In This Moment — Blood
Добро пожаловать в славный городок Брайтонс Милл, путник. Город, который поразит тебя своей красотой и гостеприимством. Городок, который впустив тебя за свои границы этой осенью, уже не позволит тебе его покинуть. Возможно, ты успеешь его полюбить, и желания драть отсюда когти у тебя и не появится, ну а коли иначе - не страшно, ведь выбора у тебя все равно уже нет...
Eleutheria Fleming Joss Colter River Wright
Объявление #6: расскажет вам о новой части сюжета и напомнит о важных правилах. А также поможет избежать удаления.

Граница времени: 21 ноября 2015

ADS. Brighton's Mill

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » and we took too many shots; 9.08.2015


and we took too many shots; 9.08.2015

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

and we took too many shots, 9/08/15
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Что может быть прекраснее, чем проснуться воскресным утром в кровати с малознакомым человеком?

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
Jason Lockwood & Grace Kean; утро, дом Джейсона Локвуда.

+3

2

для вдохновения

http://67.media.tumblr.com/6f02cf7d68a6a3aa2c9a4df4d83e346c/tumblr_o28t6zT4zI1td0vfio1_1280.jpg

Солнечный свет по утрам в это время года в окна домика Локвуда не падал, скорее скромно заглядывал, с трудом пробираясь сквозь листву дерева, с которого начинался плавный переход от владений хозяйки в лесную чащу. Отдельные лучики желтовато-белыми пятнами на подушке и на лице Джейсона дрожали от каждого дуновения ветерка снаружи, беспокоившего раскидистые ветви. Было часов девять утра, день уже обещал быть душным и безоблачным. Локки к такой погоде относился скептически, но в целом ничто не предвещало каких-то радикальных изменений в его пусть хреново, но все-таки налаженном быте.

Джейсон резко открыл глаза. Прямо в подушку, лицом в которой почти сладко спал в мутных объятьях пропитанных ромом сновидений. Впрочем, их тут же пришлось закрыть – нельзя так стремительно возвращаться в реальный мир утром в воскресенье после очередного вечера начатого в «Хмельном сурке».
Вечер… «Сурок»… Беспокойство почти неощутимо зашевелилось в животе и неприятно защекотало желудок. Хотя кто знает, может быть, проблема была в том, что механик несколько передран накануне?
Локки снова начал открывать глаза, гораздо медленнее, но вполне решительно. Пусть ему понадобится еще некоторое время, аспирин, кофе, пиво (в любом порядке), чтобы взять себя в руки и договориться с собственным телом о сотрудничестве, пусть мужчина совершенно ничего не помнит о том, что вчера произошло, но Джей совершенно четко ощущал, что что-то теплое и живое прикасается к его ребрам… Он надеялся на то, что Это – женщина. Неплохо было бы, чтобы симпатичная и не продажная. Но Локвуда вполне удовлетворит галочка хотя бы напротив первого пункта.
Он осторожно и очень медленно отодвинулся от другого обитателя кровати, вертеться не стал, чтобы не разбудить ненароком неизвестного соседа по кровати, и практически стек из-под одеяла на пол. Совершенно голый, что было вполне ожидаемо. Сидеть в таком виде на холодном паркете было неприятно, но встать сразу Локки не мог.
Джейсон сдавил виски руками, словно скрепляя детали черепной коробки, которые повылетали из пазов, потом бросил осторожный взгляд на кровать. По дальней подушке разметались длинные светлые волосы, а из-под края одеяла выглядывала длинная, стройная, безусловно, женская нога.
«Кто ты, ангелочек?... И что ты делаешь в моей…» - Локвуд на всякий случай огляделся, чтобы убедиться, что вокруг все знакомое, привычное, даже с некоторых пор родное: кровать, постельное белье, обои с некрасивыми птичками, доставшиеся хозяйке от бабушки, наверное, кресло, накрытое лоскутным одеялом, окно без штор, повесить которые до сих не дошли руки, стол у дальней, заваленный бумагами и распечатками, старый кожаный диван, как из сериала, не работающий телевизор. – «…в моей постели?» Однако этот вопрос Джейсону следовало бы задать самому себе, потому что от дурацкой привычки водить женщин и любых других гостей в свой дом пришлось избавиться с момента появления в Брайтонс Милл. У лжеЛоквуда было немного личных вещей, но мало ли что могло выдать его истинные намерения и планы касательно этого города, учитывая тот факт, как часто он возвращается в не самом трезвом виде.
Мужчина с трудом, не без помощи рук и посильной поддержки кресла, поднялся. Воздух оказывал такое же сопротивление любым его порывам, как толща воды на глубине десяти-пятнадцати метров. Мышцы немного ныли, намекая на то, что полночи Локвуд точно не зарядку делал. Правда Джей об этом и так смутно догадывался. Вряд ли он был так любезен, чтобы безвозмездно приютить подобранную где-то на улице сиротку (в конце концов речь шла не о котенке), да и сиротки редко относятся с пониманием к незнакомому голому мужскому телу рядом с ними, даже если они чертовски пьяны.
Между тем, ангелочек пошевелила пальчиком на ноге и втянула стройную конечность под одеяло. От этого движения Локки очнулся. Медленно, но верно приходило осознание реальности этой бредовой картинки.
Джей дошел до рабочего стола, сгреб бумаги в одну большую стопку, даже не пытаясь разобраться, какие страницы, к каким документам относятся, и убрал в верхний ящик. Следом за ними исчез ноутбук.
Он обошел кровать, пытаясь разглядеть гостью не столько из любопытства, сколько надеясь, что удастся вспомнить хоть что-то о том, где он ее подцепил и почему привел. Чем дело закончилось, было более чем очевидно.
Будить девушку и требовать документы для идентификации личности – было бы смешно, но неэффективно. Поэтому Джейсон подобрал с пола джинсы, натянул их ноги, даже почти сразу застегнул и направился в кухню варить кофе, курить, записать пивом аспирин. Конечно, он чертовски скучал по Райану, по его блестящему миру, по дорогому вину, от которого с утра не болит голова, по бассейну по утрам, по шикарным костюмам на заказ… Но роль есть роль.
Джейсон насыпал кофе в турку на двоих, затем открыл окно и сел на подоконник. В последние дни его все больше стал раздражать запах сигарет в доме.

Отредактировано Jason Lockwood (2016-08-03 22:54:47)

+2

3

»» внешний вид; без сумки и солнцезащитных очков.


