Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » The Long road home with "Our own Christopher Robin", 26.05.2017


The Long road home with "Our own Christopher Robin", 26.05.2017

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

26 мая 2017 г.
вечер и ночь

«The Long road home with "Our own Christopher Robin"»
___________________________________________
by Theodore "Piglet" Divine, Anathema "Winnie" Pankhurst & Topher Doherty

http://funkyimg.com/i/2zfaT.jpg
___________________________________________
краткое содержание

Как Винни Пух и Пяточек Кристофера приручили.
___________________________________________
Бар «Безумный Себастьян», улицы.

Отредактировано Anathema Pankhurst (2017-11-12 00:36:25)

+3

2

После переезда в Мортон Мэш Тоферу казалось, что хватит с него приключений и после брайтонс-миллского ада и всего ему предшествующего он наконец-то заслужил покой, но было очевидно, что мироздание так не думало. За последние три дня ему довелось вытащить одного несчастного из тюрьмы, разорвать отношения с другим, сжечь его дом, осознать, что там есть кто-то живой, спасти из горящего дома человека, с которым он несколько часов назад разорвал отношения, отвести его в больницу, поселить в мотель, прогулять в связи с этим работу и проспать после этого порядка двадцати часов, как убитый. И это только за последние три дня. Обо всем, что происходило за последний месяц, и вспоминать не хотелось.
Да только после того, как он проспался, легче не стало, потому что не хотелось верить, что все это происходило с ним, ведь иначе пришлось бы примириться с мыслью, что он чуть не сжег человека. И ради чего? Потому что история с зелеными конвертами зашла слишком далеко, чтобы можно было отступить, не навредив себе самому. Так себе оправдание, честно говоря.
Конечно, он тогда был не один, а с Табитой, но и что с того факта, что он был не один? Пусть подруга была главным двигателем в их тандеме и гораздо решительнее него, но он мог попытаться ее отговорить или просто в этом не участвовать. Мало ли что писали в конвертах – выкарабкался бы.
Другой факт – что он спохватился почти вовремя, но уж точно вовремя, чтобы вытащить Доусона – договориться с совестью тоже не очень-то помогал. Вывод был все равно один: вот до чего мы теперь докатились, значит. За Доэрти значился целый послужной список из приводов в полицейский участок и еще больше было неучтенных взломов и воровства, но до попыток убийства раньше дело не доходило.
Ничего удивительного, что вечером на следующий день обычно непьющий Тофер обнаружил себя в единственном на весь город баре. Хотя, откровенно говоря, предпочел бы он вовсе не алкоголь, а что-то, с чем не связывался уже год и восемь месяцев.
Тофер украдкой озирался по сторонам, потому что если не ставить на то, что в этом городе, порабощенном преступностью и байкерами, дилеры должны водиться в первую очередь в «Безумном Себастьяне», то на что вообще стоило делать ставки?
Возвращаться к старым зависимостям было унизительно и здорово било по гордости, но не было бы это панацеей от всего, включая эти самые терзания? Ему было бы уже на все плевать.
Впрочем, быстро вспомнил Ксандра в участке. Зрелище ему тогда совсем не понравилось. Каким разбитым и готовым сквозь землю провалиться от стыда был Констанц – может быть, применение веществ и спасало на время, но надо было потом как-то пережить, по крайней мере, до следующей возможности их достать.
На кой тогда завязывал, спрашивается.
– Мартини, пожалуйста.
Как и упоминалось, пить Тофер никогда не умел и в алкоголе совершенно не разбирался.
Он боялся, что это же бар – рано или поздно кто-нибудь нет-нет и полезет с задушевными беседами, а что он может рассказать из этой жуткой мешанины происходящего, да и хочет ли? Но на его счастье, этого не произошло.
Не происходило.
До тех пор, пока одной даме не потребовалось тяжело свалиться на его плечо, дыхнув ему в ухо перегаром с намерением поделиться своими жизненными напастями, да еще на полной громкости.
Ну, нет, он недостаточно пьян для этого.

