Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

Новости ADS: Вот и наступило долгожданное "скоро", и новый сезон ADS открыл свои двери! К Вашим услугам свежеиспеченный информационные темы с подробностями о новом сезоне, ссылки на которые можете найти в навигации ниже. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » On air, 07.03.2017


On air, 07.03.2017

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

07 марта 2017 г.
большая перемена, обед

«On air»
___________________________________________
by Henry Boyd & Maimie Guthrie

http://sd.uploads.ru/i6aT1.jpg
___________________________________________
краткое содержание

- Корбен, детка, что за бред? Нет, так дело не пойдет! Ни огня, ни фуража, ни-че-го! У нас же шоу!
Надо пулемет: па-па-па! Так что завтра, с пяти до семи, притворись, что знаешь больше двух слов!...
- Я не на подпевки к тебе выбрался. Так что завтра, с пяти до семи, будешь крутиться сам...
(с)

Что выйдет, если в прямом эфире встретятся не совсем компетентный в вопросах футбола ведущий и не самый многословный игрок команды? Да, в общем-то, ничего хорошего.
___________________________________________
Школа Мортон Мэш.

+1

2

- Здравствуй, Генри.
Твою ж... Ну, то есть он так и знал, что добром это не закончится. Добровольно появляться в этой части школы, сосредоточии всех «темных» сил: канцелярии, кабинета директора, класса старой карги Майерс, которая влепила ему D с минусом три раза подряд, и кабинета психолога - он бы точно не стал. Но теперь деваться некуда.
- Генри?
Он скривился, благо стоял спиной, выдохнул и лишь потом развернулся.
- Да?
Недовольство с лица никуда не делось, но отсутствием дружелюбия школьного психолога было не напугать. Она спокойно продолжила:
- Ты давно не был у меня.
Генри лишь неопределенно пожал плечами и решил обойтись без провокационного  и едкого «Соскучились?». Это самый короткий путь к новой встрече. Он уж как-нибудь обойдется и точно не скучал. Единственным достоинством «психологички» были неплохие такие сиськи, особенно в той светлой блузке с глубоким вырезом. Но когда смотришь на них слишком часто, да еще под аккомпанемент душещипательных бесед, - приедается. Сейчас на ней была водолазка.
- Это очень радует... - она улыбнулась, чуть помолчала и, не дождавшись реакции, поделилась: - Сегодня был твой брат. У вас очередь?
- Нет, - шутку Генри не оценил. И не поинтересовался, кто именно из братьев. Робби сегодня уехал с классом в какой-то музей. Ден вообще самый приличный в их семействе. Значит отличился мелкий засранец.
- Он разбил стенд с наградами в актовом зале.
- Хотите, я разобью ему за это нос? - предложил он.
Психолог покачала головой с немым укором и разочарованием. Показушным, решил Генри. Ну, хоть тут он ее не подвел - не исправился в пай-мальчика.
- Нет, но ты можешь...
Чего она от него хотела и зачем затеяла это разговор, он так и не узнал. В этот момент захрипел динамик над дверью канцелярии, потом там что-то треснуло и наконец звук стал чистым. Только вместо ожидаемого «Мистер Ньюман пройдите в учебную часть» или «Мэттью Диас к директору» по коридору разнеслась заставка школьного радио.
- Дерьмо! - напоминание оказалось слишком громки и неожиданным, соответственно и реакция на него такой же. Теперь в искренности недовольства психолога сомневаться не приходилось. Да и фиг с ней. - Мне надо идти.
- Нам нужно договорить, Генри, - донеслось уже ему в спину.
«Угу, ща-а-а-аз. Конечно», - согласился он. Теперь в этой части здания его долго не увидят. А с мелким пусть разбираются родители. И ведь придется платить за чертов стенд. Сколько он интересно стоит. Двери актового зала как раз осталась по правую руку, Генри тормознул перед ними, но удержался от соблазна заглянуть внутрь и заценить, что именно расфигачил братец.
Он и без того опаздывал. Цифры на телефоне показывали, что эфир начался вовремя, и сейчас Гатри бодро несла какую-то ерунду. Кто ее интересно вообще слушает? Сам Генри в большую перемену предпочитал свалить на улицу, чтобы съесть свой сэндвич с индейкой спокойно, а не под вязнущий в ушах рассказ какого-нибудь Джо Прескота. Его он слышал с месяц назад, когда тот занял третье место на каком-то там конкурс по физике и заунывно вешал о своей работе минут десять. Скукотища. На уроках и то веселей. Гатри точняк там сама заснула и поэтому не отняла микрофон. И не улице как назло был дождь.
Гениальная идея попиарится таким способом и рассказать об успехах школьного футбола (наконец-то хоть одну игру не слили, ага!) пришла в голову тренеру, и, откровенно говоря, Генри было на нее начхать. Его она не касалась. До сегодняшнего утра, когда тренер поймал его возле класса и сообщил, что Адам - капитан команды и коутербек - заболел и на эфир идет Генри. Без всяких там «но», «почему» и «зачем».
Дверь в радио рубку открываться не хотела. Он несколько раз дернул ее, пока не рассмотрел язычок замка в щели у косяка. Постучал, но безрезультатно. И лишь потом сообразил, что ломится в кладовку уборщика с метлами и ведрами. Подсобок в конце коридора было две с разных сторон, и он выбрал не ту.
Голос из оставшегося в отдалении динамика звучал приглушенно и словно издевательски. Генри шагнул к противоположной двери и распахнул ее, прикладывая силу с избытком, как к запертой предыдущей. Пришлось даже чуть отступить, когда дверь по инерции впечаталась в стену, а затем ловить ее, уже шагнув через порог с коротким:
- Чего? - в ответ на удивление Гатри.

