In This Moment — Blood
Добро пожаловать в славный городок Брайтонс Милл, путник. Город, который поразит тебя своей красотой и гостеприимством. Городок, который впустив тебя за свои границы этой осенью, уже не позволит тебе его покинуть. Возможно, ты успеешь его полюбить, и желания драть отсюда когти у тебя и не появится, ну а коли иначе - не страшно, ведь выбора у тебя все равно уже нет...
Eleutheria Fleming Joss Colter River Wright
Объявление #6: расскажет вам о новой части сюжета и напомнит о важных правилах. А также поможет избежать удаления.

Граница времени: 21 ноября 2015

ADS. Brighton's Mill

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » Sherlock mod: on, 23.09.15


Sherlock mod: on, 23.09.15

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Sherlock mod: on, 23/09/15
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
http://funkyimg.com/i/2fb3F.gif http://funkyimg.com/i/2fb3E.gif• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

История о том, как любопытство победило инстинкт самосохранения.

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
Bonnie Cox & Evangelina Appleyard;  23.09.15., поздний вечер; переулок возле дома Эпплярд.

+2

2

Careful what you wish for
Careful what you wish
Oh, the devil's in the details ©

- А вообще-то говоря, я всегда мечтала стать частным детективом, - вдохновенно сообщила Бубу, едва только они вместе с психологом Евангелиной Эпплярд покинули здание. Свежий воздух ударил в розовощекое лицо Чудовища, пока она как-то уж самозабвенно оглядывалась по сторонам, и нес этот воздух странный металлический запах. Его непременно заметила дворняжка, пробежавшая мимо, залаяла, сиганула прочь, трусливо поджимая хвост, но для Бубу пахло сладким сентябрем. Осень только-только задействовала свои золотые резервы, кое-где все еще топорщилась изумрудная щетина газонов. Славно было, в общем. Но вдруг безмятежный гул улицы прорезал истошный вопль, от которого у Бубу внутри все сжалось, а ладони мигом похолодели. Она подняла взгляд на изумленного психолога, чьи аккуратно уложенные волосы потревожил ветер перемен, и уголок губ Бубу пополз вниз и вбок, намекая на направление, в котором ситуация покатилась в тартарары.
- Вы об этом мне говорили? Что мироздание исполняет те желания, которые мы хотим больше всего? – с сомнением протянула Бубу, почесывая бровь, но вдруг преобразилась, и глаза ее блеснули азартом. – Идемте-ка посмотрим, что там такое!

десятью минутами ранее

Бубу внимательно следила за молодой женщиной, скрывшейся за ноутбуком. Стук пальцев по клавиатуре перебивал былую тишину, в воздухе витало юное любопытство: что же такого интересного могла писать сейчас эта женщина, постигшая тайну Фрейда и Юнга? Бубу не была спецом в фамилиях психологов, знала несколько самых известных, иногда еще приплетала к ним Ницше, в основном просто так, чтобы продемонстрировать уровень своей начитанности, хотя Ницше она не читала. Начинала про Заратустру – не пошло. Непонятно, мудрено. Незадолго до сеанса Бубу немного освежила свои знания о Фрейде и Юнге: надо же было иметь хоть какой-то козырь в рукаве, если вдруг эта психологическая женщина надумает ее одурачить всяческими тестами. Однако знания не пригодились. Едва Бубу переступила порог кабинета психолога, она попала под очарование Евангелины Эпплярд, и тогда в помещении сделалось так уютно, как если бы какой-нибудь милый патлатый красавчик в клетчатой рубашке взялся бы наигрывать что-то светлое и немного грустное о любви, а в голове его была бы соблазнительная хрипотца. Вот так было уютно и хорошо.
Они начинали «из раннего»: захватили детство Бубу. Эмоции были не самые приятные поначалу, но добрый доктор все пояснял так, что многие части в головоломке прошлого Бубу начали вставать на места, и это приносило небывалое облегчение. До такой степени, что Бубу ближе к концу сеанса вошла во вкус, и чуть было не сдала не только свои сокровенные тайны, но и Мужика со всеми потрохами и нелепыми его привычками: на все у мисс Эпплярд находились мудрые ответы, хотя она выглядела немногим старше (все-таки, старше выглядела!) самой больной. Пациентки, в смысле. 
В общем, на момент, когда мисс Эпплярд застучала пальцами по клавиатуре ноутбука, атмосфера для Бубу сделалась до того душевной, как если бы тот самый щетинистый и патлатый гитарист на глаза у Бубу прогнал бы толпу своих фанаток, посмотрел бы на нее особым взглядом, взял бы парочку барэ в соль-миноре… посвятил бы ей романтическую балладу. Вот так стало восхитительно.
- Просто невероятно интересное дело. Честно говоря, как-то прям захотелось теперь стать психологом, - откровенно сказала больная. – Если вы не возражаете, я вас подожду? Уж хочется еще поспрашивать вас чуть-чуть, не будучи при этом пациенткой. Это ведь ничего?
Да ладно. Просто признайте, что у мисс Эпплярд не было выбора ответа на этот вопрос.

Итак, Бубу вцепилась в запястье мисс Эпплярд просто потому, что она так всегда делала, когда что-то интересовало и захватывало ее с головой. Подобного жеста она не стеснялась. Пропала без следа атмосфера уюта, потому что патлатый гитарист с хрипотцой куда-то смысла, как всегда делают эти засранцы. Больше Бубу не хотелось быть психологом, да и напрочь забыла она о том, что собиралась расспрашивать мисс Эпплярд. Они шагали к месту, откуда, как казалось Бубу доносился крик. Предварительно, конечно, частный детектив приставила указательный палец к губам и сделала Евангелине страшные глаза, мол, мы-то с вами понимаем, что надо соблюдать тишину.
Вот они замерли у края дома, Бубу прижалась спиной к фасаду, выпачкала легкую куртку пылью, осторожно высунула нос в переулок и…
-  О господи! – беззвучно пролепетало Чудовище, разом затосковав по Мужику. Рука ее крепче сжала запястье молодой женщины, а потом потянула вперед. – Вы только взгляните, - сказала осторожно Бубу. – Это же…
Во взгляде ее в этот момент боролись отчаянное желание ошибиться и жажда приключений. Сложное выражение лица. Хотелось, кололось, но факт оставался фактом: в от переулка в закоулок тянулся кровавый след. Свежий, он еще поблескивал в слабом свете сумерек. Что хуже, Бубу прекрасно слышала и удаляющийся топот ног где-то совсем рядом, и самое время было бежать от этого места прочь. Вспомнить, что в городе творятся странные вещи, но ноги повели Бубу веред, прямо к кровавым пятнам. Она обернулась, требовательно сдвинув брови, потому что желала убедиться, что ее невольный компаньон не струсил и тоже горит идиотским любопытством.
- Мы должны его поймать, - прошептала Бубу, из кармана куртки доставая смартфон – невероятное оружие XXI столетия.

Отредактировано Bonnie Cox (2016-08-09 23:05:46)

+1

3

Ева редко работала за ноутбуком, но сегодня был именно тот день, когда она решила, что пора уже предстать перед клиентами не старомодной девицей, которая заковала себя в платье пятидесятых годов и пишет только ручкой в обычных тетрадях. Сегодня на столе был ноутбук, смартфон с глупой, но милой фотографией Брукса и самой Евы на заставке, и даже планшет, который позже отправился в приемную на стол секретаря, потому что он должен был пройти уровень в игре, который Евангелине никак не удавался. Но это мелочи.
Проводить сеанс у дочери шерифа было неожиданно. Она даже немного растерялась, но оптом энтузиазм и энергичность Бонни вывели ее из ступора и Эпплярд снова вскочила в седло, взяв на себя привычную ей роль первой скрипки в разговорах. Атмосфера в кабинете Евы всегда была не такой, как представляют себе многие. Они думали, что будут стены обитые деревом или окрашенные в белый цвет, неудобная кушетка и больничный запах. Такой кабинет был у Евы в Чикаго. Она его ненавидела, и всегда мечтала о том, что у нее есть сейчас. Маленький, но уютный, с креслами, деревянным столом, шкафами с книгами и цветами на полках. Одна ее маленькая мечта сбылась в этом городке, вторая как раз сейчас была в стадии исполнения, а остальные все еще были в разряде мечты на будущее, но таки она надеялась на их исполнение.
О том, что нужно верить в себя и добиваться желаемого она говорила и Бонни. У них не большая разница в возрасте, но Ева уже побывав замужем, и пережив достаточно для своих двадцати семи лет, чувствовала себя куда старше. Конечно, у Бонни переживаний было не меньше. Ведь у каждого свой багаж прошлого, и сравнивать тяжесть нельзя ни в коем случае. Просто Эпплярд всегда чувствовала себя куда старше своего возраста.
- Быть психологом не самое веселое дело, - улыбаясь, ответила Евангелина. Она никогда не думала, что кто-то из ее клиентов настолько заинтересуется ее профессией. Тем более Ева знала как тяжело женщинам пробиться куда-то выше школьного психолога или частницы у детишек какого-нибудь политика, и то там уже все поголовно занято мужиками вроде ее бывшего мужа.

Она как раз закрывала дверь, когда раздался крик. Женщина даже вздрогнула, хотя никогда не отличалась пугливостью. И как сейчас Ева пожалела, что отпустила Брукса пораньше, ведь сейчас он стал бы ей такой надежной опорой и она могла бы спрятаться за его широкими плечами. - Стой! Ева дернула Бубу за руку, пытаясь ее остановить. Но Бонни уже тащила Еву туда откуда раздался крик. Конечно, Эпплярд могла вырваться и убежать домой, а оттуда вызвать полицию, но не могла же она бросить девушку одну поздно вечером посреди улицы. Ей пришлось идти на носочках, чтобы каблуки не цокали по тротуару и не спугнули потенциальных преступников. В глубине души Ева надеялась, что это просто какой-то работяга перебрал в баре и ему почудились инопланетяне, вот он и кричал.
Еве было страшно, но какой-то азарт и адреналин резко ударили ей в кровь и в голову. А если это как-то связано с исчезнувшими? Что если сейчас она найдет такую шикарную зацепку, что утрет нос всему управлению шерифа, и Миллсу, и даже агентам ФБР! Она послушно прижалась спиной к стене рядом с Нокс, не заботясь о том, что испачкает пальто и подол платья. - Спокойно, - прошептала Ева с ужасом вглядываясь в пятна перед ними. Она отступила назад и почувствовала как плюхнула вода в луже, куда она угодила каблуком и обрызгала себе ноги. Но это ее беспокоило сейчас мало. Ева боролась с желанием убежать куда глаза глядят и даже бросить Бонни здесь одну, но сделала глубокий вдох и осталась. - Кровь свежая, - прошептала она, подходя к девушке, и теперь уже Ева сжимала ее запястье, чтобы успокоить скорее себя, недели ее. Судя по выражению лица Нокс, у нее энтузиазма не убавилось, а психологине ничего не оставалось как заразиться этим энтузиазмом, вытащить из сумки перцовый баллончик, который недавно выручил ей брат и быть готовой ко всему.
- Там! Она резко повернулась вправо, дернув Бонни за руку. Метрах в пяти от них в соседний переулок прошмыгнула тень. Обычно в таких моментах в фильмах две инициативные девушки погибают от рук страшного маньяка, и потом все оставшееся время предприимчивые полицейские расследуют их гибель. Но Еве погибать не хотелось, тем более от рук маньяков. - Он сбежит! Идем! Теперь уже она тащила Бонни за руку, стараясь все также не цокать каблуками по тротуару, и успеть нагнать преступника, но вместо этого споткнулась обо что-то в темноте и упала, зажав рот рукой, чтобы не закричать на всю улицу. На нее смотрели пустые и безжизненные глаза человека, которого она никогда не видела в городе. Видимо он был приезжим или из тех местных, что предпочитают вообще не показываться из дома днем и не знакомиться с соседями.

+2

4

Среди всех благополучных исходов и стечений обстоятельств Бубу всегда доставалось самое кривое. Это с малых лет обеспечивало ее массой историй, которые не грех было рассказать в какой-нибудь задушевной компании. Самые ранние байки, связанные с детством и ее настоящим отцом, как правило, давались Бубу сложнее всего, потому что веселого в них было мало. Она тогда включала позабытый режим Стива и грубовато бурчала что-то о том, что все мужики – сво, и только один Стив - Д’Артаньян. Обо всем об этом Бубу еще недавно рассказывала мадам Эпплярд, которая пока была, вроде бы, мадемуазель, но мадам ей подходило куда как лучше, так что... Так что голова Чудовища еще полнилась спутанными воспоминаниями, вырванными оттуда и отсюда, из настоящего, прошлого и будущего, и оттого было трудно соображать как следует. И тогда для Бубу наступило время необдуманных действий.
История, узел которой совершенно точно и прочно теперь завязался, Бубу не удивила – к своему везению она давно уже привыкла, - и приятно порадовала. В сумбурных своих мечтах Бубу упрямее всего желала стать детективом, а то, что им с мадам Эпплярд довелось сейчас услышать и даже немножко увидеть, было делом исключительно детективным и запутанным. Это сразу ощущалось по особой зловещей атмосфере, которую обычно чуешь нутром, и одолевает животных страх, дурное предчувствие, и будто бы весь организм говорит тебе: «Не иди туда, уноси ноги!», однако в этот момент ухо ловит фразу «Кровь свежая! Бежим!», и всякое внутреннее тонет в топоте ног. В духе противоречий Бубу бросилась следом за психологом, про себя отмечая, что в прыти с мадам Эпплярд смело можно соревноваться. Шла она очень странно (Бубу хорошо было видно это со спины), старалась не опираться на каблуки, потому в своем шаге немного походила на динозавра, а потом вдруг споткнулась. Бубу, вспоминая школьную секцию волейбола, совершила спасательный выпад вперед, чтобы удержать Эпплярд, но сама споткнулась о ту же ерунду. Картина перед глазами пошатнулась, а когда замерла, Бубу увидела то же, что и соучастница. Глаза.
- Извините, пожалуйста, мы не хотели, - проблеяла она с перепугу, сползая с мужской ноги.
Душа ушла в пятки, и раз уж так вышло, Бубу вцепилась в женщину, стоявшую рядом, и попятилась вместе с нею на карачках назад. «Где же ты, Мужик, когда ты так нужен!» - подумалось, и Бубу даже попыталась нашарить задрожавшей рукой телефон в кармане, но на самом деле карман был застегнут на молнию, так что Бубу без толку водила по ней пальцами.
Человек в полумраке не походил на человека. Глаза у него глянцево и безжизненно блестели, словно у гигантского у паука, и были черны. Во взгляде чувствовались разом хладнокровная ярость и пустота. Вот так точно смотрел Ганнибал в «Молчании ягнят». Никакой человечности за теми зрачками не было, как не было и за этими. Бубу сглотнула.
- Вы тут не видели… Пробегал кто-то… - в надежде, что у Эпплярд будет реплика получше, Бубу повернулась к ней, потом посмотрела на «Ганнибала».
- МАМОЧКИ! ОН ЖЕ МЕРТВ! – ошалело заверещало Чудовище, чувствуя, как тошнота к горлу подкатывается синхронно с ползущими на лоб бровями. Как назло,  именно в этот момент Бубу обратила внимание, что у нее намок живот и левая коленка. Металлический запах, витающий в воздухе, давал понять, что вляпалась Бубу в кровь, и раз уж так сложилось, что она орала «Мертв», то в этот клич сподобилась уместить еще и страдание об испорченных колготках и платье.
- Я звоню Мужику, – как только вопль удалось прервать, сипло заявила Бубу.
А потом перед глазами все потемнело, и ее стошнило. Пожалуй, если бы именно в этот момент Генри приехал на место преступления, то счастливо возопил бы о том, что преступник пойман, а психологиню он, так и быть, пощадит. И Бубу отправилась бы за решетку, а этот дурень страдал бы в одинокой жизни, пока его не захомутала бы какая-нибудь толстобокая корова. Но Мужик все не показывался, а Бубу приходилось исключительно быстро приходить в себя, слушать Евангелину, чьи слова доносились будто бы издалека и становились все громче и громче. Концентрируясь на них, Бубу поняла, что своим криком она напугала убийцу. Тогда она, наконец, поднялась снова на ноги, покачнулась, и они с мадам побежали за преступником, как два завсегдатая паба после дюжины пивных кружек. Неуверенно и воздушно.
- Потом позвоню! – бросила на бегу Бубу, ощущая во рту отвратительный привкус. – Вон он! Смотри!
Куда преступник, туда и Бубу с мадам. Все правильно. Они неслись по закоулкам, пока не запыхались в конец и не обнаружили себя на кладбище. Обитель мертвых встретила двух сыщиков своей тоскливой тишью и пустотой. Бубу огляделась, скрестила руки на груди.
- У вас с собой случайно пистолета нет? – вдруг поинтересовалась она, переходя на "вы" и втягивая голову в плечи. – Должна сразу сказать, я терпеть ненавижу кладбища всяческого сорта. Они вгоняют меня в жуткую тоску. Я видела слишком много фильмов ужасов.
Бубу и не пыталась скрывать нерва в своем голосе. Интонация у нее пугливо скакала. Вдруг где-то совсем рядом кто-то коротко засмеялся. С ветки вспорхнула птица. Бубу побледнела и резко передумала быть сыщиком еще раз.
- Ой, все. Приехали, смешно ему! - храбрилась она, попутно заставляя себя идти вперед. – Я уже видела что-то такое. Ничего хорошего из таких историй не получается. Так что там с пистолетом?..
Не дожидаясь ответа, Бубу залезла в свою сумку, выпачканную в крови, и достала оттуда маникюрные ножницы.
- Это все, что у меня есть. Похоже, в крайнем случае мы отрежем ему заусенец…

+2

5

Мертвого человека Ева видела один раз в своей жизни. Ей тогда было девятнадцать, первый курс университета позади и Патрик, уже работавший в полиции пока что патрульным, решил сделать ей сюрприз и отвезти в ее любимый ресторанчик, но по пути пришлось срочно свернуть на место преступления. Мужчина выпал, или столкнули, с крыши. Она до сих пор хорошо помнила покореженное тело, неестественно вывернутые конечности и лужу крови под ним. Жуткое было зрелище. Тогда ей стало плохо и брат, усадив в такси, отправил ее домой, и после этого Ева неделю с ним не разговаривала, ибо он испортил ей сон и аппетит на месяц вперед. Сейчас ей тоже было дурно, потому что даже в темноте она видела, как подол ее платья уже покрывали бурые пятна, потому что она упала прямо перед ним, перед телом. Так кажется говорили в кино полицейские? О, если бы сейчас они были в кино из-за поворота уже вырулила бы полицейская машина, девушек бы арестовали и сорок с лишним минут (столько обычно длится серия) их держали бы в участке, обвиняя в убийстве, а они бы плакали, пытаясь доказать, что не убивали этого мужчину.
В отличие от Бонни, у Евы слов не нашлось. Каждый переживает панику по разному. Эпплярд лишь хватала ртом воздух, как рыба, которую выбросили на берег, и пыталась отползти подальше от тела, крепко уцепившись за край куртки Нокс, чтобы и ее утянуть за собой. Женщина вздрогнула когда Бонни закричала и только тогда пришла в себя. Она же, мать вашу, психолог! А ведет себя как перепуганная девчонка пятнадцати лет, которую сверстники одну бросили в лесу. Да, в университете их в такому не готовили, но разве Ева не суровая стерва, как называл ее бывший муж? Разве она не даст фору любому мужику, как говорил Миллс? Да, все это было оскорбительно, но сейчас как нельзя кстати пришло на ум.
Какому Мужику Бонни собралась звонить до Евы дошло не сразу, но потом эта мысль показалась ей настолько здравой, что она тоже решила позвонить мужику, но другому. Тоже копу, но пониже званием, однако телефон отказывался находиться в сумке, а уж сумка у Евы бездонная, поэтому она решила посылать брату мысленные импульсы. Обычно Патрик всегда оказывался в ненужном месте в ненужное время, может это и наоборот работает? Еву тоже мутило, она чувствовала, что ее ноги по самые колени испачканы грязью и еще теплой кровью, но ей нужно было держать себя в руках.
- Бонни! - позвала она Нокс. - Бонни, слушай меня! Не смей расслабляться! Настоящие детективы не пугаются… - Чего не пугаются настоящие детективы? Трупа? Но ведь они не детективы! Они всего лишь две глупые девицы, решившие, что справятся лучше полиции.
Но они ринулись вперед, едва подельница Евы поднялась на ноги. Обе были бледны, покачивались, если бы стояли на месте, но решительно двигались вперед. Если после этого им не дадут грамоту за поимку преступника и как минимум по литру молока за моральный ущерб, Ева подаст жалобу в городской совет.
Растрепанные, запыхавшиеся и перепуганные до смерти, девушки смело, ну, или почти смело, ступили на территорию кладбища. Ева знала смотрителя, милый старик, его внук приходил к ней в прошлом месяце несколько раз, боролся с тревожностью. Но сейчас старика не было видно, а этот гад, который маньяк, а не внук, сидел где-то притаившись и еще имел наглость над ними смеяться.
- Обычно так начинается каждая вторая серия “Сверхъестественного”. Интересно, Дин и Сэм приедут к нам на выручку? - тихо произнесла Эпплярд, вытаскивая из кармана баллончик. - Пистолета нет, но есть вот это. Она продемонстрировала Бонни свою орудие, которым по словам брата могла бы себя защитить если что, но не особо верила в эффективность перцовки, хотя если распылить ее этому весельчаку в глаза, то ему будет не до смеха. Только вот найти бы его, а искать не хотелось, даже не хотелось переходить границу кладбища, но Ева поспешила за Нокс, которая уже сделала несколько шагов вперед. Лучше вдвоем на кладбище, чем одной на его пороге. Странная логика, да, но сами попробуйте мыслить рационально в такой ситуации. - А если у него оружие? Боже, ну, конечно,  у него оружие! Он же сделал вон то… дело.
Снова проскочила мысль, что нужно набрать брату, а потом бежать отсюда со всех ног, и так удачно попался в руки телефон. Мысленно прокляв всех жителей Брайтонса живых и мертвых, Эпплярд обнаружила, что здесь практически нет сигнала, и чтобы его найти придется побродить. Вручив Бонни баллончик, женщина мелкими шажками, утопая каблуками в рыхлой земле и траве, двинулась вперед. И едва она дошла до одного из надгробий, как перед ней выскочил мужик. Третий за сегодняшний вечер и первый не в мыслях. Вместо того, чтобы закричать, или ударить его, или упасть без чувств, Евангелина нажала на кнопку камеры, сделав очень странное фото и ослепив вспышкой своего возможного убийцу. Или это был помощник смотрителя? Или случайный пьяница? Или подростки решили пошутить? Кто там будет разбирать.
- Бежим! Она схватила Бонни за руку и потащила к склепам. Никто в здравом уме и светлой памяти ночью в склеп не полезет, но кто тут говори о здравости? Толкнув первую попавшуюся дверь, Ева обнаружила ее запертой, вторую тоже, зато третья поддалась и девушки ввалились внутрь темного помещения, защелкнув щеколду. Зачем щеколда изнутри в склепе? Чтобы покойный, если ему надоест принимать посетителей мог закрыться и побыть один? Но это было им на руку, а для надежности Ева еще и прислонилась к двери спиной. - Да, такое фото в инстарграм не выставишь, - прошептала она, демонстрируя своей спутнице смазанную фотографию предполагаемого маньяка.

+2

6

Кровь стучала в груди, сердце готово было вылезти из ушей, а ноги растеряли всякую способность идти ровно – норовили завязаться морским узлом. Примерно тем же узлом завязывались и внутренности Бубу. Ощущение было отвратительное, затягивало, но Бубу заставила себя слушать голос Евангелину, правда, с такой физиономией, как если бы слушала бред сумасшедшего.
- Ага, - проблеяла она, стоило возникнуть паузе в словах психолога. Взгляд Бубу упал на газовый баллончик, и от досады горе-детектив чуть не выронила свои ножницы. – Вот уж точно, настоящие детективы с таким барахлом на задание не ходят. Ножнички и баллончик. Это и напишут на наших могильных плитах, - закончила она мысль совсем уж трагично.
И где же Мужик, когда он был так нужен? Он наверняка знал, как сейчас следовало поступить, он не растерялся бы и с газовым баллончиком, и с ножницами бы смог победить негодяя, превращая оба предмета в подобие меча и щита. Вот только у Бубу не было много времени думать о том, что бы сделал Мужик, а чего бы он совершенно точно не сделал: враг подобрался к ним совсем близко, и Евангелине удалось ослепить его вспышкой камеры в своем телефоне. Бубу смогла лишь к такой атаке присовокупить свой визг молодой депрессивной баньши, которым совершенно точно дезориентировала врага. Примерно в эту секунду история начинала набирать обороты: Евангелина призвала к бегу, а Бубу не надо было повторять дважды. Обе девушки рванули вперед с такой скоростью и прытью, какую совершенно точно от них ожидать было нельзя. Бубу видела только, как перед глазами темными полосами мелькают ветки деревьев и блики быстро ползут по могильным плитам. Под ногами шуршали трава и листья, а в ушах шумело, и невозможно было понять, есть ли за ними погоня или нет. Главное, что через пару секунд они с Евангелиной влетели в склеп словно планктон в китовую пасть, и дверь захлопнулась. Пока Бубу неудачно тормозила, лязгнула щеколда, с которой справилась Евангелина. Темноту нарушил свет от смартфонного дисплея. На него-то Бубу и шла, осторожно ступая по каменному полу. Шаги отдавались коротким, но гулким эхом.
- Ну… Вообще-то можно было бы, но тут не берет связь, - заметила она, указывая пальцами на визуальное доказательство своим словам, а потом огляделась по сторонам и достала свой телефон. Фонарик выхватил прискорбный интерьер склепа, а еще удрученное лицо самой Бубу. – Мда. Спрятаться в склепе, - тихо пробурчала она. – Вот как психолог вы мне и скажите, выходят ли после такого с психологической травмой и тяжелой депрессией? Правда, в нашем случае…
Бубу запнулась, потому что совсем близко за дверью они услышали чьи-то шаги. Тишина в склепе повисла мертвая, а сердце у Бубу опять подскочило к горлу, как ей почудилось. «Надо было позвонить Мужику, а не болтать про инстаграм», - пронеслось в ее голове, но Бубу совсем позабыла, что в склепе не было связи. Потом она услышала, как кто-то хмыкнул, и в этот момент поняла, что фонарик, который горел в ее руках, мог их сдать. Она выключила свет немедленно, и тогда за дверью хмыкнули снова. Бубу подняла глаза на Евангелину, и беззвучно сказала:
- Это просто не может быть правдой.
В глазах у нее блестел страх, и руки задрожали. Неужели так случится, что склеп окажется последним их местом в жизни? То есть, очутиться в склепе когда-нибудь однажды – неизбежно. Но только не сейчас, и только не так.
Звук шагов подсказал, что человек (если это был человек) уходил, отдалялся от вместилища чужого праха. Бубу приникла ухом к двери, стараясь не обращать внимание ни на затхлый воздух, ни на тяжелый запах, который тут стоял. Потом она закрыла глаза, отдышалась от жути, что скреблась под ребрами, и выдала свое смелое предположение.
- Мне кажется, он пошел за топором. Он разломает эту дверь, найдет нас и убьет.
Вот так. Молча Бубу взяла телефон из Евангелининой руки и еще раз посмотрела на фото.
- Мы бы могли попробовать отдать это Мужику. Он бы сделал что-нибудь… В общем, - тут в склепе раздался тяжкий резкий выдох. – В общем, у меня созрел план.

План заключался прежде всего в том, чтобы наскоро осмотреть склеп. В склепе нашелся веник и металлический совок с деревянной рукояткой. Запасливо, заботливо и слава богу! С совком и маникюрными ножницами Бубу почувствовала себя в разы увереннее. Учитывая, что мозги ее со страху немного помутнели, на нее и вовсе нахлынула викинговья бравада. Подобно участнику рыцарского турнира, Бубу выставила перед собой совок и направилась к двери. Попутно разъясняла суть своего замысла:
- Мне надо позвонить Мужику. Сейчас я выйду и пойду напролом. Если что, я огрею его совком. Прикрой меня. Если что, забрызгай его своим баллончиком, ладно? Надо это сделать. Мы сами не справимся, - решительно заявила Бубу, правда, чуть не огрела бедного психолога совком сама. Коленки у нее тряслись, как у новорожденного олененка, зато в глазах не было больше страха. Слабоумие и отвага – кажется, как-то так это звучало. – Ты готова? – Бубу передернула плечами. – Как кивну, открывай дверь. Действуем быстро.
Она еще раз набрала полную грудь воздуха, резко выдохнула, а после схлестнулась взглядом с Евангелиной и кивнула.
- Выпускайте быка.

+1


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » Sherlock mod: on, 23.09.15