Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

Новости ADS: Вот и наступило долгожданное "скоро", и новый сезон ADS открыл свои двери! К Вашим услугам свежеиспеченный информационные темы с подробностями о новом сезоне, ссылки на которые можете найти в навигации ниже. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » Back to the Future_ » after dark | FDTD


after dark | FDTD

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

26 мая 2017 г.
вечер — ночь

«after dark»
___________________________________________
by Eugene Torrance & Wynonna Wood

https://i.imgur.com/ffpekyO.png

___________________________________________
краткое содержание

Where are you taking us?
— Mexico.
— What's in Mexico?
Mexicans.

___________________________________________
«La Tetilla del Diablo», somewhere in Mexico.

Отредактировано Wynonna Wood (2017-10-09 18:58:17)

+6

2

— Мы его потеряли, — возвращаясь в салон краун виктории, резюмирует Юджин. Очевидно, что речь о треклятом стартере, иной неполадки быть попросту не может. — Предохранитель полетел, без сервиса не обойтись, — расшифровка не слишком изобилует оптимизмом, однако он предпочитает говорить правду, нежели предоставлять ложные показания для смягчения обстановки.
Вызвать службу эвакуации у них не получается по двум причинам: заряд телефона Вайноны не просто на нуле — он, кажется, даже уходит в минус, пока она безнадежно зажимает кнопку рестарта. А Торранс по счастливому стечению обстоятельств оставляет свой в участке.
Уровень неудачи зашкаливает: за полчаса мимо не проезжает ни одна машина. Юджин выкуривает пару сигарет и прикидывает, сколько теоретически они могут простоять на абсолютно пустынной трассе до того момента, пока аккумулятор не сядет окончательно: он не рискует выключать аварийные огни на случай, если на дороге все-таки кто-нибудь объявится. Неутешительные прогнозы, впрочем, не оправдываются. И поначалу Торранс даже благодарен судьбе за притормозивший пикап.

Водитель пыльного шевроле восемьдесят третьего года выпуска Эдди — типичный техасец в клетчатой рубахе и синей линялой бейсболке с логотипом Даллас Ковбойз. Он потирает подбородок, обросший недельной щетиной, и цокает языком: дело действительно дрянь. Как оказывается, у Эдди нет мобильного телефона (эта современная пакость создана хитрыми коммунистами, чтобы каждый второй честный американец сдох от рака), зато есть похвальное желание помочь согражданам, попавшим в беду (он любезно соглашается подбросить их до ближайшей заправки, чтобы Юджин смог вызвать эвакуатор).
По пути он опускает несколько отвратных шуточек и безостановочно жалуется на свою жену, которая за пятнадцать лет брака набрала почти шестьдесят фунтов лишнего веса, отчего стала похожей на детеныша бегемота. Торрансу остается лишь порадоваться за Вайнону, когда она через десять минут отключается, уронив голову ему на плечо, а Эдди тем временем переходит ко второй части рассказа, где перечисляет любимые выпуски Плейбоя, которые он просматривает, прежде чем выполнить супружеский долг.

Эдди останавливается у АЗС, весьма смахивающей на те, что демонстрируют в типичных третьесортных хоррорах с литрами бутафорской крови и психопатами, вооруженными самодельными обрезами. Юджину удается выбраться из автомобиля, чудом не разбудив Вайнону. По договоренности с Эдди он забегает на заправку всего на несколько минут, чтобы вызвать службу. Эдди (благослови Америка участливых людей) не против подвезти их назад, чтобы там вместе дождаться приезда эвакуатора.
Прыщавый парнишка в форме кассира обращает на него внимание только после того, как Юджин выдирает провод из его плеера.
— Спишь на рабочем месте? — Торранс качает головой, но его не винит: вряд ли в это время суток у него много клиентов.
Кассир возвращается к прослушиванию музыки сразу же, выдав телефон и буклет со списком номеров аварийных сервисов. Именно поэтому, когда Юджин уже направляется обратно к пикапу, он практически на девяносто процентов уверен, что оглушительного выстрела тот не услышал.

