Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Friends in Holy Spaces, 01.03.2017


Friends in Holy Spaces, 01.03.2017

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1 марта 2017 г.
после полуночи

«(I Have) Friends in Holy Spaces»
___________________________________________
by Ivo Deluca, Topher Doherty & Eve Frazercraft

https://i.imgur.com/9gt4nWN.png
___________________________________________
краткое содержание

«Нескучная жизнь на кладбище»™.

___________________________________________
Кладбище Мортон Мэш.

+1

2

В ночь с шестого на седьмое апреля что-то пошло не так. Иво и до этого частенько пил, забываясь тяжелым дурманом сна прямо на кладбище, но освобождение от Бьянки должно было повернуть очередной процесс падения на дно вспять. Если подумать, то все было именно так, но…
Делука до сих пор не знал, что произошло той ночью. Он заснул в трейлере, а обнаружил себя в похоронном на диване под утро. Что было в промежутке между двумя точками на временной прямой, итальянец помнил отрывочно, к тому же не был уверен в том, что все это происходило в реальности. Неужели Бьянка нашла его годы спустя и рискнула явиться на порог, чтобы, наконец, осчастливить своего раба возможностью холить ее и лелеять? Неужели вместо того, чтобы снова стерпеть унижения, Иво действительно позволил ей погибнуть в болоте? Нет, правильнее сказать: неужели Делука убил девушку, стер ведьму с лица земли? Или Майореску умудрилась выбраться из трясины и сбежать? Тогда почему Иво никто не арестовывает? Не стала бы Бьянка спускать ему подобные выходки с рук, эта девица уничтожила бы итальянца, и глазом не моргнув!
Делука искал доказательства того, что события той ночи не привиделись ему в бреду, вызванном таблетками. Мачете на полу, царапина на лице, потерянная толстовка, кладбищенская земля, в которой были по локоть испачканы его руки. Но ничто не могло дать стороцентной гарантии того, что Бьянка вообще приезжала в Мортон…
Итальянец изводил себе недели полторы, пока в его жизни не появилась Харпер. Та драка на заправочной станции, как ни странно, вернула его к жизни. Чудовищные переломы, несмертельные пулевые ранения, приносящие только длительные и мучительные страдания. К счастью, на камерах видно, что Делука лишь вступил в противостояние с вооруженными грабителями. Сам Иво знал, что выплескивает на них свою ярость, вызванную бессилием перед теми играми, в которые с ним играет собственная память. Пришлось принять неоспоримый факт, что внутри живет жестокое чудовище, которое с удивительной легкостью наносит вред другим людям. Оставалось надеяться, что опасность грозит только тем, кто пытается навредить самому Иво и его близким, а не тому, кто попадет под горячую руку. Впрочем, ожидаемо начавшиеся отношения с Ривз отвлекали итальянца от не внушающих оптимизма размышлений об истинной причине своей ярости и тех поступков, в которые она выливалась.
Но несмотря на это после свиданий с девушкой Делука все равно возвращался в часто опустевшее к ночи похоронное, доставал из запасов, припрятанных за гробами, бутылку и проводил некоторое время наедине с ней и своими сомнениями, потом засыпал на диване, зато никогда не опаздывал на работу, которую стабильно приходилось начинать на голодный желудок и без дозы кофе, а со временем в коробке с алкоголем появились какие-то крекеры, консервы, копченые колбаски – все то, что унижало его итальянские корни и кровь. Позже Иво привез на работу несколько пар запасных брюк, футболок, сменное белье и толстовку. Если так пойдет и дальше, то через неделю-другую Делука в здании похоронного просто поселится, чтобы не сходить с ума, глядя на холодильник, о который то ли разбил, то ли не разбивал голову Майореску.

