Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » Back to Brighton's Mill_ » Not for me, 15.10.15


Not for me, 15.10.15

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

15 октября 2015г.
поздний вечер

«Not for me»
___________________________________________
by Anthony Paymer & Shane Brickman

https://i.imgur.com/EcuwM41.gif https://i.imgur.com/M2sHJS0.gif
https://i.imgur.com/RN99tVz.gif https://i.imgur.com/rrubZf1.gif
___________________________________________
краткое содержание

It's not for me, but on you it works.
___________________________________________
Несколько мест в округе Брайтонс Милл.

+2

2

Тони привычно затормозил у дома Брикманов и несколько раз настойчиво нажал на руль. Мустанг протяжно и призывно заревел. Это был их сигнал. Иногда Тони выходил из машины, шел по подъездной дорожке и, как все, звонил в дверь. Но сегодня ему не хотелось этого делать.
Прошло около двух недель с их первого раза. И по началу, Пэймеру, казалось, что ничего не изменилось. Придя домой из мастерской, он принял душ, а когда вытирался, остановился у зеркала, разглядывая собственное отражение. Ему хотелось увидеть перемены. Что-то ведь должно поменяться после того, как ты переспал с парнем? Он пристально рассматривал каждую черту своего лица. С волос на плечи капала вода. Мокрые они были на пару оттенков темнее. Под глазами пролегла тень синяков. Он выглядел уставшим, но в целом оставался собой. И это Тони удивляло больше всего. Как можно испытывать такие невообразимые внутренние перемены и при этом внешне не меняться совсем?
Блодин всегда с трудом мог оценить свою привлекательность. Безусловно, он знал, что привлекает внимание, но определение «красивый» казалось ему недоступным. И с другой стороны слишком личным для каждого. Он знал, что кто-то с замиранием сердца рассматривает тоненьких моделей в журналах, другие провожают одобрительным взглядом девушек с формами, а кому-то нравятся милые пышечки. Правда, последние в своих предпочтениях признавались крайне редко, упираясь в социальные рамки стандартов красоты. Возможно, он тоже попадал под чьи-то критерии красоты, но сам себя красивым не считал. Зато всегда отмечал, какой необычной красотой обладает Шейн. Рыжие волосы с пшеничным отливом, серо-зеленые глаза, ресницы, черные у корней с рыжими кончиками и россыпь веснушек – все это делало лицо Брикмана особенным, привлекательным. Натыкаясь на него в толпе, многие, Тони замечал это, останавливали на рыжем взгляд чуть дольше. Пэймер всегда считал Шейна красивым, но только теперь мог себе в этом признаться. Раньше рассуждения о мужской красоте казались ему уделом педиков. Поэтому он особенно не задумывался о своей внешности, и не говорил о чужой. Даже, когда в старших классах его подначивал Макс.
- Ну, скажи, Пэймер, скажи ведь я красавчик! – взъерошивая волосы перед зеркалом в туалете, спрашивал он.
- Пошел в жопу, придурок, - отвечал Тони, а, затем, немного подумав, добавлял:
- Для меня ты, это ты.
Шейн не вышел через пять минут, как это случалось обычно. Тони опустил стекло, достал сигарету и закурил. Он наблюдал, как оранжевый огонек постепенно пожирает тонкую трубочку, оставляя за собой серый пепел, и думал. Хорошая ли это затея? Неужели ему действительно это все нужно?
После их первого секса какое-то время, Тони избегал встреч с Шейном. Хотя всегда отвечал на звонки и смс. «Все в порядке?» - писал Шейн, и Пэймер понимал, что рыжий спрашивает все ли у них в порядке. «Все хорошо, просто мне нужно немного времени» - честно отвечал Пэймер. Он сам не знал, на что ему нужно это время, потому что проводил его в одиночестве: пересматривал старые боевики или лежал на кровати, уперев взгляд в потолок. Тони не знал, как это называется, но чувствовал, что проходит через какую-то особую стадию, в которой пытается осознать, кто же он теперь такой и, что ему делать с новым собой. А еще он немного боялся, что следующая встреча их с рыжим снова закончится в постели. Страх был иррациональный и глупый, но он не мог от него окончательно избавиться, как и не мог толком объяснить себе причины, по которым продолжал бояться. «Все уже случилось Пэймер. Назад не отмотаешь», - убеждал он себя и, тем не менее, почти неделю избегал прямого контакта с Брикманом. Тони был благодарен, что Шейн не появляется в мастерской, будто знает, что сейчас Пэймер похож на нарыв, который нельзя трогать, иначе из него будет сочиться вонючий, мерзкий гной.
