Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » Back to Brighton's Mill_ » We held our breath, 21.10.15


We held our breath, 21.10.15

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

21 октября 2015г.
вечер

«We held our breath»
___________________________________________
by Anthony Paymer & Shane Brickman

https://i.imgur.com/HgCp6eC.png
___________________________________________
краткое содержание

And in the end we were made to be apart
Like separate chambers of the human heart
___________________________________________
Окрестности Брайтонс Милл.

+2

2

Их разговор недельной давности закончился тем, что Шейн поцеловал Тони, а затем постарался увести блондина с холода. Когда они уже подходили к машине, сухие раскаты грома, разбавил ливень, потоком обрушившийся на землю. Тонкая рубашка Пэймера мгновенно стала мокрой и прилипла к коже. Он сел за руль, а рыжий залез на привычное место, и все время, пока они ехали до дома Тони пытался заставить того снять мокрую рубашку. Но блондин лишь отмахивался, говоря, что они уже скоро доедут.
Он попросил Шейна сегодня остаться с ним. И так как время давно перевалило за полночь, то пробираться в комнату к Тони им пришлось тише шпионов в стане врага. Нэнси уснула на диване перед телевизором, по которому уже начали показывать одну лишь зомбирующую рябь. Тони тихо подошел к матери, вытащил из ослабевших рук пульт и выключил бесполезный ящик.
Как только они оказались наверху, Шейну удалось-таки стащить с Тони рубашку. К этому моменту кожа блондина стала ледяной. И хотя Шейн до последнего сопротивлялся, утверждая, что им обоим нужен отдых, они занялись сексом. Он был таким же, как в первый раз, как во второй и как во все последующие. Разве что Тони в этот раз действительно был более осторожным. Но еще долго после Пэймер искал подвох: ждал и боялся, что Шейн в один момент просто перестанет его возбуждать. Он думал, когда это произойдет, то будет выглядеть так, будто кто-то вырубил свет.
Утром Шон проснулся от того, что Тони колотило в бешеном ознобе. Пэймер горел, при этом уже совсем не от страсти. Забота Шейна, которую тот полностью взял на себя, подпуская к больному разве что мать, перемежалась с волнением и постоянными ворчаниями.
- А я говорил, что ты заболеешь, - вздыхал Шон, наблюдая, как кривится Тони, залпом выпивая очередное лекарство. Пэймер не отвечал, но на шершавых губах непременно появлялась улыбка.
С упорством и знаниями рыжего Тони достаточно быстро пошел на поправку. А когда Пэймер начал намекать, что достаточно окреп для близости, Брикман вдруг решил свалить домой. И, хотя Шейн прикрылся тем, что сестра его и так убьет, Тони понимал, что это тоже было проявлением заботы. Шон давал Пэймеру передышку, возможность полностью встать на ноги, и переосмыслить события недельной давности.
А вот друзья блондина подобной чуткостью не отличались. Как только он в первый день после болезни вышел на работу, к нему завалился Макс с компашкой, Они с порога начали обвинять Тони в том, что он жадный гандон.
- Какого хрена, пацаны? – возмутился Пэймер, размахивая зажженной горелкой, чем слегка поубавил пыл незваной делегации. 
- Ты зажал вечеринку на свою днюху, - выступил вперед Макс.
- Так вот в чем дело, - усмехнулся Тони.
Действительно, в этом году, он отошел от традиции закатывать большую алкогольную пати, чтобы отпраздновать тот факт, что он стал еще на год ближе к смерти. В этом году, он праздновал с Шейном. Они обменялись с рыжим скромными подарками. Шон подарил Тони новые чехлы для сидений, а Пэймер гордо вручил Брикману выносной жесткий диск на террабайт. Оба остались вполне довольны. Тони не раз сокрушался, что сидения протерты почти до дыр, а Шейн ругал свой тормознутый выносник и обещал разобрать его по винтикам.
Отпраздновали парни тоже достаточно тихо. Пэймер принес ящик пива, Шейн заказал пиццу, и они весь вечер и ночь рубились в разные игры. Тем не менее, Тони почти готов был назвать свое двадцатитрехлетние лучшим праздником из тех, что он устраивал. Разве что «тусовки» в начальной школе могли составить ему здоровую конкуренцию. Но тогда все ощущалось иначе, и трава была зеленее, а солнце светило ярче.
- Пацаны, мы не в детском саду, чтобы устраивать вечеринку с шарами, тортом и клоуном. Я отпраздновал так, как мне захотелось. И вообще, Макс, я не знал, что ты в городе, - примирительно произнес Пэймер.
- И, как же ты захотел отпраздновать? Без своих лучших друзей? – не унимался Макс.
- Я праздновал с Шейном.
Раздался синхронный свист, и парни сально заулыбались, поглядывая на Тони. Ясно было, что идея припереться к Тони с предъявами родилась у Макса, поэтому многие топтались в нерешительности и чувствовали себя не ловко.
- Так вот на кого ты нас променял, - подойдя к Тони и, положив руку ему на плечо, произнес Макс. – На малыша Шонни? Вы там отсасывали друг у друга что ли?
- Макс, завали ебало, - со смешком ответил Пэймер, скидывая руку друга с плеча.   
- Короче, Пэймер, хорош ломаться, ты нам задолжал тусовку и девчонок.
Тони отложил выключенную горелку и с усталостью взглянул на Макса.
- Слушай, я сейчас на мели. Неделю провалялся больной, и, конечно, мне за это не заплатят. Если хотите вечеринку – вперед, но мое др туда даже не втягивайте.
