любил и лесть, и себя, но за ее словами ему ясно виделась цель отвязаться от него поскорее, чего он допустить не мог.
– Ты отлично выглядишь!
– Спасибо, дорогая. Я смотрю, ты тоже не утратила своего вампирского очарования, – нельзя просто взять и не пошутить над румынской родственницей местной чудачки, обитающей в особняке за кладбищем – впрочем, как и всегда. Ну а сейчас, что уж там, и время суток к тому располагает.
– И машина… – именно потому что "и машина": Бьянка, несомненно, очень наблюдательна, раз сумела оценить ее по достоинству, но ее наблюдательность да применить бы до происшествия, а не после. Эрни обычно и сам ездит на чем-нибудь попроще, но дома ему просто не оставили выбора (впрочем, не то чтобы он был сильно против лишний раз прокатиться на представительском седане). Да и то даже у себя в Нью-Йорке он редко упускал возможность заставить страховщиков отработать деньги, которые им платят, а учитывая, что Дойл-старший за страховку своей машины отваливает едва ли меньше, чем Бьянка получает за год, то было бы грех этим не воспользоваться когда есть другие грехи. – Но хорошо, что я во время затормозила. Могло бы быть и хуже, правда?
– Конечно, – охотно согласился он. – Поэтому, возможно, нас не станут долго мучить и мы разъедемся довольно быстро.
– Слушай, а ты надолго сюда? Как на счет того, что увидеться завтра днем? Я плачу за обед. Заодно и поболтаем, – не в правилах Дойла позволять платить за себя даже самым «сильным и независимым» из его знакомых, а уж за него и подавно, но с другой стороны, никто из них и не царапал машину его великого предка, поэтому, пожалуй, стоит над этим подумать... если, конечно, Бьянка не откажется от своего предложения, как только поймет, что времени поговорить у них и сейчас будет вполне достаточно.
– Не знаю, – Эрни неопределенно подернул плечами. – Ну, вряд ли я куда-то уеду в ближайшую неделю. Завтра меня вполне устроит. А что, ты сейчас куда-то спешишь? – самодовольно сощурившись, «участливо» поинтересовался он.

Отредактировано Ernest Doyle (2016-12-25 14:23:44)

+1

6

А Дойл не изменился. В школе он был той еще занозой в заднице. По крайней мере, в заднице директора школы уж точно. Можно даже сказать, что они с Бьянкой были людьми полностью противоположными. Майореску впору сравнить с червивым яблоком. Красивое снаружи, но гнилое внутри. Несмотря на безупречное поведение, наигранную любезность с окружающими, рано или поздно люди от неё отдалялись. Её не выдавало ничего, но внутренние инстинкты людей заставляли их держаться подальше от этой девушки. Эрнест же напротив принадлежал к тому типу людей, которые хоть и ведут себя как самые настоящие сволочи, но все равно притягивают окружающих. И это не только за счет безупречного внешнего вида, от которого веет успехом и каждому хочется оторвать себе кусочек. Нет. Скорее дело было в том, что с, как минимум, с вероятностью в восемьдесят процентов, от Дойла можно было услышать то, что он думает на самом деле. А какая бы горькая не была правда, подавляющее большинство людей все-таки любят все настоящее. Из настоящего в Бьянке была только оболочка, руки-ноги свои, грудь, не то, чтобы очень большая, но зато своя, а вот все, что исходило изнутри… Она врала как дышала. И хотя в основном звучала невероятно убедительно, окружающие нутром чуяли подвох.
Вот и сейчас. Эрнест вел себя довольно приветливо, но все так же был щедр на остроты. И, кажется, быстро догадался, что его пытаются обвести вокруг пальца.
И какого черта он вообще сюда притащился? Собирался провести в городе неделю, а начать решил с того, чтобы создавать Бьянке проблемы. Хотя, чему она удивлялась? Если бы парень так быстро купился на её попытки от него избавиться – вот что было бы настоящим чудом. Еще со школы Майореску помнила, что если Эрнест Дойл вбил себе что-то в голову, то он не отступится. А сейчас, к большому сожалению Бьянки, он вбил себе в голову то, что в сложившейся ситуации нужно сделать все по всем правилам. Просто потрясно!
- Да, если честно, у меня дела, а так я бы с радостью с тобой поболтала. Все-таки, сколько там… пять лет не виделись, - в этот раз Бьянка решила не лукавить. Но голос её звучал вполне беззаботно, а с лица не сходила улыбка. Все-таки её не так просто было выбить из колеи. Она обошла Эрнеста, чтобы получше рассмотреть впереди стоявший автомобиль. Даже присела на корточки, взглянула сначала на дорогую модель, потом на свой «Форд», потом снова на дорогую модель, и, в конце концов, вопреки всем правилам потерла слой грязи, оставленный «Фордом» на бампере дойловской машины.
- А кто там, говоришь, нас будет мучить? – Бьянка поднялась на ноги и осмотрелась вокруг, прежде чем вновь взглянуть на Дойла. Она усмехнулась, - ты же не собираешься из-за этой царапинки вызывать копов, - с видом знатока практически утвердила Майореску. Конечно, на самом деле, на бампере была больше, чем просто царапинка, которую можно заполировать или на крайний случай, замазать лаком, но для Бьянки материальные ценности едва ли имели какую-то действительную ценность. Она всегда относилась к вещам безалаберно, к деньгам не слишком бережливо, а к людям так же, как и к вещам. По сути, в жизни её интересовали только развлечения, острые ощущения, а тут… застрять с Дойлом на перекрестке посреди ночи – скука смертная.  Будь человеком, Дойл, отпусти.