+2

3

Мэйми бросила еще один пристальный взгляд в зеркало и глубоко вздохнула. Реклама обещала "увеличение природной линии губ и ненавязчивое акцентирование внимания на области рта". Вышло и вправду неплохо,  очень даже естественно, но лучше бы новый блеск увеличил ей кое-что другое. Грудь, например, или попу.. . Короче, помог бы сделать плоскую фигуру более привлекательной. Но Мэйми решила утешить себя тем, что они все же будут сидеть, а значит ее формы будут все равно плохо видны Адаму, так что основной акцент на лице и "природной линии губ" был не таким уж и плохим вариантом, да. 
Она в последний раз оглядела себя с головы до ног, не удержалась и скривилась своему отражению перед тем как выйти из туалета. До эфира оставалось еще  десять минут, почти вечность, но ей нужно было набросать музыку в плейлист и пробежаться последний разок по вопросам. Не то, чтобы их было много, но Мэйми слегка нервничала, потому что очень хотела произвести впечатление, и от этого нервничала еще больше.
Адам ей и правда нравился. Ну а покажите мне ту в этой школе, кто относился к капитану их футбольной команды по-другому? И пусть ребята из Салфера были  чемпионами последние несколько лет, но у них и город больше!  И вообще, футбол тут был ни при чем, Мэйми все равно разбиралась в нем слабо. Просто Адам был не только очень симпатичным, но и имел за плечами другие достоинства: он был веселым, ответственным и хорошо учился.
В повседневной жизни они пересекались довольно мало, поэтому выпавший шанс пообщаться (да не просто пообщаться, а почти тет-а-тет... ну если не брать в расчет то, что их общение будет слышать вся школа.... но ведь потом микрофон будет выключен!) Мэйми решила использовать на все сто. Для начала она убедила Макса, что справится сегодня без его помощи. Хотя, по хорошему, эфир следовало бы отдать ему, он-то в теме понимал гораздо больше. Но Мэйми этого было мало, и она вообще спровадила Макса из радиорубки. Тот, конечно, разобиделся, но все же ушел, скомпенсировав досаду ехидными замечаниями и шуточками напоследок. Четырнадцатилетка, что с него взять.
Зато теперь в подсобке, переоборудованной в школьную радиостанцию, было тихо и уютно. Насколько вообще может быть уютно в маленькой комнате без окон с двумя столами, несколькими стульями и стеллажами с дисками возле дальней стены. Последние было гордостью и детищем Макса, который упрямо не желал ставить музыку в эфир из интернета, утверждая, что качество звучания там весьма и весьма посредственное. Сама же Мэйми считала, что по старым школьным динамикам все равно не определишь, насколько чистым идет звук, но Макс был непоколебим.
От соблазна выключить верхний свет и оставить только настольную лампу в неловкой попытке придать моменту некую интимность Мэйми отказалась. Адам Адамом, но радио было на первом месте, об этом она не забывала. Он нравился ей не настолько сильно, чтобы так терять голову. Мэйми уселась в кресло, привычным жестом надела наушники на шею и "разбудила" компьютер щелчком мыши. С плейлистом было покончено быстро, все равно много музыки не требовалось - эфиры были короткими, а все сегодняшнее время должны были занять Адам и футбольная тема.
