In This Moment — Blood
Добро пожаловать в славный городок Брайтонс Милл, путник. Город, который поразит тебя своей красотой и гостеприимством. Городок, который впустив тебя за свои границы этой осенью, уже не позволит тебе его покинуть. Возможно, ты успеешь его полюбить, и желания драть отсюда когти у тебя и не появится, ну а коли иначе - не страшно, ведь выбора у тебя все равно уже нет...
Eleutheria Fleming Joss Colter River Wright
Объявление #6: расскажет вам о новой части сюжета и напомнит о важных правилах. А также поможет избежать удаления.

Граница времени: 21 ноября 2015

ADS. Brighton's Mill

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » kill for me, 07.10.2015


kill for me, 07.10.2015

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

kill for me, 07/10/15
What wouldn't you do for your landlord?
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
http://funkyimg.com/i/2hbWg.png• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Можно выгнать Келлагэна из киллера, но киллера из Келлагена никогда или история о том, как Итан случайно помог Ривер выжить, попутно отправляя Питера Колтера на тот свет.

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
Ethan Callahan & River Wright;  время ужина позади, дом Ривер.

+5

2

Бывают люди как закрытые обшарпанные двери. Они совершенно неприметные, но если только открыть… Бывают люди, которые живут совершенно скучной размеренной жизнью только потому, что в прошлом их накопилось так много историй, что если бы не размеренность, байки можно было бы травить каждый божий день. Келлаген был из числа таких людей.
Он сидел в деревянном кресле и зашкуривал куском наждачки его деревянный подлокотник. Лампочку на черном шнуре покачивал осенний пронизывающий ветер, и тени ходуном ходили по постеленным старым половицам. Внутреннее убранство комнаты, оборудованной в таковую из старого сарая, походило на лоскутное покрывало. Мебель, которая тут находилась, понатыкана была оттуда и отсюда и стояла в самом неожиданном порядке. У кресла на полу стояла кастрюля, на электрической плитке – настольная лампа с зеленым абажуром. Под кроватью валялась скрипка, а на гитаре вместо полки возвышались стопки книг. Всякое свободное пространство у стены было занято прислоненными к ней досками: одни предназначались для будущих полок, другие должны были собраться в некое подобные кухонного гарнитура, как только у Келлагена будет время до них добраться. В ящике, где должно лежать столовым приборам, он хранил аккуратно разложенные инструменты и гвозди, а единственный набор столовых приборов висел на тонкой рейке с крючками. Ложка, вилка и ножи. Топоры висели под одним углом, напильники – перпендикулярно полу. Уровень не успевал запылиться на маленьком деревянном выступе. Стамеска выбивалась. Стамеска была воткнута в маленькое поленце.  Весь этот интерьер, большей частью выданным ему Ривер, а меньшей частью приобретенный на субботней ярмарке, время от времени окутывался клубами сигаретного дыма.
Сарай отапливался двумя электрическими батареями, расположенными в стратегически важных местах. В нем приятно пахло сушеной травой и деревом, яблоками, которые Келлаген хранил в пластмассовой красной миске. Вся мебель – кровать, два кресла и стул, покрывались пледами или лоскутным одеялом, а над старой тумбой, служившей ему разделочным столом, сушились травы, от них исходил пряный запах.
Келлаген устроил себе уют, которому сам не мог нарадоваться. Это была уютная холостяцкая берлога, здесь был мужской порядок в инструментах и комфорт, который он помнил от своей матери. Вощеным светом горела настольная лампа возле кресла, и Келлаген отложил наждачку, ладонью стряхнул деревянный сор на пол и подхватил раскрытую на коленях книгу. Келлаген читал «Моби Дика». Из старенького проигрывателя доносились звуки гитары. По третьему кругу играл сборник кельтской музыки, и шальные ритмы джиги, под которую киллер начинал подрыгивать ногой, сменялись какой-нибудь задумчивой композицией, и тогда казалось, что он читает «Моби Дика» не где-нибудь, а на Мохеровых скалах, и внизу пенисто копошится хмурая океанская волна. Потом он доел яблоко, задумчиво вытянул губы трубочкой и вышел на улицу покурить.