В воскресенье блондин сам позвонил Шейну и пригласил посидеть в баре. Он услышал в голосе Шона облегчение и радость, видимо, рыжий уже успел себе вообразить всякого. Они сидели, пили пиво и рыжий рассказывал, как с ним связался один из старых клиентов и начал угрожать, что если Шейн не продаст ему травы, то тот его заложит. Тони слушал со всем вниманием, даже нахмурился, но Брикман заявил, что разрулил ситуацию. Правда, отказался рассказывать подробности. Лишь ухмыльнулся и сказал, что чем меньше знаешь, тем крепче спишь. В другой ситуации, Тони настоял бы на подробном рассказе, но сейчас был слишком занят собственными тревогами.
- Нам нужно выбраться еще куда-нибудь, - неожиданно заявил Пэймер, взбалтывая в пузатой кружке мутные остатки пива.
  - Куда, например? – поинтересовался Шейн.
- Ну, не знаю… Может быть, в клуб?
Брикман сделал движение головой, напоминающее кивок, но не успел его довершить, когда Тони добавил:
- В гей-клуб, - и одним глотком допил пиво.
Какое-то время Шейн молчал и выглядел ошарашенным. Видимо, это предложение так сильно выбило его из колеи, что он лишь пожал плечами и пробубнил:
- Почему бы нет.
Позже, когда обстановка перестала быть такой неопределенной, Шейн спросил у Тони не передумал ли он насчет клуба. И Пэймер решительно заверил его, что это как раз то, что ему сейчас нужно. Он уверил в этом и себя. Он цеплялся за эту идею, как возможность, наконец, самоопределиться. Двадцать три года он прожил натуралом, уверенный в том, что если не сопьется, то лет в тридцать жениться, а ближе к сорока обзаведется детьми. Он видел эти картинки в своей голове, и Нэнси довольно часто говорила об этом, особенно в последнее время, будто чувствовала что-то. А теперь будущее, которое он воображал, схлопнулось, превратилось в ничто. Почему-то сейчас Тони точно знал, что никогда не жениться. Возможно, если бы тогда, он мог посмотреть в стеклянный шар и узнать об их будущем с Шейном: об ЛА, мастерской, свадьбе, ферме на юге штата, - он бы перестал пытаться сию секунду найти себя. Но тогда он совершенно ничего не знал. Кроме того, что испытывает сильные чувства к парню, что переспал с парнем, и, как не стыдно признавать, хотел бы это повторить. И повторил. Спустя полторы недели после первого раза. Это случилось в доме Шейна, на кровати. Получилось иначе, наверное, потому что Тони ждал чего-то подобного, и просто перестал сопротивляться неизбежному, позволил инстинктам взять вверх, накрыть его, как огромные волны в шторм накрывают незадачливых пловцов.
Именно после второго раза, Шон рассказал ему про клуб, всего в двадцати милях от Брайтонса. Когда Тони спросил, был ли там сам рыжий, он очень смутился и тихо произнес:
- Один раз.
Пэймер решил, что все складывается прекрасно. Клуб находится не очень далеко, но и не так уж и близко. Конечно, в самом Брайтонсе не было никаких гей-клубов. Этот городок относился к подобным людям с настороженностью, а, может быть, Тони так только казалось. Но в чем он был уверен точно, так это в том, что геев в Брайтонс Милле было принято не замечать. 
Тони и Шейн договорились, что поедут в четверг. У Пэймера в этот день не было работы, а ехать лучше не в выходные дни и не в пятницу, как сказал Брикман, местечко там достаточно популярное. В четверг должно быть поменьше народа.
Тони щелчком выкинул окурок в окно. Он даже не заметил, как скурил сигарету до самого фильтра. В эту же самую секунду, дверь рядом с ним распахнулась и внутрь пролез Шейн, бормоча извинения за то, что так долго копался. Брикман приблизился и чмокнул Тони в район губ. Хотя они уже давно целовались, пока никто не видит, Шейн все еще не был на сто процентов уверен, что имеет право первым касаться губ Тони. И все его попытки выходили какими-то половинчатыми. Тони улыбнулся.
- Ты выглядешь…обычно, - немного удивленно произнес Пэймер, проводя рукой по своему пиджаку. Сам он не знал, как именно стоит одеваться в такие места. Конечно, он бывал в клубах, но никогда особо не заморачивался по поводу одежды. Но сегодня был особенный день. Они в первый раз выбирались с Шейном на люди, в качестве официальной пары. В слух, конечно, ни он, ни Шейн такого не говорили, но Тони хотел именно этого. Показать всем, кто он теперь такой, с кем он встречается, и, наконец, самому разобраться, устраивает ли его эта роль.

+1

3

Пять дней прошли в каком-то странном, будто коматозном состоянии. Шейн не навязывался, но чувствовал, что что-то не так. Он писал и получал ответ, несколько раз звонил, но разговоры получались какие-то скомканные, сухие, поэтому он отказался от этого, полностью перейдя на смс. Так было проще.
«Все хорошо, просто мне нужно немного времени»
Шон кивал, читая смс, и уходил в себя. Он почти не выходил из комнаты, разве что за едой или прогуляться до магазина за сигаретами, и много молчал, что было ему совершенно не свойственно, особенно, когда Саманта желала затеять спор о какой-нибудь ерунде, но Брикман младший вяло поддерживал все это, и она теряла интерес. Когда же сестра интересовалась что с ним не так, Шейн отвечал что приболел и скоро все будет нормально.
Он прокручивал в голове все, что было. С разумной стороны, если отключить все чувства и эмоции, то все было правильно. Два человека, которые нравятся друг другу, наверное, даже влюблены друг в друга, перешли на другой уровень отношений. Это логично. Но когда включались чувства, Шон не начинал накручивать себя, он не искал виноватых. Случилось то, что случилось, и уже нет смысла посыпать голову пеплом. Они вряд ли смогут сделать вид, что ничего не было. Это сработала бы с поцелуем, даже с теми попытками, что были у них до этого, но теперь уже не отмотать. И либо они примут это как часть их отношений, либо… что? Шейну не хотелось думать о том, что они расстанутся, но его разумная сторона не исключала такого развития событий. Отбросив все эмоции, он рассмотрел все возможные сценарии. Не все они были ему по нраву, не все были даже выполнимы, но Шейн хотел быть готовым к любому повороту событий.
Через два дня после их с Тони временного затишья, на Шейна вышел один из его старых клиентов. Брикман уже давно не промышлял торговлей, сменил все номера, сжег все свои поля за городом и полностью ушел в другую работу, но порой вылезали старые приятели, которые не желали верить, что «из этого бизнеса просто так уходят». Как будто Шон наркокартели через мексиканскую границу гонял, а не вырастил пару кустов марихуаны в лесу.
Рыжий вышел за сигаретами и никого не трогал, но Тейт оказался слишком настойчив. Они учились вместе, но Тейта выгнали за год, до окончания школы. Драка с учителем это не просто проступок. Говорили, что он уехал из города, но, видимо, ошибались, так как последние пару месяцев Шейн слишком часто натыкался на него в толпе, и вполне логично предположил, что не случайно он на него натыкался. Но рядом все время был Тони, поэтому бывший клиент не подходил близко, но взглядом намекал, что им нужно уединиться, а Шейн активно его игнорировал.
– Да ладно тебе, Шейн, - разговор начинался с простого нытья, что ему тяжко, что лечение не помогает и его все равно тянет к наркоте.
– Тейт, я завязал, я уже давно ничем не торгую, - Брикман устало потер переносицу. Он не спал уже вторые сутки, делал важный заказ, и его спасали только сигареты и кофе, и первые как назло закончились, что и привело к этой незапланированной и совершенно не желанной встрече. – Извини, чувак, но попытай счастье у кого-то еще.
Что именно послужило катализатором, никто не сможет сказать, но Тейт решил выместить свою злость и боль именно на Шейне, который так резко его отшил, не дав желанной дозы травы. Он резко дернул рыжего за капюшон толстовки, когда тот проходил мимо него, заставив его попятиться. Шейн толкнул его в плечо, пытаясь выиграть себе фору, чтобы убежать. Драться у него не было ни желания, ни сил, но Тейт всегда был сильнее, как и половина парней в школе, да и сейчас. Шон успел прикрыть руками лицо, но получил удар под ребра, и потом еще один уже в челюсть и несколько пинков в спину. От дальнейших побоев его спасла только проезжающая мимо машина. Соседка Брикманов возвращалась с работы пораньше, за что Шейн ей был очень благодарен, иначе он не отделался бы ушибом ребер и небольшой ссадиной на лице. Естественно, ни слова Тони об этом не было сказано. В этот день Шейн вообще не писал ему ничего. Он вернулся домой через окно, чтобы Сэм не видела, и снова ушел с головой в работу, закончив только к вечеру и упав спать. На следующий день Шон проснулся от трезвонящего телефона. Это был первый раз за четыре дня, когда Тони позвонил ему сам.
«Все нормально», - было ему ответом, - «Я жив, просто работал две суток и уснул».
Шон говорил тихо и с трудом, потому что болела челюсть и дышать было трудно, но выдал это за то, что он спал. Он не хотел вешать на Тони еще и эти проблемы, ведь они разобрались. Тейт знает, что Шейн чист, что у него нет травы, нет никаких запрещенных препаратов, и что когда-то он чем-то торговал никто не докажет, а Шейн может пойти и заявить о нападении, тем более, что у него есть свидетели. Так что вопрос  с Тейтом Патерсоном можно было закрывать. На этом трехминутный разговор был окончен. Они еще что-то помычали друг другу в трубку, и Шейн соврал, что его зовет Сэм, чтобы прекратить это.
В воскресенье Тони снова позвонил сам. Шейн расценил это как хороший знак. К тому же он позвал его выпить. Впервые за все пять дней они нормально поговорили по телефону, а вечером даже встретились. Один из камней упал в души рыжего, но их осталось еще достаточно для того, чтобы тянуть его на дно мыслей, в которые он погружаться не хотел и предпочитал просто ждать. Историю с Тейтом он рассказал кратко, и был благодарен, что Тони не заставляет его вдаваться в подробности потому, что тогда пришлось бы показывать синяки на ребрах и рассказывать, что еще пару дней назад он не мог нормально жевать. К счастью, синяк на лице прошел довольно быстро и его не пришлось замазывать или врать, что он упал с кровати.
Шон не был завсегдатаем клубов, да и откуда они в Брайтонс Милл, но пару раз бывал в них в Портленде, а этот клуб его привел знакомый, с которым у Шейна должно было быть свидание, но он оказался великодушным и не мучил и без того запутавшегося парня, поэтому они просто выпили, поговорили по душам, и больше Шон там не появлялся и с тем парнем не общался. Но это место было первым, которое пришло ему в голову. Арендаторы снимали ферму, внутри которой и был оборудован клуб, своего рода, единение с природой, музыка, алкоголь и минимальное количество тех, кому лучше не попадаться на глаза, если ты гей. Они периодически присылали Шону флаеры своих вечеринок на фейсбуке.
– А чего ты ждал? – поинтересовался Брикман, закидывая рюкзак на заднее сидение. – Блесток и перьев? Он не посчитал, что нужно как-то принарядиться, но, кажется, совершил ошибку. – Если хочешь, я схожу переоденусь во что-то другое. Это было признание своей оплошности и желание сделать как лучше, а не попытка уколоть Тони. Шейн не знал, поймет ли Пэймер, но рыжий просто не подумал о такой мелочи, как одежда, и теперь рассеянно мял край рубашки, под которую надел простую белую футболку.
– Нет, послышалось с соседнего сидения, и тут же завелся мотор мустанга, а Шон положил подбородок на согнутый локоть, высунувшись из открытого окна, и смотрел на дорогу. Он всегда так делал, когда был расстроен или обижен. – Эй, все нормально, - на одном из светофоров Тони легко толкнул Шейна в бок, чем вызвал гримасу боли. – Откуда это?
Пару дней назад, когда Шейн сидел на кровати, а Тони лежал рядом, он чувствовал взгляд блондина кожей, как он внимательно изучает желтые пятна на боках и спине. Но тогда Тони не спросил, зато спросил сейчас. – Бывший клиент, - коротко ответил Шон, доставая из рюкзака баночку с таблетками. – Это просто ушиб, и скоро пройдет, но тебе придется обращаться со мной поосторожнее, а не как в прошлый раз. Рыжий усмехнулся, глядя на Тони из-под челки, и только сейчас почувствовал, что атмосфера в салоне разрядилась и все становится как раньше.
Шейн плохо помнил дорогу до того места, но найти его оказалось не сложно. Они и не прятались особо. Огромная неоновая вывеска ярко светилась в вечернем полумраке, так что дальше ориентироваться по карте и воспоминаниям Брикмана не было нужды. Они припарковались в самом углу небольшой парковки, которая была наполовину пуста. – Ты уверен, что хочешь этого? – спросил Шон, внимательно глядя на профиль Тони. Он все еще сжимал одной рукой руль и смотрел перед собой. – Да, - твердо произнес блондин и толкнул дверь. Шейн тоже выбрался из машины и направился ко входу, где их встретил охранник, но пропустил без проблем. Видимо, в будние дни пускают всех без списков и прочей ерунды, хотя машин на парковке было мало, внутри людей было в разы больше, и все казалось ужасно неуютным, но Шейн готов был провести здесь вечер, если для Тони это важно. – Ну, как-то так, - проговорил он, развернувшись к Пэймеру, который шел едва ли не вплотную к нему. – Ты как, в порядке?

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » Back to Brighton's Mill_ » Not for me, 15.10.15