— Какого хрена, Винни?! — у Эдди нет половины лица, зато у него теперь точно не будет болеть голова от мыслей, как отмыть салон от крови.
— Мать твою, меня не было от силы минут семь, — Торранс трет лицо ладонями; Вайнона трясется, как осиновый листок, и роняет на сиденье кольт сорок пятого калибра. Юджин слушает бессвязные оправдания и в фоновом режиме думает, что не зря оставил глок при себе, иначе пришлось бы объяснять шефу, по какой причине из табельного оружия был застрелен ни в чем неповинный техасец.
— То, что этот парень положил руку тебе на колено, а вместо дверной ручки ты нащупала пистолет, еще не дает тебе права вышибить ему мозги, — он морщится, бросает быстрый взгляд на заправку, отмечая, что кассир не среагировал на шум, и обходит машину, чтобы открыть дверь со стороны водителя.
— Подвинься, — рявкает Юджин, перемещая тело свеженького покойника. — И надень на него бейсболку так, чтобы прикрывала это дерьмо, — бренча ключами, он находит замок зажигания и выезжает на трассу. Найти круглосуточную аренду автомобилей, избавиться от отпечатков, бросить пикап, переждать в каком-нибудь мотеле. Торранс прокручивает план действий раз за разом, пытаясь отыскать в нем изъяны: соображать приходится очень быстро, отчего может страдать качество идей.
— Что? — переспрашивает он и на миг поворачивается в сторону Вайноны, выглядывающей из-за мертвого Эдди. Куда мы едем. Логичный вопрос о конечном пункте прибытия ставит на секунду Юджина в тупик: у него есть сценарий с промежуточными остановками, но нет финальной точки.
— В Мексику. Сходим на карнавал смерти в следующем году, если захочешь, — в контексте сегодняшних событий Вайнона имеет все шансы авансом получить звание королевы.

+1

3

Вайнона распахивает глаза и тут же морщится от боли: колени упираются в переднюю панель, в бардачке перекатывается что-то, не добавляющее особых удобств.
Пусть будет фонарик.
Эдди, прищурившись, наблюдает за ёрзающей по сиденью Винни, сально подмигивает и открывает рот, чтобы сообщить:
— Позвонит и вернётся, — вместо вполне ожидаемой пошлой шутки.
Непонятный предмет продолжает мешать устроиться поудобнее, в какой бы клубок она ни пыталась свернуться: нервно кивнув Эдди, Вайнона осторожно открывает бардачок, нащупывает ворох бумаги и
это не фонарик.
Совсем не фонарик.
Остаётся только гадать, какой логике следовал Эдди, запихивая пистолет в бардачок, держащийся то ли на честном слове, то ли на соплях, то ли на честных соплях; при всех своих явных недостатках, он совсем не выглядит как полный дебил, иначе не получил бы водительские права. Может, это были друзья Эдди; очень похоже, что друзья этого человека верят в то, что Господь, пастырь наш, придумал огнестрел, но никак не контроль за оборотом оружия.
Надо сказать, она их понимает; от рукоятки пистолета исходит приятная прохлада, он очень удобно лежит в ладони, и выглядит очень прилично для людей уровня Эдди.
— Эй, Винни, — Эдди выворачивает голову так, чтобы между ними в принципе не оставалось ничего лишнего и весело подмигивает, глядя ей прямо в глаза, — Не хочешь прострелить мне череп? — загорелая ладонь уверенно сжимается на затянутой в джинсы коленке.
Дуло пистолета уютно прижимается к его виску; Вайнона гладит спусковой крючок пальцем, прежде чем нажать на него.
И ещё раз.
— Конечно.
Безмятежность переходит в ужас через три, два...