Ветер в октябре был пронизывающий, а к тому часу на ферму уже опустилась непроглядная темнота. Спасало несколько фонарей, которые зажигали, чтобы обозначить дорогу к конюшням, ангару и дому. Келлаген достал сигаретку из пачки, о которую постучал табачным концом, щелкнул зажигалкой и успокоенно выпустил из ноздрей дым. Порывом ветра его неприятно ударило в бок, а фонарь со скрипом покачнулся и погас. Это лампочка сдохла – она уже несколько дней старчески мигала, и вот час настал, наконец. Запасные лампочки были в доме. Келлаген знал об этом, потому что несколько раз менял их в своей берлоге, и теперь он убедился, что час еще не слишком поздний – не было даже восьми. Захватил с собой тяжелый фонарик, выручавший его годами, и направился в дом немного побеспокоить Ривер.
За недолгое время, которое он успел провести на своей некогда ферме, и которая теперь почти ему не принадлежала, Келлаген убедился в том, что Ривер – девушка приятная и достаточно заурядная, в том смысле, что идиотских пристрастий за ней будто бы не водилось, в общении она тоже не давала поводов для конфуза, так что Келлаген был рад, что ему так повезло. Они быстро разрешили вопрос с платой за аренду сарая, Келлаген вызвался при случае помогать обитающим на ферме рабочим просто потому, что ему хотелось вспомнить молодость. И расклад этот Келлагену нравился.
Над входной дверью горел белый свет, и еще лампа горела в гостиной. Потому Келлаген просто постучал в дверь, предполагая, что Ривер может отдыхать сейчас там. На стук никто не отозвался. Келлаген обошел дом, добрался до окна гостиной и заглянул. Комната была пуста, по телевизору показывали бесбольный матч. Тогда он вернулся ко входу и постучал сильнее, а еще через некоторое время просто вошел – дверь была не заперта.
Так как Келлаген не собирался до гробовой доски расставаться со своими привычками киллера, дверь в его руках открылась бесшумно, и он бесшумно пробрался внутрь, сначала медленно и внимательно направляя взгляд влево, где пустовала кухня, затем вправо – и увидел гостиную уже с другого ракурса. Еще раз комната была пуста. Половицы под ногами тихо и аккуратно поскрипывали – Келлаген следил за тем, чтобы под ним не разыгрался старинный оркестр. Телевизор работал без звука, и в гостиной все выглядело так, как если бы Ривер отошла на минутку, предположим, в туалет.
Он прислушался и сразу прикинул: если Ривер сейчас появится, он ее напугает, и в дальнейшем она будет бояться, так что лучше подождать снаружи, все-таки. И Келлаген направился к выходу, когда в тишине, что царила в доме, с легкостью расслышал грохот где-то на втором этаже, а потом мычание и кряхтение. Ухо Келлагена, не единожды работавшего в жилом доме, весьма и весьма отличало мычание довольное и вожделеющее от мычания перепуганного, к которому он не единожды и сам имел прямое отношение. Потому Келлаген сразу крепче сжал фонарь и тихо прошел к лестнице. Осторожно заглянул наверх – там тоже было темно. Нащупал в кармане штанов зажигалки и складной нож, вооружился последним и неторопливо поднялся. Он в первый день заметил, что лестница в доме была обновленной, потому надежно скрадывала шаги и не скрипела, и Келлаген, взобравшись на второй этаж, просто пошел на звук. 
Ему не было страшно от шума, который слышно было в коридоре. За долгие годы своей работы Келлаген вообще перестал бояться – у него оставались только опасения. Поэтому он не боялся, что сейчас встретит какого-нибудь ублюдка – тот ублюдок скорее всего и на треть не так уж плох, как был плох сам Келлаген. Но зато он опасался, что может не опоздать, а потому зашагал быстро к комнате Ривер, ухватил пальцами дверную ручку и повернул ее, зажигая ослепительно яркий фонарь. Дверь распахнулась, и пятно яркого света выхватило двуспальную большую кровать, на которой лежала Ривер в домашней одежде, и мужчина, сидевший на ней, и он сжимал женские запястье одной рукой, в другой на свету блеснул нож.
- Ривер, добрый вечер, я зашел за лампочкой, - будничным но чуть более громким тоном произнес Келлаген, а потом вдруг набросился на мужчину и рывком стянул его с хозяйки дома, с размаху ударяя по голове тяжелым фонариком и выбил из руки нож. Мужчина оказался крепким и продолжил сопротивляться, и в неровном свете из-за катящегося по полу фонарика Келлаген так и не смог как следует разглядеть, насколько безумными были глаза у его противника. Он просто вцепился ему одной рукой в горло и надавил пальцами на две болевых точки. Тот скорчил рожу, и Келлаген приложил его лбом о стену, где осталось некрасивое кровавое пятно. Только в этот момент незнакомец обмяк, и киллер выпрямился, отряхнул куртку.
- Как вы, Ривер? Все в порядке? Я просто не мог до вас достучаться…
По Ривер же было видно, что она вполне соответствовала всему тому емкому значению, какое вкладывали в слово «mess». Келлаген пошел поднимать свой фонарик и не увидел, что позади него происходит какое-то копошение. Не видел, но инстинктивно был к этому готов.
- Он ничего вам не сделал?