Вот и сегодня Делука решил, что не спешит домой. Он до глубокой темноты застилал полиэтиленом дно могилы на завтрашние похороны Мелинды Гринлейк, «любимой матери, бабушки, прабабушки, прапрабабушки, прапрапрабабушки. 18.07.1920 – 26.02.2017» - кажется такую надпись заказали Тоферу для надгробного камня. «Видимо, в их семье принято рано рожать, иначе стать трижды-пра довольно проблематично…» - Иво точно не светило увидеть своих прапраправнуков, - «До детей бы дожить…» - а нужен ли такой отец хоть кому-то?...
В общем, настроение традиционно было не к черту, так что Делука попробовал его для начала смыть в душе. Конечно, после водных процедур стало полегче, а запах похоронных венков от геля для душа, который заботливо был закуплен оптом лет на десять вперед, вызывал у Иво ненормальное веселье. Итальянец наспех вытерся, натянул чистые штаны и майку, которая непонятно как завернулась на спине и отказывалась расправляться, так что в борьбе с ней и с полотенцем на голове Делука почти вывалился из душа, намереваясь приговорить бутылку рома или самбуки, которые недавно приобрел для своей загробной коллекции алкоголя в магазине близнецов Морганов, когда заметил коллегу.
- Тофер?
Иво, наконец, удалось справить с майкой и натянуть ее до пояса брюк. Он стянул с головы полотенце и принялся тщательно вытирать темные, недавно стильно подстриженные по инициативе Харпер волосы.
- Разве ты не должен сейчас быть где-нибудь с друзьями, отмечать день рождения? – может быть, итальянец ошибся с датой празднования, ведь умудриться родиться 29 февраля нужно суметь. Возможно, Доэрти еще только предстояла вечеринка. Иво был не в курсе. Его не звали, но и особо близкими друзьями они не были. Однако предполагать, что Тоферу удастся зажать праздник от Табиты и остальных, не стал. - Или ты сбежал с собственной вечеринки?

+1

3

– Иво? – вот уж чего-чего, а встретить в похоронном бюро после захода солнца кого-то живого Тофер совершенно не ожидал. Конечно, по-хорошему его и самого здесь быть не должно...
Чертовы трудоголики. Что он, что Иво. Хотя, на самом-то деле, не так уж он и любил свою работу. Да кому вообще в здравом уме может нравиться строить карьеру на кладбище? Главным плюсом конкретно их заведения было, пожалуй, местоположение в совсем небольшом городе, что сводило количество этой самой работы к минимуму, оно же было и минусом – разнообразия ради даже лениться не захочется, когда она наконец-таки появится.
Словом, с работой отношения были сложные, но не настолько, чтобы приходило в голову ее менять. К тому же, в Мортон Мэше? Можно подумать, в других заведениях в пределах города будет более оживленно. И все же отчего-то именно кладбищенских работников вечно тянуло провести время на рабочем месте, даже если делать там было нечего. Да еще и доводилось случайно столкнуться там среди ночи, как сейчас. А ведь они даже не были особо дружны, хотя по некой иронии оказались все из одного не намного большего городка в противоположном конце страны. Вернее, Тофер-то с Табитой очень даже были: настолько, что затеяли этот переезд вместе и еще до него уже долгое время проводили его друг с другом едва ли не 24/7, а теперь и подавно. Но Табиты здесь не было, зато был Иво, об отношениях с которым ничего подобного не скажешь.
– Разве ты не должен сейчас быть где-нибудь с друзьями, отмечать день рождения?
Хороший вопрос. Впрочем, на то, как отмечает Тофер этот день и отмечает ли вообще, последние семь лет правильный ответ был – никак. Если так подумать, то философия этих поступков была проста: нет дня – нет проблем, а ведь три года из четырех ему действительно было нечего праздновать, и 2017-ый в этом плане не был исключением. На деле же все оказывалось еще проще: долгое время ему было абсолютно все равно, какой сегодня день, а если ты за календарем не следишь, то немудрено и пропустить нужный.
Раньше традиционным днем для его поздравления за неимением лучших вариантов выступало 1 марта. В 2015-ом году 1 марта ознаменовалось тем, что он, по крайней мере, не умер от передозировки. То, что ты очнулся под капельницей, можно считать достижением по части празднования?
Словом, тогда было совершенно не до того, хотя вышло весьма символично: день рождения, начало весны и тот факт, что каким-то чудом еще живой.
Следующий год оказался даже високосным, и Оуэн по такому случаю порывался прилететь аж из Лондона, но тогда на сторону Тофера встала даже Табита, настояв на том, что нечего ему было делать в разрушенном городе, который едва-едва начали приводить в божеский вид и в котором негде было даже жить. К своему удивлению, Тофер тогда осознал, что противился-то присутствию брата в целях его же безопасности, а не потому что не очень-то хотел его видеть, как во все предыдущие годы. Ну а «праздник» тогда ознаменовался тем, что ему дали отоспаться за три предыдущих месяца, когда заняться этим было некогда.
Что ж. По крайней мере, было приятно, что Иво помнит. Хотя о таком забудешь, пожалуй – не каждый раз встречается кто-то настолько везучий, чтобы родиться именно в тот день в году, которого не существует более чем в 75% случаев, если вспомнить еще о том, что каждое начало века тоже не високосно, если только не делится на 400.
Словом, не знал он, что ответить, потому что... нет, конечно, он задумывался об этом: под натиском брата и подруги попробуй проигнорируй факт собственного 25-тилетия. Задумывался, но так ничего и не придумал – хотя бы потому, что и не с кем, не говоря уже о том, что Мортон Мэш предоставляет не так уж и много возможностей разнообразия досуга. Хотя Оуэн, конечно, отыгрался за предыдущий год и даже не спрашивал, когда решил приехать в Мэш накануне вечером. Собственно, по этой причине Тофер и оказался там, где теперь был: провожал младшего, потому что, как-никак, была середина недели, а учебу никто не отменял. После чего подумал, что, пожалуй, не очень-то спешит возвращаться домой. Что ему там делать? Можно было как ни в чем не бывало просто завалиться спать, но теперь уже он и сам начал задумываться, что как-то это глупо – в смысле, полностью проигнорировать день, даром что его даже и нет.
Но куда можно податься и что можно делать в Мортон Мэше?
Тут стоит лишний раз вспомнить, что город не может похвастаться широкой культурной программой. По правде говоря, он настолько скучный, что это признает даже непритязательный Доэрти.
Вернее, не так. Мэш его не радовал с самого начала, да и вообще не нравилась Луизиана, хотя пока он готов был мириться с необходимостью здесь как-то существовать... до тех пор, пока Оуэн не закончит учебу? Учитывая, что именно выбор университета оказался решающим фактором в их переезде, выходит, что на данный момент план звучит именно так.
Как ни крути, кладбище казалось наиболее нетривиальным местом во всем этом болоте – особенно в позднее время суток, когда его по всем канонам должен окутывать ареал мистики (от которого на момент самого начала весны Тофера еще даже не тошнило – самое время проникнуться, пока еще может, пусть он об этом и не догадывается). Хотя в Мэше, конечно, ни о какой готике речи не идет, и в местах захоронений нет совершенно ничего примечательного, но все же можно поплутать среди могил, иногда не особо вдумчиво вчитываясь в имена местных, давно отбывших в мир иной.
Ну а потом грех было не заскочить и на работу, тем более что заметил свет в одном из окон. Казалось бы, кому могло понадобиться влезть в едва держащееся на плаву похоронное бюро такого города, как Мортон Мэш, а все равно было довольно нервозно, пока не выяснил.
Так что – хорошо, что этим кем-то оказался Иво.
Которому, тем не менее, надо было что-то ответить. Но только что?
Оперевшись рукой о дверной косяк, Тофер медленно выдохнул, мотнул головой и пожал плечами.
– Было бы откуда сбегать, – пояснил он. – Я и не планировал делать из этого событие. К тому же, было бы с кем, – круг тех, кому было принципиально не наплевать, заканчивался фактически на Табите и Оуэне, которые и сами были в состоянии что-нибудь придумать, он же попросту не привык заморачиваться чем-то подобным.
– Ты-то что здесь делаешь? – задал он ответный вопрос.

Отредактировано Topher Doherty (2018-04-17 20:50:27)

+1

4

- Ну… - протянул Иво, - чтобы было откуда сбегать, нужно для начала организовать вечеринку…
Делука действительно казалось логичным, что у Тофера есть друзья, которые не позволят ему остаться в гордом одиночестве в день, когда ему стукнула бы четверть века, если бы этот день вообще существовал бы в природе. Он пожал плечами и потянулся к одной из двух бутылок, стоявших на столике у приемного дивана, на котором итальянец частенько позволял себе ночевать, когда не хватало сил добраться до дома после душа (а водные процедуры сотрудник кладбища предпочитал принимать на работе, потому что дома душевая была тесновата для его широких плеч), или просто не находил смысла рваться в свой трейлер.
- Отличная самбука… Хорошо, что хоть Морганы, наконец, догадались продавать в этой дыре приличный алкоголь, - темноволосый могильщик усмехнулся, поставил бутылку на место и взялся за вторую, чтобы на какое-то время приклеиться взглядом к этикетке, что, впрочем, не могло помешать мужчине поддержать разговор с коллегой. – Что я тут делаю… Обычно по ночам в похоронном я сплю. Иногда, когда хватает сил, занимаюсь самокопанием, а если совсем все плохо, могу и пожалеть себя часок-другой. Параллельно я уничтожаю содержимое ящика с моими вещами, - Делука качнул бутылкой в руке, чтобы Тофер точно не смог ошибиться, о чем идет речь. Хотелось верить, что в его барахле никто не копается, но Иво признавал, что не всегда достаточно тщательно маскирует припрятанные там бутылки, так что кокетничать и скрывать свою привычку глушить сознание алкоголем не собирался, раз Доэрти занесло сюда на ночь глядя. Не отменять же свои планы из-за свидетеля, которому и самому не помешало бы выпить в честь праздника. – В общем, потихоньку деградирую. Это – единственный путь развития личности в городке вроде Мортона, - итальянец поставил бутылку на стол. – назад, - Иво знал, о чем говорит. Он жил в Брайтонсе, в Сиэтле, в Новом Орлеане, бывал в Мексике, в Сирии, в Ираке…
Делука окинул взглядом Тофера.
- И раз уж тебе не с кем отметить день рождения, который незаметно наступил где-то между двадцать восьмым февраля и первым марта, могу предложить тебе свою компанию (прости, другой нет), - Иво развел руками, - и на выбор ром или самбуку (но стаканы ищешь ты), - к счастью (можно ли так говорить, когда речь о трагедии?), горюющих родственников усопших частенько проходится отпаивать дерьмовым виски, коньяком или водкой, так что стаканы в похоронном водились. Где-то. Доэрти лучше знать, он же чаще торчит в офисе, пока его коллега лопатит сырую землю на свежем воздухе. А итальянец обычно позволяет себе пить из горла в целях экономии чистой посуды, а также времени на ее поиск и помывку. Но они с Тофером еще не такие близкие друзья, не так пьяны, да и ситуация не патовая, чтобы присасываться к горлышку одной бутылки по очереди.
Мужчина сел на диван и задумчиво посмотрел на Тофера.
- Знаешь, - его брови сдвинулись к переносице, а губы сжались в прямую линию. – Двадцать девятого апреля 2014 года в сирийском городе Хомс прогремел взрыв. Теракты были в то время уже нормальной ситуацией в Сирии. Я был там с отрядом SEAL. Официально морские котики туда явились с миротворческой миссией.. Блеф. Нашей основной задачей была разведка. Нас прислали выяснить, что в том районе нужно русским, - Делука усмехнулся. Его до сих пор удивляет тот факт, что больная страсть к Бьянке Маореску толкнула его на службу в армии, на рейды в горячие точки. Вот уж опыт, который не пожелаешь получить никому. – Меня накрыло стеной здания… Пробит череп, черепно-мозговая травма, разорванные коленные связки, - улыбка на лице итальянца выражала только напряжение. – Через месяц был мой двадцать пятый день рождения. Я провел его в коме, - он не собирается рассказывать о проблемах с памятью и многих других вещах, которые стали частью его жизни «после». Он вспомнил про Хомс не для того, чтобы поделиться своей историей. Не сейчас. - Так что могу сказать тебе совершенно точно, что сегодня у тебя все не так плохо. Ром?...
Иво принялся откупоривать бутылку.
- А ты, прости, если ошибаюсь и вообще лезу не в свое дело, но ты действительно сам похож на выжившего, - мужчина пожал плечами, на которых при желании легко было разглядеть белые шрамы на смуглой коже. Не все они военных времен, но за каждым своя история, свое тяжелое воспоминание.
Он видел многих таких...выживших...
- И это, - то особенное состояние души и сознания вернувшегося с того света, получившего второй шанс, но не представляющего, как оправдать его, - не лечится.
"И анестезирующее действие алкоголя быстро проходит..."
Улыбка итальянца, наконец, ожила, брови оптимистично подпрыгнули вверх и вернулись на место, будто он только что не вещал о том, что для таких, как он и, возможно, Доэрти, не существует выхода из лабиринта, в который они загоняют себя сами в силу внешних обстоятельств. Мужчина пожал плечами, безмолвно спрашивая, намерен ли Тофер принять его предложение. Поход за стаканами Иво сочтет знаком согласия.

+1

5

– Ты... – Тофер наконец-таки изволил заметить бутылки, стоящие на столе. – Ты здесь это хранишь? – не то, чтобы в похоронном бюро не было куда спрятать провизию с алкоголем, которой, как можно было предположить по формулировке «храню» (то есть, не только что с собой принес) и «свои вещи» (стало быть, двумя бутылками эти самые «вещи» определенно не ограничиваются), было немало, но удивил его Иво так удивил. Тофер и не подумал бы... Впрочем, воображение оперативно ему подбросило самую очевидную картину, где в здании похоронного бюро вообще можно что-то прятать, что заставило Доэрти прыснуть и закатить глаза. – Ну ты даешь.
И это прямо под носом у них с Табитой! Которые, в отличие от Иво, часами просиживали штаны в здании бюро, и Тофер уже всерьез опасался, что задница рано или поздно примет форму стула – впрочем, у него эта проблема возникала из-за банального отсутствия работы, Табита же была офисным планктоном, и у нее попросту не было выбора.
Но тот факт, что у смотрителя кладбища здесь целые залежи алкоголя, оказался лишь малой частью того, что в паре предложений изложил ему сейчас Делука и что, вообще говоря, приоткрывало завесу его жизни куда больше, чем предыдущие месяцы совместной работы. А за завесой было весьма тревожно. В смысле, Иво и так производил впечатление человека, которому изрядно досталось по жизни, но держался от их с Табитой парочки особняком, поэтому его особо никто не трогал, но теперь...
– Разве тебе негде жить? – уточнил Тофер, припоминая, что у Делуки, кажется, должен был быть, по крайней мере, трейлер. Хотя где удобнее спать – в нем или на диване в похоронном бюро, был еще вопрос.
Черт! Тофер заломил руки за спиной, переваривая эту информацию. Как-то неудобно даже стало. Ночь определенно переставала быть томной.
А пока он переваривал поступившую информацию и не находил, что ответить, Иво, похоже, не слишком придавал значения, что только что загрузил собеседника – как будто говорил о рядовых вещах, не стоящих такого внимания.
И продолжил разговор на совершенно другую тему, которая теперь казалась даже несколько неуместной.
Что заставило Доэрти снова «зависнуть», в задумчивости почесывая шею и глядя на Делуку.
Той ночью (и вообще на постоянном месте работы) из них двоих Иво был не один такой – с непростой судьбой и пагубными пристрастиями. Тофер за свою жизнь успел посидеть на морфии, коксе, амфетамине, гашише и еще раза в два более длинном списке из того же ряда наименований, с наркотиками вот уже ровно два года, как завязал, не считая пары случаев, когда чуть не сорвался, зато все еще выкуривает стабильно по полпачки в день обычного табака )а иногда и больше), однако пристрастие к алкоголю каким-то образом умудрилось обойти его стороной – смешно сказать, насколько сильным оказалось первое детское впечатление еще не то с 11-ти, не то с 13-ти лет. Ну, у Хэнка Абрамса, в ночлежку к которому однажды отправила Тофера Шарлотта Эссекс, вообще была аллергия на алкоголь, так что на причуды Доэрти при случае всем было в общем-то плевать – у каждого свои тараканы. Поэтому сейчас он уже готов был отказаться от любезного предложения Делуки составить ему компанию, но задумался, что...
Что? Теперь он отсюда возьмет и так просто уйдет? Мол, извини, Иво, приятно было пообщаться, но мне пора?
Нет, уходить на сложившейся ноте было не вариант – стало быть, принять предложение было самым логичным решением. Тем более, это на 18-тилетие Оуэна он мог себе позволить выступать лишь сторонним наблюдателем того, как брат на радостях решил спиться, а потом втирал ему что-то на жестовом со скоростью в три раза больше обычной. С собственным днем рождения подобное не прокатит, а приурочить свое сегодняшнее прикладывание к бутылке Делука собирался именно к этому поводу. Поэтому Тофер, ухмыльнувшись себе под нос, молча наклонился к ящику стола Табиты, достал оттуда стаканы и выставил их на стол.
– Сразу предупреждаю, что я в этом не разбираюсь, поэтому доверюсь твоему выбору, – произнес он, приземлившись на противоположный край дивана.
Впрочем, на достигнутом в плане общения Иво останавливаться не собирался, а потому завел разговор о теракте в Сирии, чем заставил Тофера удивленно обернуться к нему. К чему это, стало понятно в процессе, хотя по заданной Иво еще ранее истории своей жизни нетрудно было догадаться, что и этот случай сведется туда же.
Тофера удивляло, что Иво рассказывал о своей службе в горячих точках таким будничным тоном, словно они обсуждали, скажем, погоду. И это в разговоре с практически незнакомым ему человеком. Ему самому определенно было чему поучиться у коллеги: сам-то даже с братом до сих пор не мог откровенно о себе поговорить, так что Оуэн, когда сам однажды поднял эту тему, был убежден, что проблема отношений его брата и деда упиралась в ориентацию Тофера, которую трудно было не заметить, когда у них дома то и дело кантовалась ходячая катастрофа по имени Ксандр. А Тофер и не стал его поправлять, потому что стыдно – да и искренне старался, чтобы все это оставалось в прошлом и не имело никакого отношения к настоящему.
И ведь не поспорить было, что на этот день рождения ему повезло куда больше, чем Делуке в свое время. На этот – да. Как-никак, первый нормальный день рождения за многие годы – а он даже не знает, что с ним делать.
– А ты, прости, если ошибаюсь и вообще лезу не в свое дело, но ты действительно сам похож на выжившего, – высказал предположение Иво, тем самым вызвав у Тофера кривую усмешку. Надо же, а ведь он думал, что ему удалось в достаточной мере социализироваться и привести в порядок свой внешний вид, чтобы не походить на отброса общества, шесть лет прожившего на улице.
Логично было ответить Иво откровенностью на откровенность. Ну, или ответить вообще.
Тофер взял в руки стакан, на дне которого плескалась какая-то жидкость из запасов пойла Делуки. Задумчиво заглянув внутрь стакана, он решил все-таки рискнуть здоровьем и отпить из него... сразу после чего тут же прикрыл рот предплечьем, едва сдержав порыв прыснуть, и зажмурился.
М-да.
– Да уж, – сдавленно кашлянув, выдохнул он. – Этот год действительно еще ничего. В 2015-ом в то же время я очнулся под капельницей в рехабе, – ладно, раз уж Делука сам это начал, то кто, как не он, должен понять, не так ли? – Cross my heart and hope to die, – усмехнулся он, протянув стакан Иво. Ну, чем в сложившейся обстановке не сойдет за тост?

Отредактировано Topher Doherty (Вчера 15:32:59)

+2


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Friends in Holy Spaces, 01.03.2017


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC