In This Moment — Blood
Добро пожаловать в славный городок Брайтонс Милл, путник. Город, который поразит тебя своей красотой и гостеприимством. Городок, который впустив тебя за свои границы этой осенью, уже не позволит тебе его покинуть. Возможно, ты успеешь его полюбить, и желания драть отсюда когти у тебя и не появится, ну а коли иначе - не страшно, ведь выбора у тебя все равно уже нет...
Eleutheria Fleming Joss Colter River Wright
Объявление #6: расскажет вам о новой части сюжета и напомнит о важных правилах. А также поможет избежать удаления.

Граница времени: 21 ноября 2015

ADS. Brighton's Mill

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » A Clockwork Orange. 24/09/2015


A Clockwork Orange. 24/09/2015

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

A Clockwork Orange, 24/09/15
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
http://s9.uploads.ru/FWEJu.png• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Шерифу Брайтонс Милл необходимо проведать пожилое семейство Данеллов. Каждому в городке известно, что мистер Данелл - инвалид, который год поряд он не встает с коляски. Вот только Генри Шерман утверждает, что старичок - не такой инвалид, каким кажется, потому что своими глазами видел, как этот дед ходит на своих двух, и ни в каких косяках не нуждается. Никто не верит шерифу, и он решает во что бы то ни стало добыть доказательство своим словам. Он решает устроить слежку не зная еще, что за ним уже тянется хвост, и где-то совсем рядом работает юный Шерлок...
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
Henry Sherman, Bonnie Cox; день, просторы Брайтонс Милла.

Отредактировано Bonnie Cox (2016-08-24 17:47:42)

+2

2

- И убери, наконец, барахло со двора. Ты же в конце концов не работаешь, - крикнул напоследок Шерман, спускаясь с крыльца дома и пожевывая подгорелый тост с джемом. Начинался новый рабочий день, но Генри уже был чем-то напряжен. Но, как ни странно, не безработицей падчерицы.Список претензий Шермана к Чудовище был толще всех томов Гарри Поттера мелким шрифтом, но это в него не входило. Не то, чтобы Шерман поощрял лоботрясничество, но считал, что пусть лучше Чудовище кошмарит его, а не работодателей Брайтонса. В коне концов, в том, что она здесь, он ответственен. А так натворит чего (а она натворит), и начнутся суды-пересуды, и его итак подмоченная репутация утонет в сплетнях и осуждениях. Конечно,безделье и фантазия Чудовища тоже та еще взрывоопасная смесь, но, как говорится, держи друга близко, а врага еще ближе. Шерман не определился, кто ему его падчерица, а потому соблюдал обе дистанции.
Итак, шериф спустился с крыльца, залез в свой пикап и медленно поехал по улицам Брайтонаса, впрочем совсем не в участок. Из колонок заиграли мексиканские трели - в машине еще при старом владельце зажевало кассету. Шерман знал их наизусть и напевал совсем без акцента, хоть и не знал, что поет.  Притормозив за несколько кварталов от дома, он достал телефон и позвонил.
- Слушай, я знаю, что идея тебе не нравится, но я уверяю тебя - так и было! Мне нужна твоя помощь, -  Генри не любил просить, поэтому нервно стучал пальцами свободной руки по рулю - Я не могу просить в участке, пока не проверю - меня поднимут на смех. Все итак думают, что я помешался на этих исчезновениях. Мне нужен второй человек. Да, это выглядит глупо, но...Да, да понял, - Генри недовольно нажал на кнопку сброса и кинул трубку на соседнее сидение. Потер переносицу и закурил.