Кстати о последнем.
Мэйми взглянула на часы и нахмурилась: Адаму уже пора было здесь появиться. Она-то надеялась, что успеет обсудить с ним вопросы перед тем, как начнется эфир, так было бы лучше. Возможно, некоторые из них он бы посоветовал не задавать, или наоборот, мог предложить что-то свое. Но теперь об этом уже не могло быть и речи. Лишь бы к началу успел!
Мэйми нервно побарабанила кончиками пальцев по губам, но, вспомнив о чудо-блеске, тут же перестала. Оказывается, пунктуальность не входила в список достоинств капитана их школьной команды...
Она подождала лишних полминуты, глубоко вздохнула, автоматически включила красную лампочку на стене (еще одно детище неугомонного Макса, под соусом "но во всех уважающих себя студиях она есть"), придвинула микрофон поближе и вышли в эфир:
- Всем привет, сегодня вторник, седьмое марта, а значит с вами очередной выпуск школьного радио, и я, Мэйми Гатри! - голос звучал бодро, никакого раздражения и нервозности. Мэйми решила немного потянуть время, ну и пофиг, что для этого придется говорить очевидные вещи. Слушателям было не привыкать. - На дворе весна набирает обороты, но погода все еще оставляет желать лучшего. А у нас для вас сегодня сюрприз, ребятки, но я пока не скажу какой. Лучше ответьте-ка мне поскорее, кто видел игру в прошлую пятницу?! Я жду ваши сообщения.
Окно с сообщениями для радио было привычно чистым (ну кроме очередного  дебильного вопроса от пользователя Hulk69: "какого цвета на тебе сейчас трусики, Мэйми?"). Поэтому Мэйми (тоже привычно) начала придумывать:
- Итак, Саймон уверен, что это была лучшая игра сезона! Бенедикт пишет, что наша команда показала класс. А Трейси говорит... - Мэйми глазами прочитала новое сообщение от некой Tracy_sexy, -... неважно что....
В коридоре рядом с дверью послышался какой-то шум, и Мэйми вздохнула с облегчением.
- Но у нас есть уникальная возможность услышать все о последней игре из первых уст, потому что сегодня с нами...., - дверь с грохотом отворилась, и Мэйми обалдело уставилась на ввалившегося следом, -... Бойд?!
Называть кого-то по фамилии в эфире было очень непрофессионально. Тем более, что школа насчитывала нескольких Бойдов. Но от неожиданности Мэйми растерялась и даже забыла как его зовут.
- Ээээ.... Генри Бойд...., - так кажется.
Уверенности в этом не было. И даже не смотря на то, что несколько классов у них были общими, они совсем не общались (ну нельзя же назвать общением "дай пройти" и "подвинься"). Но Мэйми все это устраивало, потому что вечно насупленный Бойд дружелюбным не выглядел.
Мысль работала с удвоенной скоростью. Что он здесь делает? Судя по угрюмой решительности Бойдовского лица, дверью он не ошибся. Но что ему тут  понадобилось? И вдруг Мэйми осенило. Ну конечно! Он же тоже играет в команде, а значит... значит придется брать интервью у него... вот уж сюрприз из сюрпризов.
- Он бегущий нашей команды и с удовольствием поделится впечатлениями. Привет, Бой... Генри, присаживайся, - Мэйми проигнорировала его вопрос, надеясь, что в эфире его было не слышно, выдавила вымученную улыбку и указала рукой на ближайший из стульев, - расскажи нашим слушателям об игре. Как все прошло?
Она подвинула ему микрофон.