+2

7

– Обижаешь, – Дойл оторвался от телефона, в котором, не теряя даром времени, решил сразу загуглить ближайший сервисный центр Cadillac, дабы не пришлось доверять сохранность машины местным умельцам, и проследил взглядом за Бьянкой, проплывшей мимо него к его машине. – Я уже позаботился об экономии времени и вызвал копов заранее, – все с той же усмешкой, но уже в легкой задумчивости продолжил он, – цени.
Девушка осмотрела седан с таким критическим видом, что Эрнест уже себе представил, как она тоном эксперта заявляет, мол, да пустяки, сейчас починим прямо на месте, никаких проблем. На счастье Эрни, ей хватило здравого смысла ничего подобного не делать; тем не менее, повреждение она охарактеризовала не иначе как "царапина". Дойл заглянул Бьянке через плечо и скептически хмыкнул – заметная вмятина, конечно, в какой-то степени тоже царапина, но...
Но давайте будем честными: не плевать ли ему, насколько дело пустяковое? Раньше он об этом мог только догадываться и не знал наверняка, а сейчас все равно менять что-либо поздно, ведь за ними уже выехали – ну, или по крайней мере приняли к сведению, что стоит начать собираться.
Куда спешишь-то? – Дойл последовал примеру девушки и попытался припомнить, когда они в последний раз что уж там виделись – вообще разговаривали, и потерпел в этом поражение. По всему выходит, что за прошедшие 4 с лишним года он и слышал о Бьянке пренебрежимо мало, не то что говорил с ней, – то есть, практически вообще ничего не знал. Общение меду ними охладело еще в старшей школе, а после ее окончания видимых точек соприкосновения как будто и вовсе перестало существовать. И если в первое время еще можно было краем уха услышать от знакомых, что Бьянка сорвалась колесить по стране, а потом опять вернулась в Брайтонс Милл, то в последние месяцы она словно сквозь землю провалилась. Впрочем, учитывая все эти рассказы про "других", то черт ее знает: может быть, и правда самым мистическим образом исчезла, а потом вернулась? Не то чтобы Дойл действительно верил в мистику происходящего, хотя и не то чтобы сильно вникал, но очень было бы на нее, Бьянку, похоже – при всех ее достоинствах вроде незаурядного ума и интересной внешности Дойл всегда считал ее чересчур скользкой и фальшивой.
Так чем она занималась все это время и чем занимается сейчас? Может, вообще он преждевременно решил, что Бьянка застряла в Брайтонс Милле на ПМЖ и на самом деле она так же, как и он, здесь просто проездом. Было бы не столь уж и удивительное совпадение – все равно жизнь прошла в городе, от друзей и семьи никуда не деться. Уж насколько Дойл не отождествлял себя с Брайтонс Миллом, а на первом курсе еле отделался от прозвища Farmer boy после того, как сам же и сформировал общественное мнение, что Брайтонс Милл по уровню развития застрял где-то между открытием Колумбом Америки и избранием Линкольна президентом, – даже его лихая рано или поздно привела домой.
И куда можно так спешить посреди ночи? Домой? К тайному любовнику? К тайной любовнице? На встречу тайной секты? Труп закапывать?
В любом случае, что Бьянка так переживает? Это же не в Далласе застрять на пару дней в канун Рождества из-за того, что снежная буря двигалась с востока на запад, то есть – туда же, куда и ты, и в результате никуда не уедешь, ни на чем не улетишь ("В Техасе не бывает снега", говорили они; ага, как же). После такого любые проблемы с транспортом закаленному в этом плане Дойлу стали казаться пустяковыми и совершенно не действующими на нервы (а потом «другие» изолировали Брайтонс Милл от остального мира и правительство США на полном серьезе собралось уничтожить заразу вместе со всем городом, но это уже совсем другая история).