Грейс в принципе не любила утро, тем более раннее, тем более, когда она просыпалась в незнакомом месте без единого элемента одежды на ней и с весьма смутными воспоминаниями о прошедшем вечере. Но по крайней мере проснулась она в одиночестве и могла потратить пару минут на то, чтобы оглядеться по сторонам и поразмышлять над тем, как же она дошла до такой жизни, чему, правда, препятствовала головная боль и тошнота, по всей видимости, вчера она нанесла сильный удар по алкогольным запасам «Хмельного Сурка», но что же ей еще делать в этом забытом большей частью американцев городке.
О своей нежной и трепетной любви к Брайтонс Миллу Кин могла слагать легенды, что, к слову, и привело ее накануне вечером в бар (эту часть она еще помнила) – этот маленький городок с его однообразно приветливыми жителями, неизменными яблочными пирогами, что ежедневно подавали в «Обедах», и полным отсутствием сколько-нибудь интересных происшествий наскучил Грейс уже на второй день, а она провела в нем целых два месяца и от желания убраться подальше отсюда уже просто на стенку лезла. Все это время светловолосая благополучно поливала свое пристанище на чем свет стоит, мысленно задавая федеральным маршалам вопрос, почему же она не может скрываться от своего бывшего работодателя в городе вроде Гонолулу с его великолепными пляжами, очаровательными серфингистами и изумительной природой. Вдобавок профессию ей выбрали такую, что впервые услышав о том, что она будет оператором машинного доения, блондинка безудержно смеялась, пока улыбка не сползла с ее лица под серьезным взглядом маршала, который всем своим видом давал понять, что в принципе не оценивает того факта, что ей предоставляют убежище. К подобным взглядам она уже привыкла и даже понимала, почему не вызывает у сотрудником программы по защите свидетелей сочувствия – Грейс все же не какой-то случайный свидетель преступления, а человек, осознанно решивший нарушить закон.
Но жаловаться самой себе на несправедливость судьбы и профессионализм федералов, прикрывших, пускай, и с ее помощью лавочку одной из чикагских преступных группировок, Кин не была намерена. Пороптать на судьбу она спокойно сможет и в свое рабочее время, а пока ей было необходимо разобраться с тем, какого черта она делает в чужой постели, если сто раз подряд говорила себе, что нужно быть ниже травы и тише воды, и ни с кем не сближаться. Впрочем, сомнительно, что секс на одну ночь может считаться сближением, к тому же если она не слишком отчетливо помнит детали.
Грейс наконец оторвала голову от подуши и присела на кровати, свесив одну ногу вниз. Голова, как и стоило предполагать, благополучно гудела, словно напоминая, что ей уже не шестнадцать лет, чтобы пить так, словно завтра не наступит никогда. Впрочем, в шестнадцать лет Грейс, или вернее Эшли, была озабочена лишь своим GPA и получением стипендии в престижный технологический вуз, а выпивку, вечеринки и беззаботное времяпрепровождение девушка открыла для себя несколько позже.
Иногда светловолосой, застрявшей в опостылевшем ей Брайтонс Милл вероятнее всего на ближайшую жизнь, казалось, что ни Калифорнийского технологического университета, ни работы в Google, ни последующей работы на черном рынке вовсе не было в ее жизни, и она всегда жила в этом городке. У мест, подобных этому, определенно, была необъяснимая способность замораживать время и заставлять забывать о том, что прошлая жизнь была, а за пределами городка есть куда более увлекательная жизнь. Правда, если верить служителям закона, то это ее жизнь, и если повезет, она будет Грейс Кин до конца своих дней, что для девушки означало, что она будет доить коров и тихо ненавидеть свою жизнь до конца жизни.
Мысли опять приняли вовсе не то русло, что светловолосая хотела бы, поэтому она переключила внимание на окружающую обстановку. Возможно, какая-нибудь деталь поможет ей составить образ того, с кем она провела ночь, но учитывая, что личных вещей в комнате не наблюдалось, единственный вывод, к которому пришла Грейс по осмотру комнаты было то, что мужчина отличается аккуратностью и аскетичностью, а также любит птиц, словом, яснее девушке ничего не стало.
Она упорно игнорировала гудящую голову и боль в теле, пока не слишком радостно искала по комнате свою одежду и надевала ее, в ее голову тем временем закралась мысль, что она могла сболтнуть чего лишнего по пьяни. Нет, она, конечно, программировала себя никогда не упоминать о жизни до переезда в Брайтонс, а точнее упоминать лишь о жизни Грейс, но никак не Эшли, да и федеральные маршалы ясно дали понять, что если она себя раскроет, ее ждет новое имя, новый город и новая жизнь. И не факт, что новая жизнь будет лучше ее нынешней. Мало ли эти идиоты из WITSEC решат назвать ее Кэндис и сделать из нее стриптизершу. Словом, Кин теперь судорожно вспоминала не столько, с кем провела время, а что именно ему говорила, но в голове были лишь смутные образы их беседы с ее новым знакомым и, кажется, болтовня была из разряда не напрягающей беседы ни о чем.
Интересно, могла ли она как-то аккуратно выяснить, не ляпнула ли чего подозрительно. После недолгих размышлений светловолосая все же пришла к выводу, что лучше будет вообще не вдаваться в детали вчерашнего разговора, в конце концов мало ли что она могла сморозить, на худой конец она всегда может притвориться недалекой блондинкой, которая волнуется за то, как ровно на ней лежит загар.
Кое-как одевшись и даже порадовавшись тому, что в комнате не было зеркала, – лицезреть себя Кин не слишком хотелось – она ретировалась из спальни и направилась на запах кофе. Оказавшись в кухне и наконец увидев человека, в чьей кровати она проснулась, светловолосая про себя отметила, что у нее по крайней мере по пьяни весьма неплохой вкус.
– Доброе утро. – использования имени Грейс решила избежать по той простой причине, что попросту его не помнила. Она предполагала, что зовут мужчину или Джек, или Джейкоб, или Джон, словом, буква «J» в его имени однозначно присутствовала. – Чудное утро, что помучиться от похмелья. – с усмешкой попыталась разрядить обстановку светловолосая, раздумывая над тем, почему же не решила вылезти в окно (все же первый этаж, едва ли она пострадала бы) и избавить себя от необходимости восстанавливать в память вчерашние события и вспоминать имя того, с кем провела ночь. Кин надеялась на то, что она не была единственной, у кого возникли проблемы с памятью, и мужчина тоже благополучно забыл ее имя. В любом случае она всегда могла сослаться на то, что ей пора бежать кормить собаку, которая, к слову, у нее была, и о которой она до этого момента даже не вспоминала (к питомцу Грейс пока не успела привыкнуть).

+1

4

...

какой-то странный пост получился... или стремный...

Мир то ли тек, то ли плыл, голова болела сильнее, заставляя Локки ощущать себя слишком живым для этого утра. Даже от сигареты тошнило. Ее кончик тлел и пожирал постепенно белую трубочку, норовя дотянуться до длинных пальцев, покрытых мозолями и мелкими порезами.
Джей щурясь смотрел в пустоту в районе своего колена, когда на кухню собственной персоной явился из соседней и единственной комнаты ангелочек, которого судьба занесла в его постель этой ночью.
- Привет, - Локвуд не узнал собственный голос. Он прозвучал ниже и куда более хрипло, чем обычно. Голосовыми связками Джейсон с утра еще толком не пользовался, а потому они не сразу сообразили, что от них требуется. Хозяин кухни прокашлялся, приложив свободную руку к широкой груди, которая, наверное, не производила особого впечатления, учитывая, как сильно сутулился сейчас мужчина, и даже попытался улыбнуться. – Привет, - теперь все было почти в порядке, кроме того факта, что по имени к девушке Локки обратиться по-прежнему не мог. Наверное, стоило бы продолжить это утро знакомством: «Привет! Кто ты? Мы знакомы? Я – Джейсон. Как тебя называть, ангелочек?... Ангелочек – подходяще? Ну и чудно. Прости, если что не так, я был пьян, но надеюсь, что нам обоим понравилось.» Впрочем, на такую эпическую пошлость Локвуд не был способен даже в шкуре автомеханика. К тому же ангелочек мог помнить, с кем провел последние восемь-десять часов своей, вероятно, довольно никчемной жизни (а как иначе такую красотку могло занести в объятья пьяного повелителя электрики и машинного масла?), и провалы в его памяти могли оскорбить незнакомку. Поэтому Джей понадеялся на то, что все как-нибудь само разрешится. И кивнул, соглашаясь с блондинкой, что утро – самое что ни есть подходящее для любого рода мучений.
- Будешь кофе? – огонек почти добрался до кожи. Локки нервно дернул кистью, выдав в себе алкоголика с некоторым стажем, но окурок из руки не выпустил. Он затушил его о внешнюю сторону стены чуть ниже подоконника, затем спустил обе ноги на пол и двинулся к плите. Потрепанные остатки сигареты Джей не слишком аккуратно положил на столешницу рядом с раковиной и занялся туркой. – Есть пиво, но оно ужасное. Особенно с похмелья. Так что рекомендую кофе.
В общем, Локвуд почти не смотрел на свою гостью. Ему хватило нескольких мимолетных взглядов, чтобы понять, что перед ним настоящая красавица. Небольшая растрепанность прически только придавала ей очарования. Однако в глазах блондинки Джею померещилась вековая усталость. Может быть, так на ней всегда отражаются хмельные вечера и бурные ночи в постели чужаков, которые однажды просто исчезают из города и с персонального горизонта?
Мужчина расправил плечи, потянулся, разминая затекшую спину, не поворачиваясь к ангелочку. От виска до виска промелькнула пулей боль, в глазах потемнело, Локвуд лишь замер, опасаясь, что тело подведет, как буквально несколько минут назад связки. Но постепенно черная пелена прояснилась и расползлась. Мужчина опустил загорелые руки и снял турку с огня. Красивым движением, словно принадлежащим человеку из другого мира, где за сто грамм зерен кофе платят по триста долларов, а обжаривают их не позднее, чем за десять минут до помола и приготовления, Джейсон разлил ароматный напиток по двум чашкам из разных сервизов, которые, вероятно, обитают в этом доме с тех же времен, что обои с птичками. Затем залил турку водой и оставил в раковине. Растворимый кофе, пожалуй, был выше его сил, но роль подразумевала и это. Локки варил настоящий, вкусный и дорогой редко, но именно эти моменты не позволяли ему забыть, кем же он является на самом деле, кем должен будет встать вновь через год или два, или десять, возможно. У убийства есть срок давности? Или доведение до самоубийства не смогут доказать так же, как и причастность Кэмерона к торговле предметами искусства на черном рынке, хранению краденного, валютным махинациям, вывозу национального достояния из страны и далее по длинному-длинному списку?
Джей подхватил обе чашки сразу. Работа в автомастерской и несколько ожогов ощутимо снизили чувствительность его пальцев, поэтому предупреждение было обосновано скорее здравым смыслом и логикой, нежели эмпирическим опытом, получаемым в данный момент времени.
- Осторожно, горячо, - Локвуд остановился перед блондинкой на расстоянии, не подразумевающем пересечение личной зоны. Он смотрел на гостью и пытался представить, как они вчера могли познакомиться. Что же такого Джей сказал или сделал, что эта красотка села на мотоцикл с пьяным в хлам типом из бара? Осознанно ли блондинка пошла в его спальню? Или согласилась на такой оборот событий, когда мужчина целовал ее губы с привкусом рома и стягивал блузку, чтобы ощутить почти забытое тепло стройного и гибкого женского тела? Локки не помнил форму ее груди, родинок на спине или бедрах, не помнил, как она ведет себя, оказавшись на грани оргазма (если в том состоянии Джейсон вообще мог показать себя достойно), а жаль. Точеный носик, хитрые глаза, светлые волны шелковистых волос. Она едва не задела пальцами руку мужчины, принимая чашку, но Локки успел ее убрать. Почему-то трезвому ему казалось почти кощунственным тащить в постель незнакомку. С другой стороны, вчера они точно знали друг друга…
- Присаживайся, - мужчина кивнул головой на ближайший стул, а сам обошел стол, но не сел первым. – Кофе пьют стоя и на ходу, если торопятся или пытаются в Италии сэкономить, - Джей сделал первый глоток, хотя никуда не торопился, да и в Европе окажется не скоро, но человеком себя не почувствовал.

+1

5

Размышления о том, как же зовут ее собеседника и не ляпнула ли она чего лишнего вчера, помогали Грейс отвлечься от головной боли и в целом оставляющего желать лучшего самочувствия. Позже, когда она окажется наедине с самой собой, Кин стоило задуматься о том, а не стоит ли в дальнейшем не злоупотреблять алкоголем так, что по утру мир слегка кружится, а четкой хронологии событий прошлой ночи в ее голове нет. Ей стоило помнить о том, что расплата всегда приходит, в том числе и за выпитое накануне. Ее желание расслабиться посредством спиртного объяснялось тем, что ее жизнь была далека от идеальной и даже привычной, более того она вынуждена была скрываться под вымышленным именем и вечно оглядываться через плечо, и конца этому видно не было, во всяком случае если верить федеральным маршалам, которые без тени насмешки и издевки в голосе констатировали ей: «Мисс Кларк, забудьте о прошлом, отныне Вы Грейс Кин. Живете в Брайтонс Милл, а в Чикого бывали лишь проездом». Что возвращало блондинку к вопросу о том, а не могла ли она дать мужчине понять вчера, что является не той, за кого себя выдает. Сколько Грейс замечала за собой, она даже в пылу ссоры и в алкогольном опьянении умела сохранять трезвый разум и хранить свои секреты, но проблема была в том, что она помнила лишь образы из прошедшей ночи.
И если она все же раскрыла себя, то разговор с сотрудниками программы защиты свидетелей будет крайне забавным. Кин уже представляла, как позвонит им и сообщит: «Вы знаете, я тут слегка перебрала с симпатичным блондином, имени которого не помню, в общем, мне кажется, что он догадывается о правде». Госслужащие просто лопнут от смеха, услышав такие новости, вероятно, это будет самое быстрое изъятие свидетеля из его нового места обитания – светловолосая провела в Брайтонс Милл без малого два месяца.
– Кофе. Однозначно да, спасибо. – а еще желательно, чтобы кто-нибудь предоставил ей сведения о мужчине, в чьей кухне она находилась. Его подноготная не слишком интересовала Грейс, во всяком случае на данном этапе, но она хотела знать по крайней мере, как его зовут и как они познакомились. Впрочем, по поводу последнего у нее было предположения, что «Сурок» и его запасы спиртного сделали свое дело. Впрочем, даже будь у нее возможность проверить его по базам данных, к которым у нее еще сохранился доступ, Кин вряд ли бы нашла что-то полезное, вбив в поиск «накачанный незнакомец со светлыми волосами».
Несколько секунд она внимательно рассматривала мужчину, пытаясь вызвать в памяти воспоминания о прошлой ночи, однако те картинки, которые всплывали в ее сознании не проливали свет на то, как его зовут, лишь подтверждали то, что просто друзьями они не остались.
Мгновение, пока ее новый знакомый занимался варкой кофе, светловолосая колебалась, всерьез рассматривая возможность представиться, тем самым вынудив и своего нового знакомого назвать свое имя, но все же откинула ее, решив, что если у нее проблемы с памятью из-за употребленного алкоголя, это вовсе не означает, что и у мужчины провалы в памяти. Мало ли что он решит, скажи она «Я Грейс, а ты..?». Учитывая, что Брайтонс Милл был маленьким городком с приветливыми жителями, знающими друг друга если не по именам, то в лицо точно, ничего путного о ней вряд ли подумают. Грейс в который раз поймала себя на мысли, что скучает по Чикаго и даже по Силиконовой долине, где никому не было дело до того, кто она и с кем проводит свое свободное время, люди сходились на одну ночь и столь же быстро расходились, здесь же, как полагала Кин, ей еще придется столкнуться с мужчиной. К примеру, на кассе в супермаркете или во время празднования фестиваля яблочных пирогов, и, по всей видимости, они смущенно поприветствуют друг друга, возможно даже спросят, как прошел день, и быстро ретируются.
– Спасибо. – с мягкой улыбкой поблагодарила Грейс за кофе, принимая чашку из рук мужчины и отмечая про себя состояние рук ее собеседника, явно свидетельствующее о том, что бухгалтером при городском совете он не трудится. Хоть какая-то информация, которая, впрочем, несильно меняла нелепости и комичности ситуации.
Кин задержала взгляд на лице нового знакомого чуть дольше, чем полагалось, однако желаемого результата – вспомнить, что ее толкнуло разговориться с незнакомцем изначально – так и не добилась. По крайней мере она не оказалась в одной постели с лесничим, который на вид был того же возраста, что и сосны в лесу.
– Никогда не доводилось бывать в Италии. – заметила Грейс, устраиваясь за столиком и гадая, а не стоило ли все же сослаться на то, что она крайне спешит и предпочтет выпить кофе на ходу.
Светловолосая принялась слегка крутить чашку по поверхности стола, что выдавало тот факт, что чувствовала себя девушка неловко. Не сказать, что дело было в мужчине (она его не знала, чтобы знать понравится ли ей его компания или нет), скорее дело было в том, что Кин не любила не иметь всех фактов на руках, к тому же сказывался страх того, что ее возможные откровения в стадии алкогольного опьянения скажутся на ее будущем.
Ей нужна была какая-то нейтральная тема, чтобы завязать разговор – царившая тишина тяготила. Однако вопросы о том, кем работает мужчина, чем увлекается и прожил ли всю жизнь в Брайтонс Милле отпадали, поскольку существовала большая вероятность того, что все эти темы Кин с ним уже затрагивала. Более того она даже не помнила, что говорила о себе, поэтому разрядить обстановку веселой историей из трудовых будней доярки также представлялось сомнительным – мало ли вчера вечером она уже поведала о том, как всерьез подумывала унести ноги с фермы Райт после первой смены, во время которой едва не вывела из строя половину оборудования.
– Милые птички. – заметила Грейс, обхватывая чашку за ручку и чуть придвигая ее к себе. – На обоях в спальне. – добавила девушка, поняв, что ее фраза может звучать странно и не по теме, впрочем, она действительно была не по теме, но Кин не придумала лучшего способа нарушить повисшую тишину. По ее предположениям их разговор должен был еще немного продлиться, после чего она могла бы спокойно убраться восвояси и попытаться напрячь свою память уже в привычной обстановке, или же лучше будет вовсе не вспоминать о том, что она умудрилась настолько напиться, что с трудом помнила, как из бара переместилась в это место.
В голове следом за последней мыслью возник резонный вопрос: в какой части городка она находилась и как она собиралась добираться отсюда до дома? Она провела в Брайтонс Милле два месяца, однако никакого желания исследовать его уголки у нее не было, поэтому ориентировалась она довольно плохо, зная лишь то, что ей нужно – дорогу от дома до работы и обратно, дорогу до супермаркета, аптеки, бара и тому подобных заведений. Она точно помнила, что до бара добиралась на своей машине, но едва ли стала так сильно рисковать и садиться за руль пьяной, значит, судя по всему, доставил их судя безымянный мужчина, который вероятнее всего также был не слишком трезв, или же они вызвали такси. Кин подозревала последний вариант, поскольку в противном случае их удаче, благодаря которой они оказались в его кровати, а не на больничной койке или того хуже на столе патологоанатома, можно было позавидовать.
– Мы же добирались не на моей машине? – уточнила Грейс, решив, что это достаточно нейтральный вопрос. Мало ли она была настолько увлечена им, что с трудом запомнила дорогу до его дома.

+1

6

- Побывать в Италии никогда не поздно, - улыбнувшись откликнулся Локвуд.
Сколько раз он сам пересекал границу этой солнечной страны? Райан сбился со счету еще на первом десятке штампов в паспорте. Картины, скульптуры, галереи, клиенты, липовые документы, живая валюта, которая должна незаметно превратиться число на чьем-то счету. Его любили представители старинных мафиозных семей – да-да, таких еще хватает в этой дивной стране. Они скупали произведения искусства чуть ли не оптом, ведь чемодан денег привлекает внимание, а эквивалентное по стоимости творение великого художника скрыть проще… Открытые, жизнерадостные, опасные люди! С ними было приятно работать.
Мне довелось побывать в нескольких городах много лет назад, - Он прожил в Генуе месяц, исколесил всю страну на новеньком порше, оставил свои следы на Сардинии и Сицилии, в Риме, Флоренции, Неаполе, Милане, Сиене, Аарецо, Болонье, Равенне, Турине, Вероне, Бергамо, Венеции, даже в крохотной Матере. – Я бы хотел туда вернуться, - уже совсем другим человеком, без груза прошлого, которое он тянет за собой, как бурлак на известной картине Ильи Репина… Тело будет хранить тюремные шрамы, но боль внутри утихнет, иссякнет ненависть и подавляемая ярость. Наверное.
Джей замолк, сделал несколько глотков. Он не мог ничего порекомендовать, посоветовать, куда поехать в Италии, если вдруг потянет посетить заокеанскую Европу. Не потому что не знал самых красивых и интересных мест полуострова. Локки не знал свою собеседницу, а значит, не стоило гадать, что ей в жизни доступно, а что нет, что ее заинтересует, а что покажется скучной потерей времени на пустые разговоры. Просто попьют кофейку два незнакомца, два совершенно чужих друг другу человека и разойдутся по своим углам, по своим жизням. Возможно, они больше никогда бы и не встретились, если бы жили в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе или Сан-Франциско, но в микроскопическом Брайтонс Милл их пути обязательно пересекутся вновь. К счастью, Джейсон не намерен здесь задерживаться.
Ангелочек нервничала, а хозяин дома задумчиво цедил кофе.
- П-тички? – кажется, Джейсон запнулся. Он не сразу понял, о каких птичках речь, затем коротко усмехнулся. – Они ужасные… - его голос звучал бодро, дружелюбно. Локвуд даже казался светлее. В действительности мужчина был благодарен своей миловидной гостье за подкинутую тему. Какой-никакой, а разговор… За кофе это немаловажно, если ты, как конченный кретин, умудрился забыть имя прекрасной собеседницы, согревшей этой ночью твою одинокую постель. – Но к ним привыкаешь. Если я начну сходить с ума, то обязательно дам каждой имя, будет с кем поговорить, - ну вот теперь она может смело счесть своего любовника психопатом. - Дом арендованный, а на вкус хозяев жаловаться грех. С другой стороны, есть в этом что-то ностальгическое. С привкусом воспоминаний из детства…
Не из детства Райана Кэмерона. У него была состоятельная бабушка по маминой линии, а также родовитые предки со стороны отца, разорившиеся, но живущие и по сей день, насколько знал их непутевый внук, в собственном имении неподалеку от границы с Канадой. А вот у Джейсона могла быть бабуля с классической гостиной с ремонтом, сделанным еще в середине прошлого века. Наверное, она вкусно готовила и скрывала от его стервозной матери проделки маленького Джея. Теоретически. Насколько Райан помнил, настоящий Локвуд был замкнутым ребенком, который вырос с закомплексованного неудачника, чья неуемная фантазия изливалась в бездарные фантастические книжонки, которые иногда печатал его друг-издатель, специализирующийся на дешевой литературе в мягком переплете – этаком одноразовом чтиве. Поэтому Кэмерон свои рассказы и статьи подписывал псевдонимом «Джей Локки»: он не хотел, чтобы две бредовые писательские истории слились в одну. Тот Джейсон не заслужил. Этот же не нуждался в славе любимого сочинителя читательниц женских журналов. В любой славе и известности. До ноября.