+2

4

Тренер велел прийти заранее и обсудить с Гатри детали выступления. Ну, точнее с «этой... Мэйси?.. Или как ее там? А-а-а, с Майей  с радио». Генри не стал его поправлять, только мрачно кивнул. Впереди маячили лишь тлен и безысходность. И неважно уже с кем. Тренер трактовал его молчание как переживания, успокаивающе хлопнул по плечу и посоветовал напоследок: «И не хмурься. Улыбайся там побольше». На «заранее» в отличие от «улыбайся» (очень актуальное на радио, чё уж там) Генри даже не совсем забил, хотя сильно подозревал, что толку от этого все равно не будет. Но чертова психологичка...
Приглашение сесть прозвучало аж с двух сторон: непосредственно от Гатри и с чуть заметной задержкой из динамика в коридоре. Генри нахмурился (все-таки тренер знал его как облупленного), шагнул за порог и прикрыл дверь. Внутри неприятно засосало волнение. Не такое, какое бывает перед ответственной игрой. Там он обычно отлично знал, что и как делать и легкая тревога лишь придавала азарта. А такое, как на уроках истории, где от тебя хотят услышать об основных последствиях войны за независимость, но язык предательски распухает во рту и три страницы учебника (прочитанные дважды, между прочим!) превращаются в кашу в голове.
Вот дерьмо.
Генри нервно дернул плечом, отгоняя от себя дурацкую панику, и решительно отодвинул стул. От резкого движения ножки громко и неприятно шкрябнули по полу. И по мозгам тоже. Микрофон перед носом только усилил тревогу. Генри посмотрел на него, потом на Гатри, неосознанно склонился чуть ниже, словно так его будет лучше слышно, выдохнул и ответил:
- Нормально.
Ну, последняя игра и правда прошла нормально. Он не назвал бы ее провально-хреновой, как первый в этом году матч против Винтона. Тогда Адам тоже болел, хлюпик чертов, и без него нападение слило все что могло и что не могло тоже. Гр*банный стыд. Но и выдающейся бы тоже назвал: он сам косякнул пару раз с комбинацией, иначе очков у противника могло бы быть и меньше. Нормально, что еще скажешь.
Хотя, судя по лицу Гатри, сказать было надо. Но блин! Другие слова никак не побирались. Что там еще можно добавить? «Последний тачдаун Адама Картера был великолепен!» или «Вы тоже видели этот филд-гол?! Ногу Кейси Фишера в момент удара явно направлял сам Господь!» восторженным голосом телевизионного комментатора матча «Даллас Ковбойз» против «Вашингтон Редскинз». Но ту игру хоть действительно стоило посмотреть.   
Генри перевел взгляд с осуждающе-ожидающей Гатри на стол. Перед ней лежало несколько листков с заметками, а из-под низу торчал угол небрежно набросанной схемы расстановки игроков на поле. Ее он узнал бы в любом виде. Такие же, только гораздо более аккуратные, любил рисовать Адам, после чего занудно расписывал каждый шаг в розыгрыше нападения и раздавал всем распечатанные инструкции. Он и к интервью наверняка подготовился, набросал план выступления. И вот теперь с катастрофическим опозданием до Генри дошло, что нужно было сделать в первую очередь. Позвонить Адаму еще утром. Мудаком тот не был, так что через пять минут все его наработки были бы в телефоне Генри. Но упс...
Пауза затянулась совсем неприлично. Генри поморщился и отодвинул микрофон обратно к Гатри. Пусть сама что-нибудь говорит, нести чушь - это ее обязанность.  Стало чуточку легче. Он даже вспомнил о чем еще не сказал.
- И я играю в линии защиты.
Какой еще нахрен бегущий?

+2

5

Мэйми даже сначала не поняла, что это было все. Вот эти два коротких предложения и стали ответами на заданные вопросы. Но пододвинутый обратно микрофон, как и хмуро-красноречивый взгляд не оставляли никаких сомнений - это было действительно все.
Но она не пала духом. И если честно, к подобной реакции ей было не привыкать. Мало кто мог с наскока начать петь соловьем и с первых минут эфира чувствовал себя как рыба в воде. Некоторых "гостей" приходилось раскачивать и помогать им побороть робость. Хотя стоило признать, что те, кто все же соглашался выступить на радио, сами пылали энтузиазмом поделиться чем-то со школой, и их просто нужно было немного подтолкнуть и дать время освоиться. 
Мэйми внимательно посмотрела на Бойда, пытаясь по лицу определить степень его энтузиазма, но практически тут же отказалась от этой идеи. Судя по насупленным бровям энтузиазмом там и не пахло. Вполне возможно, что им там не пахло никогда в принципе. Хотя, наверное, были в мире вещи, которые могли стереть это выражение угрюмой сосредоточенности. Ведь что-то же ему обязано было нравиться и приносить удовольствие?! Но, если хорошо подумать, это и  должен же был быть футбол, разве нет?
Хотя кто этого Бойда знает...
Мэйми в любом случае собиралась попробовать.
Она ему улыбнулась, очень надеясь, что улыбка вышла ободряющей, а не уставшей, и повторила его недавние слова:
- Итак игра была нормальной...,- время на всякий случай требовалось все равно потянуть. - Но это значит, что могла бы быть и лучше, так? Что мешало разыграться в полную силу?
Только задав вопрос, она поняла, что сформулировала его не совсем корректно и, быть может, слегка обидно. Ведь даже скудных познаний Мэйми было достаточно для того, чтобы понять, что недавний выигрыш был серьезным прорывом. А она только что на всю школу чуть ли не обвинила их в недостаточной отдаче во время игры. Вот же блин!!!
- Я имела ввиду, вы молодцы, -  растерянно добавила Мэйми, пытаясь исправить положение, но отчетливо понимая, что сделала еще хуже. Была бы сейчас одна в комнате, обязательно бы треснула себя ладонью по лбу. - И подробнее про защиту. Какова твоя роль в ней? Почему играешь там, а не в нападении?
Мэйми вывалила вопросы одним махом, пытаясь сгладить недавний неловкий момент. Хотя на самом деле ей хотелось просто сказать Бойду "Расскажи же хоть что-нибудь!". Но вместо этого она снова опять придвинула ему микрофон поближе, мол - твоя очередь. А потом, сомневаясь в том, что этих мер достаточно, подкрепила все это красноречивым взглядом и кивком - давай, рассказывай!

