Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Now with you I share, 13.06.2017


Now with you I share, 13.06.2017

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

13 июня 2017 г.
вечер

«Now with you I share»
___________________________________________
by Kyle Moffat, Toby Livingstone jr.

http://funkyimg.com/i/2AXRs.jpg
___________________________________________
краткое содержание

Время для честной беседы.
___________________________________________
Дом Кайла и Мэри.

Отредактировано Toby Livingstone Jr. (2018-01-07 14:06:57)

+1

2

Два человека во всей этой ситуации вели себя правильно.
Во-первых, Кайл. Спокойствие, с которым он обращался с Мэри и выдержка, с которой жал Ливингстону руку перед тем, как уйти, не могли не восхищать. Кайл Моффат добровольно стал тем якорем, который уравновесил шаткую лодку, в которой по воле Тоби находилась Банда. Его поступки были не просто мужественны, решительны и точны, кроме этого он умудрялся подбирать нужные и самые верные слова, да что слова - моменты, когда стоит говорить о серьезных вещах, а когда стоит сказать что-то отвлеченное и прекратить некрасивую сцену. Тоби до сих пор слышал его "Спасибо за отличный вечер". И видел, как они ушли вдвоем - Мэри, прижавшаяся к своему молодому человеку, и самый чуткий молодой человек на земле. С которым не страшно. Который заботится, и это не просто слова. Который рядом в нужную минуту и который решает все в один миг, предоставляя своей любимой, наконец, почувствовать себя в безопасности. Которому можно всецело довериться и ни о чем не думать. С которым хорошо и которого ни на кого не захочешь менять.
Мог бы быть таким Тоби? В своих мечтах он был для Мэри верным защитником, тем, кто заставляет ее улыбаться в самый хмурый день, кто понимает ее с полуслова и не дает заскучать. И в их дружбе это было, черт побери! Они искали друг в друге то важное, нужное понимание, которое могло быть только у людей, которые обязаны идти по жизни вместе - за них это решилось где-то в небесной инстанции, и какая разница, что эти двое вообще думают? Они могли ночи напролет, сидя вот под этим злосчастным деревом, обсуждать какие-то глубокие философские вопросы, которые в детстве казались серьезными и нужными, такими откровенными, что ими можно было делиться только с самым близким, самым внимательным, самым понимающим другом. Они смеялись до колик над шутками, которые придумывали вместе. Они умели найти нужные слова, когда было грустно, и уже через десять минут, радостные, неслись по улицам Мортен Мэша за мороженным. Они безошибочно угадывали подарки, которые приготовили друг другу в Тайном Санте и всегда умудрялись исполнить заветные желания друг друга. Вместе, не смотря на секреты, им было хорошо, и только вместе они ощущали себя счастливыми.
Уже тогда это понимание строилось на симпатии, и это должно было перерасти в самые теплые и близкие отношения, которые бывают у влюбленных. Но Тоби, поддавшись эмоциям, все переломал. И, может быть, он никогда бы не стал таким хорошим, как Кайл, но у него был шанс показать девушке ту близость, которая случается у людей очень редко. Ведь он любит ее. И его любовь сильная. И ее нельзя назвать плохой или хорошей, но она тут, она настоящая, она есть. Но Мэри перестала верить Ливингстону и уходит с Кайлом.
Вторым человеком стала Молли. Младшая сестра была намного сообразительнее своего братца и, в довесок, оказалась той, кто остался подле Тоби в его не самое приятное время.
- Боже, какой я идиот, почему я такой идиот! - только это одно мог повторять Тоби после того, как Кайл и Мэри ушли. Не зная, куда себя деть и что сделать, он представлял, как бросится следом за девушкой, обнимет ее, и твердо и решительно скажет: я тебя никому и никогда не отдам, и делай со мной что хочешь. Но нужно ли это Мэри? Ой вряд ли. И сейчас, спустя пару дней, Тоби прекрасно понимал, что девушка не хочет его видеть, потому что он разбередил раны, но не предложил никакого лекарства. И прежде, чем снова маячить у нее на горизонте со своими непонятными чувствами и эмоциями, нужно время. Нужно успокоиться. И самое главное - Тоби нужно решить, что же он будет делать дальше, и поделиться этим решением с Мэри. Ведь именно этого она ждала от него, именно поэтому обвиняла: давай, Тоби, либо борись, либо не борись, но это должно быть твое твердое решение. Твой выбор. Твой взрослый, мужской поступок. Потому что пока он больше всего боялся потерять девушку - он ее и потерял.
Время нужно было и самому Тоби, и как раз это сумела понять младшая сестренка. В тот злополучный вечер она, ни слова не говоря, увела Тоби в дом и осталась с ним в его комнате, пока он не смог заснуть. Говорить о Мэри и успокаивать его смысла не было - Ливингстон-младший мало что воспринимал в этот момент. Молли Марпл все понимала - ее брат влюблен, и ее брат наломал дров. А поскольку и Тоби это прекрасно понимал, о чем было говорить? Поэтому Молли обняла брата, прижавшись щекой к его футболке, и провела так целый час, пока брата не сморил сон.
Молли думала об Эше - им не пришлось долго держать свои чувства в тайне, симпатия была взаимной, и это было так радостно - понять, наконец, что ты можешь ничего не скрывать от любимого, потому что все твои чаяния услышаны и приняты, что это окрыляло. Хотелось прыгать до потолка, размахивая руками и смеяться. Хотелось делать глупости и милые безумные поступки, держаться за руки, и даже позволить Эшу сделать... хм... "рисунок как в Титанике". Для Молли любовь открывалась со всей своей счастливой стороны, а вот Тоби... Кажется, он так и не смог до конца понять, что, чтобы любовь была счастливой, она должна принадлежать сразу двум людям, а не ему одному.
Молли задумалась и о Мэри. Вот кому сейчас еще хуже, чем ее братцу. Вот кто пережил то, что больше никогда не захочется пережить. Тоби, Тоби, что же ты наделал? Это же нежная, милая Мэри - разве можно заставлять ее решать за вас двоих? Почему же ты не признался раньше? Ведь любишь ее сильно, и Мэри это, конечно бы, оценила, поняла, услышала, потому что по-другому она просто не умеет. Она бы ни за что и никогда не причинила тебе боль. И даже если бы она не смогла ответить тебе взаимностью, Тоби, неужели ты думаешь, что она стала бы топтать твои чувства? Это же Мэри! Та, кем все свое детство Молли восхищалась и на кого хотела быть похожей: Мэри по-женски очень теплая, у нее доброе сердце, которое все еще верит в сказки, Мэри - диснеевская принцесса, но с чуткостью и мудростью, которые и не снились ни одной Жасмин или Рапунцель. Она может быть смешной, бояться каких-то глупостей - да хоть всего на свете! - но в первую очередь она всегда остается настоящей женщиной. Тоби, ведь ты все это знаешь. И именно поэтому любишь. И разве можно обижать ее?
Пожалуй, в этой истории не два, а три человека сделали все правильно. И третьим человеком была именно Мэри. Как еще ей нужно было реагировать, если охваченный своей любовной горячкой Ливингстон не смог контролировать себя? Чего он ждал? Понимания? О, Мэри как раз поняла его лучше всех. И пусть ее обвинения были тяжелы и, возможно, несправедливы, но прежде чем рушить дружбу, Банду, чужую любовь нужно подумать, а что ты предложишь взамен. Что построишь ты, Ливингстон? Что отдашь, кроме всего своего сердца?
Ты уже не мальчишка, Тоби. Уже не Ливингстон-младший, а единственный Ливингстон. И давно уже нет никаких поблажек. Будь, наконец, мужчиной, принимай решения и отвечай за свои поступки. И стой на своем, а не беги, как бы больно тебе не было.
Молли удерживала брата пару дней, давая ему время подумать обо всем еще, и еще, и еще раз. Пока он был на нервах, пускать его к Кайлу не имело смысла, как бы сильно Тоби не хотел объясниться. Иначе снова наломает дров. В тайне от брата Ливингстон интересовалась у Мэри о ее состоянии - сначала написала ей сообщение, а потом, оставив брата дома, а сама уйдя в сад, позвонила девушке, чтобы поддержать ее всеми возможными способами.
Наконец, во вторник, спустя три дня, Тоби решился. К этому времени он понимал, что виноват во всем только он один. Он и раньше это осознавал, конечно, но теперь он смирился и с тем, что придется принять все последствия. И он был готов. И почти успокоился. Нужно поговорить с Кайлом.
Прежде, чем зайти вечером к Моффету, Тоби ему позвонил. Во-первых, чтобы предупредить, что он придет, а, во-вторых, чтобы у Мэри была возможность решить - хочет ли она видеть своего... ну, назовем его по старой привычке другом, или же нет. Тоби не хотел быть неприятным сюрпризом для нее - вряд ли она горит желанием видеть того чужого человека, которым вдруг оказался ее любимый Тоби Ливингстон. Господи, простит ли она его?
Реакция Кайла тоже волновала Тоби, пока он шел по улице, таща с собой непригодившиеся спальники, которые остались после субботней вечеринки в доме Ливингстонов. Если Кайл скажет, что ему больше не нужен такой "друг", как Тоби, Ливингстон поймет. Если Кайл выслушает его и попытается понять, то Тоби официально признает его лучшим человеком из всех, что Ливингстон встречал. Если прогонит... Ну, Тоби заслужил и это. И пора перестать бояться той страшной пустоты, в которой Ливингстон может оказаться. Ведь это он ее создал, сам.
Нерешительные переминания с ноги на ногу на крыльце, тяжелый вдох, и Тоби нажал кнопку звонка.
- Привет, Кайл. Мне нужно поговорить с тобой.

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Now with you I share, 13.06.2017