+1

8

Бьянка внимательно осматривала поврежденный бампер дорогого автомобиля, но стоило ей услышать, что Эрнест уже вызвал полицию, её взгляд направился будто бы сквозь металлическую поверхность, а сама серьезность повреждений перестала интересовать. Девушка чуть выдвинула подбородок вперед и закатила глаза, выражая тем самым все, что в данный момент думала о «практичности» своего приятеля. Дойл, правда, будучи за её спиной, не имел возможности узреть такого откровения, потому что, когда Бьянка повернулась, лицо её отражало скорее сожаление о столь неудачном решении Дойла, нежели, чем раздражение. 
О, Эрни, поверь, я в курсе того, что твои способности просто бесценны,  - особенно умственные, подумала про себя Бьянка, - а вот ты, похоже, совсем не ценишь свое время.
В её голове никак не вязались понятия «вызвал копов» и «экономия времени». Брайтонс маленький город, даже самые кровавые убийства совершены дикими животными, а не людьми. Расследовать особо нечего, бумажная работа местных блюстителей порядка тоже не слишком привлекала, поэтому «в полях» они старались проводить как можно больше времени. Докапывались до каждой детали, лили много воды и, словом, всячески себя развлекали. Бьянке, конечно, с радостью посмотрела бы на лицо Эрнеста, когда он осознает, что торчать на этом перекрестке придется долго и когда копы перепачкают его документы пудрой от пончиков, которые перехватили по дороге. Но внутри еще теплилась надежда, что сложившейся ситуации можно избежать.
– Куда спешишь-то?
- Солнце взойдет, пока мы дождемся копов. Не хочу превратиться в пепел, - уклончиво ответила Бьянка, подыгрывая Дойлу и тому, какое прозвище он придумал для неё еще в школе, - да и ты, разве, не устал с дороги? Ты ведь сюда приехал из Нью-Йорка, да? Скажу тебе честно, Брайтонс странный выбор места для отпуска, - усмехнулась она. Выбор крайне странный. Особенно если учесть, что здесь последнее время происходит какая-то чертовщина. Если бы Дойл заявился сюда на Рождество, его еще можно было бы понять. Все-таки это семейный праздник, и иногда вместо шумной вечеринки даже приятно провести его в кругу близких родственников и друзей. По крайней мере, тебе точно гарантированы вкусная еда и то, что проснешься ты в домашнем уюте собственной постели, а неизвестно где и с кем. А если повезет, то на утро под елкой можно обнаружить подарки. Даже Бьянка, равнодушная ко всем традициям, устоям и сентиментальным человеческим эмоциям, не могла не радоваться милым безделушкам, которые дарил на Рождество Майк. Но это уже другая история.
Эта история все-таки про Дойла. И про то, как он додумался вызвать полицию в ситуации, которую можно было бы решить другим путем. Бьянка уже начала сомневаться в том, что он действительно учился на юридическом факультете, о чем свидетельствовал его инстаграм. Юристы терпеть не могут связываться с полицией. Тут, конечно, ситуация была немного иная, но опять же, к чему такое упрямство? Майореску взглянула на часы на экране телефона, и едва сдержалась, чтобы снова не закатить глаза. Время шло, а дело с места не двигалось. Оставалось разве что попробовать соблазнить Дойла, потому что мужчины такие мужчины, но от этого Бьянка тоже вряд ли что-нибудь выиграет. Сплошная трата времени.

Отредактировано Bianca Maiorescu (2016-12-29 12:33:12)

+1

9

– Ну, я-то никуда не спешу, – усмехнулся Эрни. – Я же в отпуске, отоспаться могу и позже. Зато ценю вложенные в нее, – он кивнул в сторону машины, – деньги. А копы и страховщики для разнообразия могли бы поработать, а не просто занимать вакантные должности.
Об особенностях времяпрепровождения брайтоновских охранителей правопорядка и частоте обращения к ним местных он прекрасно помнил – как-никак, прожил в Брайтонс Милле целых 17 лет. Также он понимал, что поведение его было не далеко самым рациональным, но не то чтобы ему не было на это плевать. После выхода "Исчезнувшей" друзья, смотревшие ее вместе с ним, еще пару недель забавлялись, сравнивая Эрни с Эми Данн. Но они, конечно, были в корне неправы: когда Дойла подрезал автобус или грузовик, для удовлетворения мести ему хватало и того, чтобы просто позвонить по указанному на заднем стекле номеру и оставить жалобу, а не устраивать клоунаду с дальнейшим увольнением водителей с работы.
В конце концов, Бьянка была сама виновата и если поначалу даже не подозревала, то теперь должна была прекрасно осознавать, с кем связалась и что он-то не отступится, так что взывать к голосу разума – бесполезное занятие.
– Да и ты разве не устал с дороги? Ты ведь сюда приехал из Нью-Йорка, да? Скажу тебе честно, Брайтонс странный выбор места для отпуска.
– Я же не сегодня приехал, а позавчера, - продолжил скалиться он. – Ну, зато Брайтонс не мэйнстримен; видишь ли, на Гавайях и в Мексике слишком много народу в это время года, так что дай, думаю, съезжу домой, проникнусь ностальгией.
Как можно догадаться, адекватной причины своего пребывания здесь как не было у Дойла на момент их встречи, так и не нашлось за несколько минут дальнейшего общения. Не говорить же Бьянке, что да, действительно, странный выбор. Кажется, это только усугубило бы ее убежденность в отсутствии у собеседника логики. Опять же, далось ему ее мнение, и все-таки.
Раз уж на то пошло, отвечая на ее вопрос, он даже почти не соврал.
– Хотя слышал, у вас здесь прибавилось сверхъестественного тебе, Саммерс, в компанию, – хмыкнул он.
Несмотря на то, что на самом-то деле связывать исчезновения людей со сверхъестественным Дойл даже и не думал и наверняка происходящему есть более разумное объяснение, все это не могло хоть немного его не пугать. Все-таки сотни пропавших обычным киднэппингом не объяснишь, и ладно бы только это, но они же еще и вернулись – при чем все одновременно.
Впрочем, с тех пор, казалось, все улеглось – или, по крайней мере, казалось всему остальному миру, а в Брайтонс Милле Дойл пробыл не достаточно долго, чтобы успеть убедиться в обратном.
Меж тем, Майореску была в своем репертуаре и толком не ответила, куда направлялась, пока не застряла с Дойлом на перекрестке. С большой вероятностью ее ответ мог сойти за то, что она, как и Дойл, просто добиралась домой, но, по правде говоря, также мог значить все что угодно. Что ж, стоит повториться – сама виновата, что так и не научилась говорить прямо; хотя следующим предложением Эрни все же решил в некоторой степени над ней смилостивиться:
– Точно никуда не спешишь? А то, знаешь, могли бы оформить протокол и сами доехать до копов, раз они никуда не торопятся, – или, если быть до конца честным, помочь самому себе. Все-таки, каким бы невозмутимым он не старался себя показать, время было позднее и усталость брала свое, а перспектива прождать полицию час-полчаса хоть и казалась приемлемой, но томиться в ее ожидании до утра – совершенно не прельщала; к тому же повреждения пусть было отнюдь не описать просто "царапиной", но они действительно оказались не столь критичными, и уж тем более обошлось без жертв.