Странное случилось четыре дня назад. Кто-то по-хозяйничал на заднем дворе четы Колорао. Поскольку это было недалеко от дома Шермана, он вызвался провести формальный осмотр и заполнить доки, чтобы пораньше свалить в бар - в этот день была игра,  и хорошо было бы занять столик дли них с Максом.  И вот Шерман стоял на заднем столе осматривал помятую клумбу и следы от стоящего когда-то гриля, как вдруг в просветах живой изгороди между соседским двором увидел человека. Это было кстати - нужно было опросить соседей, не пропало ли, что-нибудь и у них. Шерман подошел к изгороди, раздвинул листья какого-то вьючного растения и увидел мистер Данелла, стоящего на своих двоих и попивающего домашний лимонад. Все бы ничего, но старик Данелл 10 лет как не сходил с инвалидной коляски. Шерман только успел разинуть рот, как мистера Даннела загородила его старушка-жена и спросила, что ему, Шерману, собственно нужно. И когда он задал свой вопрос, а миссис Даннел отпрянула, дабы осмотреть свой двор на предмет пропажи, мистер Даннел уже сидел в своем кресле как ни в чем не бывало. Шерман потряс головой, а вечером напился больше обычного.
И все вроде бы ничего, но через пару дней Шерману и его напарнику пришлось преследовать ь одного нарушителя аж до соседнего города и вот там в окне автомобиля он увидел мистера Данелла выходящего из кафе. Остановиться тогда он не мог, но твердо решил разобраться.  Вечером Генри постучал в дверь Данеллов. Миссис Данелл открыла не сразу, была не слишком мила, а на предположение Генри покрутила у виска. Сам мистер Данелл вообще возмутился и укатил на своей коляске вглубь дома. Шермана этот исход очень расстроил: похоже мистер Данелл что-то скрывал, более того, Генри теперь рискует остаться без лимонного печенья, которым миссис Данелл его всегда угощала. А это вообще ситуация вопиющая.

- Ми густа токар куатара, ми густа кантар ел сол, - тихо запел Шерман задумавшись, а потом резко достал пистолет и, не поворачивая головы, уткнулся дулом в кого-то сидящего сзади, убедившись, что шорох, который он услышал минуту назад, ему не показался.
- Кто бы ты ни был, залезть в машину шерифа было большой ошибкой, - процедил Шерман. Может быть, в подозрительных случаях он больше всего боялся лишения себя лимонного печенья, но он всю свою жизнь проработал полицейским и кое чему научился.

Отредактировано Henry Sherman (2016-08-24 18:23:45)

+1

3

Бубу от природы была, конечно, не семи пядей во лбу девочка, но она была внимательным фантазером. Внимательность позволяла ей в самом деле замечать иной раз полезные мелочи. Фантазия допускала введение закадрового голоса в ее собственную жизнь - так жилось веселее. На днях закадровыйголос снова объявился и вот с чем:
Мужика что-то тревожило. Он тщательно силился скрыть это беспокойство, но Бубу нутром чуяла, что случилось нечто из ряда вон выходящее. Мужик был слишком апатичен и равнодушен, чтобы беспокоиться по мелочам. Но Бубу заметила в его взгляде проблеск мысли и сразу поняла: дело серьезное. Однако вывести его на откровенный разговор было невозможно...
Периодически закадровый голос перебивался обычный бубуческим голосом, отвечавшим что-то в духе:
- Сам убери! Я же собираю за тобой носки и рубашки, которыми ты спьяну не попадаешь в корзину, баскетболист недоделанный! Вечно только придираешься!
И потом закадровый голос продолжал более обиженно:
Молчание Мужика планомерно выводило Бонни из себя. Тайны могли стать ему боком, и допустить такое было нельзя. Потому она приняла единственно верное решение - проследить за шерифом. Дело рисковое, но Бонни слишком привыкла рисковать. В тот день, когда Мужик вдруг стал собираться в дорогу в неположенное время, Бонни поняла, что надо действовать. Она тайком пробралась в его пикап, скрылась за хламом, который всегда был на заднем сидении, прислушалась. Вот Мужик завел мотор, заиграла музыка. Песня была ей знакомо. Немо Бубу попыталась подпеть, кассету зажевало. Плохой знак. Потом Мужик сделал звонок, и Бонни лишь убедилась, что подозрения ее не были беспочвенны. Острый угол коробки неприятно упирался в шею, она чуть дернулась...