+2

3

смотри, какая мадама на тебя навалилась, Кристофер Робин!

Тоферу несказанно повезло.
На него мог навалиться пьяница со стажем, который проводит все свои дни в пабах и беден, как церковная мышь. Отчего его одежда потерта и тошнотворно воняет, и это еще не самое страшное - страшнее запах у него изо рта и нечесаные космы бороды. Да-да, Тофер, представь, что мужчина склонился к тебе так близко, что плешивая бороденка щекочет тебе лицо. Страшно, да?
Или это мог быть агрессивный байкер. Причем желание вмазать кому-нибудь по роже у него сильнее желания выпить водки, и он ищет добровольца, согласного получить парочку люлей. Ну или не очень добровольца. Вот ты, Тофер, что уселся так, что к стойке не подойдешь? Парень, ты что, не врубаешься, кому загородил проход?
Ну или это могла быть старая дева, от которой несет специфическим запахом сорока кошек, которые ждут ее дома, а она вышла пропустить стаканчик-другой и ей нужно построить кому-нибудь глазки. Эй, Тофер, а ты ничего так, нравишься!
Но нет же!
Тоферу несказанно повезло, потому что ему досталась пьяненькая Анафема Панкхёрст. А поскольку напивалась сия прекрасная дева довольно редко и вообще, следила за собой и обладала приятной наружностью, и пахло от нее не кошачьим кормом, а яблочным DKNY, Доэрти вообще грех жаловаться. И вообще, девушка даже извинилась:
- И... ик! извините! -  начала она.
Хотя нет. Началось все не с этого.
Началось все с того момента, когда Наф-Наф на свою голову решила, что приехать на встречу выпускников в Салфер - хорошая идея. Точнее, идея не казалась ей хорошей с самого начала, но ее друзья по колледжу написали ей порядка 10 смс-ок о том, что без нее будет скучно и что ее очень хотят видеть. Это-то неплохо, но ведь на встречу наверняка придет и Алфи Грант...
Анафеме стоило большого труда убедить себя в том, что Алфи на такие сборища все-равно, и что он лучше отправиться кутить где-нибудь по клубам, чем загорится желанием увидеть старых знакомых... но ведь он всегда был звездой колледжа, разве это не приятно - явиться и вновь почувствовать себя местной знаменитостью?
И, как Анафема не старалась, а отказать себе в желании нарядиться красиво и явиться с высоко поднятой головой она не смогла: смотрите, я тоже многого добилась в жизни. Поэтому пол-вечера девушка трясла братца, чтобы он помог ей выбрать наряд. Но в итоге поступила как настоящая женщина: Дивайн советовал ей классику вроде маленького черного платья или, наоборот, ярко-алый наряд, но в итоге Наф-Наф остановилась на желтом платье с юбкой-карандашом и дополнила его вязанной белой кофтейкой. Ну она же женщина, ей сложно определиться. И, как ни крути, а червоточинка где-то там внутри все твердила ей: "Если Алфи, все-таки, придет, пусть видит, какую стильную, красивую и умную девушку он потерял. Эта женщина теперь тверда, независима и самодостаточна. И ей не нужны всякие папенькины сынки! Вот! А если что, Алфи Гад, мой братишка снова надерет тебе зад, понял?"
И Алфи Грант был здесь. И Алфи Грант, конечно, не мог не обратить внимание на свою шикарную бывшую пассию. Вот только когда он подошел к ней, чтобы поприветствовать ее, Анафема, что храбрилась весь вечер, вдруг растеряла всю свою уверенность разом и вместо того, чтобы грозно приподнять бровь и заявить бывшему: "Ну и?" - как и планировала Наф-Наф, девушка наивно заморгала глазками и едва слышно просипела "Привет..." Будто не бывший к ней подошел, а кумир ее детских грез.
Как-то так слово за слово, и Наф-Наф обнаружила, что стоит с бокалом шампанского около Алфи Гранта, и он приобнял ее за талию. И, самое смешное, ей это не нравится, но она ничего не предпринимает. М-да, этому человеку не откажешь в море обаяния и умении манипулировать юными девами - это, так сказать, базовая комплектация Алфи Гранта и его единственные умения.
Причем все это не смотря на один немаловажный факт: Анафема отчетливо видела, что пришел Грант не один, а в компании Эльзы - их общей подруги, что тоже училась на их курсе. Нужно сказать, шикарной блондинки с третьим размером груди, который не помещался в ее декольте и все время норовил вылезти из тонкой кофточки на бретельках. Ничто не поменялось: Алфи до сих пор был падок на глупеньких красоток и умел их подцепить. И вот теперь и Анафема почувствовала себя одной из них.
И знаете, что обидно? Что Алфи не дел ей и слова вставить, все задавал вопросы, все интересовался ее жизнью, причем не слушая ее ответы, а лишь красуясь перед Панкхёрст, и все твердил о том, как он скучал и плакал. Разговоры, шампанское, и вроде как кто-то уже пошел танцевать медленные танцы... А Наф-Наф сидела подле Алфи Гранта и он, положив ей на колено руку, нашептывал ей на ухо, что де как прекрасно, что они опять увиделись, и что жизнь коротка, и что он всегда любил, когда Анафема смущается... Закончились шептания, конечно же, поцелуем. И Наф-Наф к своему стыду ничего не смогла сделать, пусть даже ее разум кричал: "Остановись, дуреха, ну куда же ты прешь на старые грабли???". Когда поцелуй закончился, девушка растерянно посмотрела на своего бывшего, неуверенно пискнула: "Я... я вернусь через минуту!", подхватила свою сумочку и, пытаясь не показать спешки, прошлась по залу, а потом резко бросилась на улицу, к выходу. Только тут она перевела дыхание и вслух обругала себя весьма грубыми словами - такими, которыми не стоит ругаться школьному завхозу.
Возвращаться в зал девушка не планировала - наоборот, скорее вызвала такси и укатила домой, в родной Мортон Мэш.
Настроение было, сами понимаете, не очень. Окончательно добило смс от Алфи Гранта - ведь не постеснялся сохранить ее номер! - "Эй, крошка, куда же ты пропала? Я рассчитывал позавтракать вместе!". Наф-Наф написала ответ: "Пошел ты!", но так и не заставила себя нажать кнопку отправить. За что ненависть к себе, конечно, не уменьшилась.
- Остановите, пожалуйста, здесь! - что еще делает дамочка в расстроенных чувствах, когда видит в окошке такси паб? Вот-вот.
А теперь вернемся к Тоферу, которому повезло. Потому что к тому времени, когда девушку повело и она привалилась к своему соседу по барной стойке, она успела вдоволь нарыдаться и опрокинуть в себя 4 бокала рома с колой.
- И-извините... - облокотившись о плечо Тофера, девушка сунула ему свой телефон. - П-помогите, пожалуйста... Мне нужно отправить смс, но у меня не получается. А еще мне так стыдно... очень стыдно...
Она громко всхлипнула, отцепилась от Тофера, сложила ручки на столешнице, уткнулась в них носиком и снова заплакала.

+2

4

Ладно, действительно стоит признать: первое впечатление обманчиво. Девушка, что так внезапно свалилась на голову Тофера (вернее, на плечо), была хороша собой, что уж тут спорить  и для того, чтобы это оценить, не обязательно было даже на этих самых девушек западать. Она даже на пьянчужку совсем не походила, да и вообще на завсегдатая баров, просто – ну, бывает. Сам-то он тоже в «Безумном Себастьяне» бывал едва ли не впервые.
Бывает, что перебрала. Мало ли, что могло случиться. В конце концов, может быть, даже ничего такого, просто быстро пьянеет.
Но свалилась и свалилась, Тофер мог бы попросту не обратить внимания, если бы она по-быстрому пришла в себя и хотя бы отодвинулась, а лучше убралась бы подальше, но не тут-то было. Вместо этого девушка только теснее прижалась к его плечу – он бы с радостью отодвинулся бы от нее сам, вот только побоялся уронить ее, да и на кого бы она упала? Только себе бы хуже сделал. А еще попросила отправить за нее сообщение, потому что по кнопке отправки она сама не попадала. Проще было сделать, чем вступать в совершенно ненужную перепалку, так что Доэрти с обреченностью принял телефон у нее из рук и зачем-то прочитал все, что было в переписке.
(Но как будто для этого нужно это «зачем», когда ты просто искал взглядом кнопку отправки, а зрение не так устроено, чтобы сосредоточиться только на одном.)
Так-так. Томный вечер пятницы собирает в баре исключительно зализывающих сердечные раны неудачников, так, что ли?
Интересно, чем этот парень так провинился. Ну, или почему же сразу парень. Да и, вообще-то, не особо интересно – как будто Тоферу своих проблем не хватало.
Выключи мозг, боже мой. Вот еще придумал – рассуждать о том, нужно ли так сразу отшивать человека, не разобравшись. Как будто его это как-то касается. Его попросили отправить, а не совета, в конце концов.
Правда, сделать это он так и не успел, потому что девушка переметнулась от него к столешнице бара и вдруг зарыдала.
(Хотя почему вдруг? Можно подумать, до этого она хорошо держалась.)
Это все еще было не его делом, но раз уж он оказался задействован (хотя так и не успел и слова сказать своей новой знакомой), то отчего-то начал испытывать угрызения совести, что помочь человеку надо, что ли – тем более, в схожих ситуациях находятся, насколько можно было судить. Во всяком случае, оба связались не с теми людьми, теперь и расхлебывают, сидя в баре.
Хотя, может, у девушки еще все образуется, а вот у него – вряд ли. Да и посылает она просто по телефону, а не сжигает дом вместе со своим суженым – явно разные случаи, что тут говорить.
Черт. Ну почему он не может даже просто посидеть в баре, один раз в жизни, так, чтобы его никто не трогал?
Одно хорошо: появление девушки напрочь отшибло последние мысли о поиске дилера.
– Не знаю, то ли вы хотели ему написать, но отправил, – произнес Тофер, припав, наконец, к стакану, от которого все это время его отвлекала девушка. Он даже не был уверен, что девушка за своими рыданиями что-то услышала, но большее для нее делать было бы уже перебором. Да и что он мог, обнять ее за плечи, приговаривая «there, there»? Ну, нетушки, это было бы уж совсем странно, на такое он точно не подписывался.
Возникла также мысль отсесть куда-нибудь подальше, но, поразмыслив над ней еще немного, Доэрти пришел к выводу, что это, наверное, не очень вежливо. Какие уж правила вежливости в баре – другой вопрос, но с местными обычаями он все равно не знаком, чтобы об этом судить.
В общем, если бы кому-то пришло в голову сказать ему в лицо, что ему повезло, что плачущая девушка – не воняющий бомж и не агрессивный байкер, то он бы, пожалуй, с этим все же поспорил.

+2

5

Нет, все правильно, правильно. Давно нужно было покончить со всей этой историей с Грантом. Он совершенно не достоин того, чтобы Анафема так много о нем думала и переживала. И уж тем более - плакала из-за него и напивалась в вечер пятницы. Его нужно не просто забыть, а вычеркнуть из своего прошлого. Такой мизерный человек, не человек, а червяк даже, а портит Панкхёрст всю жизнь.
И Тедди, несомненно, прав - да он всегда прав! - в том, что Алфи Гад. Да-да, Гад с большой буквы. Тедди сразу его раскусил и все понял, что недостойный этот человек много кровушки Анафеме попортит, но от того перед братом было еще стыднее за сегодняшнее. Ведь хочешь не хочешь, а рассказать ему все придется. А потом заверять, что совсем необязательно ехать в Салфер и бить товарищу морду во второй раз. Потому что братец - любимый, и он за Нафу горой, и она ему доверяет, и вообще... Даже Дани давно намекает, что де не совсем он тебе брат, только in-law, а такой мужчина - загляденье просто! Умный, заботливый, красивый, и так они с ним... непохожи. А ведь даже в социометрии, говорят, самые лучшие отношения - у дуалов. Ну, у тех, которые не просто противоположности, а друг друга дополняют. У них же даже шпицов Сид и Нэнси зовут - а, дополняют же!
Так что все, прощай и пошел ты в пень, Алфи Грант! Но так стыыыдно....
Вот так решила Анафема, продолжая меж тем реветь, уткнувшись носом в свои руки. И это решение оставалось непоколебимым ровно до того момента, пока она не услышала голос своего невольного "собеседника".
Сообщение было отправлено.
- Как?! - вдруг оживилась Наф-Наф.
Вскочила, едва со стула не упав, и выхватила у Тофера из рук свой телефон.
- Нет-нет-нет... - пальцы ее не особенно слушались, когда она тыкала в экран, но это не помешало ей увидеть, что сообщение и правда "send". Она побледнела, глаза расширились, и она, должно быть, напугала парня - что он сделал что-то неправильное, но в следующее мгновение ее отпустило.
- Все правильно, так и должно быть, это все я, я такая глупая... - она расслабилась, и вместе с тем ослабло ее тельце: она облокотилась о Тофера и уткнулась ему в плечо.
- И-извините... - опять пробурчала она. - Вы мне помогли, а я... Спсба, спсба вам большое...
Она громко хмыкнула носиком, и попыталась собраться с мыслями.
Хватит думать о Гранте. Он - прошлое, болезненное, нехорошее, приставучее прошлое, которое еще смеет преследовать Наф-Наф и портить то, что есть у нее в настоящем. Последние годы она вспоминать о Гранте не хотела, а вот увидела - и понеслась старая песня.
- Как тебя зовут, хороший мой? - спросила она своего "собутыльника" нежным голоском. - А можно еще одну прсбу?
Напилась - веди себя прилично. Но чтобы вести себя прилично, нужно, чтобы рядом был бра-а-атик. Но стоило Анафеме представить, как она сейчас будет оправдываться перед Дивайном за свои проступки, так ей стало настолько стыдно, что набрать его телефон и попросить приехать за ней, у Панкхёрст даже рука не поднялась.
То ли дело заботливый товарищ. Он уже избавил Наф-Наф от угрызений совести по поводу Алфи - это же он его послал, по сути, а не она сама, так, может быть, он и чудо-братика вызовет?
- Я вообще-то дико извняюсь... Я вообще-то не пью... пчти... - заговариваясь, начала Анафема. - Но не могли бы вы пзвонить моему... ик! бртцу... бартц... брац... бра-а-а-а-а-атику? Он меня збрет, он у меня такой хороший! Крсвый! Как Апполон! Плечи у него.. плечи - во!
Наф-Наф взмахнула руками, чтобы показать Тоферу "размах крыльев" ее чудесного братца, и если бы Тофер не поймал ее за руку, опрокинулась бы назад, на пол.
- Прстите, - протараторила одни согласные Панкхёрст, и снова сунула свой телефон пареньку. - Пзвоните, пожлст... Там так и записано - бра-а-а-атик. Там и фоточка есть... Я же гврю: плечи - во!
Вторая попытка закончилась также, как и первая - почти падением Наф-Наф.
- Прстите, прстите... - девушка схватилась за стул Тофера и замерла, покачиваясь, у него над душой. Тофер же сама забота, неужели он братцу не позвонит? Да позвонит, конечно!

+2

6

– Как?! – вместо слов благодарности воскликнула девица.
Ну, вот так.
С него-то какой спрос? Он всего лишь сделал то, о чем его попросили. Пффф.
Ой, да ну ее. Отправил сообщение – плохо, не отправил бы – наверняка тоже был бы не прав. Да какое ему дело вообще? Тофер же ее знать не знает и потом знать не будет. А все равно задело, ранимые брошенные – они такие, даже если бросили сами, а потом еще и подожгли. А Тоферу так и вообще отчего-то всегда было небезразлично мнение окружающих, сколько бы ни убеждал себя в обратном.
Впрочем, вскоре девушка исправилась и исправно повисла на плече своего «спасителя», уткнувшись в это же самое плечо носом, а ему сиди и думай теперь, что хотел какой-либо благодарности – получи, распишись, да только, может, обошелся бы, зато она оставила бы его в покое.
Ну, или не оставила бы, он же так удачно сидит рядом.
Тофер неуютно поерзал на табурете, раскидывая мозгами, как бы ей намекнуть, что ему не очень удобно в ее обществе, еще и столь близком, но вставить хоть слово он так и не успел: его новая знакомая решила вызнать у «своего хорошего» имя и еще что-то попросить, от чего тот уже заранее внутренне содрогнулся, припал к стакану, вздохнул, пожал плечами и ответил:
– Тофер.
Второй-то вопрос явно был риторический.
А ведь когда-то раньше он только и делал, что общался с наркоманами, и ничего. А теперь одна выпившая девица в тягость, эк он разбаловался.
Тофер тихонько хмыкнул: не пьет она почти, ишь. Собственно, другого он и не думал – ну, или, если и думал, то недолго, пока не довелась возможность познакомиться с ней  поближе. Только на нее посмотришь и не знаешь, что и думать: не то самому выпить хочется, чтобы воспринимать все происходящее не на здравый рассудок, не то глядишь как на наглядный пример, почему пить больше не захочется никогда.
Ладно, надо признать, никаким девицам помогать Тофер желанием не горел, но это действительно не было худшим, что могло случиться с ним в баре.
Тем не менее, от просьбы он уж и не знал, что ожидать – оставалось надеяться, что чего-то в рамках приличия, а то кто знает этих выпивших барышень.
А, ну всего лишь требовалось продолжить работу связным все еще неназванной девицы с внешним миром и вызвать на подмогу братца-Аполлона (и не дать его несчастной сестрице упасть на пол). Ладно уж, если начал этим промышлять, то, наверное, призвание у него такое на этот вечер. Тем более, фоточка у мистера «Плечи» была и правда ничего (господи, о чем он только думает? Сплавить сестрицу этому Аполлону и забыть о случившемся инциденте. И самому пить заодно больше даже не пытаться, все равно получается так себе).
– Позвоним-позвоним, – заверил ее Тофер – разумеется, не без нотки обреченности в голосе. – Только давай-ка выйдем на улицу, а то шумно здесь, да и свежий воздух тебе не помешает, – заблаговременно изъяв у своей подопечной телефон, а то мало ли что, он осторожно подтолкнул ее в спину, направляя к выходу, и сам соскользнул с табурета и направился следом.
Ну, кому стоило подышать свежим воздухом и проветрить мозги, а кому можно и... не свежим.
– Как к братику обращаться?да и к тебе заодно. Потому что в телефоне, как и было обещано, так и значилось: «братик».
Да и вообще, надо же было ему потянуть время не только за перекуром и подпиранием стены, но и за каким-никаким разговором, а то позвонить-то он вызвался (точнее, не вызывался, но и не отказался же), но исполнять просьбу и объясняться с обладателем божественных плеч не спешил: все равно, знаете ли, разговор не из приятных и вовсе не самый удобный, а жизнь Тофера хоть и напоминала в последний месяц бедлам (хотя, кого он обманывает, как будто перед этим не было всего лишь непродолжительное время затишья), но к такому он все равно не привык – не каждый день просишь одного незнакомца подобрать свалившуюся на твою голову другую незнакомку... хотя все равно это приятнее, чем вытаскивать одного придурка из-за решетки под залог, да еще потом объяснять своему собственному бра-а-атику, куда делись деньги – ну, то есть, говорить ему все, что угодно, кроме правды, чтобы случайно не взбесить, а то младшему в придачу ко всем его болячкам еще только нервного тика не хватало.

Отредактировано Topher Doherty (2018-01-04 18:06:24)

+2


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » The Long road home with "Our own Christopher Robin", 26.05.2017