Отредактировано Ernest Doyle (2017-01-06 00:31:28)

+1

10

Разговаривать с Дойлом оказалось и, правда, занятием бесполезным. Чтоб его в следующий раз унесло с открытый океан с побережья какого-нибудь Гонолулу. В былые времена он был более сговорчивым. Хотя и предложения ему делались другого характера. Теперь же Бьянка не горела желанием предлагать ему больше, чем бесплатная выпивка в местном баре за доставленные неудобства – но если подумать, кто еще кому доставлял неудобства?!
Майореску уже хотела отпустить какую-нибудь колкость на тему того, что ностальгия может развиться в целое психическое расстройство, но молодой человек вдруг затронул тему, которая нынче волновала всех жителей Брайтонса. Румынка даже оживилась. Вот уже и запахло истиной. Людей, которые знают о происходящем, и все равно возвращаются в эту дыру, можно разделить на три типа. Первый, самый тривиальный - сумасшедшие. И хотя в городе немного с приветом, по-настоящему отчаянных отморозков тут мало. Вариант отпадает. Второй – преданный своей семье храбрец, рыцарь в сияющих доспехах. На Дойла это мало походило. Если и родители как-то повлияли на его решение приехать сюда, то не слишком сильно. И, наконец, человек в тупиковой ситуации или тот, кто бежит от своих проблем. Бежал ли Эрнест от чего-то? Провалился с треском в своей новой прекрасной жизни подальше от родного города? Очень интересно. Майк всегда хотел накопать что-нибудь на этого засранца, который чуть ли не с гордостью демонстрировал все скелеты в своем шкафу.
Ну а у Бьянки, возможно, появилась еще одна возможность выпутаться из ситуации. Она прикусывает нижнюю губу и отводит взгляд.
- Да уж… Если бы я только могла справиться с этим также легко, как в сериале. Или хоть кто-нибудь понимал, что происходит, - с тяжелым вздохом отзывается девушка и обхватывает рукой локоть другой руки. Те, кто никуда и не думал уезжать из города, прекрасно знали, кто числился в списке пропавших, а некоторые даже помнили, кто когда вернулся обратно. Когда вернулась Бьянка знал весь город, ведь её угораздило объявиться второй по счету. Сразу же после несчастной Салли Мэй. Вернулся ли Дойл позавчера или сегодня, он явно еще не успел ни от кого услышать о том, что его бывшая одноклассница была одной из жертв этих загадочных обстоятельств. Он, наверняка, также и не знал, как ведут себя «другие», по  крайней мере, не знал всех нюансов. Поэтому Бьянка и решила состроить из себя жертву. Одно из её излюбленных занятий.
Она медленно отходит к своей машине, с таким видом, как будто уже и забыла, с чего все началось. Озадаченно смотрит в одну и ту же точку, изображая, что погрузилась в неприятные воспоминания о похищении, о днях бесконечных изнурительных допросов. Когда Дойл снова решает узнать, торопиться ли она, Бьянка вздрагивает и поворачивается в его сторону. Она хмурится и качает головой, как будто переключиться на насущный вопрос об аварии не так-то просто.
- Я… я вообще-то действительно спешу. Мне нужно на работу, - рассеянно пояснила Майореску. В голове крутились колкие словечки и саркастические комментарии, но она решила примерить на себя другой образ, и нужно было ему соответствовать.