- Вот как, - цокнул языком Макс. – Хорошо, будет тебе самая супер-пупер-мега-дупер вечеринка, и ты еще пожалеешь, что сам ее не устроил. Пойдемте, пацаны.
После этого прошла еще пара дней, и Максу действительно удалось организовать тусовку. Причем не где-нибудь, а в заброшенном доме на окраине Брайтонса. Об этом месте ходило множество слухов и легенд. В основном там ошивались конченные нарики. Пару раз в доме находили передозников, и почти постоянно - мертвых животных. Но Максу каким-то чудом удалось привести место в порядок, украсить гирляндами, накрыть стол с баснословным количеством выпивки и позвать на тусовку, кажется, половину Брайтонс Милла. Несмотря на все события, происходящие в городе, почти никто не отказался развеяться, потусить и бухнуть нахаляву. Тони, естественно, тоже был приглашен. Смска от Макса пришла в полтретьего ночи, и Пэймер готов был послать его ко всем чертям. «Супер-пупер-мега-дупер тусовка завтра в семь на заброшке. Если у тебя есть дела – отменяй! Пэймер, если ты не придешь, мы больше не друзья». Тони перечитал несколько раз, чтобы смысл дошел до него полностью. Угроза была весомая. Пэймер зевнул и быстро набрал в ответ: «Я приду, если ты позовешь Шейна». Едва Тони успел нажать кнопку «отправить», как от Макса пришло ответное смс: «Уже позвал».
Обычно на все тусовки они с Шейном ехали вместе, но в этот раз у Шона были какие-то дела, и он обещал подтянуться попозже.
Поэтому ровно в семь, Пэймер совершенно один вырулил к заброшенному дому, у которого уже припарковалось достаточно много машин. Найдя свободное место, Тони оставил машину и направился внутрь. Дверь была приветливо распахнута, но на входе стояли двое смутно знакомых Пэймеру парней, изображая из себя вышибал. Они осмотрели Пэймера снизу вверх, а затем кивнули, пропуская блондина внутрь.
- Сначала ты пригласил весь город, а потом решил нанять бодигардов? - хлопая Макса по плечу, усмехнулся Тони.
- К сожалению, весь город сюда не влезет, - театрально вздохнул Макс. – Налетай на пивко и хавчик. Скоро подвезут кое-что покрепче.
Друг подмигнул Тони, а тот лишь безразлично пожал плечами. Последние месяцы, он был чист. С Шейном наркотики потеряли свою привлекательность.
Блондин взял со стола бутылку и сделал пару глотков, закусывая треугольниками начос. На самом деле, он чувствовал себя неуютно. Тони настолько привык, что Шейн вьется рядом, что теперь у него складывалось впечатление, что он что-то потерял. Периодически Пэймер доставал телефон и проверял, нет ли у него пропущенных от Шона.
Время неумолимо приближалась к половине восьмого. Дом уже был забит под завязку, вокруг стола кружил народ. Пиво и напитки покрепче лились рекой в стаканы и мимо. Закуска была сметена в первые минут двадцать, и Максу пришлось посылать кого-то за добавкой. В соседних комнатах гремела музыка, и натужно скрипел пол, грозясь провалиться под прыгающей толпой. Только Тони было почему-то совсем не весело. Макс это заметил, и продравшись сквозь толпу, подошел к другу.
- Идем, там твое любимое подвезли, - заговорщицки прошептал он прямо на ухо Тони.
- Мне не хочется дуть сегодня, - честно признался Пэймер, за что удостоился от Макса удивленного взгляда.
- Кто ты и что сделал с моим лучшим другом?
- Слушай, ты не видел, может Шейн уже пришел? – проигнорировав его вопрос, произнес Пэймер, высматривая рыжую макушку в толпе. Макс двумя пальцами сжал подбородок Тони, насильно поворачивая его голову к себе.
- Шонни взрослый мальчик, не заблудиться. Что ты с ним так носишься? Чем вы вообще занимаетесь вдвоем? Он же такой зануда…
- Трахаемся, - огрызнулся Тони. Макс недоверчиво хмыкнул.
- Остынь и расслабься. Не хочешь травы, у меня есть чудесные таблетки. Космический улет.
Тони поморщился.
- Я не собираюсь травить себя химией.
- Это ты от Шонни всего этого понабрался?
- Прекрати его так называть, - Тони снова начал выходить из себя. Макс тоже это заметил и поднял вверх руки.
- Не знаю, что между вами двоими творится. Но сейчас ты ведешь себя скотски. Я замутил для тебя вечеринку, а ты трешься у стола, как бомж у бесплатной раздачи.
- Ладно, извини, - буркнул Пэймер.
Он отвернулся и снова достал телефон. До восьми оставалось шесть минут, а Шейна все не было видно. Ни смски. Ни звонка. Ничего.
- Эй, дай-ка сюда телефон.
- Зачем? – дернулся Тони, отводя руку в сторону.
- Просто дай.
Пэймер недоверчиво протянул другу мобильный. Тот ловко схватил его, и уже в следующую секунду он исчез в заднем кармане Макса.
- Ты сейчас идешь вон туда, пару песен танцуешь с той брюнеткой, которая не сводит с тебя глаз уже минут двадцать, а потом я верну тебе твой телефон.
- Но я жду звонка.
- Я отвечу, если кто-то будет звонить. Вперед, Тони, я верю в тебя.
Пэймер зло посмотрел на Макса, но потом подумал, что в чем-то его друг прав. Шейн действительно взрослый и самостоятельный. В конце концов, они не могут быть вместе каждую секунду. И на тусовки рано или поздно, они будут ходить по отдельность. Это не повод навешивать на себя паранджу и не веселиться.
- Ты кретин Макс, но ты все еще мой друг, - улыбнулся Тони, а Макс в ответ отсалютовал двумя пальцами ото лба.
Пробравшись сквозь плотный поток людей, Пэймер подошел к симпатичной девушке, которая периодически стреляла в него глазами.
- Привет, меня зовут Тони, - нацепляя свою фирменную улыбку, поздоровался блондин.
- Клэр. Я уже думала, что ты не подойдешь.

+1

3

Шон ненавидел заниматься бумажками. Он не желал иметь никакого дела с юристами, нотариусами, распорядителями и прочими представителями бюрократической цепочки. И наследство это ему было не нужно. Теперь его в Брайтонс Милл не держало ничего и никого, кроме Тони. Их отношения развивались странно и с такой скоростью, что Шейну становилось страшно порой. Вот они просто друзья, которые неплохо проводят вместе время, и этой дружбе почти два года, но потом благодаря Марли, они уже нечто больше, что-то совершенно другое. И всего несколько дней назад Тони назвал все своими именами. Они не просто дружат, не просто спят вместе - они встречаются. Все как сопливых мелодрамах, которые часто крутят по телику, особенно на четырнадцатое февраля.
После того разговора, Пэймер заболел, и Шон винил в этом себя в какой-то степени. Если бы он не устроил истерику, но они бы не простояли так долго на улице, не попали бы под дождь и не промокли. Он четыре дня провел в доме Пэймеров, заботясь о болеющем, который уже на второй день стал недвусмысленно намекать Шейну на то, что его сил вполне хватит на более тесное общение, но Брикман резко все отвергал, и потому спал на полу, чтобы избавить его от соблазнов.
Когда Пэймеру стало лучше, Шейн ушел домой. Естественно, он предупредил Сэм и обещал вернуться до того, как она уедет обратно в Нью-Йорк. Сестра приезжала на день рождения Шейна, привезла подарок и в очередной раз предложила ему поехать с ней, потому что с его навыками и знаниями он мог бы неплохо устроиться в Нью-Йорке и получить высшее образование, а затем приличную работу. На все это рыжий отвечал твердым отказом. Он не объяснял ей причин, не говорил, что не поедет никуда без Пэймера и не собирался пока что открывать тайну их истинных отношений. Саманта списывала все это на то, что в Тони Шон нашел замену старшему брату, коим мог бы стать Рональд, если бы не попал в тюрьму, хотя и дурой она не была и явно видела, что это уже давно перешло ту стадию, когда было просто дружбой. По крайней мере, со стороны Шейна. Сэм знала, что Шейн гей, он сразу сказал ей, потому что так было проще, так было нужно, ему важно было поделиться с близким человеком, и она его поддержала, как смогла. Но она не думала, что ее брат выберет именно Пэймера.
Брикман младший явился домой в день отъезда Саманты. Он получил выволочку и целый список указаний. Она не могла все уладить на расстоянии, а Ронни не мог приехать из Сан-Диего, потому что был слишком занят на работе и она особо не хотела с ним связываться, поэтому все заботы о наследстве троих Брикманов легли на плечи рыжего.
Тусовки от Макса обычно проходили шумно и бестолково, и Шейна на них не очень жаловали, в отличие от Тони. Но так как без Брикмана он отказывался приходить, то рыжего тоже приглашали, а потом просто массово игнорировали, чему он и сам был рад. Выпить и потанцевать он успевал, пообщаться с парой человек тоже и этого было достаточно. Он делал вид, что ему весело, показывал Тони что все отлично, когда они встречались взглядами в толпе, а потом просто прятался куда-то подальше в угол, дожидаясь когда все закончится. Чаще всего этим углом был мустанг Пэймера. Когда было тепло, Шейн забирался на крышу и лежал, глядя в небо, пока где-то неподалеку бушевала вечеринка. После того случая на пляже его не трогали. То ли боялись повторения, то ли гнева Пэймера, а Шон был только рад. Меньше проблем.
Получив смс от Макс о вечеринке, Шон был настроен весьма скептически и идти не собирался, честно сказав об этом Тони. Тем более что на этот день у него была назначена куча дел, и к вечеру он явно будет не в настроении выдерживать очередной потом сальных шуточек Макса и его попыток свести Пэймера с очередной подругой своей очередной девушки, или попыток подсунуть Шейну какую-нибудь девицу. Хотя в прошлый раз он неплохо поболтал с той девушкой, которую к нему подослали, кажется, ее звали Эмма. Она даже добавила его на фейсбуке и пару раз звала попить кофе, пока Шейн не сказал ей, что девушки его не интересуют совсем. Но они продолжили общаться как приятели и Шон даже починил ей ноутбук, однако, дальше ничего не шло и не планировалось. Просто Шейну иногда нужен был кто-то на стороне, кто не тони Пэймер, и не его малолетняя сестра, с которой у них порой были слишком, как говорила Марли, “заумные разговоры”.
Уговорить Шейна пойти все-таки, Тони удалось. Он долго сопротивлялся, отправлял Пэймера одного, но в итоге согласился, ведь это праздник в честь дня рождения Тони, и Шейн должен был там присутствовать. Он обещал приехать как только уладит все дела.
Адвокат, с которым у Шона была встреча, устроил настоящий цирк, увидев насколько молод Брикман. Он не верил, что девятнадцатилетний парень может разбираться в законах и наследовании, но Шон его быстро в этом разубедил. Он любил кичиться своей гениальностью и раздражать окружающих, особенно тех, кто его недооценивает в силу возраста. Нотариус оказался умнее адвоката, и не стал устраивать спектакля, и сразу перешел к делу, но пока они уладили все формальности, пока дождались факса от Рональда с его подписью, прошло много времени. Шейн не хотел всем этим заниматься. Ему не нужен был этот дом, не нужно все это наследство, но без бумаг они не смогут его продать, хотя Шон с радостью бы просто сжег его к чертям и перебрался бы к Пэймерам, но с домом связано слишком много хорошего, и оно держало его там, как и страх чего-то нового. На каждый тяжелый вздох бюрократов Шейн лишь закатывал глаза и просил их сразу переходить к делу и не утруждать себя соболезнованиями. После похорон прошло уже почти полгода, и они давно уже свыклись со своим горем, поэтому не надо сдирать корку с болячки, которая зажила. Хотя все эти дела хорошенько ее подковырнули в душе Шейна и к месту проведения вечеринки он приехал уже изрядно взвинченный. У него даже была мысль написать Тони смс, что он не приедет, что слишком вымотался и не хочет никуда идти. Но он пообещал приехать, поэтому старый пикап Брикманов подъехал к импровизированной парковке в самый разгар всеобщего празднества.
Шейн захлопнул дверь машины и набрал Пэймера, но ответа не было. Он набрал еще два раза, пока пробирался сквозь машины, но так и не получил ответа. Уже в этот момент где-то в глубине души зародилось неприятное чувство, но Шон его отбросил подальше, сделав вывод, что Тони просто не слышит звонка. И не мудрено, в такой шумихе-то.
- Привет, - бросил он парочке крепких парней, что стояли у входа и попытался пройти, но те, похоже не собирались его пропускать. Шон бросил на них удивленный и раздраженный взгляд, и попытался снова, но ответ был тот же. Они просто мола не пускали его внутрь, пока третий что-то быстро набирал в телефоне, и через пару секунд откуда-то возник Макс. - Не смешная шутка, - проговорил Брикман, глядя на организатора всей этой вакханалии.
- Шонни, малыш, - почти пропел Макс, хищно улыбаясь. Будь Шон меньше погружен в свои мысли, он бы почуял подвох, но не сегодня и не сейчас. - Слушай, тут такое дело… Как бы тебе так помягче это сказать. Парень театрально замялся, как будто хотел сообщить Шону что у него серьезная болезнь и скоро он умрет в страшных муках. - В общем, тебе тут не место, малыш. Макс похлопал рыжего по плечу.
- Не смешно, Макс, шутка уже перешла границы разумного. Шейн начинал злиться. Он снова набрал номер Тони, глядя на его приятеля, пока тот вытаскивал из кармана телефон Пэймера и махал перед лицом Шона. Рыжий с такой силой сжал свой телефон, что если бы это был айфон, то его алюминиевый корпус непременно бы погнулся. - И что все это значит?
- Тони попросил меня тебе передать, что вся эта хрень с вашей якобы дружбой затянулась. Гляди, - Макс подвинул одного из громил и показал Шейну направление куда смотреть. И Шон увидел. Красивая картинка - Тони с какой-то брюнеткой, разговор, смех, улыбки, и все правильно. - Так, что, отваливай пока не поздно. Я же говорил, что ты балласт, Брикман.
- Пропусти, - сквозь зубы процедил Шейн, глядя на охранника, хотя прекрасно понимал, что он ему не соперник, и эти бугаи ушатают Шона с одного удара.
Внутри все кипело и бурлило так, что Шейну казалось, что у него кровь превратилась в раскаленное железо. Он хотел пройти внутрь, чтобы поговорить с Тони, выяснить правда ли все, что сказал ему Макс, правда ли все, что сейчас происходит, или Шон уснул в машине и сейчас проснется в своем пикапе где-то на обочине. Рыжий еще раз попытался пройти, но получил толчок в бок, и едва не согнулся от боли. Ребро все еще было треснуто, и еще долго будет заживать. Он снова глянул в толпу, выискивая Тони, и хотел было крикнуть ему, что он здесь, привлечь к себе внимание, ведь он приехал, как и обещал. Ведь еще утром все было хорошо. Почему сейчас все изменилось? Это такая изощренная месть или очередная попытка поиздеваться? Ведь совсем недавно Тони сам предложил им официально быть вместе.
Брикман дернул плечом, скидывая руку Макса и развернулся спиной ко входу, но затем повернулся снова, бросив взгляд на Тони. Та же улыбка, собранные в небрежный хвост волосы, светлые глаза, и все это время он ему врал? Нет, это слишком подло, слишком низко. Пэймер не мог так поступить. Но пытаться пройти снова Шейн не стал. Его сломала мысль о том, что это правда, что он надоел Пэймеру, что вся эта блажь закончилась. Но почему он не сказал это сам, не сказал об этом утром, когда уезжал из дома Брикмана? Об этом Шон думал когда шел к своей машине. Он еще раз на автомате набрал номер Пэймера, и на этот раз тот взял трубку, но ничего не было слышно кроме музыки, смеха и голосов других, а Шон не знал, что ему сказать, так как слова застряли где-то на полпути и он нажал на сброс.
Пикап пролетел мимо дома, где проходил праздник, и выехал обратно на трассу. Куда ехать Шейн не знал. Домой не хотелось, в город тоже. Он думал о том, чтобы уехать из города, но нет, сбегать снова? Его в городе держал только Тони. Кажется, теперь он потерял и его. Что делать? Утопиться? Почему-то именно это первым возникло в его голове, когда он свернул на каком-то повороте. Руки сами вели руль, пока голова была где-то далеко, и Шейн только подъехав ближе очнулся и заметил, что приехал к тому самому озеру, где год назад действительно чуть не утонул.

+2

4

Клэр оказалась одной из тех девушек, которые приходили на вечеринке из-за скуки. Либо у нее не было подруг, либо она уже всех достала своей болтовней, но за первые пять минут разговора с ней Тони смог узнать, что ее сестра уехала учиться в штат Мен, в какой-то малоизвестный колледж, а сама Клэр мечтает стать актрисой. Она даже проходит самопальные курсы в Брайтонс Милл, но, конечно, не считает это чем-то серьезным. Еще девушка работает официанткой и барменом по выходным, чтобы накопить на поездку в Нью-Йорк, а уж там она действительно сможет стать актрисой. Клэр говорила это с таким воодушевлением, что Энтони почти поверил, что это может случиться. Вот только Брайтонс Милл, как трясина, проглатывающая людей вместе с их мечтами. И максимум, что светило наивной девчонке – это через пару лет открыть собственный курсы, чтобы рассказывать о том, как она почти стала звездой.
- Ну, а ты чем занимаешься? – наконец, поинтересовалась Клэр.
- Машины чиню, - пожал плечами Тони. Об этом рассказывать особо было нечего, тем более подобным феечкам вроде Клэр.
- Ой, ты как мой троюродный брат Стивен, только он машины продает. Я могла бы вас познакомить, он давно мечтает о своем бизнесе.
Тони отрешенно кивнул, решив не вдаваться в то, что «продавать» и «чинить» несколько разные вещи. Он понимал, что видит эту девчонку в первый и, возможно, последний раз в жизни. Может быть, когда-нибудь она принесет ему бургер или поставит на стойку кружку пива, после чего выдаст очередную тираду про всех своих родственников, перемежая ее с вопросами о делах Пэймера, а потом они разойдутся как в море корабли.
Слушая Клэр, Энтони вдруг подумал, что еще недавно ему нравились подобные девушки. Всю их бессмысленную болтовню блондин пропускал мимо ушей, зато таких легко было уложить в постель. Они сами летели к нему, словно мотыльки на пламя. Он проводил с ними ночь без сожаления и стыда, а сейчас едва мог прикрываться вежливой улыбкой, ища пути отхода. Тони бросил взгляд в сторону: у дверного косяка примостился Макс, внимательно наблюдая за ними и, поймав взгляд друга, приветливо помахал ему телефоном. «Вот ведь сученок», - мысленно хмыкнул Энтони.
Неожиданно диджей решил переключить песню на середине, и бодрый трэк сменился медляком. «Только этого не хватало», - кисло подумал Пэймер.
- Ты же не бросишь меня в такой момент? – кокетливо изгибая бровь, уточнила Клэр. Тони не собирался танцевать, но обстоятельства застали его врасплох. Он слегка обнял девушку и начал медленно качаться на волнах музыки. Клэр оказалась не из стеснительных и после первых  же секунд прижалась к груди Тони. Он чувствовал себя неловко, но никак не мог придумать, как разорвать дистанцию. К тому же, девушка, наконец, замолчала, и блондин подумал, что легкие объятия не такая уж большая плата за тишину в эфире.
Танцуя с Клэр думал Пэймер совсем о другом. Он все еще ждал Шейна, украдкой высматривая его в толпе. А еще Тони думал о том, как теперь вести себя с ним на вечеринках. Пэймер не был готов рассказать всем о своих отношениях, но и просто расходиться в разные углы, как раньше, было не правильно. Может быть, ему удастся утянуть Шона в укромное место, где они будут стебать обжимающиеся парочки, кидать в них чипсами и кричать «снимите номер»? А потом… потом они поедут к Шейну и сами станут одной из таких парочек. Возможно, все начнется еще в машине. Фантазия Пэймера неслась вперед, и на его лице появилась блаженная улыбка.
Песня подходила к концу, но Тони этого даже не заметил. А когда очнулся от своих мечтаний, обнаружил, что лицо Клэр находится всего в миллиметре от его. Видимо, девушка приняла улыбку на свой счет и перешла к активным действиям. Пэймер соврал бы самому себе, если бы не признал, что на какое-то мгновение ему захотелось поцеловать пухлые девчачьи губы. Это был инстинкт, от которого блондин не мог убежать, но теперь у него было и кое-что большее.
Тони отстранился, выдавливая неловкую улыбку. Девушка нахмурилась.
- Прости, Клэр. Ты милая и все такое, но я уже кое с кем встречаюсь.
- Это всего лишь поцелуй, Тони. Неужели все так серьезно?
- Серьезно.
Клэр закатила глаза, но было видно, что девушка не обижена.
- Ей повезло, ты красавчик. А почему она не пришла на вечеринку?
Тони едва не сказал, что ждет ее прихода с минуты на минуты, но опомнился, поняв, что приход Шейна выдаст его с потрохами. Произошла заминка, и Пэймер перевел взгляд на свои руки, судорожно подбирая слова.
- Она.. она плохо себя чувствует. Да, и вообще не любит шумные тусовки.
- Оу. Что ж, я отпускаю тебя и поищу кого-нибудь свободного, если ты не против.
- Уверен, здесь это будет не сложно, - кивнул Тони и отвернулся, ища глазами Макса. Если сейчас обнаружится, что Шейн ему не звонил, Пэймер наберет ему сам. Он уже начал волноваться, тем более, Брикман ничего не сказал о своих делах, обещая объяснить все при встрече. Единственное, что успел спросить блондин: не связано ли это с продажей травы, - на что рыжий ответил отрицательно.
Как назло Макс куда-то испарился, и Тони начал продвигаться к выходу, надеясь найти его на улице. Но он не успел проделать и половины пути, как Макс возник перед ним, словно вырос из-под земли.
- Ты уже собрался уходить с этой прекрасной вечеринки, даже не набухавшись в сопли? Пэймер, я не узнаю тебя! – укоризненно произнес друг.
- Верни мой телефон. Эта девчонка вынесла мне все мозги.
- Когда это тебе стало важно, что они говорят? Мордашка милая и фигура ничего…
Развивать эту тему Пэймеру совсем не хотелось, поэтому он устало посмотрел на Макса и тот протянул ему мобильный.
- Если в двадцать, ты такой унылый, то через пару лет я подарю тебе абонемент в дом престарелых и забронирую местечко на кладбище.
- Спасибо за заботу, - огрызнулся Тони, включая экран. Пропущенный от Шейна.  – Макс, ты же обещал ответить, если мне будут звонить.
- Кто-то звонил? Тут так шумно, я, наверное, не услышал, - пожал он плечами.
В этот самый момент телефон в руке Энтони снова завибрировал. Парень мгновенно ответил.
- Хэй, Шейн, прости, я не слышал звонка, тут адски гремит музыка. Ты где?
На той стороне трубки звенела тишина.
- Шейн? Шейн, ты меня слышишь? Алло!
Тони кричал в микрофон, пытаясь перекричать музыку, звон бутылок и чужие разговоры. Видимо, у него это не получилось, потому что вскоре, он услышал противные гудки. Пэймер тут же набрал Шону сам. Сначала звонок прошел нормально, но потом Брикман сбросил. Тони попробовал еще и еще, но результат был один и тот же.
Тогда блондин открыл текстовые сообщения и быстро набрал: «Почему ты сбрасываешь? Я жду тебя здесь уже два часа. Где ты?». Отправив смс, он еще раз перечитал ее и следующим сообщением набрал: «Что-то случилось?»
Держа телефон в руках, Пэймер уверенным шагом направился к выходу.
- Эй, Тони куда тебя понесло? – Макс схватил друга за плечо, останавливая.
- Шейн не отвечает. Я должен его найти, - коротко бросил блондин, продолжая проталкиваться к выходу.
- Пэймер, стой. Да, постой ты!
Энтони остановился и с недовольным видом повернулся к Максу. В его глазах читался злобный вопрос: «что тебе еще нужно?»
- Ты стал какой-то курицей наседкой просто. Может быть, малыш Шейн уже подъезжает, вот и решил не отвечать.
- Он бы ответил в любом случае.
Макс тяжело выдохнул.
- В общем, я не хотел тебе говорить, но он приезжал. Увидел тебя с этой брюнеткой, прыгнул машину и покатился обратно. Кажется, у этого парня не все дома. Или он тебя втюрился. А что? Кто-то мне говорил, что он на гея похож.
Тони сжал телефон в руках. От трещины его спасло только чудо.
- Шейн был здесь? Что ты ему сказал?
Мысли в бешенном ритме прыгали в голове Тони. Зная Макса, картинка складывалась не самая приятная. Ему никогда не нравился Шейн. Он уже пытался их поссорить, но потом снова свалил в свой колледж, и все снова стало хорошо. Как удивительно прекрасна порой бывает жизнь без некоторых людей.
- Тони, остынь. Ничего. Я же сказал, что он просто увидел вас…
- Я знаю его, он бы не ушел просто потому что увидел нас. Ты что-то ему сказал, - Тони сделал шаг навстречу другу, который со скоростью света обретал приставку «бывший».
- Пэймер, ты сейчас выглядишь так, будто собираешься меня бить. Это же просто шутка! – Макс развел руками. – Вы и так все время проводите вместе. Небольшая разлука вам не помешает.
- Что. Ты. Ему. Сказал, - каждое слово блондин процедил отдельно.
- Господи, да ничего особенного. Что ты хочешь отдохнуть от него. Что он балласт, который тянет тебя вниз… Как будто это неправда! Рядом с ним, ты сам превращаешься в педика.
Тони не дал Максу договорить. Удар прямой и четкий пришелся прямо в челюсть.
- Ты с катушек слетел?!  - вскричал Макс, ощупывая подбородок.
- Пошел на хуй вместе со всей своей тусовкой, - Тони даже удивился, как спокойно и холодно прозвучал его голос. Он развернулся и вышел из дома. К машине Пэймер почти бежал, перебирая в голове варианты, куда мог поехать Шон.
Заведя машину и вырулив на дорогу, Тони еще раз набрал рыжему. В этот раз безразличный, автоматический голос сообщил, что Шейн находится вне зоны досягаемости. Пэймер выругался и вдавил педаль газа в пол. Вся эта история до боли напоминала другую. А Тони жутко ненавидел дежавю. Первым и самым логичным предположением Пэймера было то, что Шейн поехал домой. И блондин молил Бога, чтобы рыжий не начал уже паковать чемоданы. Но подъехав к дому Брикманов Тони обнаружил, что подъездная дорожка пуста. Он знал, что Шон сегодня за рулем, что тоже немного выбивало Пэймера из колеи. Единственное, что рыжему умнику давалось не так уж и хорошо – это вождение. И хотя Брикман вроде бы приноровился управлять машиной, Тони не пустил бы его одного на шоссе, тем более в таком состоянии.
Пэймер решил догнать Шейна, чего бы ему это не стоило. Давно он не гнал свой старенький мустанг с такой скоростью. Когда он уже подъезжал к выезду из Брайтонса, то заметил поворот, который вел к озеру. Что-то привлекло внимание Тони, а может быть сработала интуиция, шестое чувство или высшие силы, но он притормозил, остановившись у маленького магазинчика.
Пэймер вышел из машины, громко хлопнув дверью, и зашел в магазин. В голове крутилась назойливая мысль, что он должен поехать к озеру. Шейн не мог просто так сбежать, не поговорив с ним. Не в этот раз. На кассе блондин пробил пару пачек сосисок и ящик Bud’а. Затем вернулся в машину, уложив снедь на переднее сидение, и, еще немного поколебавшись, свернул в лес. Если внезапное озарение его подвело, то Тони потеряет кучу времени, и шансов догнать Шейна у него будет слишком мало. Но что-то внутри подсказывало Энтони, что он не ошибся.
Сложно описать облегчение, которое испытал блондин, увидев знакомый пикап, припаркованный у дороги. Но тут же в голове родилась очередная бредовая, но пугающая мысль, и Тони так резко заглушил мотор, что мустанг обиженно дернулся. Впрочем, Пэймеру было уже безразлично, даже если его машина сейчас на кусочки развалится. Он выскочил из мустанга и подбежал к пикапу. Тот оказался пуст, от чего тревога только возросла.
Тони кинул взгляд и обнаружил, что одинокая фигура стоит на пирсе, что-то рассматривая в водной пучине. Сегодня дежавю преследовали Пэймера одно за другим. Все это уже было. Он так же как и в прошлый раз сорвался с места, и побежал так быстро, что воздух засвистел у него в ушах, а сердце начало пульсировать в горле. Когда он подбежал ближе, то увидел, что Шон просто стоит. Не было никаких признаков, что он собирается делать что-то глупое или опасное. Тони замедлил шаг, поднимаясь на пирс к Шейну.
- Не самое лучшее время для купания, не находишь? – едва справляясь с дыханием произнес Тони, стоя прямо за спиной Шона, так близко, чтобы успеть его остановить.
- Отстойная была вечеринка. Я решил, что мы сможем устроить намного круче. Только ты и я. Ну, еще сосиски и немного пива. 