— Он пытался! — пистолет со стуком падает на пол; для верности Винни отталкивает его ногой, как дохлую змею, но всё равно не может отвести от него взгляда; возможно, в Библии действительно есть какие-то огрехи и Господь вовсе не людей создал по своему образу и подобию? Эдди наверняка знал.
Но Эдди мёртв, и ей не нужно даже уточнять, что он там пытался сделать.
Или сказать — он просто пытался.
— Что ещё мне оставалось делать?
Видимо, пытался Эдди недостаточно хорошо.
Бейсболку Вайнона держит двумя пальцами: вблизи раскуроченный череп Эдди выглядит ещё менее романтично, чем чуть издалека. Головной убор закрывает чуть больше половины того месива, что осталось от его виска, да и то ненадолго — ткань медленно пропитывается кровью. Хорошо, что на тёмно-синей бейсболке это не так уж и заметно. Винни хлопает ладонью по козырьку, так что тот съезжает на глаза, закрывая остекленевший взгляд хотя бы частично, и отодвигает от себя Эдди.
— Почему в Мексику? — нет, не то. Вайнона откидывает растрепавшиеся волосы за спину и кладёт дрожащие ладони на колени, — Думаешь, нас пустят через границу с трупом в пассажирах?
Она же не могла этого сделать.
Не могла.
Не могла же?
— О, амиго, — Винни старается игнорировать тот факт, что под ногтем у неё, кажется, остался ошмёток кожи, — В Мексике ещё веселее, чем здесь, поверь старику.
Эдди откидывается на спинку сидения, залихватским жестом поднимает козырёк бейсболки и, скалясь во все тридцать два, сально подмигивает Вайноне раскуроченной дырой в виске, которая вполне может сойти за третий глаз.
Юджин продолжает бормотать под нос проклятия, изредка поглядывая на Винни, и ведёт машину как ни в чём не бывало; тот факт, что умом тронулась она одна, безусловно, несколько успокаивает, но всё же.
— Думаешь, здесь найдётся карта? — с сомнением (и дрожью) и дрожью в голосе интересуется Вайнона.
Или мексиканскую границу будем искать наощупь?

Отредактировано Wynonna Wood (2017-11-02 23:05:12)

+1

4

Вступать в дискуссии с Винни он не спешит: неподходящее время. Девчонка только что прикончила невиновного гражданина Соединенных Штатов и впервые увидела, как красочно выглядит труп живьем, а не с экрана телевизора. Странно, что ее еще не вывернуло наружу. Однако, как только они разгребут творящееся дерьмо, Юджин обещает себе обязательно уточнить, что именно несчастный Эдди пытался сделать. Сомнительно, что он смог бы залезть на Вайнону за пять минут и довести ее до состояния, когда единственным подходящим выходом представляется применение оружия. В конце концов, Торранс был рядом, мать его. Всего в нескольких метрах.
— На паспортном контроле скажешь, что это твой приболевший дядя, — огрызается Юджин: глупые вопросы о том, как они провезут покойника через границу, только еще больше раздражают. Тем не менее, он периодически вспоминает, что с Вайноной стоит быть чуть помягче, и считает до десяти для концентрации на дороге; сбивается, матерится и снова считает. Винни тем временем отходит от произошедшего, кажется, куда быстрее: уже строит догадки, есть ли в машине карта.
— Спроси у Эдди, — советует Торранс, не утруждая себя упоминаниями о том, что указатели на дорогах придуманы не для красоты. Нервно отпихивает труп локтем: тот на каждом изгибе трассы норовит уютно сложиться у него на коленях. — И придержи своего приятеля, он ставит меня в неловкое положение.

Спустя полтора часа они проезжают Сан Леон. Юджин намеренно сворачивает на сто сорок шестую магистраль, избегая больших населенных пунктов (Хьюстон в особенности). Первый съезд с трассы у водохранилища оказывается на удивление подходящим; никаких намеков на остальную цивилизацию, кромешная темнота. Торранс глушит двигатель и молча покидает салон. Копошится в багажнике пикапа; пара деревянных ящиков, мешок с уцененным собачьим кормам и сельскохозяйственные инструменты, бережно завернутые в брезент. Вываливая их на покрытое тонким слоем соломы металлический пол багажной части, Юджин чертыхается: простой техасский фермер Эдди сегодня не вернется к своей безобразно растолстевшей жене. Почему? Потому что у Винни, видите ли, не было другого выхода. Выхода у нее не было, бл*ять. Он закатывает рукава повыше, чтобы не измарать кровью светлую рубашку, и упаковывает Эдди в брезент. Затем кое-как вытаскивает еще не успевший остыть труп и велит Вайноне взять лопату.
Безымянную могилу Эдди скрывается небольшая лесополоса. Торранс вытирает пот с лица воротом расстегнутой рубахи и скептически инспектирует автомобиль: чересчур много отпечатков.