+1

11

Несмотря на то, что Дойл еще давно уяснил, что Бьянка просто не умеет быть искренней, театрализованность ее поведения, когда речь зашла о "сверхъестественном", была видна невооруженным глазом. Ну, или он просто законченный циник, чего он даже не стал бы отрицать. И все же складывалось ощущение, что Майореску его держит за идиота: наверняка решила, что раз он здесь недавно, то не нашлось никого, кто успел бы его посвятить в суть основной городской проблемы, поэтому она сейчас сделает все сама, навязав удобную ей точку зрения. Разочаровывать тем, что вообще-то ему уже успели вкратце обрисовать ситуацию, он не спешил, да и что не видел особого повода драматизировать – тоже. Впрочем, рано еще было отметать возможность, что он поспешил с выводами. Кто знает, мало ли, может:
а) за то время, что они не виделись, Бьянке нашлось кого терять, чтобы она действительно переживала насчет его или ее исчезновения, потому что со своей старой знакомой Бьянкой он представлял себе это с трудом,
или б) если она оказалась в числе похищенных, то все вернувшиеся как один недоговаривают о чем-то ужасном, что происходило с ними за время отсутствия. Но тогда кто-то бы наверняка раньше проговорился – кт-угодно. Да и с чего бы она вдруг разоткровенничалась с ним? Можно подумать, когда-то они были близкими друзьями, чтобы первым делом при встрече она рассказала ему то, что не могла сказать ни полиции, ни кому другому. Удивительно, с каких это пор переспать пару раз в давнем прошлом предполагает такую степень доверия?
Снова вспомнилось, что вообще говоря, давненько он от Бьянки вообще ничего не слышал, так может, она и пропадала на самом деле. Ну, тогда о том, что же происходит, она должна быть осведомлена получше всех остальных, и если уж она не понимает, то кто вообще понимает?
– С чем же справиться? – самым заботливо-ироничным тоном уточнил он.
– Я вообще-то действительно спешу. Мне нужно на работу.
Ах вот оно что. Бьянка, как всегда, такая Бьянка: все финтит, когда это и вовсе неуместно. Когда она собиралась ему об этом сказать, если бы он сам не спросил, и почему его это должно заботить больше, чем ее саму? Хотя кто знает, может, ей работа вовсе не дорога и она только и искала повода оттуда уйти. Тогда-то конечно имеет смысл провести время до рассвета в компании бывшего одноклассника, в которым давно не виделись, и дождаться прибытия копов на место ДТП.
– И кем же ты работаешь, – поинтересовался Дойл, параллельно с этим открывая дверь машины и шурша ворохом бумаг в бардачке, – в столь позднее время суток?
Поскольку на должность ночного охранника ее вряд ли бы взяли, то ничего мало-мальски приличного ему в голову не приходило, но уж лучше пускай она сама ответит – если, конечно, найдет в себе силы не ерничать, как обычно.
– Так, – зажав бумаги в зубах, Дойл вылез из машины и вернулся к изображающей из себя страдалицу Бьянке. – Я думаю, нет смысла обсуждать и мы оба согласны, что это ты в меня въехала? – пробежав бланки взглядом, безапелляционным тоном заявил он.

+1

12

Дойл ей не верил. В его глазах не мелькала озабоченность ситуацией, о которой пока только завуалированными намеками говорила старая знакомая. В голосе звучали только прохладные нотки скептицизма. Да и вообще, единственная причина, по которой Дойл, даже не смотря на значительное повреждения кузова его дорого автомобиля, улыбался – это то, что Бьянка внесла хоть какое-то разнообразие в его нудные каникулы в родном городе. Почти как поход в театр, на средненький спектакль. Но ничего, Бьянка еще превратит этот средненький спектакль в гениальное представление. Она это умеет, если очень хочет.
В голове снова промелькнула мысль о том, что проще всего было бы покалечить Эрнеста, сбежать, а потом все списать на вселившуюся в неё сущность. Но опять же, последнее, что хотела Бьянка – это снова оказаться в полицейском участке, чтобы участвовать в раунде бесконечных допросов. После своего первого «возвращения» все процедуры заняли несколько дней, плюс она еще просидела в больничном изоляторе, потому что была вероятность того, что она заразная. Майореску успешно удалось отделаться от каких-либо подозрений. Её версию о похищении приняли, версию о том, что она ничего не помнит, но чувствует себя хорошо, тоже. Но повторные сеансы психотерапии вместе с местным шерифом могли не увенчаться таким же успехом. В действительности Бьянка не знала, что на самом деле думали другие, она не смогла бы подделать медицинские анализы, если до этого дошло бы. В общем, на каждом шагу могли бы выявиться не соответствия. А если на упущения местной полиции еще и можно было бы надеяться, то на то, что приезжие ФБРовцы или кто там еще, были такими же бездарями – не очень. Короче, попадаться копам на глаза лишний раз, Майореску не хотела.
- С похищением и со всем, что с ним связано, Дойл, - раздраженно выпалила Бьянка, вскидывая руки вверх и отходя от Эрнеста, - ладно, не важно. Тебе все равно этого не понять, - она глубоко вздохнула и еще раз осмотрела повреждения на их автомобилях. С копами придется встречаться так и так, поэтому выбора у Бьянки особенно не было. Хотя если они вместе поедут в участок, то получится гораздо эффектнее.
- Вообще в казино, но после сегодняшнего, не уверена, что смогу сохранить работу, - без энтузиазма отозвалась Бьянка, - там со временем все строго. Ну и если тебе действительно это так принципиально, окей. Протокол и в участок, - она забрала из рук Дойла бланки. Она отправилась к собственной машине, отыскала там ручку и заполнила всю необходимую информацию, нарисовав на схематичной картинке свои повреждения.  Затем передала бланки Эрнесту, чтобы он отметил свои, - проверяй.

Через некоторое время обе машины уже припарковались возле полицейского участка. Всю дорогу Бьянке хотелось просто свернуть на каком-нибудь повороте и поехать в сторону работы. Но то и дело всплывали аргументы «против». Последствия были бы не в пользу Бьянки.
Она нехотя тащилась за Эрнестом к главному входу, активно изображала волнение.
Когда они подошли к приемной стойке, их поприветствовал полицейский.
- Что у вас произошло? – он казался достаточно приветливым, но когда заметил Бьянку за спиной Эрнеста, то выглядел озадаченным. Он присутствовал на нескольких допросах, и наверняка видел все досье на похищенных, поэтому помнил её в лицо. Румынка уже готова была рассказывать историю о том, как была самой собой во время ДТП, и это просто обычное недоразумение. Уже прошло два месяца с момента массового возвращения «других», и с каждым днем они становились все опаснее. Идея приехать в участок казалась Бьянке все более и более глупой, хотя может и ничего страшного. Зато Дойл, возможно, почувствует себя виноватым в том, что вновь заставил Бьянку погрузиться в эту мерзкую атмосферу в полицейском участке.

+1

13

– Куда уж мне, – усмехнулся Дойл. Ну, он же не стал вдаваться в подробности, что на самом деле и сам беспокоится насчет происходящего, поэтому с чего бы Бьянке думать иначе. Тем более, не совсем понятно, что он собирался делать со своим беспокойством? Пока его миссия заключалась в простом проявлении участия, но если у истории с похищениями будет какое-то продолжение, то как бы он мог этому помешать? То-то же.
– Если тебе действительно это так принципиально, окей. Протокол и в участок, – довольно быстро сдалась Майореску.
– Дорогая Истребительница, мне не «принципиально», я уже вызвал копов, – как маленькой, принялся он объяснять Бьянке.
Хотя, конечно, и принципиально тоже. Но по ее милости оправдываться перед охранителями правопорядка в случае, если в их светлые головы придет идея о ложном вызове, не было никакого желания. Стало быть, лучше он протаскает девушку за собой по всем инстанциям – так, на всякий случай, чтобы точно не возникло никаких недоразумений.
Приняв у Бьянки бумаги, он бегло просмотрел, что она там написала, и не удержался от сомнительного комплимента:
– Заполняешь, как профессионал, – будто собаку на этом съела, что бы это ни значило: попадает ли Бьянка в подобные ситуации каждую неделю или набила руку заполнять бумажки в каких-либо других условиях – мало ли, почему бы и не учебных. Дойл оценивающе посмотрел на девушку исподлобья, прикидывая вероятность, с которой она втихаря могла бы заделаться его коллегой, и усмехнулся, представив себе перспективу открытия совместной брайтоновской конторы… «Дойл и Майореску»? «Майореску и Дойл»? Припоминая рассказы о ней как о лихой автостопщице, вряд ли у нее хватало времени на высшее образование, но черт ее знает. Это же Бьянка, скелеты в шкафу и прочие сюрпризы – ее специализация по жизни.
Подсвечивая себе бумаги телефоном, Эрнест благополучно исписал все отведенное место и пришлось лезть за дополнительными листами. Сверля взглядом старенький «Форд», на котором Бьянка чуть было не кинула его, уехав на свою драгоценную работу, он вздохнул и укоризненно покачал головой. Если бы пришлось дожидаться копов, то эта ее попытка к бегству не то чтобы учинила большие препятствия, но все же была бы весьма некстати.
– Ладно, – налюбовавшись на результат рисования и художественного описания произошедшего, Дойл сунул его Бьянке на подпись, – поехали.

