Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Привет, друг, 11.07.2009


Привет, друг, 11.07.2009

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

11 июля 2009 г.
вечер

«Привет, друг»
___________________________________________
by Andrea Burrows Billie Harlow & Keith Whaler

https://i.imgur.com/odqcWPg.png
___________________________________________
краткое содержание

«Привет, друг! Давно мы не виделись,
Наверно обиделись, стали чужими вдруг.
Мы отправляем друг другу открытки раз в год.»

А увидеться Кит и Андреа планировали, раз уж оба все равно оказались проездом в родном городе, но только вовсе... не так.
___________________________________________
Нью-Йорк.

+3

2

Темноволосая в который раз за полуторачасовую поездку от Монклера до Нью-Йорка проверяет наручные часы, мысленно пытаясь заставить поезд ехать быстрее. Она знала дорогу от железнодорожной станции на улице Уолнат в ее родном городке и до Пенсильванского вокзала на Манхэттене со временем старшей школы, когда каталась пять дней в неделю на занятия, правда, в те времена ее проблемы ограничивались недостаточно высоким баллом за эссе и заботами о том, в какие же вузы подать документы. Теперь ее терзания о том, кем же стать, когда она вырастет, казались Барроуз мелочными и незначительными, а ведь она буквально два года назад никак не могла решить, а не стоит ли вовсе взять годовой перерыв в учебе, чтобы принять осмысленное решение о своем будущем, которого у нее отныне не было. Произошедшее сегодня, парой часов раннее, отделило незримой чертой все то, что было раньше от того, что будет теперь.
Наконец поезд тормозит на залитой солнцем станции, и Андреа первой выбегает из вагоны, отчасти страшась того, что кто-то может ее преследовать, отчасти из желания поскорее оказаться в одном помещении с кем-то знакомым, с кем-то, кто сможет быть голосом разума в этом безумном дне. Правда, темноволосая не совсем была уверена в том, насколько Уэйлер такой уж и голос разума, поскольку из них двоих она всегда была той, кто был организован и собран, знал, что и по какому предмету задали, и считался в их школе прилежней ученицей, подающие большие надежды, но все же Кит был ее другом, да и уж лучше обратиться к нему за помощью, чем остаться наедине с собственными страхами и развившейся за считанные минуты паранойей.
Вот, к примеру, делая несколько остановок на метро от поезда до отеля, где остановился ее школьный друг, Барроуз опасливо оглядывает пассажиров, а затем намеренно плутает по дороге от метро до отеля, силясь вспомнить еще какие полезные советы из детективов и шпионских фильмов. Но насколько она может судить, жителям и гостям Нью-Йорка, включая администратора отеля, где проживал Кит, нет дела до того, куда она идет и уж тем более зачем она туда держит путь. Андреа крепче сжимает ремешок сумки, задерживает дыхание и пытается успокоиться, напоминая себе, что сбивчивый, граничащий с истерикой рассказ никому ничего хорошего не сделает, и ей уж точно не поможет разгрести тот бедлам, в котором она оказалась волею судьбы или собственной глупости и неосторожности. На данном этапе Энди склонна верить в то, что реши она провести день иначе, а не отправиться проведать Эмили, то все было бы иначе, и она бы встречалась с Китом, чтобы пройтись по Большому Яблоку и обменяться последними новостями, а не поинтересоваться его опытом в исчезновении со всех радаров.
Девушка наконец стучит в дверь, стараясь отогнать мысли о том, что своим появлением на пороге номера Уэйлера она тем самым втягивает его в свои неприятности, возможно в смертельно опасную ситуацию, но он так вовремя позвонил, а Барроуз не то чтобы была искусной лгуньей (но то ли еще будет)
— Кит! — с облегчением в голосе восклицает Энди, когда в дверном проеме появляется знакомая темноволосая шевелюра, а секундой позже она бросается ему на шею, словно они лет десять не виделись, а не пересекались во время spring break. Подсознательно она ждала, что Уэйлера в указанном месте не будет, и была неимоверно обрадована увидеть знакомое лицо. Оставалось лишь надеяться в то, что он сможет убедить ее в том, что она зря так переживает, и ей уж точно не стоит переезжать в другой конец страны, не забыв предварительно сменить имя и стереть всякие следы о себе. Но Барроуз понятие не имела, как это делается — она была настолько далека от преступного мира, насколько известный миллиардер Дональд Трамп был далек от толерантности. Все, что Андреа знала об исчезновении с радаров, она подчерпнула из шпионских боевиков о Джеймсе Бонде, Джейсоне Борне и Итане Ханте, и у всех троих подготовка, как физическая, так и психологическая, была куда лучше, чем у нее. Темноволосая ведь была всего лишь студенткой ветеринарного факультета, большую часть жизни проведшая под опекой родителей. До недавнего времени она понятие не имела, как оплачивать счета за электроэнергию и планировать свой бюджет.
— Извини, что так неожиданно нагрянула. — определенно, ее звонок и заявление дрожащим голосом, что ей нужно срочно увидеться с ним и переговорить, не то что планировал Кит. Энди присаживается в одно из кресел около окна и сцепляет руки в замок, чтобы скрыть их дрожь. Она не была омутом непоколебимого спокойствия и безмятежности раньше, однако все же не отличалась нервозностью, которую испытывала сейчас и которая человеку, знавшему ее не первый год, должна была броситься глаза.
Андреа оглядывает номер отсутствующим взглядом, проматывая в голове то, как может пойти их с Китом дальнейший разговор. Она могла бы соврать, что кому-то из ее родителей стало плохо, к примеру, отец потерял сознание, и она переволновалась, иными словами не ввязывать Уэйлера в произошедшее, но ей нужно было дружеское плечо, как бы эгоистично это ни было.
— Что бы ты сделал, если бы стал свидетелем преступления? — Андреа обычно отличалась деликатностью и тактом, но не сегодня, сегодня ей надо было говорить то, что вертелось у нее в голове, иначе она этого никогда не скажет, а обсуждать проблему исключительно с самой собой попахивало шизофренией. Впрочем, учитывая то, как протекало сегодняшнее утро, девушка всерьез задумывалась о том, а не спит ли она или вовсе двинулась рассудком, ведь бывали случаи среди студентов, когда длительная и упорная подготовка к сдаче экзаменов потом заканчивалась нервным срывом. — Вопрос не из праздного любопытства. — добавляет Энди, хотя по ее виду явно нельзя предположить, что она решила прошвырнуться от Монклера до Нью-Йорка исключительно с той целью, чтобы позадаваться вопросом «а что если», как и пофилософствовать на тему, есть ли чистое зло и добро в этом мире, или мы все являемся как добрыми, так и злыми в то же самое время. Андреа всегда полагала, что нельзя судить человека по одному поступку, не зная предпосылок, но полагала, что есть плохие и хорошие, сегодня же она не была так в этом уверена, точнее не была уверена в том, что является хорошей, поскольку хороший человек непременно бы отправился в полицейский участок, а не начал судорожно размышлять над тем, как поскорее убраться с места преступления и как бы пассажиры поезда Монклер-Нью-Йорк не заподозрили, что она в чем-то замещена. К счастью, путешествовала девушка в субботнее утро, да еще и летом, словом, большая часть обычных пассажиров была или на отдыхе в другом штате, а то и стране, или наслаждалась свободным от работы днем у себя дома, а те редкие путешественники, что все же решили отправиться в Большое Яблоко, предпочитали уставиться или в книгу, или в газету, или в свой смартфон, а не на Андреа.
— Я не говорю о подростках, крадущих жвачку из магазинов, — сама Барроуз подобным никогда не промышляла, даже на спор, но не видела ничего предосудительного в том, что в юные годы хочется почувствовать адреналин в крови. — Или попытке проникнуть на концерт без билета. — Андреа замолкает, переводя взгляд со своих сцепленных рук на Кита, не решаясь произнести слово «убийство».
[NIC]Andrea Burrows[/NIC]

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Привет, друг, 11.07.2009