А вот следующий вопрос блондинки Джейсона обескуражил немного.
- Ммм… - он нахмурился, пытаясь припомнить подробности стертого из памяти напрочь вечера. – У меня есть опасение, что ты села на мотоцикл с пьяным в хлам водителем, - Джей, безусловно, имел ввиду себя. Пока мужчина курил, сидя на подоконнике, он совершенно точно видел во дворе своего железного коня, из чего мог сделать вывод, что несмотря на то, что стоял он сам, вероятно, с трудом, бросить привычное средство передвижения у бара Локвуд не пожелал. Ничего необычного, он делал так и прежде. Райан настолько доверял своей интуиции и чувству дороги, что не мог даже задумать о том, что однажды такие выходки могут закончиться трагедией. Но вот брать пассажирку… Как же основательно был проспиртован его мозг вчера. – Прости. Это было… ммм… неосмотрительно с моей стороны.
Впрочем, все живы и вполне здоровы. Конечно, это не значит, что нечто подобное стоит повторять.
- Думаю, что твоя машина осталась у бара, - если Ангелочек на ней туда приехала. Разве не глупо ехать в бар на машине? – Я отвезу тебя туда… Или куда скажешь, - кажется, это выглядит, как попытка выпроводить незнакомку. – Давай я угощу тебя завтраком в кафе? Кофе – это хорошо, но несерьезно, – классное предложение! О чем же они намерены общаться? Джей даже не представляет, как обратиться к красотке… Хотя в «Обедах» может быть вездесущая Фейт, которая точно должна знать, как зовут блондиночку. Жаль, что Локвуд не рискнет делиться с Сойер такими подробностями своей личной жизни: по пьяни подцепил девушку в баре, представляешь! Никак не могу вспомнить имя, не поможешь?
Джейсон потер бровь, ощущая, как возвращается проклятущая головная боль.
Если он намерен продолжать в том же духе до ноября, то исполнить свою миссию не сможет…по состоянию здоровья.

+1

7

– Возможно, однажды судьба закинет меня в Рим, Венецию, Флоренцию или какой другой итальянский город. – вероятно, прозвучали слова Грейс так, словно она верила в то, что все в руках высших сил, которые предопределяют ее жизнь. Но Кин, пожалуй, была последним человеком во всем городке, который верил в предопределенность и неизбежность судьбы, она попросту отказывалась верить в то, что не имеет власти над собственной жизнью, а весь ее путь уже предначертан, и твердо верила в то, что каждый сам кузнец своего счастья, а те, кто винят во всем судьбу, попросту слишком мягкотельны и пассивны, чтобы бороться за место под солнцем.
– А я разве что бывала Мексике и Бразилии. – Грейс, разумеется, не собиралась вдаваться в подробности о том, что в детстве ее семья не помышляла об отпуске в Европе и по финансовым причинам, и потому что отец был привязан к Чикаго – контрабанда не прерывалась просто потому, что на дворе было на тридцать градусов выше нуля. Как и не стала распространяться о том, что, начав обеспечивать себя саму, она была слишком занята работой и мыслями о повышении, чтобы помышлять о полноценном отпуске. – Но время еще есть. – если она, конечно, не завязнет в Брайтонс Милле. По мнению Грейс ее местонахождение в этом городке было лишь вопросом времени, поскольку она не была согласна ближайшие пять десятков лет провести в этом захудалом городишке. Она, конечно, любила жизнь, а суицидальные наклонности у светловолосой отсутствовали напрочь, как раз наоборот в ней превалировала жажда жизни, тем не менее, ставить крест на собственной жизни лишь потому, что она решила сделать что-то правильное, она не собиралась. Хотя если говорить честно, то Кин заботилась исключительно о своей шкуре, сдавая бывших коллег федералам, а никак ни о снижении уровня преступности в Чикаго. Как светловолосая любила повторять, преступные группировки как были, так и будут, главное обеспечить собственное выживание. Если американскому правительству угодно верить, что прикрыв одну преступную ячейку, они сделают город куда безопаснее, это их право.
– Хорошо, что их много, и тебе хватит развлечений. – блондинка рассмеялась и в этот момент почувствовала себя несколько более расслабленно в компании мужчины. Не настолько, чтобы решить, что их светскую болтовню стоит продолжать до обеда, но все же напряжение немного спало. – Могу понять о чем ты. Мой арендованный дом чистый и аккуратный, но все же он не мой. Я бы не стала выбирать едко-зеленую плитку для ванной комнаты или коробками закупать любовные романы. – девушка улыбнулась. Ее, признаться, не слишком беспокоил цвет плитки и тот факт, что стеллажи были заставлены бульварными романми, вероятно, по той простой причине, что это место, как она уже сказала, не было ее домом, и она относилась к нему, как к временному жилищу. Постояльцы отелей же не жалуются на то, что картины не приходятся им по вкусу, а рама у зеркала слишком громоздкая. Грейс по-хорошему было все равно будет ли она жить в доме, оформленном в минималистичном стиле или в стиле hi-tech, если у нее была крыша над головой, насекомые не бегали под ногами, а дорога до работы не предполагала трехчасовую еду на санях.
– Мозгов у меня, однако, немного. – рассмеявшись сказала Грейс. К счастью, блондинка не отличалась привычкой сожалеть о содеянном, хоть и извлекла полезный урок, к примеру, не пить больше так много, что наутро не помнишь, как и где оказалась и как зовут мужчину, с которым она провела ночь. Девушка не стала шутить о том, что ее преподаватели в Caltech с подобным высказыванием не согласились бы по той простой причине, что в жизни Грейс Кин места ведущему технологическому вузу страны не было, да и вообще вузу. Если верить документам, имеющимся у светловолосой дома, то окончила она второсортный колледж, что выводило ее из себя чуть ли не больше, чем необходимость скрываться и оглядываться через плечо – Кин не привыкла играть роль малообразованной особы, которая только и может, что работать на молочной ферме дояркой. Если она доживет до следующего года и никоим образом не раскроет себя, Грейс сильно удивится, как и федеральные маршалы. К слову, девушка была почти уверена, что они делают ставки на то, как быстро их подопечные сами себя сдадут. – Все в порядке. Сомневаюсь, что ты мне угрожал и силой вынудил поехать с тобой. – Кин поймала себя на мысли, что с его внешностью ему точно не нужно было угрожать ей, а сесть на мотоцикл с пьяным водителям у нее вполне могло хватить дури. Особенно в свете того, что это самое неожиданное и интересное, что с ней случилось за два месяца пребывания в Брайтонс Милле. Если Грейс однажды начнет писать мемуары, то часть с этим городком будет поистине самой скучной.
– Ну насколько я помню, именно на ней я и приехала. С такси здесь довольно туго. – Кин преднамеренно избежала слов «у вас в городке», но не столько потому что боялась задеть чувства своего собеседника, а по той простой причине, что не была уверена, а не говорил ли он ей часом, что сам недавно перебрался сюда и ему здесь было также тошно, как и ей. – Буду признательна, если ты докинешь меня до бара. Если у тебя, конечно, нет других дел. – а если они есть, то Грейс будет пытаться вызвать такси в дом с птичками. В этот момент девушка впервые за время своего пребывания в программе по защите свидетелей ощутила острую нехватку близких знакомых – некого даже попросить забрать ее после того, как она напилась и переспала с незнакомцем.
– Спасибо за предложение. Но от завтрака я все же откажусь. – блондинка могла себе представить эту красочную сцену того, как они с мужчиной молча передают друг другу соль, потому что тема погоды и предстоящего, кажется, в октябре фестиваля яблочных пирогов себя исчерпали. – Дельта на меня нападет, если я в скором времени не покормлю ее. Дельта это моя собака. – Кин гадала звучала ли ее фраза так, словно она только что придумала себе собаку или все же нет. Впрочем, девушка предполагала, что и ее собеседнику едва ли хочется продолжать их знакомство – совместно проведенные под градусом ночи редко предполагают дальнейшие отношения.

+1

8

- Действительно вряд ли, - усмехнулся Локвуд, представляя, как он за волосы вытаскивает блондинку из бара, перекидывает через «седло» своего коня и увозит в неизвестном направлении. Картинка оказалась ужасной, лишенной какой бы то ни было привлекательности как минимум для Райна, которым этот тип был куда дольше, чем Джейсоном, а потому мужчина отринул любые предположения о том, что ангелочек пошла с ним против собственной воли. – Если бы и решил так сделать, то место выбрал бы неудачное: слишком много свидетелей. Проснулся бы не в собственной кровати, - тут Джей немного замялся, чтобы не тыкать в то, что между ними произошло, о чем он, к сожалению, не помнит. Могло бы получиться неловко. – а на жесткой койке камеры в управлении шерифа, - перспектива сомнительная, но вполне реальная.
Локки улыбнулся, стараясь не показывать облегчения, вызванного ее отказом от завтрака.
- Значит, в другой раз, - будет ли другой раз? Нужно ли повторять ошибку, случайность? Как должны сойтись звезды, чтобы однажды утром эти двое снов проснулись в одной постели?
Собака – это хорошо. Конечно, Джейсон не готов был взять на себя ответственность за любое живое существо, но кого-то, кто ждал бы его дома, в жизни не хватало, хотя после тюрьмы представления об одиночестве и отношение к подобному состоянию ощутимо меняется.
Он допил кофе в два глотка и встал.
- Сейчас я оденусь и отвезу тебя, куда скажешь, - все-таки джинсы, торопливо натянутые на голый зад, с трудом могли сойти за комфортную форму одежды для длинного рабочего дня. Кстати, Локки уже опаздывает. Давно. Но Кларенс не звонит в истерике, значит, город отсыпается после бурного вечера. В любом случае Джейсону все равно, что скажет Биди.
И голова болит…

Локвуд остановился на парковке перед баром, где еще издалека приметила свою машину ангелочек. Прощание получилось скомканным и невнятным. Мужчина просто помахал рукой удаляющейся блондиночке. Никаких обещаний новых встреч, никаких попыток поцеловать в надежде вернуть память хоть отчасти. Правда Джейсон тактично подождал, пока девушка сядет в машину и уедет первой, чтобы она не думала, что ее случайный любовник торопится смыться. Даже если ей на самом деле плевать.

Неделю спустя, 16.08.2015.

После очередной бессмысленной и бесцельно прожитой недели Джейсон стоял перед зеркалом, удивляясь тому, как аккуратно может лежать борода, если ее просто нормально подстричь и причесать. Локки вообще с трудом узнавал мужчину в отражении, которого создал сегодня днем, зайдя в обеденный перерыв в парикмахерскую: «Пока охотники за йети не приехали ловить снежного человека в Брайтонс» - оправдался автомеханик, у которого под бородой пряталось вполне симпатичное лицо, хранившее отметины тяжелых событий прошлого.
- Только смокинг осталось надеть в бар… - Джей плеснул в лицо холодной водой, зачесал назад волосы пятерней, чтобы не ощущать себя таким же ухоженным, каким был Кэмерон. Его ждали мотоцикл, ром, завсегдатаи и персонал «Хмельного сурка», а не шампанское и сливки общества в вечерних туалетах, бриллиантах и аурах ароматов дорогих духов. Даже о миловидной блондинке, утро с которой уже превратилось в туманное воспоминание, речи не шло. Да и что делать, если она появится? Надо ли что-то вообще предпринимать? За всю неделю он не удосужился выяснить, как девушку, обнаруженную в постели утром воскресенья, зовут. Может, Джею все равно?
- Определенно, - мужчина порой возвращался к мысли о том, что завести подружку не вредно хотя бы для прикрытия, но что-то неприлично благородное все время мешало ему: ангелочек не заслуживает того, чтобы ею эгоистично попользовались, а потом оставили одну отвечать на вопросы полиции о том, что она знает о том, кем на самом деле является Джейсон Локвуд, убивший некую Алессандру Сантьяго. – И преступник из тебя хреновый, парень. В тебе нет чистой злости, - повторил он слова, услышанные много лет назад в Сиднее от того, кто бежал из тюрьмы и начал жизнь заново задолго до того, как Райан родился. Точнее тот тип сказал, что «в тебе тоже нет чистой злости», но он был первоклассным преступником, а Кэмерон продавал ему неизвестные полотна его любимых художников, украденные из частной коллекции и привезенные в Австралию из Европы. Блондин тогда улыбнулся: «Может, я просто не преступник? Вдруг я – счастливчик, который зарабатывает на жизнь тем, что любит?» - «Торговлей?» - «Искусством. Торговлей искусством. И искусством торговли искусством.» Даже сейчас, даже после тюрьмы, даже после всего, что он пережил, Райан не считал себя преступником, как бы его действия не трактовал закон.
Локвуда разрывали внутренние противоречия, которые превратились в лоскутное одеяло его сегодняшней жизни, а потому он пил. Он искал дьявола там, где найти его было не опасно. И находил.
Придет ангелочек в бар или не придет, Локки не полезет на дно бутылки в одиночестве. Не настолько он опустился. К тому же отражение в зеркале вызывает былое удовлетворение собой – как рефлекс. Джей не мог вернуть Райану последние четыре года жизни, но они вместе могли ненадолго забыться.