+2

6

План от тренера по улыбкам сегодня за двоих выполняла Гатри. Сам Генри причин для радости не находил. Вот вообще ни одной. Он никак не мог перестать думать, что лоханулся и не позвонил Адаму. Хотя думать-то следовало о том, что говорить дальше. Сомнений в том, что говорить придется не было, увы.
Генри воспользовался короткой передышкой, подаренной Гатри (и откуда только у нее берется столько слов?) и решился. Достал телефон и быстро набрал сообщение. Правда автозамена оказалась очень уж культурной и исправила эмоциональное «f*ck» на цензурное «duck». Ну да пофиг, Адам сообразит, что радио совсем не утиное. Главное, чтобы ответил быстро.
Вопросы он в итоге слушал краем уха. Но честно слушал! И все равно снова вернувшийся ему под нос микрофон оказался неприятной неожиданностью. Генри кинул непонимающий взгляд на Гатри и повторил с легким раздражением:
- Нормальная была игра.
Неужели с первого раза не понятно? Нормально - это нормально, а не плохо. Это как с оценками: все от «С» и выше нормально и неважно, что там конкретно. И какой смысл рассуждать сейчас, что могло быть лучше, а что хуже? Разбор полетов им в раздевалке устроил тренер, и знать его всей школе необязательно. Генри не был идиотом (хотя старая карга Майерс, в шестом классе требующая проверить его на умственную отсталость считала иначе, конечно) и понимал, чего тренер ждал от этой дурацкой передачи. Точно не описания игровых ошибок.
Он шумно выдохнул прямо в микрофон. Ладно, дальше вопросы были лучше.
- Первая линия защиты, - начал он и нахмурился. Отвечать полными предложениями их в шестом классе учила та же карга Майерс. И уж сейчас-то он в состоянии справиться. Так что пришлось начать сначала: - Я играю в первой линии защиты. И основная задача блокировать коутербека или бегущего с мячом.
Слова опять резко закончились. Вопрос-то лучше, но много не расскажешь. Генри как раз хотел добавить, что есть еще вторая линия из задних защитников, которые должны срывать пасы. Хотя кто этого вообще не знает? Но тут громким сигналом дало себе знать входящее сообщение. Два. Три. Пока он торопливо отключал звук, успел прочитать только последнее «Ну, и пошути там что-нибудь» с идиотским смайликом, остальные уползли вверх.
А время шло. Генри виновато поморщился и невпопад выдал:
- Лучше самому бить первым, а не ждать, когда бить будут тебя.
Это был ответ на последний вопрос. Почему он  играет в защите. С долей правды, конечно, этого не отнять, но в основном шутки, по совету Адама. Дурацкому совету.  Прозвучало по-дурацки. Ни хрена не смешно.
И добавить было нечего. Так что микрофон снова сместился к Гатри.

+2

7

Мэйми уже даже успела смириться с мыслью, что говорить ей придется за двоих. Ничего, им оставалось продержаться еще пять минут, чтобы интервью можно было считать состоявшимся, заполнив оставшееся время школьными новостями (они, правда, были отложены на следующий выпуск радио, но ради такого дела....). Короче говоря, она уже прикидывала какие новые вопросы сможет ему задать и переспросить, чтобы потянуть время, когда Бойд уткнулся в телефон и принялся в нем что-то писать.
Что?!
Она чуть вслух не спросила.
И даже более-менее развернутый на этот раз ответ не мог ее уже порадовать. Ее настолько сильно потрясло его поведение, что Мэйми просто слегка замкнуло. Она тут его жалеет, старается помочь, сделать эфир интереснее, задает наводящие вопросы, а он... он!
От сигнала принятых сообщений, Мэйми чуть на стуле не подпрыгнула.
А он даже звук не выключил!
И замеченный краем глаза ухмыляющий смайл на экране мобильника Бойда совершенно точно стал последней каплей.
Зато расставил все по местам и объяснил короткие ответы. Он пришел сюда не про футбол рассказывать, а поприкалываться над радио и над ней в частности. Мэйми знала, что большинство школьников во время их эфиров закатывали глаза. Хотя все было не так уж и плохо, и  радио вносило какое-никакое разнообразие в скучные серые школьные будни. Но ведь всегда круче критиковать и поливать грязью, чем хвалить. И чего только им не писали иногда в чат! Но до сегодняшнего дня никто не опускался до подобных шуточек.
Мэйми прикрыла микрофон рукой (они с Максом много раз специально проверяли, если обхватить его плотно ладонью, ничего слышно не будет) и почти прошипела:
- Звук выключить была не судьба?!
Отняв руку от микрофона и бросив на Бойда еще один испепеляющий взгляд, Мэйми  поинтересовалась уже для всех:
  - Ну и как, многих в прошлую игру на носилках унесли? - спросила она ядовито.
Буквально через секунду после этого с тихим щелчком открылась входная дверь, и в образовавшуюся щель просунулось удивленное лицо Макса (видимо, караулил под дверью). На его физиономии застыло отчетливое недоумение по поводу происходящего. Но Мэйми не терпящим возражений жестом показала Максу, чтобы закрыл дверь... с той стороны. Не до него сейчас!
Терпение трещало по швам, выдержка и профессиональное поведение в эфире тоже. Внутри все клокотало от обиды за радио. Явился тут со своим футболом над ней посмеяться! Не нравится - не приходи!
О том, что Генри мог оказаться здесь не по своему желанию Мэйми не подумала.

+2

8

Со звуком вышел косяк. Генри и сам это прекрасно понимал и исправил же, пусть и с запозданием. Телефон после этого еще трижды вибрировал в руке, а не сигналил в прямом эфире. Смотреть сообщения он не стал: все равно от них никакого толку. Поэтому недовольство Гатри показалось особенно обидным. Он ведь не специально! Просто забыл. Совсем необязательно было так возмущаться. Он насупился, но говорить ничего не стал, лишь пожал плечами, признавая свою вину и своеобразно извиняясь. По крайне мере, выглядеть оно должно было именно так.
Зато следующие слова заставили уставиться на Гатри с абсолютным непониманием. Или не слова даже, а интонация, с которой они были произнесены. Лучше уж прошлая  раздражающая жизнерадостная болтливость, чем едкая злость. Генри так и продолжал оторопело на нее пялится. Если предыдущие вопросы худо-бедно направляли, то последний полностью выбил почву из по ног.
- Это... - начал он, но  дальше не продвинулся.
Точно так было и на уроках. Чем сильнее он плавал при устных ответах, тем более раздраженными становились наводящие вопросы учителей и тем насмешливей взгляды одноклассников.
- Эээ... - в этот раз вышло еще невнятней.
Теперь Генри смотрел на Гатри растерянно и почти умоляюще. Собственная беспомощность перерастала в злость. И на себя, и на Гатри, и на ее гр*банное радио. Что, впрочем, тоже нисколько не помогало. Быстротой словесной реакции, в отличие от физической, он не отличался никогда.
- Тони Фишер, - наконец сообщил он. Прямо и конкретно. И не столько в микрофон, сколько лично Гатри.
Большинству Тони Фишер был известен не по имени, а как пятьдесят второй номер и центральный нападающий команды соперника. Ну, и теперь еще и тот, кто получил сотряс в прошлом матче. Перехват, конечно, вышел эффектный, но гордиться особо нечем. Хотя бы потому что Генри просрал им пятнадцать ярдов и получил предупреждение от судьи за грубую игру. Но носилки же были? Были!
- Этот твой... - махнул он рукой в сторону закрывшейся уже двери. Мелкий говнюк заполнял своим трепом короткие паузы в домашних матчах и на полноценное звание «комментатора» уж никак не тянул. - Он в курсе, между прочим.
Да вообще все, кто были на игре, в курсе. И Гатри надо бы. А то чего она тут вообще, блин, рассказывает?

+2


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » On air, 07.03.2017