Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Зеркала отражают одни лишь маски; 24.04.17


Зеркала отражают одни лишь маски; 24.04.17

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

24 апреля 2017 г.
около восьми вечера

«Зеркала отражают одни лишь маски»
___________________________________________
by Anabel & Ethan Rice

___________________________________________
краткое содержание

Со сторны Анабель и Итан Райс - одна из самых красивых и образцовых пар, которых вам посчастливилось бы встретить. Но вдалеке от чужих глаз начинается игра на совершенно другом уровне.
Они научились жить рядом...и, наверное, этого должно быть достаточно?
___________________________________________
Новый Орлеан, открытие арт-выставки

Отредактировано Anabel Rice (2018-02-09 22:56:12)

+1

2

look

Это был кошмар.

Раньше Анабель удавалось избегать подобных испытаний.
Райан пытался построить новый бизнес, и ключевым словом здесь является "новый"... Да, когда-то Алессандра Сантьяго и Райан Кэмерон управляли солидной частью чёрного рынка произведений искусства, но эти времена были далеко в прошлом, и сейчас они вновь оказались лишь на пороге этого столь хорошо знакомого им мира. Итан не мог пользоваться своим старым именем и связями из прошлой жизни, поэтому ему приходилось встречаться с правильными людьми, налаживать новые знакомства, и зачастую для этого нужно было посещать светские мероприятия. В сложившихся обстоятельствах это не всегда бывало легко, но репутация -  это очень хрупкая вещь, на которую приходится работать не покладая рук и не жалея себя, но итог, как правило, оправдывает ожидания. Порой даже слишком.
Казалось бы, "новичок" в этой системе, Итан уже сумел проявить себя, и, как результат, новые влиятельные друзья настояли на том, чтобы он посетил открытие первой выставки многообещающего молодого художника. И всё было бы не так плохо, если бы один из самых успешных меценатов Луизианны не добавил к своему приглашению «И обязательно приведите жену, Итан! Мы уже имели честь пообщаться с тем, кто отвечает за «разум» в вашем бизнесе, теперь нам очень хочется увидеть «сердце»…», невысокий мужчина посмеялся, явно довольный своей элегантной метафорой. У него, конечно, были свои причины на подобное замечание.
Много лет назад Алессандра и Райан были партнёрами в своём деле, и Сантьяго зачастую даже была первой, кто общался с клиентами. Теперь же всё было иначе, и женщина официально в бизнесе мужа не участвовала. Для новых влиятельных друзей она значилась как идейный вдохновитель. Анабель была идеальной «первой леди» - по рассказам мужа она обладала тонким вкусом и могла порой дать ему важный совет со стороны.
Райан даже сначала попытался найти для Алессандры лазейку и сослаться на то, что жена в последнее время предпочитает как можно больше времени проводить с их сыном, но мистер Эверетт был непреклонен.
Чёрт бы его побрал.

Анабель готовилась к предстоящему спектаклю с такой внимательностью и осторожностью, с которой готовится к опасному трюку опытный иллюзионист. Даже выбор наряда стал для женщины настоящей головоломкой – она знала, что должна выглядеть соответствующе событию, правильно подчеркнуть статус Итана, но при этом никак не выделяться из проклятой толпы. В конце концов, Алессандра смогла выбрать для себя наиболее комфортную броню в виде простого, но элегантного чёрного брючного костюма и модной кружевной майки, дополнив наряд бирюзовыми аксессуарами. Карта сыграла – женщин восхитил сдержанный и актуальный стиль, а мужчины не слишком отвлекались на замужнюю даму.
Ещё лет семь назад всё было бы иначе. На любой выставке или просто светской вечеринке Сантьяго была сногсшибательна и эффектна, и когда красивая пара входила в зал, все взгляды невольно хотя бы на некоторое время (а иногда и на весь вечер) были прикованы к ним.
Но сейчас самое меньшее, чего бы хотелось Алессандре – это быть в центре внимания.
Женщина сторонилась, нет, она панически боялась любого намёка на публичность. Иногда ей казалось, что Райан не до конца понимает степень её обеспокоенности, да и он не разделял полностью её страха перед возможностью попасться на глаза Каролине.
Но он не знал мать Алессандры так, как знала её она.
Иными словами, этим вечером женщина, практически ни разу за последние пять лет не посетившая собрания столь эффектного и масштабного, чувствовала себя не словно на иголках – ей казалось, что чёртовы копья то и дело летят из каждого угла.
Алессандра сторонилась местных знаменитостей и как от огня бежала от вспышек камер. Ни одна фотография не должна была запечатлеть миссис Райс. Этого миловидного лица не должно было существовать. Глаза женщины то и дело скользили по толпе, страшась увидеть то или иное знакомое лицо.
Правда, всё это восхитительное действие бушевало у Алессандры внутри. Но, пожалуй, то, что ей приходилось скрывать свой очевидный дискомфорт, было единственной частью спектакля. Наверное, учитывая их реальные отношения с Райаном, можно было бы предположить, что на публике Алессандра вынуждена надевать рядом с ним совсем другое лицо, но, как бы не удивительно, это было не так. Спустя столько разбитых вдребезги лет она до дрожи устала от лжи, особенно от той, в правдивости которой она убеждала сама себя.
Анабель и не нужно было ничего играть. Она не производила ошеломительного успеха, как это делала раньше Алессандра, но той девушкой она уже больше и не была, и никогда не хотела снова быть. Анабель Райс была спокойна, мягка, в меру очаровательна, ровно настолько, чтобы покорить нужных людей и поддержать любимого мужа. Она не перетягивала на себя линию беседы, лишь порой добавляя проницательные комментарии, чем вызывала уважение у участвующих в разговоре мужчин и не настораживала женщин. Когда Райан говорил, она внимательно слушала его, не отводя взгляда, чуть кивала, словно и сама уже раньше слышала от него эти слова. Анабель мягко держала мужа под руку, но лишний раз не касалась его, не пыталась переплести их пальцы или коснуться головой плеча. Она проявляла хорошие манеры, которые «уже давно позабыты современным обществом», по словам самого мистера Эверетта, восхищённого приятной кроткостью избранницы его нового партнёра.
Когда разговоры заходили о бизнесе, Анабель тактично исчезала, чтобы якобы не мешать мужчинам. Она не боялась пропустить что-то важное - Райан всё расскажет ей, когда они окажутся наедине. Что бы не происходило между ними за закрытыми дверями или на глазах у всех, Кэмерон всё ещё доверял мнению Алессандры, когда дело казалось искусства. Невозможно было отрицать то, что чутье женщины практически никогда её не подводило.

Единственным возможным плюсом посещения этой арт-выставки…была сама арт-выставка. Алессандра оказалась в мире искусства не случайно и, по крайней мере, в самом начале, не ради денег. Сантьяго искренне любила живопись, её сердце с юности тянулось к прекрасному, а руки к холсту. Она могла часами разглядывать альбомы с изображениями знаменитых полотен и проводила дни, теряясь в картинных галереях.
Молодой луизианский художник, честь которого и праздновали этим вечером, работал в стиле экспрессивного абстракционизма, и для этой ветви в душе Алессандры отводился особый уголок. Да, девушка искренне восхищалась произведениями реалистов и классицистов, вместе со всем миром сходила с ума по импрессионистам, но и так называемое «современное искусство», порой так самозабвенно отвергаемое обществом, находило отклик в душе блондинки. «Искусство должно вызывать эмоции, и оно совершенно необязательно несёт в себе красоту», любил говорить один из её профессоров в университете. Однако даже в самых странных работах Алессандру поражали краски и, казалось бы, выбранная случайно техника. Она восхищалась полотнами Джексона Поллока и не могла отвести глаз от картин Герхарда Рихтера, который умудрялся бунтовать даже в абстрактном искусстве, нарушая законы композиции и цветовой гаммы, которым следовал любой, даже самый недопонятый художник.
Полотно, перед которым сейчас стояла Анабель, было, вероятно, чуть больше трёх метров в высоту и около метра в ширину. На синем фоне, медленно переливающемся оттенками, словно градиент, художник провёл несколько будто намеренно неровных мазков лопаткой, «размазывая» ещё несколько цветов: серый, светло-коричневый, чёрный, бледно-жёлтый…
- Вам не кажется, что это всё немного чересчур?
Анабель вздрогнула, оборачиваясь на незнакомый голос. Стоящий рядом с ней молодой человек махнул рукой, в которой держал бокал с шампанским, неопределённо указывая на распределившихся по залу людей, официантов, музыкантов…
- Вся эта гламурная публика, скрипки, чёрт, тут даже икра есть! – парень усмехнулся, делая, кажется, немного нервный глоток из своего бокала. – А всё ради чего? Ради этой непонятной мазни? – он кивнул в сторону картины, которую так внимательно разглядывала женщина. Алессандра чуть сощурилась, изучая молодого человека и пытаясь разгадать, играет ли он или таким неловким образом выражает случайной посетительнице своими искренние беспокойства.
- Мне нравятся ваши работы, - наконец, с мягкой улыбкой проговорила она. Естественно, Алессандра сразу узнала виновника торжества. История двадцатидвухлетнего художника была банальна – он попался на глаза влиятельной сильной женщине, которая восхитилась то ли его талантом, то ли юным телом, однако же, покровительствуя своему протеже, побеспокоилась о том, чтобы мир искусства узнал о нём с должным размахом. Подобное стечение обстоятельств было невероятной удачей для творца, но, возможно, для молодого человека всё это оказалось немного слишком быстро и немного слишком «слишком».
- Что меня выдало? – спустя небольшую паузу развёл руками парень.
- Ваше лицо, - улыбнулась Анабель. – Простите, но не знать, как выглядит художник, было бы крайне непрофессионально.
- Значит, то, что вы сказали о моих картинах – это деловой такт?
Алессандра лишь наигранно неодобрительно щурится и вновь поворачивается к полотну перед собой. Густые краски отражаются в светлых глазах.
- В экспрессионизме главное – это эмоция…Что вы чувствовали, когда писали её? – спустя несколько мгновений тишины спрашивает Алессандра.
- Имеет ли это по-настоящему значение для «зрителя»?.., - задумчиво отвечает юноша. – Гораздо более интересный вопрос, что вы чувствуете, когда смотрите на неё?
Сантьяго не спешит со своим очевидный ответом, вновь впитывая сдержанное буйство красок на полотне.
- Печаль, - проговаривает женщина, вдруг едва шевеля губами и чувствуя, как спрятанные в карманы ладони сжимаются в кулаки.