Три часа спустя Локвуд вошел в зал "Хмельного сурка". Он не представлял, сколько времени его носило по городу по разным «делам», пока дорожка витиевато не уперлась в знакомые двери. Джейсон входил, как обреченный: алкоголизм его не пугал, но сможет ли Райан выбраться из этого дерьма после?
Коротко кивая всем знакомым, интересуясь делами тех, с кем не пересекался уже несколько дней, что весьма непросто в таком маленьком городе, мужчина добрался до бара и чувствовал себя чемпионом в конце полосы препятствий.
- Как обычно, - блондин очаровательно улыбнулся девушке за баром, делавшей вид, что не узнает постоянного клиента с новой прической и стриженной бородой. Локки как бы пораженный таким нахальством возмущенно отвернулся в сторону и… уперся взглядом в ангелочка. Кажется, не только он чтит свои собственные традиции. - Я буду там... - он забыл о барменше и решительно двинулся в сторону незнакомки, к которой постоянно возвращались его мысли всю неделю. - Привет... Можно тебя угостить?.. Джейсон. Меня зовут Джейсон.

+1

9

Толкая дверь бара с причудливым названием «Хмельной Сурок» (за два с лишним месяца блондинка не видела ровным счетом ни одного сурка в этих краях), Грейс задумалась о том, что ее последнее посещение этого питейного заведения закончилось в кровати незнакомца, имя которого она так и не сумела вспомнить. Она в принципе ничего не знала о светловолосом мужчине, с которым провела ночь, но по крайней мере он не оказался садистом или серийным убийцей, и они вполне цивильно распрощались после того, как он подкинул ее до ее машины, припаркованной около этого самого бара. Кин на самом деле была рада распрощаться с мужчиной, как и рада тому, что он водил мотоцикл – отпадала необходимость находить какие-то темы для разговоров, исключая болтовню о погоде, чудесных видах на горы и озеро и политической обстановке в стране. Правда, светловолосая не была сильна в политике по той простой причине, что ей дела не было до того, кто там занимает овальный кабинет, так что оставалось обсуждать лишь брайтоновскую природу да температуру воздуха и отсутствие осадков. Именно поэтому распрощавшись со своим спутником и кинув ему напоследок «Увидимся!», разумеется, с мыслью о том, что лучше бы их не ждали неловкие встречи во время походов в супермаркет, Кин испытала облегчение и поспешила вернуться к своей привычной жизни, к счастью или нет, прошедшая рабочая неделя была достаточно напряженной, к тому же девушке пришлось несколько раз заменять коллегу с захворавшим ребенком, так что возможности наведаться в «Сурок» у Грейс до следующего воскресенья не было.
В течение прошедшей неделю она возвращалась в мыслях к воскресному утру и своей компании, но рассудив логически, что бегать по городку и выяснять, кем же он был, она не станет, Грейс успокоилась. Не серийный убийца и не сталкер, насколько она могла судить, и на том спасибо. Наверное, будь у нее хоть сколько-нибудь близкие знакомые в Брайтонс Милл, светловолосая бы по крайней мере постаралась узнать у них имя, но самые близкие отношения у нее были с местной барменшей, которая вроде даже выучила, что Грейс любит пить, да с аптекарем, к которому она время от времени наведывалась за аспирином и пластырем.
Кин как раз заканчивала свою первую порцию виски и незаинтересованным взглядом бродила по убранству бара, когда в поле ее зрения возник тот самый мужчина, из дома которого она так поскорее хотела убраться в прошлое воскресенье. Она почему-то была уверена, что они по негласному договору будут только вежливо кивать друг другу при встрече, а никак не завязывать разговор, впрочем, вероятно в отличие от нее он их совместно проведенный вечер и ночь помнит и считает, что она была крайне интересна и очаровательна. Хотя кто не был очарователен, когда смотришь на него поверх стакана.
– Дай угадаю, ты помнишь меня, как блондинку, с которой провел ночь с неделю назад? – что, определенно, упрощало ситуацию. Та неловкость, что Кин испытывала при их первой и последней встрече, за неделю успела сойти на нет, более того она пришла к выводу, что это было довольно забавным, хоть ей и не хотелось впредь просыпаться в чужой постели с весьма смутными воспоминаниями о том, как она вообще попала сюда и как зовут мужчину, которому принадлежит и кровать, и дом.
Она усмехнулась и расслабилась от того, что оказалась в этой лодке все же не одна и не одна в то утро мучилась от похмелья и тщетных попыток вспоминать, о чем они говорили минувшим вечером, плавно перетекшим в ночь, и как его все же зовут. Было забавно то, что неделю назад в их головах проносились примерно одни и те же мысли, и Джейсон скорее всего был рад тому, что она отказалась от завтрака, да и вообще довольно быстро ретировалась.
– Грейс. Приятно познакомиться? – она улыбнулась последним словам. Все же их прошлую встречу сложно назвать полноценным знакомством, к слову, возможно ей стоит сделать заметку в телефоне о том, как все же его зовут, на тот случай, если их общение закончится также, как и в прошлый раз. Грейс, конечно, пообещала себе впредь не напиваться до беспамятства в компании незнакомого мужчины, да и кого-либо еще, но учитывая то, в какую тоску ее вгоняло пребывание в этом городке, она едва ли могла за себя ручаться.
Удивительно, как легко ей удается соврать о своем имени, впрочем, являлись ли ее слова ложью в полной мере этого слова? В конце концов у нее были настоящие документы на имя Грейс Офелии Кин, она ею фактически и была с июня, а Эшли осталась в прошлом, и у нее было другого выбора, кроме как привыкнуть к своей новой роли, правда, светловолосая до сих пор воспринимала свое новое имя, свою жизнь в Брайтонс Милл, свою работу дояркой, как нечто временное, как будто в скором времени она сможет вернуться к своей привычной жизни. Вероятно не в Чикаго, но где-то еще она сможет заниматься тем, что любит, а вовсе не работать на молочной ферме, где, как утверждали маршалы, были вакансии, да и ей полезно отойти от взлома баз данных, сайтов банков и тому подобного. Чего не понимали эти служители закона так это того, что Грейс не хотела иной жизни. Дело было не в том, что она росла в семье контрабандиста, а дело было в том, что она прекрасно осознавала, что своей деятельностью нарушает закон, но ей было все равно, точнее ей даже нравилась жизнь, сопряженная с риском. Она пробовала работать на успешную компанию с чистой зарплатой, четко установленным графиком отпусков, регулярными совещаниями и перспективной карьерой, и довольно быстро Грейс с этим завязала.
– Виски. Хотя не уверена, что нам обоим не стоить взять зеленый чай. И возможно заранее вызывать такси. – с усмешкой сказала Кин, памятуя о том, куда совместное распитие алкогольных напитков привело их с Джейсоном. Не то чтобы она была сильно против, она едва ли помнила их общение в прошлое воскресенье, но в любом случае ей не хотелось силиться вспомнить, что же происходило накануне во второй раз. К тому же светловолосая еще осознавала тот факт, что она, будучи пьяной, могла ляпнуть что-то о себе, к примеру, то, что она ходила в Caltech, или работала в Google, или то, что ее младший брат тоже решил связаться с преступностью, словом, поделиться теми фактами о своей жизни, коим места в жизни обыкновенной доярки попросту не было. Конечно, всегда можно было списать собственную оплошность на то, что она была во власти алкоголя и хотела заинтересовать своего собеседника (скорее собутыльника), но лучше все же не доводить ситуацию до того момента, когда ей придется лгать, изворачиваться и прилагать особые усилия, чтобы убедить Джейсона в том, что она именно та, за кого себя выдает, иными словами скучная работница фермы без особых целей и перспектив. У Кин при последней мысли в который раз возникали вопросы вроде того, почему из всех городов Америки ее отправили именно в этот и почему из всех должностей в этом городе для нее выбрали именно должность оператора машинного доения.
– Как прошла неделя? Или мне лучше для начала спросить, чем ты занимаешься? – кажется, он говорил, что перебрался в эти края недавно, как и она. Или ей только кажется? Грейс решила, что проще оставить свои попытки выловить из памяти детали их разговора, в конце концов если за неделю ей толком не удалось ничего вспомнить, то сейчас она едва ли добьется успеха.

+1

10

Локвуд улыбнулся, сжав губы, несколько раз кивнул, то глядя то в стол, то поднимая взгляд на красивое молодое лицо блондинки. На его собственном лице можно было прочесть все, что угодно: и признание вины, и сожаление по поводу того, что такая ночь стерлась из памяти напрочь, как картинка, нарисованная песком на светящемся столе, но не снятая на фотопленку. В любом случае отпираться не имело смысла. Подходя к столу, за которым расположилась девушка, Джейсон заметил, что не сразу к ней вернулась уверенность. В глубине ее глаз мелькнуло и недоумение, и растерянность, и смущение, наверное. Или показалось? Может быть, мужчине просто хотелось верить, что не только он так облажался тем утром?
- Почти угадала, - Джей поставил локти на стол и немного подался плечами вперед, устраиваясь поудобнее. – К сожалению, я не помню ровным счетом ничего о той ночи. Так что в моей памяти ты осталась – Локвуд чуть не назвал свою собеседницу «ангелочком», но вовремя опомнился и прикусил язык. Конечно, он постоянно мысленно называл так свою безымянную гостью из прошлого воскресенья, но для настоящего первого знакомства произнесенное вслух прозвище могло резать слух своей пошлостью, – блондинкой, которую я обнаружил в своей постели, когда проснулся, - впрочем, другой бы решил, что грех жаловаться, ведь до этого Локки каждое утро выходного дня проводил лишь в компании кошмарной головной боли. Но то – другой. А Джейсону было вполне комфортно одному, ведь он приехал в этот город не жизнь устраивать. Что изменилось за неделю? – В моей жизни такое происходит нечасто, - он не соврал бы, если бы сказал, что подобное случилось впервые, но не посчитал нужным быть неправдоподобно честным. – Вероятно, как минимум под половиной того, в чем признался сейчас я, ты тоже могла бы подписаться, - и тут улыбнулся именно Райан, этакой прощающей все прегрешения улыбкой, заговорческой, понимающей. Такую бы несвятому святому отцу запатентовать. Или широко известному в узких кругах торговцу краденными произведениями искусства. Точно не среднестатистическому автомеханику из маленького городка. – Грейс, - родители явно не угадали, выбирая дочери имя. Блондинка совсем не походила на «Грейс», хотя спросите Локвуда, какой должна быть типичная «Грейс», он…обязательно что-нибудь придумает. Писателю положено уметь импровизировать и выдавать результаты полета фантазии со скалы в пропасть за невесомое парение в облаках с уверенностью в истинности своих слов… - совершенно точно приятно, наконец, познакомиться.
К столику подоспела официантка – рыжеволосая любимица Джея. Яркая, стройная, с большой грудью, совершенно недоступная для местной публики. Локвуда забавляла ее привычка флиртовать с посетителями, а талант не подпускать к себе ни одну перепившую сволочь вызывал заслуженное уважение. Как женщина она не интересовала Джейсона, но мужчина стабильно оказывал все положенные и ожидаемые от него знаки внимания в соответствии с выбранной на данном этапе ролью. Обычно обоих это устраивало. Но сегодня Локки был увлечен другой. Шай это чувствовала, видела, понимала.
Девушка чуть раздраженно поставила стакан с ромом у локтя Джейсона.
- Дорогая, принеси даме виски, пожалуйста.
- Что-то еще? – слова упали вниз к столику, как перезрелые фрукты. Локвуд поднял на рыжую взгляд. В серо-голубых глазах мелькнул металл, и Шай удалилась.
- Я думаю, что начнем с виски все-таки. Ненавижу зеленый чай, - мужчина не хотел как-то акцентировать внимание на вдруг разозлившейся официантке. – Но это не значит, что все должно повториться так же, как в прошлый раз. Уверен, что все было отлично, но в следующий раз я хотел бы с утра все помнить, - пожалуй, слишком откровенно для второй первой встречи. – Если следующий раз однажды, - нет-нет, не сегодня, конечно, - случится. Я предлагаю начать с начала… как это обычно бывает у обычных людей, не напивающихся в баре каждые выходные.
Лично Джейсон решил сегодня не напиваться. Может, даже ограничиться одним стаканом, что на него совсем не похоже. Может, гордость не позволяла снова скатиться в глазах ангелочка. А может быть, у него проснулся настоящий интерес к сидящей напротив девушке. Кто знает, кто знает…что будет завтра утром.
Шай принесла виски, оставила бокал на столе и испарилась. Локки сделал вид, что не обратил внимания.
Он приподнял бокал, салютуя своей спутнице и сделал глоток.
- Вот теперь можно и начать, - он улыбнулся и приготовился к «нормальному» вечеру. – За знакомство, Грейс, - поставил на стол стакан и перешел к ответу на вопросы блондинки. – Я работаю автомехаником в мастерской у Кларенса Биди. Я приехал в город недавно. Обычно зарабатываю писательством, но после путешествия по стране в поисках вдохновения немного…ммм…поистратился. Так что пока вот так выкручиваюсь. Кстати, как специалист могу порекомендовать тебе проверить тормоза на машине. А как мужчина, которому не все равно, сделаю это совершенно бесплатно. Главное – приехать в мою смену.

+1


Вы здесь » ADS. Brighton's Mill » TV SERIES » and we took too many shots; 9.08.2015