+1

3

Ривер устало потянулась на диване и на пару секунд подняла взгляд от небольшого ноутбука, который стоял у неё на коленях. Райт запустила руку в миску с попкорном, которая стояла на столике, она недолго наблюдала за развитием матча и в очередной раз убедилась, что в этом году Сиэтл Маринерс ничего хорошего не светит. До конца сезона оставалась всего пара игр и смотрела Рив матчи сейчас скорее из упрямства. Она никогда не была особым фанатом бейсбола, но отец с ранних лет водил Ривер на игры и после смерти Сэма, Райт периодически включала трансляции, когда у неё была возможность.
Сегодняшний вечер Ривер проводила в компании работы и заполнения заявки на дотации от городских властей. Поэтому она сделала звук потише, лениво жевала попкорн и трудилась на благо фермы, стараясь в последние дни ещё больше углубиться в работу. Недавний карантин да и безумные слухи, которые ходят вокруг Брайтонса никак не стимулировала продажи её продукции, так что приходилось быть изворотливой и работать даже больше привычных шестнадцати часов. Впрочем, сейчас Рив была вовсе не против такого. Погружаясь в цифры и молоко, Райт могла не вспоминать о том, как недавно ей угрожал племянник Колтера, а также о кровавой комнате в доме Джосса, где ей довелось побывать. Ривер пообещала себе и Джоссу, что не будет пока никому сообщать о том, что они выяснили, но периодически начинала жалеть о принятом решение. Сидя сейчас в одиночестве в своём доме печаль по этому поводу только нарастала.
Конечно, ей бы вряд ли выделили какую-то охрану, да и Колтер, кажется, переехал в свой дом, стоявший не так далеко от владений Ривер, но спокойней от этого не становилось и Райт замечала за собой непривычную нервозность. Вот и сейчас ей вдруг показалось, что она услышала какой-то шорох на втором этаже. Рив удивлённо перевела взгляд к лестнице, которая вела на второй этаж, а после сделала звук в телевизоре ещё тише и вновь прислушалась. Ривер Райт, пускай и не обладала смелостью льва, но пасовать перед опасностью, покуда это было в рамках здравого смысла, не любила. Она вела рисковано свой бизнес и сейчас не планировала в страхе и криках убегать из дома. Хотя, мысль позвонить шерифу промелькнула у неё в голове. Но с другой стороны, что Рив скажет Шерману? Мне показалось, что у меня скрепят половицы, пришлите сюда группу захвата.
- Меня примут за сумасшедшую, - резонно сказала сама себе Райт и встала с дивана, отложив ноутбук.
Ривер полностью скрутила звук телевизора, Папи, он же Мартинес, в этот момент что-то подбадривающее говорил игроку третьей базы, пока Райт подбадривающее убеждала себя, что старый дом живёт своей жизнью. Но шорох повторился и Ривер вдруг оказалась абсолютно уверена, что кто-то прошелся в точности у неё над головой, а это значило, что человек двигался по коридору второго этажа прямиком к её спальне. Не будучи Джульеттой, Райт не ожидала, что некий Ромео решит сегодня навестить её, пробравшись на веранду вместе с романтической поэзией. Так что, женщина не направилась в ванную подкрасить губы и поправить прическу, а зашагала прямиком к входной двери, у которой Рив хранила бейсбольную биту. Она вряд ли сумеет побороться за роль лучшего отбивающего штата, но навалять противнику, считала Райт, она сможет. Проверять это, конечно, не хотелось.
Однако, прихватив биту, Ривер направилась к ступенькам, подсознательно ещё надеясь, что наверху никого нет. Разгулявшаяся фантазия и шалившие нервы, нужно просто убедить себя, что всё в порядке. За окном уже было темно, свет в рамках экономии, горел в доме лишь в той комнате, где находилась Райт, да и то не слишком ярко, а потому ещё за две ступени до второго этажа начинался не слишком проглядный сумрак. Но Ривер знала дом достаточно хорошо, чтобы у неё не было необходимости сейчас тянуться к выключателю. Правда, исконный человеческий страх перед темнотой и неизвестностью, которую она несёт, заставил Райт всё же щелкнуть выключателем... Но свет не загорелся.
Щелчок в виду царившей в доме тишины показался оглушающе громким и Рив поняла, что если кто-то и был здесь, то он точно его услышал. Свет не загорелся и неизвестный знает, что Ривер приближается, - далеко не самое приятное положение.
- Кто здесь? - раз уж Ривер выдала себя без какой-либо пользы, она решила попытаться запугать противника, - у меня в руках ружье и, если вы сейчас же не уберётесь из моего дома, я проделаю в вас минимум одну новую дырку! - женщина старалась, чтобы её голос не дрожал, и звучал как можно громче. На угрозу никто не отозвался. А ружьё уже пару дней стояло в спальне Ривер, куда она и направилась. Раз уж пригрозила, то нужно будет подкрепить свои слова действиями. Впрочем, хоть и обладая гордым званием "фермер", Ривер не была уверена в том, что сможет в кого-нибудь выстрелить, даже после того, как не далее, чем позавчера, направляла ружьё на Питера Колтера.
Ривер осторожно битой толкнула дверь в свою комнату и прислушалась. Темно и тихо. Райт покрепче сжала биту в руках и сделала большой шаг вперёд, чтобы через мгновение сильным толчком в спину оказаться на полу. Оружие выскользнуло из рук, а Рив не успела даже обернуться, как получила сильный удар в живот ногой. Женщина закричала, но неизвестные руки с силой подхватили её и подняли над полом, чтобы в следующую минуту бросить на кровать. В комнате всё ещё было темно, но небо за открытым окном оказалось достаточно звёздным, чтобы Ривер смогла узнать нападавшего. Племянник Колтер вновь вернулся в её дом и настроен был не менее серьёзно, чем в прошлый раз. Правда, теперь Ривер не могла направить ему в грудь дуло ружьё, до него она сейчас даже не могла дотянутся.
- Думала, я забыл о тебе, сучка, - заговорил Колтер и больше никакой информации о цели своего визита сообщать не стал, вместо этого доставая откуда-то нож и запрыгивая на кровать поверх Райт.
Ривер снова попробовала закричать, когда ладонь Питера накрыла её рот, и Рив оставалось только выкручиваться под мужчиной, явно проигрывая в силе. Она мычала и пиналась, но не было похоже, чтобы такие действия имели какой-то успех. Райт ощущала усталость, но сдаваться не собиралась, когда вдруг в комнату ворвался грузовик. Точнее, так показалось Ривер на мгновение, когда вспыхнул яркий свет, слов от фар, въезжающей на второй этаж фуры. После эта фура сорвала Питера с Райт и спустя пару секунд она сумела рассмотреть, что в её спальне появился второй мужчина. Свет фонарика блуждал по полу, Ривер начинала билась в истерике, когда поняла, кто именно сражается сейчас с племянником Джосса. Райт сумела взять себя в руки (не успокоиться, для этого Ривер понадобится терапия, просто убедить себя не кричать) как раз в тот момент, когда Келлаген начал отряхивать свою курточку, разобравшись с Питером. Райт была далеко от принятия того, что сейчас произошло, но она начала потихоньку всё осознавать.
- Н-на кухне, в каморке, - Рив даже не сразу узнала собственный голос, - храню там лампочки.
Кажется, именно о них спрашивал Итан, или же ей послышалось, но даже в таком случае, навряд ли сейчас стоило говорить об адекватности ответов Райт. Мужчина спросил в порядке ли она и Ривер отрицательно покачала головой, имея, правда, в виду возможность, каждую секунду сорваться в истерике и слезах. Но это же движение помогло Рив заметить кровь на своём боку, чуть повыше талии её рубашка была разрезана и окровавлена. Райт приложила руку к порезу и негромко застонала от боли. Она не знала, когда Питер успел её поранить, но сейчас остро чувствовала боль. Ривер сползла с кровати, опасаясь приближаться к Питеру, но всё же делая пару шагов вперёд, чтобы убедиться в том, что он сейчас не опасен.
- Нужно позвонить Джоссу, - почему-то вместо "нужно повонить шерифу" сказала Ривер, когда заметила, как за спиной Келлагена зашевелилось ружьё. Ещё секунда понадобилась Райт, чтобы сообразить, что двигается оно не само по себе, а потому что тянул его на себя Питер. Прежде чем Ривер успела что-то сказать, Колтер младший подхватился на ноги и, поражая присутствующих собственной прытью, граничащей с человеческой, направил оружие на Итана. Райт была к Питеру чуть ближе, чем Келлаген, но её прыть сложно было назвать нечеловеческой. Поэтому окрик: - Ружьё, - и резкий прыжок вперёд произошли одновременно и всего за мгновение до того, как Колтер встретил. Рив успела только чуть сбить прицел мужчины, но этого хватило, чтобы дробинки вылетели в открытое окно вместо того, чтобы оказаться в Итане. Следующее, что почувствовала Райт, был сильный тычок в бок и женщина отлетела к соседней стене.

+1

4

Все произошло мгновенно. Келлаген сел на кровать, упер локти в колени и сплел замком пальцы. Просто мгновенно, но время шло очень медленно…

… Итак, он успел сделать несколько шагов, чтобы поднять фонарик, как вдруг нутром почуял, что позади опасность. Так быстро, что среагировать он не успел бы ни за что. Это был тот самый момент, когда из импульса рождается реакция – и он был упущен. Если бы не своевременный и рисковый прыжок Ривер, ему бы уже успели прострелить башку, а так пуля прошла мимо. Это, конечно, было чудо, невероятно удачное стечение обстоятельств, где среди десятков сослагательных «если бы» были выбраны и задействованы самые невероятные. Не вышло так, что Ривер застыла бы в паническом ступоре, что она прыгнула под неверным углом, что от ее руки ружье попало бы не в голову, а в спину, и с треском прорвало бы ему все ребра к чертям собачьим. Все сошлось самым чудесным образом – вот почему он остался жив. И Келлаген совершенно этому не удивился; об этом он не подумал ни в момент, когда возле уха просвистел оглушительный выстрел из двустволки, ни получасом позже, когда страсти поутихли, и они с Ривер остались наедине с проблемой. Просто, Келлаген привык к тому, что тебе или везет, или привыкать больше не придется, и удачу он не считал каким-то невероятным даром или чудом – была и была. Все слишком относительно, и, может, было бы куда лучше, заряди ему кто-нибудь пулю в лоб годами раньше, да только кто же теперь разберет…
Патроны пронеслись рядом с его ухом, от выстрела в ушах зазвенело с такой силой, что перед глазами все пошатнулось. Келлаген бросился на пол и схватил фонарь, который направил на мужчину. В слепящем свете он увидел, как мерзавец отшвырнул Ривер, точно куклу. Чертовски болезненно. Ривер могла получить сильнейшее сотрясение, если не уберегла голову от удара, но это все после.
Свет был в руках Келлагена. Мужчина, стоявший напротив, вслепую, щурясь, поднял на него ружье, когда киллер твердой рукой метнул в него нож. Попал в ключицу - ублюдок увернулся от попадания в голову и взвыл. Ружье выстрелило еще раз, теперь уже точно мимо. Келлаген набросился на него и ударил фонариком в висок, в отместку получил прикладом в печень и фонарик выронил. С искрами из глаз он вмазал незнакомцу обоими кулаками поочередно по лицу, затем еще раз в солнечное сплетение, и с этим ударом смог ощутить, что мышцы пресса у парня были просто каменные. Удар в печень повторился, и тогда Келлаген зарычал, вырвал нож из противника, вонзил его в печень ответно, а потом проткнул еще раз и еще. Незнакомец с дурной силой вцепился ему в руку и отвел ее в сторону с пугающей легкостью. Келлаген злобно засопел и, чуть отклонившись назад для размаху, ударил его лбом в лоб - от подскочившего адреналина он даже не почувствовал, что голова у него загудела - потом коленом зарядил между ног, а от следующего удара хрустнул нос согнувшегося в три погибели мерзавца. Но все же, тот каким-то чудом удерживал руку, в которой Келлаген сжимал нож, сквозь боль он попытался перенаправить удар на самого киллера, но не тут-то было. В первый же удачный момент Келлаген быстро рубанул ребром ладони по ножевой ране у ключицы, под яростный вой подсек мужчину, ударяя его носком ботинка под колено. Ноги незнакомца подогнулись, а Келлаген не дал ему упасть просто так, с силой приложил лбом об пол, а потом еще раз, и лицо этого человека после всех ударов сделалось неузнаваемым. Как и у Келлагена, у него была разбита скула, правда, не одна, и раскроенный лоб, кровь с которого была теперь и на лице киллера.
Только тогда противник дал слабину, и пока он с хрипом пытался встать, Келлаген вонзил нож ему в висок, а затем резко повел рукоятку влево и выждал несколько секунд. Пульса не было, Келлаген быстро вынул нож из головы убитого, сложил и убрал его в карман, затем торопливо отошел от трупа к Ривер.
- Голова сильно кружится? Сейчас…
Он снова взял свой многострадальный фонарик и уменьшил в нем яркость, так можно было спокойно рассмотреть лицо Ривер.
- Посмотрите на меня, Ривер. Вы можете сфокусировать взгляд? Все помните? – спросил он почти с дежурным врачебным интересом. – Нам нужно вызвать врача, но мы не можем сейчас этого сделать, Ривер. Надеюсь, вы в состоянии понять, что я вам говорю. Вам придется полежать здесь до поры. Нужно лечь, - сказал он, и помог Ривер подняться, закинул ее руку себе на плечо, повел к кровати.
Сам Келлаген регулярно получал сотрясение мозга, потому не паниковал и здесь. Он убедился, чтобы Ривер легла на бок – лицом к окну, а не к трупу, и подложил еще одну подушку, чтобы голова находилась выше. Измерил пульс и нахмурился.
- Итак, Ривер, у нас есть не очень много времени, потому вы должны проявить мужество и помочь мне максимально. Для начала, где аптечка? У вас рана на затылке.
Едва только Келлаген получил ответ, он немедленно направился по месту назначения, заглянул в кухню, где из холодильника достал лед, вскоре вернулся в спальню и обработал Ривер рану на затылке и еще несколько царапин, которые нашел. Лед положил на ветровку, которую скрутил узелком и приложил к голове девушки. То есть, в принципе сейчас Келлаген поступил по-джентльменски – помог даме, а потом смочил спиртом ватный шарик и приложил к скуле. С этим прикосновением к нему разом вернулась вся боль, полученная за время драки. Потому Келлаген сгорбился и свободной рукой обнял себя за живот, в глубине души оплакивая свою отбитую печень, но пока для нее времени не было.
- Что же, Ривер, прямо скажем, ваш полет мог бы закончиться гораздо хуже. Вам повезло. Вы спасли мне жизнь, и за это вам спасибо. Теперь я обрисую происходящее: в этой комнате только что было убийство, к которому причастны мы оба. Мне совершенно не хочется связываться с полицией, потому что никто мне руку не пожмет, да и вам проблемы нужны едва ли. Здесь прогремело два выстрела, но раз уж сегодня на ферме никого, кроме животных больше нет, то это говорит о том, что ваш гость, возможно, поджидал именно этого дня намеренно, а еще о том, что вопросов вам задавать будут меньше. Надеюсь, на хранение ружья у вас есть разрешение…
Ватный шарик Келлаген переместил на разбитую губу и втянул сквозь зубы воздух: это было больно всегда.
- От трупа надо избавиться.
***
Все произошло мгновенно. Келлаген сидел на кровати, руки его были сплетены в замок. Он устало опустил на грудь голову и взглянул на труп исподлобья. Теперь казалось, что все это событие длилось сутки – не меньше. А все потому, что он давно не работал. Наверное, около пары месяцев, и сноровка была уже не та.
- Ну что, Ривер? Пора что-нибудь делать.

+1

5

Когда происходит нечто такое, если верить книгам, кажется, будто это не с тобой, словно ты наблюдаешь со стороны, не принимаешь на самом деле решения и не становишься участником кошмара. Но Ривер всё четко понимала и помнила. Она смотрела как кровь перемешанная с человеческим мозгом вытекала из колотой раны в голове Питера, чувствовала, как сильно болит её собственная голова, когда ушиб на затылке обрабатывал Келлаген, и стоило комнате, в которой находилась Райт, прекратить вращаться, женщина сообразила, что ей говорит Итан. Она терпеливо ждала, когда почувствует в себе силы, чтобы встать и не свалиться потом обратно, потому что не сомневалась, что действительно нужно действовать. Как минимум вызвать врачей, Колтеру они уже не помогут, а вот ей и Келлагену совсем не помешают. Потом позвонить шерифу, после чего предупредить Джосса. Он должен знать, что случилось. Это уже не первый раз, когда младший Колтер вот так заявлялся к ней. Правда, до этого Ривер не заявляла, да и следы его присутствия были удалены...
Райт села на кровати, пару секунд прислушиваясь к себе. Стены стояли на месте, пол и потолок также не шевелились. Хороший признак того, что она приходит в норму. Ривер опустила ноги на пол и сделала несколько вдохов. С противоположной стороны кровати сидел Келлаген и просил её принять решение. Хотя, судя по всему мужчина считал, что уже и сам всё решил, а от Райт ему нужно лишь согласие. Его давать женщина не собиралась. Она встала и направилась в ванную, силы свои Рив немного всё же переоценила и походка её была далека от спокойной и уверенной, шаг был сбивчивым, тем более, что Ривер пришлось идти в обход трупа, лежавшего почти посреди её комнаты.
В ванной Райт стошнило. Буквально вывернуло от стоявшей перед глазами картины вытекающий мозгов и запаха крови. Ривер умылась, прополоскала рот, после чего чего её стошнило ещё раз. Возможно, это было последствием сотрясения, ещё одна причина необходимости вызвать врачей. За всю свою жизнь Райт была абсолютно уверена в том, что не совершала ничего такого, что могло бы оказаться в рамках сурового определения "фелония". Ривер снова умылась, почистила зубы и воспользовалась жидкостью для полоскания рта. Она подняла голову и посмотрела на себя в зеркало. До возвращения в Брайтонс Милл Ривер зарабатывала на жизнь тем, что оценивала чужие идея, планы и даже самые бредовые задумки. Сейчас ей предстояло оценить два варианта развития событий в ближайшем будущем. И бледная, с запавшими глазами и синяком на щеке женщина из зеркала не собиралась ей в этом помогать. Райт выключила воду и вернулась в комнату к Келлагену.
- Это племянник моего соседа, дом чуть северней от сарая, где Вы живёте, - мужчина не спрашивал, кого он только что убил, но Ривер планировала этим поделиться, - он один из вернувшихся. Питер - один из вернувшихся, - Райт кивнула в сторону лежавшего мёртвого мужчину но потом сразу же отвела от него взгляд, в желудке уже не осталось ничего, чему стоило бы проситься наружу. - Вы ведь здесь недавно... Знаете, что пропадали люди? - Райт не была уверена, в том, показался ли ей взгляд Келлагена недоуменным, либо он действительно не понимал, о чем она ведёт речь. Но после Ривер решила, что если что-то Итану будет не ясным, то он сможет это спросить.
- Он приходил ко мне два дня назад, выпотрошил корову. Я не заявляла в управление шерифа, - раз мужчина предлагает схоронить тело, то, возможно, ему стоит знать историю, сопровождавшую убийство.
Ривер считала, что сейчас у неё нет более разумного варианта, кроме как вызвать шерифа. Она не была юристом, но всё произошедшее в комнате, по её мнению, очень походило на самозащиту. Питер ворвался сюда с ножом, после стрелял из её ружья, там же должны были остаться его отпечатки, или как всё это работает в системе? Как всё работает в системе Райт не знала, но раньше предпочитала системе доверять, так как она ещё ни разу женщину не подводила. Одного взгляда на Келлагена хватало, чтобы понять, что мужчина о системе был иного мнения. И Ривер задумалась, что будет с её фермой, пока разбирательству по делу станет длиться. Крупные клиенты уйдут сразу как только запахнет жаренным, всё, что случилось в городе, итак уже подкосило её бизнес, продавать молоко с каждым днём становилось всё сложнее, а теперь выяснится, что ей могут выдвинуть обвинение в убийстве. Убийство в сговоре, если считать ещё и Келлагена? У Райт не было причин думать, что их (ладно, её во всяком случае точно) не оправдают, но как долго будет длиться разбирательство? Какие убытки понесёт ферма? Ещё и Джосс Колтер вряд ли согласиться продолжать с Ривер партнёрские отношения после такого. Калькулятор в голове Райт работал, словно на шестерёнках, и Ривер, наконец, сказала:
- Внизу есть большие полиэтиленовые мешки для перевоза мёртвого скота, лопаты в пристройке у дома. Или Вы считаете, труп нужно сжечь?
Ривер предпочитала всё планировать и держать под контролем, но сейчас ситуация явно ускользала из её рук. Впрочем, это был мёртвый человек и держать его в руках она бы и не хотела, но с другой стороны, если из убийства в рамках необходимой обороны ещё можно было выпутаться, то от того, что они спрячут тело, будет уже не отмыться. Если это тело найдут, конечно. Да и если не найдут с какой-то стороны будет ещё хуже, ведь Райт придётся ещё не раз встретиться с Джоссом, которого явно рано или поздно начнёт интересовать куда подевался его племянник. То есть, после того, чему они стали два дня назад свидетелям, вряд ли старший Колтер рассчитывал на какой-то хороших исход для своего родственника, но насколько Джосс заслуживает жить в неведении?
- Это какое-то безумие, Итан. Мы должны позвонить шерифу, - Ривер никогда не бывала в подобной ситуации и принятие решения не давалось ей легко. Она четко осознавала, что как бы она не поступила, это отразится на её жизни, сейчас стоило выбрать наименьшее негативное последствие.
Райт бросила быстрый взгляд на труп Питера, вспомнив, как он ударил её и повалил на кровать. Мужчина собирался её убить и получил по заслугам, тут сомнений не было. Скользкая дорожка начиналась с того момента, как мертвец приземлился на полу её комнаты.
- В Брайтонс Милл раньше такого не происходило. Разве что, все прятали мёртвые тела после какого-то происшествия, - Ривер не могла поверить в то, что ей действительно приходится быть в этой ситуации и принимать какое-то решение, она продолжала просчитывать варианты, - если мы это сделаем, то навсегда останемся преступниками, - Райт была почти уверена, что Келлаген это понимает и без неё, но всё же решила подчеркнуть. Голова в месте ушиба продолжала пульсирующие болеть, словно подстёгивая Ривер к принятию решения. - Хорошо, - сказала она, наконец. - Как нам сделать это? Как избавиться от тела?

+1

6

Если убийство заканчивается тишиной – это работа. Если кто-нибудь кричит или перепуганно бормочет на фоне крови и тела – это экспромт. В обоих случаях для Келлагена значение имело правило: после убийства собрать произошедшее в кучу и не дать ничему выйти из-под контроля, так что он проявил чудеса самодисциплины и сосредоточился на всем произошедшем в последние полчаса. Ривер в этот момент была предоставлена самой себе, да и едва ли Келлаген мог ей чем-то помочь: девушке необходимо было смириться с тем, что произошло, а еще с тем, что придется поступиться буквой закона и скрыть преступление, спасая свою шкуру. Это непростое осознание, к нему человек приходит не сразу, потому что ломается шаблон.
Так, Келлаген взялся вспоминать о том, как вошел в дом Ривер, где ступала его нога, а где – нет. Он был в кухне и гостиной, в холле, разумеется, а значит, эти комнаты потом надо будет осмотреть и убрать. Он предусмотрительно ни к чему не прикасался на первом этаже, перилами лестницы не воспользовался так же, в коридоре второго этажа сначала ушел не туда… В этот момент Ривер обратилась к нему, Келлаген, слушая вполуха, обернулся к ней.
- Люди пропадают везде, - сказал он, но смекнул, что раз на этих пропажах Ривер сделала акцент, значит, они отличаются от обычных. Все это он узнает у нее потом, а пока надо вернуться к тому, на чем он остановился.
После того, как Келлаген нашел комнату Ривер, за ее пределы ничего не вылезло. Ружье выстрелило дважды. Пустые гильзы надо забрать и выбросить их куда-нибудь на холм. Выстрелы наверняка слышал кто-нибудь на окраине, и их придется объяснить, если что. История должна быть готова. Дальше надо убрать комнату. Пылесос и тряпки у Ривер наверняка были… Но тут девушка снова его отвлекла.
- Сжечь. - Келлаген ответил коротко и на сей раз не потрудился даже взглянуть на хозяйку дома.
Хорошо, что его спасительный фонарь сборный, и у них есть в доступе УФ-лучи. Полы и стены, кровать придется отдраивать. А кровать?
- Ривер, кровать!
К тому моменту, как Келлаген сказал это, Ривер, похоже, пришла к выводу, что придется в лучших традициях криминального кино заметать следы. Тем лучше для них обоих: они сейчас сэкономят много времени и все сделают правильно, если только девушка не поддастся эмоциям и не будет хотя бы мешать. Келлаген вспомнил еще, что добирался до аптечки и мог наследить, так что работа предстояла большая. Он вздохнул, и ребра, печень, разбитое лицо – все отозвалось болью. Ладонью Келлаген коснулся губы, к которой прилипла проспиртованная вата, потом коснулся намятых ребер, печени, страдальчески поморщился и взял с кровати фонарик. Металлический корпус никак не пострадал после стольких падений – этот фонарь пережил многое за несколько лет исправной службы – и был сборным, киллер с некоторым усилием открутил его заднюю часть, где показался фонарь поменьше.
- Это ультрафиолет. С ним мы должны обследовать тут каждый дюйм до уборки и после, - и словно предупреждая вопрос, пояснил. – Я долгое время работал в мясной лавке, там все было строго с гигиеной. Санэпидслужбы – звери похлеще криминалистов. Без ультрафиолета никуда…
Он поднялся и первым делом закрыл плотными шторами окна в комнате, а потом включил свет.
- Мда.
На полу был кровавый сюрреализм, брызги стекали по стенам, особенно пострадала стена в тех местах, где Келлаген приложил лбом убитого, и где была Ривер. Кровь была и на кровати, зато дальняя часть комнаты не пострадала. Взгляд рано или поздно фокусировался на теле: оно лежало по центру, кровь продолжала растекаться, и это именно от нее шел противный запах, от которого к горлу иной раз подкатывала тошнота. Келлаген подобрал с пола пустые гильзы и ружье, которое поднял в руке, чтобы обратить внимание Ривер.
- Я сейчас приду. Это возьму с собой. Надеюсь, глупостей вы не натворите.
Некоторая уверенность насчет Ривер у Келлагена все же была. Хотя не было никаких гарантий, что r моменту, когда он вернется в дом, там уже будут стоять полицейские машины. Что же, это будет невероятно глупо.
Ботинки Келлаген оставил в комнате, в носках, тщательно обходя кровь, спустился на первый этаж, вернулся к месту, откуда брал медикаменты. Там нашлось несколько чистящих средств, но едва ли их можно было бы назвать хоть сколько-нибудь пригодными при стирании крови. Он направился к своему сараю, откуда принес пару банок нужной бытовой химии, захватил кое-что из запасов Ривер. Тряпки, щетки, несколько ведер – с водой и без. Топор. Пакеты, о которых она говорила. Попутно Келлаген все подмел за собой просто на всякий случай, по привычке. Все необходимое для сокрытия престпления он аккуратно поставил на чистый пол, а потом влез в оставленные в спальне ботинки, не обращая внимания на то, что носки его были грязными и полными сухой травы – все равно им сегодня гореть в огне.
- Ну, как вы, Ривер? – опять поинтересовался Келлаген голосом сельского терапевта. – Получше стало?
При свете лампы киллеру был виден ответ на заданный вопрос, но в любом случае ответ значения не имел.
- Я попросил бы вас встать с кровати и снять белье. Держите пакет. И поживее, Ривер. Если кровь есть на матрасе, надо срочно застирать. Вода в ведре. Вот этим средством. Я займусь телом. Если вас затошнит, берите пустое ведро и все туда – звуки будут не самые приятные. На меня не смотреть. Как закончите с бельем и матрасом, начинайте оттирать кровь с пола. Тряпки, - он перекинул несколько больших старых тряпок, которые взял из своего пристанища. – Вот это средство. Щетки, - сам он тем временем взял топор и снял куртку, которую бросил подальше. – Работаем. Я бы включил радио, но нам важно слышать, что происходит вокруг. И, Ривер, пожалуйста, без криков. Если что-то нужно – негромко. Вы справитесь, я уверен.
Наверняка инструкции, которые он только что озвучил, вызвали вопросы у Ривер, ведь так не должен был вести себя человек, впервые совершивший преступление. Но если бы девушка все же спросила его сейчас, то Келлаген опять указал бы на работу в мясной лавке и забивал скот. Суть та же, только где-то четыре ноги, а где-то две, и нет рогов.
Он замер еще на какое-то время, убедился, что Ривер отвернулась, и потом поместил часть тела Питера в пакета, чтобы брызги крови не разлетались по всей комнате. Высота пакета позволяла Келлагену сделать достаточный размах, и потихоньку он начал рубить. Важно было не касаться топором пола, работать приходилось осторожно. Через какое-то время остатки Питера окончательно перекочевали в мешок и готовились к той же участи, что и ноги. Келлаген выглянул из-за своей работы.
- Может, вы расскажете мне об этих пропажах, Ривер? С ними что-то не так?

+2

7

Ривер хотелось вызвать шерифа уже просто для того, чтобы весь этот кошмар закончился. Она ощущала невероятную усталость, но понимала, что сейчас не время отправляться варить кофе. "Простите, Итан, я пойду пока кофейничек поставлю, а вы тут дорубите верхнюю часть тела. Вам со сливками или без?". В очередной раз Райт ощутила рвотный позыв... И в очередной раз поняла, что в остальном чувствует себя не так уж и плохо. То есть, что-то в ней сумело просто отключиться, чтобы Рив могла убирать кровь и другие жидкости, а не биться в истерике. Она понимала, как день её утомил, потом ещё сражение за собственную жизнь, но порывов просидеть в углу, пока Келлаген сделает сам всю работу, у Ривер не было. Вероятно, чуть позже Райт придётся серьезно задуматься о собственной системе ценностей и моральных устоях, но сейчас Ривер просто хотела, чтобы они скорее со всем разобрались.
Жизнь на ферме научила Ривер спокойно относиться к крови, поэтому она не теряла время на "ой, фу, дайте мне вторую пару перчаток поверх этих", а сразу приступила к уборке. Интересно, как образно будет рассказать события этой ночи своему психотерапевту, чтобы после сеанса не оказаться в тюрьме? А, судя по тому, что сокрытие преступления в самом разгаре, если всё раскроется, за решеткой они с Келлагеном проведут немало времени.
- Не уверена, насколько уместно было бы сейчас радио. Там последнее время слишком часто крутят "Kill Em With Kindness".
Собственный голос прозвучал отстранёно и безучастно. Райт осматривала комнату, смиряясь с мыслью, что в ближайшие дни здесь нужно будет сделать ремонт. Уже не чтобы замаскировать следы убийства, а потому что цвет стен позитивных ассоциаций больше не вызывал. Ривер домыла оставшееся, сняла бельё с кровати и тщательно осмотрела матрас с помощью фонарика с ультрафиолетом. Как удобно, что он оказался при себе у Итана. Нарушая запрет смотреть на него, Рив бросила мимолётный взгляд на мужчину, задумываясь о том, кого пустила к себе в дом. Конечно, раньше (то есть, до покупки отцом Ривер той земли) он и жил на территории сарая, но, возможно, стоило бы получше проверить нового арендатора, меньше покупаясь на предоплату за полгода с гарантией, что даже, если мужчина уедет до истечения срока, деньги остаются ей. Раньше Райт принимала свой небольшой недостаток, как бережливость, но теперь пришло время за него расплачиваться.
Впрочем, сейчас, наверное, не стоит осуждать определённые навыки человека, который спас ей жизнь. Работал Итан в мясной лавке или занимался чем похлеще, но был весьма полезными и разделывал труп рядышком с её туалетным столиком. «Интересно, на метеориты Guerlain кровь не попала», - в испуге подумала Ривер, вспоминая, что только недавно купила себе шарики по ужасающей цене, которые, кажется, не закрыла в коробочке и.. «Черт». Райт потёрла лоб предплечьем, удерживая себя от того, чтобы вновь обернуться на Келлагена.
- Матрас чист, - сообщила Ривер.
Похоже на то, что её часть уборки уже была завершена. Во всяком случае, до того момента, как Итан даст новое задание. У Райт было много вопросов к мужчине, но она заранее знала, что не хочет слышать ответы ни на один из них. Откуда он такой умелец взялся? Доводилось ли ему раньше делать нечто подобное? Сколько лет им светит за вот эти ночные развлечения? Да уж, количество сеансов у психолога придётся в разы увеличить. И завтра утром они договаривались встретиться с Лэйк. Что она скажет сестре? Вернее, чего не скажет. Например, о том, откуда у неё синяк на щеке.
- Такой синяк мог бы появиться от удара о дверной косяк? - Райт указала на своё лицо, но не была уверена, что Итан её видел, поэтому уточнила, - как на моей щеке. Думаю, кто-то может спросить.
По определённым причинам, Ривер считала, что Келлеган из тех людей, кто сможет с уверенностью сказать, как и откуда появляются ушибы и следы от них. А нужно быть готовой давать ответы. Она сможет завтра сказаться больной и весь день провести в доме, но разве это не будет выглядеть подозрительно? Хотя, день отдыха можно было бы потратить на "СSI. Место преступления", пытаясь обезопасить себя, узнав, куда ещё могут заглянуть криминалисты.
- Единственный родственник Питера - Джосс - вроде не поддерживал с ним связь последние дни. После того, как Питер заявился ко мне, они вроде поссорились и тот больше не объявлялся, - Ривер помолчала какое-то время, неспешно подводя к основной мысли, - у Джосса были все основания подумать, что племянник связался с не очень хорошей компанией. И пропал.
У Колтера было даже больше, чтобы знать, что его родня не в своём уме. Выпотрошенная корова перед домом, кровавая комната с множеством разных типов крови и кровавый образец, который сломал её аппарат для анализа заболеваний у коров. Аппарат, кстати, всё ещё был в ремонте, за который Рив доведётся заплатить кругленькую сумму. Точно уж не время сейчас, чтобы оказываться в тюрьме. Правда, представить себя, как она встретиться с Джоссом, случись эта встреча завтра, послезавтра или на текущей неделе, было непросто. Что бы он не думал о Питере, тот был его племянником, и ни в коем случае не стоит ему сообщать, что Келлаген избавил мир от Колтера младшего. Не то, чтобы Ривер испытывала дискомфорт от необходимости врать, моральный аспект заключался в том, о чем именно придётся Райт скрывать правду. Она собирается похоронить Питера Колтера и никому никогда не сообщить о том, что с ним случилось. Интересно, много ли времени будет у Ривер, чтобы понять, сможет она с этим жить или нет?
- Больше сотни людей пропали за это лето. Просто однажды не оказались там, где были. Сначала никто не придавал внимания пропажам, - да и сама Ривер узнала о них случайно, когда пришла заявлять об исчезнувшей собаке. Ух, как давно это было! - Но в начале осени в Брайтонс приехали федералы, ещё, кажется, полиция штата. Все эти пропажи выглядели странно, потому что.. Ну, Брайтонс Милл не самый криминогенный город, здесь обычно ничего не происходит, а тут абсолютно разные люди просто исчезают. Но в итоге они все вернулись. Каждый, кто пропадал, третьего октября снова был там же, откуда исчез. И говорит, что не помнит, где был. Они считают, что и не девались никуда вовсе.
Когда озвучиваешь эту историю, она кажется даже бредовей, а в виду декораций, в которых сейчас была Ривер, ещё и более жуткой. После Райт также рассказала Итану, что за возвращенцами стали замечать некие странности. Те казались агрессивными, а события на вчерашнем Фестивале яблочных пирогов вообще ни в какие ворота не лезли. О Фестивале Ривер также рассказала, хотя, сама там не была, поэтому не стала особо вдаваться в подробности, так как не хотела, чтобы рассказ её был больше похож на собрание сплетен и слухов. - В общем, завершилось там всё взрывом и пожаром. Многие пострадали.
Город становится опасным, и в свете всего этого труп в доме уже начинается казаться естественным развитием событий. Что будет дальше даже представлять себе не хочется. "Маленькие дети! Ни за что на свете. Не ходите в Брайтонс, В Брайтонс Милл гулять!".
- Никто не говорит открыто, что это вина вернувшихся, и всё как-то между собой связанно. Но, Итан, Вы ведь не из тех, кто верит в совпадения, да?
Диалог, хотя, так как говорила в основном Ривер, монолог, затянулся, а они не на чаепитии были, чтобы светски обсуждать актуальные темы. Хотя, за беседой Келлаген, кажется, закончил упаковывать остатки Питера. Райт вновь вооружилась тряпкой, моющим и фонариком, чтобы стереть кровь с того места, где отдал богу душу племянник Джосса.
- Вы сказали сжечь.. - Ривер поднялась взгляд на Итана, - в одной из пристроек Колтера есть печь, старая, но с виду весьма мощная, - конечно, Райт знала, что находится на территории, которую арендовала, даже, если совать свой нос туда, у них в договоре прописано не было, - но я не уверена, дома ли Джосс. Могу ему позвонить, - спонтанно предложила Ривер, понимая также, что, если мужчина сейчас дома, то носиться с расчленённым телом его племянника по ферме вообще идея не огонь. Хотя, навряд ли Итан думал отвезти тело в местный крематорий. Райт внимательно смотрела на мужчину. Фиг разберёшь, что там у него на уме. Однако, ещё днём Ривер не могла себе представить, что так спокойно (всё относительно, конечно) будет рассуждать о том, как избавляться от тела. Вдруг и спокойствие Келлагена лишь то, чего от него требует ситуация, нельзя же так сразу судить, что у него есть опыт в подобных делах. Впрочем, все эти мысли были скорее для успокоения души Райт.
Ривер потянулась за телефоном, когда услышала шум машины. Та ехала где-то вдали, но окно было открыто нараспашку, а на улице стояла тишина, так что звуки отлично распространялись по территории фермы. Райт в пару шагов преодолела расстояние до окна, боясь услышать вслед сигнальные огни машины шерифа. Что если кто-то сообщил о выстрелах и Шерман приехал разобраться в том, что случилось? Ривер увидела свет фар вдали, машина ехала к её дому, но свернула за несколько дорог до него. Она ехала прямо к дому Колтера и вскоре остановилась там.
- Вопрос насчет Джосса отпадает. Он только что приехал домой.

+2


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » kill for me, 07.10.2015