Алессандра практически неотрывно следит за пустой дорогой, радуясь возможности сосредоточиться и не слишком отвлекаться на тяжёлые мысли, беспорядочно мечущиеся где-то глубоко внутри.
Сантьяго не жалеет о принятом решение, но это вовсе не значит, что ей уже не страшно. С момента их сложного, но такого важного разговора в мастерской Райан ни разу не проявил по отношению к бывшей возлюбленной агрессии, и Алессандре так безумно хотелось верить в то, что мужчина действительно больше не хочет мстить…Сейчас она открывается перед ним вся без остатка, и если Кэмерон всё же решит вонзить предавшей его женщине нож в сердце, на руках у него окажутся все козыри.
Ведь Маркус будет рядом с ним.
- Что ты ему говорила про меня? – тихий голос Райана нарушает тишину, длящуюся уже больше часа, и Алессандра почти вздрагивает. Женщина на мгновенье чуть поворачивает голову в сторону, чтобы украдкой взглянуть на мужчину. Она не знает точно, почему он задаёт этот очевидный вопрос только сейчас…Может, он просто боялся услышать ответ? Всё происходящее и так даётся Райану нелегко, а узнать, что родной сын считает его мертвецом или убийцей…на сколько новых испытаний у него хватит сил?
Сантьяго вновь поворачивается к дороге и молчит…пару мгновений, не больше. Она не пытается выбрать тактику или придумать ответ, она просто мысленно возвращается в тот день, когда мальчик впервые задал ей такой простой, такой безумный вопрос: «где мой папа?».
Алессандра, наверное, могла сказать ему что угодно, повернуть историю под себя, заставить ребёнка поверить то, что никого, кроме неё для него и нет, но женщина никогда этого не хотела.
- Я говорила ему, что его папа…путешественник…, - проговаривает Алессандра, закусывая губу, вновь понимая, как странно и почти нелепо звучат эти слова. – Я говорила ему…что он потерялся…, - не умер. Не ушёл. – И что каждый день…он ищет дорогу домой…
Сантьяго не смотрит на Райана, она боится, что если взглянет, то не выдержит волны его невыносимой боли. Она продолжает смотреть вперёд, не отрываться от ровной, пустой дороги, которая приведёт их к мальчику, который уже так давно их ждёт.
Небольшой дом находится в достаточном отдалении от города, чтобы подарить семье уединение, но достаточно близко, чтобы они могли легко добраться до него в случае несчастья. Если пройти через небольшой лес, уходящий чуть восточнее от дома, то можно выйти на дорогу, чтобы добраться до которой от шоссе придётся потратить лишние минут двадцать. В той стороне, на небольшой платной парковке у Алессандры стоит неприметный автомобиль, в багажнике которого лежат собранные для экстренного побега сумки. Алессандра всегда надеялась на то, что все эти отходные пути ей не понадобятся, но.
Остановившись, Алессандра глушит мотор, и мгновенье-другое сидит, не двигаясь. Она поворачивается к Райану. Она хочет спросить идиотское «готов ли ты», но в голове упрямо и страшно звучит «пожалуйста, не забирай его у меня». Сердце колотится в груди Сантьяго, как сумасшедшее, а дыхание сбивается. Она знает, что то, что она делает, это правильно, она хочет это сделать, но Боже, как же ей страшно, что этот шаг уничтожит в ней последнее, что заставляет её жить…
Сантьяго не успевает ничего сказать и ни о чём попросить. Дверь светлого дома открывается, на пороге появляется Мерседес. Алессандра тут же выходит из машины, зная, что за мексиканской гувернанткой последует …
- Mama, mama, mama, mama!
Мальчик топает по ступенькам крыльца так громко, что, кажется, сейчас разобьёт доски. Алессандра падает на колени, распахнув объятия, в которые спустя мгновенье бросается этот маленький ураган.
И всё сразу становится неважным…Когда она держит его, когда снова слышит, как он смеётся, когда она чувствует, как он обвивает руки вокруг её шеи, как сцепляет ноги на её талии, когда она прижимает его к себе, когда целует светлую макушку, с трудом заставляя себя оторваться – тогда она знает, что самое важное, самое правильное в её жизни сейчас в её руках.
- Mama, я так скучал! – Маркус снова скачет с испанского на английский, но Алессандра лишь смеётся.
- И я ужасно скучала, мой родной! Дай я на тебя посмотрю…Боже, как ты вырос! Невероятно! Глазам своим не верю! Мерседес что, кормила тебя кашей из волшебных бобов?
- Нет, овясную, посто очень хорошо ел! – довольно смеётся мальчик.
- Овсяную, наверное?
- Овясную!
- Ну, хорошо, - улыбается Алессандра, качая головой.
- Я рисовал собаку…, - тут же спешит доложить маме мальчик.
Алессандра готова слушать все эти маленькие детали его такой обычной жизни хоть целый день, но сегодня….сегодня день, когда она не одна.
- Это здорово, малыш. Маркус…у нас сегодня гость, - лицо мальчика удивлённо вытягивается, и он поворачивает голову в сторону стоящего около автомобиля Райана, словно замечая его в первый раз, что, возможно, недалеко от истины. Балансируя ребёнка на своём бедре, Алессандра ловит взгляд мужчины. – Это мамин друг. Он очень хороший. И он очень хочет с тобой познакомиться…, - мальчик, крайне редко встречающий незнакомцев, смущается и сначала прячет лицо за волосами матери. – Ну-ну, - смеётся Алессандра, чуть щекоча его. – Не робей. Давай поздороваемся. Это Джейсон, - Маркус не знает реального имени матери, пока не стоит знать и настоящего имени отца.
Отзывчивый ребёнок быстро оттаивает и спустя мгновенье поворачивается к мужчине, задумчиво разглядывая его, а затем чуть улыбается и машет ему ладошкой.
- Hola!
Отлично…Знаешь, милый, Джейсону нравятся собаки. Может ты покажешь нам, что нарисовал?
И ребёнок уже пытается соскочить с рук матери, чтобы бежать в дом за своими творениями.

Отредактировано Anabel Rice (2018-02-10 04:14:00)

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Зеркала отражают одни лишь маски; 24.04.17