+1

5

Вода успокаивала, не смотря на панический страх Шейна перед ней. Он стояла на причале глядя на свое расплывчатое отражение в зеркале озера. За год он изменился, с тех пор как его чуть не утопили в этом самом озере. Где-то там на другом берегу стояла резевация. Шейн раньше часто бывал там у Табиты, они дружили, да и сейчас общаются, но уже не так часто. У него началась новая жизнь, у Табиты тоже, плюс все эти события в городе. Кто его знает что еще приготовила им вселенная.
Брикман кинул камушек, потревожив водную гладь. В голове крутилось столько мыслей, что она готова была разорваться. Он боролся с желанием вернуться, но знал, что будет только хуже. Можно было снова попробовать позвонить Тони, но что-то останавливало. Нужно время, Шейну нужно время, чтобы все обдумать. Он не хочет рушить их отношения, те, что только сейчас начали выстраиваться в нечто большее, чем просто секс по вечерам после пары бутылок пива и поцелуи в машине.
Все привыкли к старым канонам, навязанным в фильмах, что в маленьких городках гнобят и ненавидят геев, странных, не таких как остальная масса учеников. Это не так, по крайней мере, с Брайтонс Милл это было не так. Не было деления на крутых, плохих и изгоев. Были просто те, кому доставляло удовольствие гнобить тех, кто слабее, и те, кто закрывал на это глаза и проходил мимо. По большей части Брикман получал за свое упрямство и неумение держать язык за зубами. Он слишком самоуверен и всегда слишком кичился тем, что он умнее всех. Когда Ронни сел, малыш Шейн стал получать за то, что он брат вора, но только от определенных людей, в число которых входил и Пэймер, остальные просто сочувствовали мальчику, который остался без отца, получил брата уголовника и больную мать.
Но возвращаться было нельзя, это Шейн хорошо знал. Он хотел вернуться почти сразу как уехал, нужно было растолкать всех там и выяснить правда ли то, что сказал Макс, правда ли все это. Но потом в голове всплыли все те мерзости, которые ему сделала вся эта компания, и сейчас они могли поступить куда жестче. Один Шон с ними не справился бы, он всегда был слабее физически. А все из-за Ронни. Не смотря на заключение брата, Шейн всегда защищал его. Никто не знал из-за чего Рональд пошел на все это, никто не догадывался об истинном положении дел в семье Брикманов, никто и не хотел, но все дружно осудили старшего их их детей за то, что он оступился. И первой была Саманта, но она возненавидела Ронни не за то, что он сел, а за то что бросил их с Шейном одних.
Когда Шейн уехал к нему в больницу, когда все открылось, он смог таки прорваться к брату, и они поговорили.
Ронни всегда был проницательным и далеко не глупым, как могло показаться при первом взгляде на него, и он видел, что с младшим творится что-то неладное, даже лежа на больничной койке в тюремном лазарете. Он не стал рассказывать за что его так и кто, сказал, что разберется сам. Его больше интересовало что творится с Шейном. - Все нормально, я просто устал, автобус, сам понимаешь, - отнекивался Шон, усмехаясь так по-шейновски.
- Мне-то не заливай, малыш, - говорил Ронни, кряхтя поднимаясь с подушки и усаживаясь на кровати. - Я вижу, что что-то не так. Это из-за Сэм?
- Нет, не Сэм. Хотя она убьет меня, когда узнает что я уехал к тебе и не предупредил ее, - Шейн снова усмехнулся, и Ронни тоже. Они были похожи, даже не являясь похожими внешне, все дети Брикманов были похожи своими привычками, характером, какими-то движениями, даже усмешки и улыбки у них были похожи. - Это Тони. Помнишь его? - брат кивнул. Он не одобрял эту дружбу, считал ее странной, но Шону не перечил. Он уже взрослый парень и разберется сам, хотя у Рональда чесались кулаки объяснить Пэймеру, что нельзя сначала издеваться над парнем, а потом играть с ним в дружбу. - Кажется, я немного перешагнул через черту дружбы… Шон замялся, гадая как отреагирует старший брат, на такой своеобразный каминг-аут. Он даже Саманте не сказал, хотя предполагал, что она догадывается. В конце концов, они живут в одном доме, хотя и не лезут в личную жизнь друг друга, и он знает обо все ее кавалерах и похождениях, и она скорее всего знает о его.
Этот разговор так и не закончился ничем, потому что время посещения подошло к концу, и Шону пришлось уйти. Он еще несколько раз навещал брата за то время, что пробыл там, но они больше не говорили об этом. Шейну так было проще, а ронни кажется пытался принять эту мысль, как данность. Он не рассказывал брату ничего, никаких откровенных разговоров, выворачивания души и слез в братское плечо. Нет, у Брикманов так не принято. Они кивают, говорят что все нормально и показывают всему окружающему миру средний палец, стоя плечом к плечу.
Стоя сейчас на причале и прикуривая очередную сигарету, Брикман улыбнулся своему отражению. Знал бы Ронни сейчас насколько далеко малыш Шейни ушел за черту дружбы с Тони. Они все еще были друзьями, но теперь они еще и встречались. И Шейн сейчас понимал, что он поступил глупо уехав вот так, без выяснения и объяснений, но уже поздно посыпать голову пеплом. Завтра он позвонит Тони, и они встретятся и поговорят, а сейчас Шону просто нужно немного собраться воедино. Встреча с адвокатами снова вскрыли затянувшуюся рану после смерти матери. За полгода Шон уже почти смирился с пустым домом. Они с Сэм вынесли все вещи родителей, она забрала себе любимый мамин плед и несколько фотографий, Ронни увез документы и письма, какие-то старые инструменты отца. Шейн не взял ничего. Он спокойно воспринял потерю отца, но потеря матери его подкосила, потому что как бы философски и рационально он не относился к смерти, осознание того, что больше не к кому приходить в больницу и не для кого копить деньги, и никто больше не будет любить его так, как Рейчел сломали в нем что-то, и теперь это что-то болтается в голове и не может найти себе места.
Он не слышал как подъехала машина, не слышал как подошел Тони, и только когда его голос раздался совсем рядом, Шон вздрогнул и обернулся, встретившись взглядом с голубыми глазами Пэймера. – Да я и не собирался, - честно ответил Шейн, выбросив сигарету в воду. Наверное, он поступил плохо и потом ему это где-нибудь зачтется, но сейчас ему было все равно. – Надеюсь что сейчас сюда следом не приедет вся вечеринка… Но Тони не дал ему договорить, выпалив что вечеринка была отстойная. Шейн был рад, что Тони здесь, с ним, но он не хотел, чтобы Тони выбирал, и никогда не ставил его перед этим выбором. – Жаль, кажется, они очень старались, чтобы тебе понравилось.
Брикман не злился и не был обижен. Он был растерян и немного расстроен всем, что случилось. Будь он сегодня в другом настроении и состоянии, то все пошло бы иначе. – Я должен был позвонить, наверное, но как-то всего было слишком сегодня… Шейну тяжело было признаться, что он банально приревновал и психанул, поэтому он надеялся списать все это на ситуацию с наследством.
Рыжий сделал шаг к Тони и уперся лбом ему в грудь, ссутулившись и будто став меньше ростом. – Прости, что испортил праздник. Мне плевать на слова Макса, просто, когда я увидел тебя с той девчонкой… Шон замолк, прикусив губу. Он так и не смог заставить себя сказать правду и посмотреть Тони в глаза, потому что ему было очень стыдно за свою слабость.

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » Back to Brighton's Mill_ » We held our breath, 21.10.15


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC