Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » escape room, 25.03.2017


escape room, 25.03.2017

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

25 марта 2017 г.
полночь

«escape room»
___________________________________________
by Scream Esterhazy & Jake Church

https://i.imgur.com/j4y3kIl.png
___________________________________________
краткое содержание

Как же мне надоели эти глупые правила: не трогай колдуна, не играй в детектива, не трогай колдуна. Ну, в общем, допрыгался.
___________________________________________
Убежище Эстерхази.

Отредактировано Jake Church (2017-12-02 13:08:44)

+5

2

Скрим включил воду в кране и тщательно вымыл руки от темной крови, которой умудрился основательно заляпаться, несмотря на всю свою аккуратность. Он был на взводе, а потому не мог до конца контролировать свои действия, не успевал пропускать через призму здравого смысла и фильтровать излишние эмоции. Что объяснимо: последние сутки не задались, но сейчас лоа были спокойны и не рыпались, вытягивая из колдуна энергию на поддержание их в подчиненном состоянии. Однако для этого, пришлось убить очередного Джека, Джон снова стал сиротой и теперь нуждался в брате… Что ж… Эстерхази опять восстановит семью. Ему придется найти возможность выехать в другой город, привезти оттуда кого-то, чье исчезновение не сразу заметят, затем провести ритуал. Конечно, тот, кому предстоит стать Джеком новой версии, вряд ли оценит все плюсы его будущего положения. Во-первых, люди не очень любят боль. Во-вторых, их представления о свободе весьма и весьма романтичны: им кажется, что быть опустившимся на социальное дно алкоголиком – лучше, чем умереть, например. Но Скрим не лишал своих подопечных жизни, нет. Даже по-своему заботился о них, напоминая о необходимости поесть и иногда обрабатывая раны, чтобы избежать инфекции и преждевременной смерти зомби. Бокор избавлял эти отбросы так называемого цивилизованного общества от чувства вины и стыда за собственную никчемность, от иллюзии того, что они заслуживают лучшую жизнь, от принятия решений и ответственности за них. Конечно, потомок черных рабов Скрим Эстерхази должен быть чужд подобным мыслям и взглядам, должен отрицать власть человека над человеком, но колдуну были неинтересны предрассудки людей. Он руководствовался необходимостью, привычками и возможностями. Хорошо это или плохо, правильно или неправильно, допустимо или недопустимо? – всего лишь неверно поставленный вопрос. Скрим мог создать зомби из человека, он имел представление о том, что такое магия, и не верил в чудеса, как, впрочем, и во все полумеры, придуманные человечеством для объяснения всего, что непонятно, такие как медицина, астрономия, физика и прочее; но у него были потребности, и бокор знал, как их удовлетворить. Для этого порой ему нужны были зомби, но одного этой ночью пришлось лишиться, а значит, очередное тело, утратившее волю и способность самостоятельно мыслить, будет на совести двухметрового сопляка-недопатологоанатома.

Эстерхази тщательно вытер руки, затем все поверхности, к которым прикасался, на которых могли остаться его отпечатки. Он не опасался, что его смогут идентифицировать и найти по ним. Скорее не хотел, чтобы вообще что-то полезное для расследования «вандализма» нашли. Пусть полиция развлекается… Впрочем, план Скрима был куда более далекоидущим, чем могло показаться сначала. И малыш в белом халатике обязательно поймет, какую роль в нем сыграет в весьма недалеком будущем.
«Когда мне в следующий раз понадобятся органы, тебя, крошка-патологоанатом, здесь уже не будет…» - Скрим убрал в сумку контейнер с извлеченным из трупа сердцем, печенью, желчным пузырем и яичками, затем передал ее в окно Джону, чтобы не обременять себя, когда придет время уходить. А оно придет очень скоро…
Бокор еще раз окинул взглядом помещение, где проводились вскрытия. Инструменты лежали на месте, но были испачканы, по салфетке под ними расползлись пятна. Несколько холодильных камер открыты. А на одном из столов по центру – развороченный труп. Скрим вскрыл грудную клетку и брюшину аккуратно, почти профессионально, не пренебрегая соответствующим набором инструментов, извлек необходимые органы, а затем… превратил в кошмарное месиво, от взгляда на которое стошнит любого более или менее нормального человека.
Ребра трупа были выломаны, легкие и почки располосованы, желудок вскрыт, а его содержимое растеклось по брюшной полости и воняло, кишки колдун вытащил и развесил на столах и лампах. На руках и ногах, даже на шее были нанесены ровные параллельные насечки, но лицо Скрим не тронул. Он только открыл глаза мертвого и закрепил веки, чтобы они не сползли обратно, нарушая целостность картины.
Эстерхази думал еще оставить послание для Джейка, но пока готовил ему подарок, придумал кое-что поинтереснее… Хорошо, что Джарвис сегодня отмечает свадьбу друзей детства и точно не придет в морг первой.

Скрим отступил в затененный угол между входом в помещение и шкафом, проверил шприц с транквилизатором для лошадей, положил под руку металлический маглайт на случай, если доза не возьмет жеребенка, и приготовился ждать столько, сколько потребуется. Или пока не надоест.

+1

3

В принципе, на работу можно было сегодня вообще не приходить: на месте не должно было быть ни Джарвис, ни даже кого-то из санитаров – один Джейк, и то чисто на случай, если кого-нибудь угораздит умереть в этот день или попытаться умереть, оказавшись на операционном столе. Но об этом можно было сильно не беспокоиться, ведь, в случае чего, мобильную связь никто не отменял, и при возникновении форс-мажоров Черча мог вызвонить тот же Ливингстон.
На работу мало того, что можно было не приходить: первое, что Джейк ощутил по пробуждению – что он с удовольствием оказался бы собственным пациентом, то есть умер бы прямо с самого утра. Вообще-то довольно нетипичное желание для Джейка Черча, но вспоминая о том, чем он занимался предыдущей ночью, перед тем, как проспал аж целых три часа до звонка будильника – ничего удивительного. Пресловутый синяк на шее болел перманентно, а стоило Джейку попытаться повернуть голову, как он тут же начинал жалеть, что вообще поднялся из постели. Да и вообще все тело продолжало ныть после стычки с теми двумя типами – Скримом Эстерхази и его Куджо в капюшоне – и последующей генеральной уборкой секционной, оказавшейся всей забрызганной кровью и ошметками органов. И это после того, как он целый день отработал и как раз собирался домой!
Словом, все говорило о том, что на работу можно – и нужно! – сегодня не приходить. Но трудоголизм Джейка Черча вступил в сговор с его же совестью, и вместе они подумали и решили, что Джейк должен быть паинькой, а если он будет паинькой, то вечером его будет ждать картошечка с лангустом – которую ему на пару с Гэйбом для начала надо будет самим приготовить, разумеется.
После веселой ночки практически без сна Джейка так мутило, что на завтрак уговорить себя так и не удалось, хотя уж к чему-к чему, а к здоровому пятиразовому питанию организм был давно приучен и от режима никогда не отступал – иначе как еще заставить эту двухметровую тушу правильно функционировать? Впрочем, как уже говорилось, о правильном и безболезненном ее функционировании речи все равно не шло.
Получив от собирающегося же на работу и терпеливо ожидающего Барри брата комментарий о его внешнем виде, мол, неужели в морге даже смерть не является оправданием, чтобы не ходить на работу, Джейк влил в себя какую-то бурду, гордо именуемую «быстрорастворимый кофе» и не дающую совершенно никакого эффекта, понуро кивнул и отправился в путь через добрую половину города.
Это должен был быть обычный скучный день на работе в компании учебников по анатомии, но разувериться в своих наивных представлениях о своих планах до вечера Джейку пришлось практически сразу, как только он переступил порог морга. Нецензурная брань являлась редким гостем в его лексиконе, но иных эпитетов к тому зрелищу, что предстало перед его глазами, он все равно подобрать не мог.
Секционная походила на место бойни, а, с позволения сказать, вишенкой на торте был развороченный труп на столе посередине нее, да предстающий в таком виде, что Черч чего только в своей жизни не повидал, а все равно подумал, что, возможно, отказ от завтрака в конечном счете оказался не худшей идеей – во всяком случае, нос заткнуть рукавом пришлось сразу же, какая от разворошенных кишок доносилась вонь.
Да, этого товарища явно привезли сюда не на скорой помощи. Скорее уж он был посланием.
Кому? Ну, очевидно, самому Черчу. Может быть, Джарвис, но интуиция подсказывала ему, что вряд ли. Что там говорил тот колдун? Джейк пусть и слушал вполуха, но был уверен, что что-то там было про превращение жизни Черча в кошмар. Что же, пока ему это прекрасно удавалось.
Джейк подошел поближе рассмотреть нанесенные трупу увечья, которые иначе, как зверскими, и не назовешь – да он и не сомневался, что Скрим Эстерхази самый настоящий зверь, ничуть не лучше своего рычащего друга, только со способностью мыслить и говорить, которой Черч за его другом не замечал – как вдруг подумал, что, возможно, тот все еще здесь, и резко обернулся по сторонам.

Отредактировано Jake Church (2018-01-09 10:07:47)

0

4

«Страх?» - бокор улыбнулся, заметив, как напряглась спина мальчишки. – «Правильно делаешь, что боишься… Это говорит о том, что ты – нормальный. Пока что нормальный.»
Хотя от подобных зрелищ в пору сойти с ума – Скрим старался произвести впечатление и был очень доволен проделанной работой.
А между тем, Джейк уже начал озираться. Колдун мог в красках представить, как в кровь сотрудника морга хлынул адреналин. Жаль, что у этого мгновения нет собственного запаха. Впрочем, вонь нагревшегося под яркой лампой трупа могла перебить все, что угодно. С другой стороны, если в таком состоянии Черч заметит гостя до того, как получит дозу транквилизатора, то его физическая сила, помноженная на страх и злость, могут стать проблемой и привести к потере времени, а Скриму парень как собеседник успел осточертеть еще в прошлую встречу. «Мы еще успеем поговорить… у меня дома,» - и Эстерхази делает шаг вперед, оказываясь за спиной Джейка как раз в тот момент, когда он смотрит в противоположную сторону.
- Привет, малыш, - Черч успевает развернуться на голос градусов на тридцать, а потом игла вонзается в трапецевидную мышцу его шеи справа. Скрим надавливает на поршень, понимая, что с такой скоростью введения состава просто разрывает мышечные волокна, но разве это имеет значение? Для его целей Джейку совершенно не обязательно оставаться целым и невредимым.
Когда поршень вдавлен до упора, колдун разжимает кулак и отходит назад из зоны досягаемости длинных рук своей жертвы. Недоумение, ужас – кажется, эти чувства можно легко прочесть в быстро помутневших глазах патологоанатома. Там что-то еще, но бокора волнует лишь то, как быстро все эти трепыхания разнесут лекарство по организму.
- Ты словно тонешь в трясине, малыш, - почти сочувственно произносит Эстерхази. - Чем больше ты двигаешься, тем быстрее увязаешь в ней.
На тему смерти в болотах предыдущая версия Скрима Эстерхази могла бы читать длинные лекции со ссылками на древние африканские учения о лоа и анатомию, гораздо более продвинутую, чем можно было ожидать от старого колдуна, пропахшего Черной Топью, негласным властителем которой считался. Однако нынешний вариант бокора был неразговорчив даже в тем моенты, когда того требовали обстоятельства. Впрочем, о светской познавательной беседе и речи не идет: Джейк не успевает сказать ни слова, прежде чем всем весом собственного тела обрушивается на пол совсем рядом с лужицами крови от трупа.
- Ты ничего не знаешь о Луизиане, мальчик…
Скрим вытаскивает из его шеи шприц, закрывает иглу колпачком и убирает в карман куртки. Затем аккуратно вкладывает в руки бессознательного Джейка некоторые инструменты, оставляя частичные отпечатки пальцев, словно не до конца уничтоженные. Конечно, логично найти в морге отпечатки сотрудника данного заведения, но если они окружают изуродованный труп, то вопросы все равно возникнут, даже если зададут их не сразу. Колдун же обещал превратить жизнь Черча в кошмар? – такие, как он, привыкли держать слово.

Четыре часа спустя.
Эстерхази сидел на полу, смешивая травы в старой каменной ступке. Он мог использовать синтетические наркотики, но предпочитал классику, если нужно было запутать человеческий мозг, сбить с верного ритма, погрести воспоминания в самых далеких уголках под горами вовремя незабытого хлама, гниющего там без дела. К тому же бокору нравился запах дурманящего дыма, к которому его собственное тело было нечувствительно, и вибрации заклинаний. Дело есть дело, но почему бы не совместить приятное с полезным?
Его гость зашевелился в дальнем углу подвала, где Скрим отвел ему убогое ложе на старом одеяле. Джейк был связан по рукам и ногам. Из одежды на нем остались только джинсы.
- Привет, малыш. Как ты себя чувствуешь? Я думал, что ты проснешься раньше. Особенно переживал, когда Джон тебя уронил на входе в дом, но ты спал крепко, - колдун то ли задумчиво, то ли одобрительно кивнул и отвернулся к ступке. Незащищенная спина, неприкованный к стенам или полу пленник. Скрим, кажется, ждал попытки напасть с его стороны… и улыбался так, что длинные клыки цепляли нижнюю губу. – Ты можешь попробовать, но я бы не рекомендовал тебе вставать слишком резко. Все-таки обычно такую дозу вкалывают довольно крупной лошади. И Джона не стоит нервировать. Он не чувствует боли и не знает страха. В отличие от тебя, Джейк Черч.

0

5

Ладно, стоит признать, что попытка встать была не лучшей идеей, потому что организму тут же захотелось снова прилечь.
Учитывая, что чувствовал себя Джейк не лучшим образом, со стоном едва сумев приоткрыть глаза, а повернуть или поднять голову без острой пронзающей боли в шее и вовсе не удалось, и это не говоря уже о тупой боли в висках, то чего он еще ожидал?
Словом, голова его, зависнув в воздухе секунд на сорок, снова опустилась на одеяло, да и те секунд сорок можно было счесть за героический подвиг.
Поза, в которой он лежал, была неудобной, но стоило ему попытаться что-то в ней поменять, как он обнаружил, что связан по рукам и ногам.
Итак, голова дьявольски болела и начинала кружиться при любых поползновениях ее приподнять, тело все ныло и наполовину затекло, но, поерзав, он не достиг практически никакого ослабления этого эффекта, так еще и клонило в сон, а в воздухе висел запах каких-то трав, который унятию головной боли нисколько не способствовал.
Джейк уткнулся лбом в одеяло, издав страдальческий протяжный стон, тем самым обратив на себя внимание соседа по комнате.
Тут-то он и начал вспоминать, что все-таки произошло.
Итак, Скрим Эстерхази, оставивший ему благоухающий подарок посреди морга, как он и предполагал, действительно никуда не ушел, а терпеливо дождался свою жертву, чтобы вколоть ей… ну, очевидно, какое-то седативное, судя по тому, насколько Черча сейчас клонило в сон и каким низким ощущалось собственное давление – да еще вкатил такую дозу, что Джейку, считай, повезло, что рост в нем был немалый и масса тоже, а значит, так просто его снотворным не возьмешь. Что ж, хотя бы не убить его Эстерхази каким-то чудом удалось.
Надо же, а соображал он лучше, чем можно было предположить. Хотя больше всего он хотел, чтобы от него все отвязались, и никакого страха, о котором трепал колдун, он не ощущал (как-никак транквилизаторы обладают и успокаивающим эффектом), но все-таки соображал.
Да-да, теперь-то уж все намеки и пространные речи неприятеля сыграли свое, что даже Черчу стало ясно, что Эстерхази – если уж не реальный колдун (для этого Джейк был все еще слишком скептичен – врач, как-никак) то уж точно мнил себя таковым и очень на него походил.
Долго он спал, видите ли… а чего тот ожидал? Надо было думать, когда дозу рассчитывал: от крупной лошади даже в крупном человеке в лучшем случае одна пятая ее силы.
Сам-то Джейк, уж конечно, вовсе не считал, что спал мало, и с удовольствием проспал бы еще хоть столько же, сколько бы это ни было… да и то подозревал, что едва ли пришел бы в норму.
Впрочем, нужна она ему была, эта норма, колдуну-то в его жертве.
Правда, проспал бы в своей кроватке, а вовсе не на полу черт знает где в компании недружелюбно настроенного злоумышленника, которому Джейка угораздило перейти дорогу: хотя Черч чувствовал себя слишком уставшим, чтобы испытывать страх перед ним, но придет еще время, и что это не закончится для него ничем хорошим, он тоже уже прекрасно понимал.
– Ты слишком много болтаешь, – вздохнул он, не раскрывая глаз и, все еще упершись лбом в пол, предпринял еще одну попытку устроиться хоть сколько-то удобнее, чтобы не затекало все на свете, но без толку.
Да, поболтать Скрим Эстерхази любил, этого у него было не отнять. Уж до чего Черч не был молчаливым, но тот его за неполные сутки знакомства уже раза в три переговорил. Еще бы речь его иногда разнообразилась чем-то кроме угроз и кичения собственным статусом… да и это едва ли сделало бы его желанным собеседником, так что, действительно: лучше бы просто заварил.
Но на такой подарок не то чтобы Джейк всерьез рассчитывал.

+1

6

Скрим залил сок алоэ в смесь трав в ступке, в последний раз перемешал, убедившись, что зеленоватая кашица стала вполне однородной, затем встал на ноги, чтобы отнести сосуд на стеллаж у дальней стены. Когда он закончит с Джейком, сможет заняться гниющей раной на запястье Джона, который недавно поранился на свалке и, видимо, там же подцепил заразу, которая могла уничтожить его и без того плохо действующую руку. Нет, Эстерхази не испытывал жалости к своему рабу, не только потому что был по натуре своей довольно бесчувственной тварью, но и потому, что знал – созданные им зомби не испытывали боли и страданий. Только прагматичность и эгоизме заставляли колдуна заботиться о братьях Дж.: в таком маленьком городе найти новое тело для покорных лоа довольно проблематично. К тому же Джон был весьма сообразительным для зомби, а Скрим умел это ценить.
- Я мешаю тебе дремать, малыш? – бокор закрыл ступку плоской деревянной миской и уперся рукой в стеллаж, но повернулся к своему пленнику почти всем корпусом. – Или тебе надоело меня слушать, и ты готов перейти к делу? – тихий хищный смешок сорвался с бледных губ Эстерхази. – Не торопись, ты еще успеешь насладиться участием в вуду-практиках, когда я окончательно решу, что с тобой сделать.
Насчет вуду Скрим утрировал. От ритуалов останется только необходимый минимум, все остальное – вековой опыт предков и немного медицины. Если бы Черч смог осознать и вспомнить потом, что пережил, то, наверное, оценил бы нетривиальные для колдуна методы, но если все получится (а Эстерхази в этом не сомневался), то не вспомнит… - Я думаю, что ты можешь постараться отнестись с пониманием к желанию поговорить с живым человеком. Джон, - он кивнул на сидящего на корточках у стены зомби, у нормального человека давно бы затекли ноги, но братья Дж. были людьми весьма условно. – как ты мог заметить, весьма неразговорчив, - раздался короткий рычащий зов, в знак внимания зомби повел головой на голос хозяина. – Встань, - почти заботливо скомандовал Скрим. То, что Джон не чувствует онемение, не означает, что его нет. А значит, если понадобится быстрая реакция, мышцы могут его подвести, что было нежелательно, ведь Джейк мог очухаться, подняться на ноги, даже освободиться частично, нанести ущерб скудному имуществу колдуна.
Джон послушно выпрямился. Колени его дрогнули, но ноги должны были восстановиться совсем скоро, да и не нужна пока Эстерхази силовая поддержка.
- Мне ведь девяносто с лишним лет, малыш… Ты прости старика за болтливость. Так долго жить довольно скучно, но есть дела, которые нельзя закончить за одну жизнь, - особенно если тебя убивают недоброжелатели в шестьдесят с небольшим, - А ты мне мешал заниматься моими делами, - из голоса исчезла улыбка, с лица тоже. Скрим пожал плечами, взял с нижней полки толстую коротенькую свечу, подставку для какого-то сосуда и стеклянную банку с серо-зеленым порошком, и прошел к лежанке. Колдун уселся прямо на пол примерно в полутора метрах от своего пленника и принялся собирать конструкцию: свеча, подставка, широкое блюдо без плоского дна, а на него – небольшую горку порошка.
- Ты знал, что многие травы, растущие на болотах, вызывают галлюцинации, если их съесть? Они крайне токсичны и могут нанести непоправимый ущерб пищеварительному тракту и мозгу. Конечно, пострадает весь организм, но эти органы особенно сильно. Но я не собираюсь тебя калечить… только немного подкорректирую твое представление о мире, - Скриму нужно сделать так, что сознание Черча спрятало, как можно глубже, все воспоминания, связанные с Эстерхази, всеми их встречами и обстоятельствами. Для этого нужны страх и боль. Первое Джейку подкинет собственное сознание. Второе обеспечит колдун.
К сожалению, после этого патологоанатом потеряет некоторые куски своего прошлого, которые мозг посчитает имеющими отношение к событиями настоящего, он даже не вспомнит, что видел распотрошенный труп, оставленный бокором специально для него, пока кто-нибудь не обвинит парня в вандализме и психопатии или в чем-нибудь еще, что поставит крест на будущем этого молодого человека. Впрочем, и это не поможет мгновенно вернуть память, но разве Скрима что-то должно беспокоить?
Эстерхази поджег свечу, которая будет нагревать порошок. Нагретый порошок начнет выделять в воздух токсины. Галлюцинации сложатся из теней на полу, стенах и потолке, которые образуются от нервного дрожания пламени свечей, стоящих в разных углах подвала, и мерцающей лампочки на двадцать пять ват.
Скрим отодвинулся метра на три и скрестил ноги перед собой. Он монотонно и напевно шептал что-то на древнем африканском наречии. Это было похоже на чтение заклинания, но в действительности было набором несвязанных слов, обладающих определенной вибрацией, которая раньше помогала вводить людей в транс. Эстерхази нужно было лишь помочь сознанию Джейка выбрать направление, чтобы потонуть в кошмарах. «Приятных снов наяву, малыш…»

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » escape room, 25.03.2017