Все было как в книгах про Джеймса Бонда: холодное дуло пистолета ткнулось ей в висок. Почти. Дуло в самом деле было холодным, ведь из него никто не стрелял пока, но уткнулось оно не в висок, а куда-то чуть выше лопатки - Генри ведь толком не целился, а Бубу притаилась на узком полу у заднего сидения, скрючившись неловкой буквой зю. Так что все было как дешевых пародиях на Джеймса Бонда: протагонист был какой-то фуфельный, с подмоченной алкоголем репутацией, а антагонист тянул скорее на счастливого пасечника, но никак не на злодея-шпиона. Однако в истории место имел вполне натуральный огнестрел, и от такой его интимной близости у Бубу подкосились ноги - благо она и так уже распласталась как гусеница, и падать ниже было невозможно и некуда. Оружие было заряжено: шериф с собой пустозвон не возит, а значит, оружием можно и убить, потому-то Бубу и заговорила не своим, севшим от страха голосом. Тем самым, который обычно пускают за кадром какого-нибудь добротного нуара.
- В глубине души мы оба знаем, что ты давно об этом мечтал, - чуть более загробно, чем того требовала ситуаци, начала Бубу. - И вот шанс представился...
Сама она тихонечко пыталась уйти из-под прицела, уползала в безопасное место, насколько вообще можно было уползти в машине. Гусеница пыталась скукситься.
- Тогда какого черта ты медлишь? Жми на курок! - подбодрила и подзадорила Бубу, но потом спохватилась: кто их знет, этих Мужиков. Хватит ума еще в самом деле пристрелить ее, а потом его затаскают по судам, загубят всю жизнь, в тюрьму засадят, на стуле поджарят... В общем, нельзя было такое допустить, так что Бубу решила ситуацию вывести на новый уровень.
- Мог бы вообще-то спасибо сказать. Я чуяла, что тебя что-то гложет, решила за тобой прошпионить. И не зря! Раз тебя все кинули, несчастье моей юной невзрачной жизни, то опять придется мне вытаскивать твою задницу.
Бонни всегда хотелось сказать это, черт возьми!
С этим Бубу вывалилась из машины, отряхнулась, вернула на лицо выражение утраченного минуту назад достоинства и плюхнулась на переднее сидение, аккурат на шерифский телефон.
- Ты бы его еще на капот запулил, а вечно еще меня винишь, - проворчала она, деловито при том пристегиваясь. - Давай-ка... Рассказывай, что там у тебя. И как ты без меня вообще прожил бы? Ворчишь, и слова живого от тебя не выбьешь.
Мобильник полетел в Генри с обидой.
- И не по этому ли поводу ты все по дому ходил так, как будто реально думал о чем-то? - сарказм у Бубу всегда был при топоре. Тонкий, стало быть, до безобразия. Как лезвие топора... - Ты мне только честно скажи, а то я переживаю.

Отредактировано Bonnie Cox (2016-08-25 23:24:13)

+1

4

Смешанные чувства крутились в голове Шермана, когда он услышал сипловатый голос Чудовища. С одной стороны хорошо, что это она, а не кто-нибудь поопасней. С другой, вот славно было бы, если бы сзади сидел похититель людей. Вот тогда бы Шерман с ним точно разобрался и припомнил бы все: бессонные ночи, позорные отчеты перед начальством и навеки испорченную репутация хранителя города. Чудовищу Шерману тоже было что припомнить, но он итак делал это каждый день.
- Выстрелить в тебя?, - усмехнулся Шерман, уже развернувшись и водя курком, отчего Чудовище демонстрировало чудеса йоги и миграции в тесных помещениях. - Сначала я бы купил диктофон, - начал он непонятно с чего, - Записывал твою болтовню исподтишка вечерами. Задавал бы тебе сааамые разные вопросы. Потом бы устроил барбекю и пригласил бы пол города. Для этого за пару дней до того купил бы старый холодильник на гаражной распродаже, чтобы установить в подвал. На вечеринке пару ребят засвидетельствовали его, когда бы я попросил бы их принести оттуда стейки для барбекю. Это чтобы ничего не выглядело подозрительно. Через пару дней, я бы ночью пробрался в твою комнату, накинул на твое лицо подушку и…, - Шерман округлил глаза, - не решил еще, выстрелил бы через подушку или просто задушил. Тело в  холодильник. Потом неделю исправно ходил бы в бар и всем рассказывал, что ты, наконец, образумилась и уехала учиться в большой город. Иногда бы даже изображал, что тоскую. От тела я бы избавлялся по кусочкам, не совершая дурацких ошибок новичков. Но вот беда - ты тут завело много, так называемых, друзей. Вот тут бы и пригодились диктофонные записи. Слава Богу, дружба на расстоянии быстро проходит, а ваши телефонные разговорчики редко отличаются один от другого. Смонтирую пару дежурных ответов, пока бы тебя окончательно не забыли. Все это я обязательно сделаю…, - Шерман говорил все тише и тише и уже перешел на шепот, но внезапно заорал, - ЕСЛИ ТЫ НЕ ПЕРЕСТАНЕШЬ СЛЕДИТЬ ЗА МНОЙ!, - Генри захохатал от вида вздрогнувшего Чудовища, - так что спи спокойно, моя милая.
Машина тронулась, когда падчерица пересела на переднее сиденье, и они потихоньку поехали по улице. Вообще-то, к большому сожалению, Чудовище была права. Конечно, ни в коем случае нельзя ей в этом признаваться, но без ее помощи тут не обойтись. В участке уже вертят у виска, глядя за навязчивыми идеями Шермана по поводу пропажи. Короче, придется делать вид, что это он оказывает ей услугу, а не наоборот.
- Ты  слишком романтично воспринимаешь образ сыщика, - завел он старую шарманку, - чтобы разгадывать тайны приходится делать много всякого не героического. Подслушивать, иногда даже ковыряться в мусоре… Или вот, - он энергично повернулся к Чудовищу так, будто у него возникла идея, - Или вот проверить кое-что на заднем дворе.
Шерман помялся. Все-таки Чудовище слишком хорошо его знала, чтобы ломать эту комедию.
- Короче, зуб даю я видел, как мистер Даннел расхаживает на своих двоих! Ну тот, у которого в ушах много седых волос. Казалось бы, счастье для супружеской пары на старости лет. Но они это скрывают. И я должен выяснить почему! Мне кажется, что мистер Даннел..,- Генри замолк и нахмурился. Опять возник вопрос воспитания. Кажется, он слышал, что нужно оберегать детей от разных опасностей. Но внутренний голос совести отказывался давать свои комментарии по этому вопросу. Хотя возможно, он еще не проснулся. Как показывала жизнь, у совести Шермана был очень короткий рабочий день.
...Один из вернувшихся. До сих пор помню, как причитала его жена, когда он пропал о том, что пожилой инвалид не выживет. Но он выжил, вернулся и не только не пострадал, но и похоже излечился. Это странно, да?
По прыгающим морщинам на лбу было понятно, что Генри думает.
- Только у меня нет доказательств, - он посмотрел на Чудовище испытательным взглядом. - Вот бы ты пробралась в сад и проследила за мистером Даннелом, и если вдруг тот будет на ногах - сфоткала бы на телефон. А я бы тем временем отвлек бы его жену. В тревожное время нет ничего подозрительного в том, что шериф хочет задать пару вопросов.
Генри закончил и уставился в лобовое стекло. Осень уже давала о себе знать: то и дело задевая машину пролетали пожелтевшие листья. Скоро они сугробами будут лежать вдоль расчищенных газонов брайтонцев, а по тем, что не расчищены, будет понятно, где живут студенты, алкоголики или кто покинул город - исчез или испугался.
- Только ты, наверное, не сможешь. Это дело не для хрупких подростков, - Шерман изобразил вселенскую грусть, зацепив заодно все самые болезненные точки. Расставил капканы и ждал.

+1

5

«Так это с тебя списывали Ганнибала!» - белым шумом пронеслось в голове у Бубу, когда вдруг страшная картина мучительной смерти зазвучала в старом салоне автомобиля. Это было даже страшнее аудиокниги по криминологии, которую этот негодяй одно время специально заводил всякий раз, когда случалось ехать вместе с Чудовищем. Дорога до ближайшей закусочной казалась бесконечной, пока монотонный голос бубнил о вскрытии утопленника, и есть уж больше не хотелось, Бубу просила высадить ее, чтобы дохнуть свежего воздуху, на что Мужик участливо спрашивал: «А ты думала, детективы на месте преступления находят не трупы, а лужайку с полевыми лютиками?» или «Куда? Ты же пропустишь мой любимый абзац про почерневшую селезенку». Ах! Так вот оно что! Мужик был адептом идиотского несмешного юмора. Это Бубу поняла в тот момент, когда мужские челюсти вдруг распахнулись, и после зловещего шепота оттуда хлынул демонический ор вместе со слюной, которой точно из баллончика брызнули ей на лицо. Наверное, волосы у нее на затылке от страха поседели прямо в режиме online - вот в такой тяжелой обстановке накрыло озарением.
- Зато я теперь знаю, как можно быстро научиться принимать маричиасану, - протараторила Бубу ошалело, в глазах у нее все еще сверкал неподдельный страх.
Она и сама не поняла, почему в ответ на правдоподобный маниакальный бред Мужика сказала такую несуразную ерунду. Может быть, потому, что скрючилась еще сильнее, пока в духе киношных злодеев шериф делился коварным планом, а может быть и потому, что «милая моя» обычно из его уст звучало по отношению к любимой кружке с кофе, но никак не к людям в принципе. В любом случае, Бубу во что бы то ни стало решила бояться этого странного типа: как никак, они жили под одной крышей, и раз такие помыслы все же его посещают, то так и до их воплощения недалеко. А жаль! Теперь придется подальше держаться от холодильника, и от этой мысли Бубу справедливо приуныла. Даже когда Мужик сменил потом тему и будто бы перешел к сути дела, мысль о том, что он покушается на ее жизнь, Бубу не оставляла. Внутренний голос так и ныл:
Это была шутка, за которой таилось слишком много правды. Бонни поняла, что с этого момента с ее спокойной жизнью покончено.
Короче говоря, все, что бы дальше ни говорил Мужик, Бубу выслушивала с такой подозрительной и недоверчивой миной, словно была вовсе не рада оказаться в такой изумительной заварушке. Чтобы понять природу ее сложного настроения, следует совместить восторженные бабочки в животе со скребущими душу кошками. Она и отвечала в том же духе:
- То есть, ты хочешь мне сказать, что Даннел так и не начал заплетать из ушейных волос косички, как мы предполагали?.. Из ушных, - поправилась она, тряхнув головой, а потом нахмурилась, будто бы проблема заключалась именно в косичках. – Странно. В смысле, я еще не слышала о таких вот чудесных исцелениях, хотя с людьми общаюсь больше твоего, - хвастовство пробилось сквозь завесу подозрительности, и тут важно было заметить вот что: Бубу отныне сомневалась в непогрешимости Мужика по отношению к самой себе, но верила в его наблюдения безоговорочно. Она же и смекнула сразу, почему первой об этом узнала: в участке ему бы не поверили. Хоть Мужик и не давал это понять явно, но создавалось впечатление, что некоторые полицейские все еще были убеждены, что загадочные пропажи и возвращения людей –беспочвенная шумиха, они отвергали мистику. Тут Бубу очень хотелось назвать их каким-нибудь умным словом типа агностиков (на самом деле это были скептики), но она не помнила, кто такие агностики, потому досадливо отложила эту мысль. Но факт был в том, что Мужик больше не видел в коллегах своих союзников. Ему требовался более надежный человек, чья голова не была засорена рационализмом и узколобостью, и кто допускал бы необъяснимое, загадочное и мистическое в простой жизни; тот человек широких взглядов, который не отвергал то, что не было опровергнуто… Короче, ему нужна была Бубу.
Пока еще нужна была живой.
Она замотала головой, прогоняя последнюю мысль и перепрыгнула на другую, которую сразу же и выдала:
- А ты не думал о том, что притворишься так неудачно, что весь план полетит к чертовой матери?
Но куда уж ему, Мужику! Он даже не думает о том, чтобы помыть кружку за собой, что с него взять?..
- Ишь ты, какой хитрый. Решил меня на понт взять? – сощурилась Бубу и будто бы между прочим уже вылезала из машины.
Наконец-то, ее немного отпустило от скребущих кошек, и теперь азартное предвкушение пробраться тайком на чужую территорию одолело ее с головы до пят.
- И помни, - оборачиваясь через плечо, пророческим голосом выдала она, - когда услышишь клич совы, тогда все и закончится.

Наверное, даже к лучшему, что она не видела, как на последнюю фразу отреагировал Мужик: Бубу уже была в деле…
… сама того не подозревая, она была одета самым подходящим образом. Домашние штаны землистого цвета маскировали ее передвижение, а в кроссовках было просто перемахнуть через забор, поросший диким виноградом и плющом вперемешку. Едва только ноги Бонни коснулись чужой земли, она сразу же юркнула в ближайший куст – благо, стоял сентябрь, и за листьями легко было спрятаться.
- Хорошо хоть, у Даннелов нет собаки, иначе хрена с два я бы так пролезла…
Из своего прикрытия Бонни без труда могла разглядеть сад (вообще-то нет, ей была видна только маленькая часть газона), однако она решила подобраться ближе к дому (там было лучше видно), потому пробралась по тени к кустам шиповника и там уже потуже затянула хвост, устроилась для наблюдений…
В саду никого не было, разве что пустовало инвалидное кресло, и Бонни озадаченно скользнула по нему взглядом. В тишине, изредка прерываемой шелестящим листвой шиповником, можно было уже различить и баритон Мужика, и женский голос, но слов разобрать у Бубу не получилось. Она вдохнула, сосредоточенно разглядела беседку, маленький японский фонтанчик, который сейчас не работал, сарай, к которому прислонены были грабли для уборки листьев. На фруктовых деревцах сидела птахи и время от времени щебетали. Их безмятежное треньканье разлеталось по воздуху легко и прозрачно, создавалась иллюзия спокойствия, и Бубу легко поддалась ей, не обладая особенно закалкой в подозрительности. Она прикрыла на несколько мгновенй глаза, вдохнула яркий запах ранней осени – аромат доцветающего еще шиповника, листьев и газона, запах начала дивного увядания. А когда открыла глаза, то увидела мистера Даннела. В этот момент Бубу оцепенела, забыла даже моргнуть: Мужик ведь был прав, старик в самом деле стоял на своих двух, самозабвенно ковырял мизинцем в левом ухе, аж зажмурился довольно. Но, кажется, и он тоже услышал, что на территории дома появился какой-то незнакомый мужчина, почему и скрылся в доме снова. Точнее сказать, он влетел в распахнутую дверь с прытью оленя в брачный сезон, а Бубу с той же прытью подобралась к самому дому, чтобы, на корточках проходя под окнами, потом заглянуть в одно из них. Мистер Даннел осторожно следил за происходящим у парадной, едва-едва подсматривая через приоткрытую кухонную дверь. В этот момент он переминался с ноги на ногу так, словно сильно хотел в туалет. Бубу, у которой взмокли пальцы, которыми держалась за оконный карниз, не знала, что и думать. Ей стало страшно, очень хотелось намылить ласты подальше от этого места, и мысленно она только и твердила: «Еще немножко, еще минуточку».
В этот момент мистер Даннел, не отрывая взгляда от дверного проема, спиной вперед направился к разделочному столу, откуда взял кухонный нож. Бубу разинула рот и пулей рванула к забору обратно. Как ни странно, путь на нейтральные земли дался ей куда сложнее: она будто бы путалась в ногах, побледнела и растирала подошвами кроссовок листья дикого винограда, от чего и скользила. Потом, наконец, подтянулась кое-как на руках и мешком картошки повалилась на землю. Оттуда – почти бегом направилась к Мужику, а чуть только его фигура попалась на глаза, завопила:
- Ухухуху! – клич совы. А потом: - Генри! Генри! Неужели это ты?
Она и рукой помахала, и нацепила на лицо улыбку в духе «какая неожиданная встреча!», а как только поравнялась с Мужиком, то вцепилась в его руку своими ледяными пальцами и потащила к машине.
- Здрасьте, миссис Даннел, заберу от вас шерифа! Нас ждут в участке!
Отойдя на несколько метров, Бубу взяла и обернулась - миссис Даннел смотрела им вслед. Бубу уставилась перед собой.
- Охренеть! Мужик, скорее в тачку. Я тебе такое расскажу, ты не поверишь!

Отредактировано Bonnie Cox (2016-11-13 19:02:16)

+1

6

У Чудовища иногда был такой взгляд в пустоту - ей Богу, как будто в клипе с загадочной музыкой снимается. Генри к этому уже привык, и каждый раз, когда она цепенела, как эти пустынные хорьки из субботних фильмов Дискавери, он просто выжидал или тарабанил пальцами по поверхности. Сам он предпочитал больше одной мысли в голове не держать, более того, умел ставить мыслительный процесс на паузу. Так что, когда Чудовище таинственно смотрела вдаль, у него в голове играла расслабляющая музыка, как в лифтах. 
 В итоге Чудовище провокацию заметила, но, что парадоксально, все равно на нее повелась. На изящность хода Шерман не претендовал, так что результат его удовлетворял. И вот Чудовище, пролепетав что-то про сову, помарияиасанила (значения слова Шерман не знал, да и вероятнее всего,  это было что-то из мира Чудовищных фантазий) в сторону читы Даннел. Выждав пару минут и заглушив мотор, шериф двинулся к дому. 
 Дыыыыыннн -доооон, - как-то по-английски растянуто, как старый надменный дворецкий прозвучал звонок. Внезапно, в это же мгновенье, открылась дверь, будто шерифа поджидали. Хотя следующая реакция хозяйки этому противоречила. 
-Шериф Шерман, я все вам сказала в прошлый раз! Прекратите донимать меня своими допросами, я в конце концов, уже не молода и хочу прожить остато..., - начала верещать мисс Даннел, глядя на шерифа свирепым глазом, ибо только его было видно в пространстве между дверью, которое ограничивала цепочка. Миссис Доннел явно не собиралась пускать Шермана внутрь.
- Миссис Даннел, но у меня добрые вести, - сымпровизировал Шерман, сделав бровки домиков. Брови были его основным воздействием на население. Виртуозно хмуря их, или держа на разных уровнях, или поднимая до небес, он доступно демонстрировал (если хотел) свое отношение к чему-либо. Поэтому, когда лишился одной их них...! Впрочем, эта история уже рассказана. 
 - Вашего мужа видели! , - это Шерман вообще-то рассказывать не собирался. Но, с другой стороны, это правда, а правду всегда можно рассказывать. Пусть и под другим соусом. Миссис Даннел оцепенела. Разве что зрачки глаз судорожно бегали туда-сюда, что сново давало основания полагать, что дело не чисто. Осторожно пожилая леди сняла крючок и впустила шерифа. 
- МИСТЕР ШЕРМАН, ШЕРИФ, - вроде бы обыденным тоном, но так громко, что Шерман потер ухо, начала миссис Даннел, - РАСПОЛАГАЙТЕСЬ, - она указала на старый диван у журнального столика. На подлокотнике дивана висела газета. Глянув искоса Шерман заметил, что свежая - спортивная страничка рассказывала о вчерашней бейсбольной дружеской игре местных команд в честь пропавших. Шериф сел и  оглядел комнату. Он знал, что ищет и нашел - на каминной полке лежала коллекционная бейсбольная перчатка и старое фото какой-то команды. Видимо мистер Даннел не с рождения был парализован. Лиц не видно издалека, но по широким плечам было понятно, что это не женская сборная. 
- Есть свидетель. Вашего мужа видели живым и здоровым, представляете? - продолжил Шерман, как бы не замечая ужаса в глазах старушки.
- Да, да... Как интересно, - тихо пролепетала мисс Даннел, пятясь назад. - А знаете что... прежде чем вы мне все расскажите...,- задумчиво сказала она и снова повысила голос, - Я  ПОЙДУ НА КУХНЮ И ОТРЕЖУ ВАМ КУСОЧЕК ПИРОГА., - она кивнула сама себе, будто на что-то решившись, - ОТРЕЖУ БОЛЬШИМ НОЖОМ, КОТОРЫЙ ЛЕЖИТ ПРЯМО У ПЛИТЫ.
- Хорошо, хорошо, - поспешил вставить Шерман, показывая жестом, чтобы старушка говорила потише, - я люблю ваш фирменный  лимонный пирог. 
 Когда Генри остался один в комнате, мысли о пироге затмили мысли о цели визита. Но вдруг раздался какой-то страшный звук. Что-то между подстреленным моржом и утиной оперой заставило шерифа вскочить, открыть входную дверь. Чудовищем издававшим страшные звуки оказалось Чудовище - на сердце отлегло. С другой стороны, Шерман напрягся - вспомнил про условный клич ( вот что это было. Надо будет свозить Чудовище в лес или хотя бы купить диск с документальным фильмом про птиц). Но думать не пришлось - своими когтями Чудовище впилось в руку шерифа и потащило его к машине. 
- Полегче, миссис  Даннел несет мне пирог, - пытался возразить Шерман, но увидев потрясенные глаза Чудовища замолкнул, послушно уселся в машину и даже отъехал чуть-чуть, когда Бонни громко захлопнула ( по другому она не умеет) за собой дверь.
Шериф заглушил двигатель, потряс головой и вдруг из будто бы полного кретина превратился в более менее соображающего человека.
- Бррр, чуть не зарезала меня старуха. Ну что? Он там?

+1

7

- Не надо думать, что я не понимаю шуток!
Эта фраза была чем-то вроде дротика, который выдавали рабам в бою против гладиаторов и диких львов. Когда крыть было совсем уж нечем, Бубу отмахивалась ей - тут главное было держать лицо оскорбленного благородства. Потому что как правило фразой этой отбиваться приходилось именно после того, как Бубу пыталась сделать что-то полезное, может быть, даже помочь. Собственно, как и сейчас. Но Мужик категорически не желал воспринимать её всерьёз и, как водилось, дурковал до последнего. Бубу смерила его ненавистным и уничижительным взглядом. Ну мог он хоть когда-нибудь вести себя серьёзно?!
Оказывается, мог. Как только Мужик сказал слово "зарезала", Бубу остыла. Она откинулась на спинку сидения, ткнулась в подголовник затылком и закрыла глаза. Всего на секунду, ведь в следующую уже подскочила, заглянула в боковое зеркало, потом нервно обернулась.
- Она смотрит! Мужик, гони! Смотрит!
Но машина и не думала ехать быстрее. А смысл? Все равно их теперь видели, и только турист не знал, где жили Шерманы.
- Они найдут нас ночью и убьют, - пораженно пробулькала Бубу так, как будто бы у неё резко схватило живот, и даже побледнела самым натуральным образом. В таком состоянии она была совершенно непредсказуема. Закадровый голос, разумеется, не мог смолчать.

Бонни чувствовала, что держать в себе страшную тайну об увиденном не было больше никакой мочи. Однако она как никто знала, что шериф едва ли вот так сразу поверил бы ей, глуп... Как и любой другой полицейский, он отличался особой придирчивостью к фактам.

Вдруг Бубу вцепилась в мужиковую руку и выпучила глаза.
- Останови свою колымагу! - страшным голосом воскликнула она. - Я должна тебе рассказать все прямо сейчас! - и чуть тише прибавила. - Пока я не забыла...
И вот, когда они припарковались у тротуара самым нелюбимым и непостижимым для Бубу способом, она приступила к рассказу.
- Слушай меня внимательно, Мужик, я вела наблюдение из куста. Кустарное, короче. Пока искала удачный куст, проморгала, как старикан вышел на улицу, но стоял он на своих двоих как маленький, ещё и в ухе чесал-наяривал! Больные люди так в ухе не чешут, уж поверь мне, - со скепсисом и блеском авторитета в глазах сказала она. - А потом ты заговорил со старушенцией, и знаешь, как он ломанулся в кухню? Да как одержимая газель! Как... Как... - Бубу защелкала пальцами, ища точное сравнение. - О! Как озверевший крокодил! Занял позицию у стены, наблюдал за вами. А потом, представляешь, как схватил здоровенный нож. Я напугалась, думала, он сейчас бросится на тебя, Мужик, и все. Я же потом одна страховку бы не оплатила... Так что решила, тебя надо спасать.
Бубу вопросительно посмотрела на Мужика. Ей интересно было узнать, достойна ли она похвалы, хорошо ли сработала? Но поскольку это была Бубу, она не смогла выдержать ту паузу, за которую люди обычно делаю вдох, чтобы ответить. Она заговорила сама.
- Ты был прав, чёрт. Ты был совершенно прав! А самое страшное, что они бы набросились на тебя оба. Вот только странно, старуха понимает, что старик теперь странный?.. Он может и её того-самого, - она провела ногтем большого пальца по бледной шее и высунула язык. И потом: - Что будешь делать? Что она тебе сказала?
Перед глазами у неё все ещё стоял мистер Данелл с ножом. Почему-то, было неестественно страшно, страшнее всего, что Бубу доводилось видеть. Она уже точно знала, что сегодня не заснет и будет украдкой смотреть в окна, проверять, заперта ли входная дверь. И тогда, на выдохе, она сказала самую неожиданную фразу:
- Как мне не хватает ма...

+1


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » A Clockwork Orange. 24/09/2015