– Я вам звонил, – будучи уже в участке, охотно принялся отвечать он на вопрос дежурного, – по поводу ДТП где-то… – бросил короткий взгляд на часы, – около часа назад, – и выложил бумаги на деревянную стойку. – Но мы уже сами во всем разобрались.
Полицейский, до этого больше смотревший на Бьянку, чем на Эрнеста, да так, будто увидел привидение, ну или, как вариант, свою бывшую, принялся изучать протокол и сверять документы, в ходе чего прокомментировал и то, что Дойл больно хорошо сохранился, для 53-го-то года рождения (да вот только Эрнест Дойл, но не тот, что был указан в страховке), и что далековато его занесло от Нью-Йорка, и присвистнул, сказав, что CTS-V – не тот автомобиль, что часто встретишь в Брайтонсе, а потом возьми и спроси у Бьянки, хорошо ли она себя чувствует и не было ли у нее провалов в памяти.
– С чего бы это? – хмыкнул Эрни – впрочем, прекрасно понимая, куда клонит полицейский, и сам поглядывая на Бьянку с интересом по-новому.
Хотя проникнуться атмосферой нового Брайтонса он еще не успел, но об особенностях вернувшихся был уже порядком наслышан. И что о прошедшем времени ничего не помнят, и что временами сами не свои, о чем, впрочем, тоже не помнят. Что же касается Бьянки, то тем же вечером он и сам предполагал, что у нее были все шансы оказаться из их числа. И вот теперь это в качестве подтверждения его слов.

Отредактировано Ernest Doyle (2017-01-30 23:37:58)

+1

14

Да, они действительно во всем разобрались сами. Ну то есть как, Майореску пришлось согласиться заполнить протокол, потому что это было меньшее из двух зол. Сама Бьянка была уверена в том, что эта авария не её вина. Все дело в невнимательности Дойла и в том, что через перекрестки по ночам бегают неконтролируемые пьяницы. Перед входом в участок румынка уже ни один раз пожалела о том, что все-таки не согласилась дождаться копов. Возможно, она могла бы как-то убедить их в своей непричастности, очаровать - ведь они куда охотнее могли бы поверить привлекательной молодой девушке, нежели чем золотому мальчику, который слишком много ерничает. Но теперь, когда она своей собственной рукой заполнила бумажки и признала свою вину, пути назад не было. Боже, какой удар по самолюбию. Майореску настолько не привыкла брать на себя ответственность и уж тем более вину за что-то. Это выводило её из себя. Но она старательно сдерживала свои эмоции, тихонько планируя в голове месть Эрнесту. Она знает, где нужно копать. Что-то не верилось, что человек, который за пять лет ни разу не сподобился навестить родных, наконец-то, решил это сделать. Особенно, если учесть, что напрямую все эти похищения его семью не касались. Да и никто из местных, раньше общавшихся с Эрнестом, не мог сказать, как он там поживает, в своем Нью-Йорке. Вернуться из этого чудного города в эту дыру? Хм. Интересно, насколько он здесь застрял? Будет ли у неё еще время устроить ему какую-нибудь пакость или придется подождать несколько лет до следующего визита? А может быть, будет отличный повод наведаться в Нью-Йорк?
- Мисс Майореску, вы помните, как произошла авария? – с подозрением и одновременно с озабоченностью в голосе поинтересовался полицейский, отвлекая девушку от своих черных мыслей. Боковым зрением она заметила, что и Эрнест с интересом уставился на неё. Ну вот, отличный шанс разыграть драму. Зал замер в тишине, зрители во внимании. 
- Почему вы спрашиваете? – она прикинулась дурочкой.
- Учитывая ваш… статус, я обязан уточнить. Надеюсь, вы понимаете, что текущая ситуация не оставляет мне…
- Нет, уверяю вас, я все прекрасно помню. Мистер Дойл был вынужден прибегнуть к резкому торможению, а мне просто-напросто не хватило дистанции. Там, - она кивнула на бумаги, - все написано.
- Вы уверены? Потому что в случае необходимости…
- Да, я уверена, - снова перебила Бьянка, - я уверена, и отлично чувствую, - нервно потребовала она, отступая на шаг назад от стойки и хватаясь за предплечье Эрнеста, как будто в поисках поддержки.
Хорошо, подождите немного, мне нужно обработать ваши документы, - пояснил полицейский и предложил им присесть в зоне ожидания. Они послушно отошли в сторону. Вряд ли он отправился оформлять только документы. Возможно еще пошел копаться в досье пропавших летом.
- Черт, я надеялась этого избежать, - Бьянка опустилась на пластиковый стул и взялась руками за голову. Затем выпрямилась и с тяжелым вздохом убрала назад волосы. Посмотрела в потолок, прежде, чем перевести взгляд на парня, - я же не сделала ничего плохого. Я не хочу, чтобы они снова оставили меня здесь на неделю, а то и больше… - жалобно начала Майореску, - ты ведь уже получил, что хотел, верно? Пожалуйста, хоть теперь встань на мою сторону. Скажи, что ничего необычного не увидел. Это ведь правда. Не было ничего сверхъестественного в том, что случилось. Но мне они вряд ли поверят…

Отредактировано Bianca Maiorescu (2017-02-02 13:13:58)

+1

15

– Мистер Дойл был вынужден прибегнуть к резкому торможению, а мне просто-напросто не хватило дистанции, – Дойл едва не всплеснул руками, но хоть раз за долгое время не стал влезать со своими поправками и тем самым усугублять ситуацию – впрочем, отношение к бьянкиной версии событий и без того прекрасно читалось у него на лице.
Дистанции ей не хватило! За дорогой надо лучше следить, а не отвлекаться черт знает на что. Хотя было бы чему удивляться: конечно, до последнего Бьянка будет строить из себя жертву обстоятельств – старые привычки трудно искоренить.
Но как бы то ни было, в протоколе действительно так и написано. Он ей об этом уже высказал еще на месте столкновения, да вот только Бьянка в упрямстве не уступает ему самому. К тому же, если быть до конца честным, то у самого-то тоже рыльце в пушку и отвлекаться на телефонные разговоры во время вождения – так себе идея. Да и если бы не любовь Дойла к детям, то без зазрения совести проскочил бы на красный на скорости больше, чем того разрешали дорожные знаки, и сбавляемой лишь показушно перед камерами, которые на дороге из малолюдного Брайтонса висели отнюдь не на каждом столбу. Обо всем этом он, конечно же, предпочел умолчать. Да и к делу это мало относится, ведь не он же стал виновником произошедшего – во всяком случае, по его глубокому убеждению.
– Значит, у тебя здесь особый статус? – с усмешкой обратился он к девушке, стоило им отойти в сторону.
В уточнениях о «статусе» не было необходимости, даже если бы он не начал еще раньше подозревать, что Бьянка была среди тех самых знаменитых брайтоновских потеряшек; после общения же с копами в этом не оставалось никаких сомнений. Дойл попытался припомнить подробности разговора с Бонни на днях, но готов был поспорить, что та не упоминала имени бывшей одноклассницы. Ну да, впрочем, не может же человек помнить всего. Зато Эрни прекрасно помнил ту часть разговора, в которой упоминалось, что эти найденыши «напасть могут на кого угодно».
Дойл бросил косой взгляд на Бьянку, размышляя, так ли это. Проверить байки о вернувшихся ему пока не выпадало возможности, покуда не встречалось известных ему «других» – в этом плане Бьянка у него была первой.
Девушка умоляла его сделать что-нибудь, чтобы избежать повышенного внимания полиции к ее персоне, уповая на то, что ничего необычного он не видел. И ведь действительно – не видел. Ни обычного, ни необычного – вообще ничего. Кто знает, может быть, дистанции ей не хватило не для того, чтобы затормозить, а наоборот – чтобы угробить его к черту. Он не спешил верить на слово в сверхъестественную природу странного поведения вернувшихся, но если ему говорят их опасаться, то лучше и в самом деле побыть настороже – целее окажется.
– С какой стати они стали бы тебя здесь держать? – высказался он о предположении Бьянки насчет недельного пребывания в участке. – Арестовывать тебя не за что. Большее, что они могут тебе сделать – это назначить медицинское обследование. Но если ты уверена, что никоим образом не теряла над собой контроль, то бояться нечего, – пожал плечами он.
Конечно, в экспертизе приятного мало и все равно она отнимает времени, но не самая великая потеря, на его взгляд.
– В случае чего, если потребуется тебя вытаскивать, – усмехнулся он, – ты знаешь, к кому обратиться, – намекая, конечно, на себя. – А сейчас как, по-твоему, это будет выглядеть?
По всей видимости, нисколько не подозрительно. «Другая» очень переживает за то, что может выявиться, так давайте же ее отпустим, почему бы и нет.
– Ой, да черт с тобой. Сэры, – он резко вскочил со стула и обратился к работникам участка, – раз уж мы выяснили, что инцидент произошел по чистой невнимательности и дела заводить нет необходимости, то мы же с дамой можем быть свободны?
Дежурный, не отрывая взгляда от монитора, а кружку с кофе ото рта, свободной рукой приказал молодым людям ждать, после чего утвердительно кивнул.
– Ну, довольна? – уточнил Дойл у Бьянки.
Оставалось дождаться возвращения документов, которые впоследствии можно было передать страховому агенту, отчего Эрни нетерпеливо забарабанил по столешнице.
Припомнилось предложение Бьянки о завтрашнем обеде – не то в качестве замаливания грехов, не то и правда потому что соскучилась. Впрочем, если в первые моменты встречи можно было допустить, что Майореску действительно это было бы интересно, а не только чтобы от него побыстрее отделаться, когда она и так опаздывала на работу, то что-то ему подсказывало, что теперь она так не думала в любом случае. Он и сам за один сегодняшний вечер, плавно переходящий в ночь, имел счастье припомнить все то, почему они вовсе перестали общаться.

Отредактировано Ernest Doyle (2017-02-07 09:10:52)

+1


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » Accurate drivers and where to find them, 27.10.15