Уже в районе залива Сан-Антонио он сбавляет скорость возле крошечного городка. Круглосуточная аренда трейлеров. Двадцать четыре на семь. Трейлеры. Чертовы дома на колесах. Юджин перечитывает едва подсвеченную вывеску трижды. Слишком удачное стечение обстоятельств после череды неприятностей напрягает, но Юджин предпочитает не жаловаться: будет куда хуже, если их застукают местные копы.
— Права есть? — Юджин шарит по карманам в поисках бумажника, но замечает, что Винни кивает вместо ответа. — Покажешь быстро. Так, чтобы не успели увидеть имя; в залог оставишь деньги. Спросят телефонный номер и как зовут, выдумай что-нибудь. Буду ждать тебя с трейлером через десять минут на том перекрестке, — большим пальцем он показывает куда-то назад, не оборачиваясь, и вручает Вайноне бумажник с наличкой.
— Справишься? — менее резко уточняет Торранс, но замечает, что она зачем-то решила захватить в поход кольт покойного Эдди. — Винни, ты спятила?! Решила устроить перестрелку? Отдай сюда! — забирая оружие, складывает его обратно в бардачок и разворачивается на дороге сразу же, стоит Винни закрыть за собой дверь.

Условленные десять минут тянутся на удивление медленно. Юджин беспокойно барабанит пальцами по рулю. Скоро начнет светать, а расстаться с пикапом желательно до восхода солнца. К тому же, он дьявольски устал. Единственное, чего ему хочется: срочно попасть в душ и завалиться спать. Хотя бы на часов пять.

+1

5

Спроси у Эдди.
Спроси.
У.
Эдди.
— В чём-то он прав, — Эдди залихватски щёлкает зубами, — Я просто потрясающе знаю эту местность. Хочешь, покажу?
Вайноне глубоко плевать, что он собрался показывать, помимо кровавых ошмётков, щедро разбросанных по салону. Джексон Поллок, конечно, обзавидовался бы художественной ценности беспорядочно красующихся на приборной панели кусочков черепа, кожи и мозгов, но у Винни образование полумедицинское и раскиданные в художественном беспорядке внутренности не кажутся ей чем-то запредельно эстетичным.
Хотя, если присмотреться...
— Он мне не приятель, — Вайнона всё же хватается за рукав рубашки Эдди двумя пальцами. Он ещё тёплый: солнце припекает слишком сильно.
И, кажется, обиделся.
Как это не приятель?

— Эй, Винни, — Эдди довольно скалится до сих пор и валится на Вайнону до того, как та успевает выскользнуть из машины, — Винни!
Эй, ты ничего не забыла?
В современном мире нельзя доверять никому: без обид, ребят, такова уж человеческая природа. Эй, Винни. Ты ведь не знаешь. кто тебя может встретить там; велика вероятность, что он будет вести себя ещё хуже чем Эдди — следовательно, велика вероятность, что он будет заслуживать нечто похуже, чем Эдди, который по-прежнему весело скалится и протягивает ей свой пистолет.
— Дарю!
У Юджина на подарки от незнакомых трупов свой взгляд: Винни отпускает кольт с неохотой, провожая своего нового друга печальным взглядом. Она будет скучать, но будем реалистами.
Эдди не единственный в Техасе владелец оружия.

Раритетная винтовка висит на стене как предупреждение: с этими людьми шутки плохи. Мужчина за стойкой чем-то похож на Эдди с его клетчатой рубашкой и тёмно-синей бейсболкой. До полного сходства не хватает лишь пулевого в голове и остекленевшего, но всё равно феерически блудливого взгляда.
Сравнение явно не в пользу нового знакомого.
С Эдди хотя бы весело.
Вайнона смотрит сквозь него и это выбивает мужчину из колеи: приходится трижды щёлкнуть перед носом у не местной девчушки, чтобы та сфокусировала свой взгляд на нём и обозначила, наконец, свои пожелания.
— Мисс, вам что-то нужно?
На клетчатой рубашке умелыми руками аккуратно вышито: ДИЛАН. Что бы это имя не значило, вряд ли оно снабжает владельца умением читать чужие мысли. Дилану в своих бы разобраться. Под стойкой у Дилана на всякий случай лежит кольт — примерно такой же, как и у Эдди  — на случай, если кто-нибудь начнёт буянить. Или попытается ограбить Дилана. Или будет угрожать Дилану. Или будет диктовать Дилану, что ему делать и как жить.
Лицензии у Дилана, естественно, нет: как и Эдди, Дилан считает, что человек имеет полное право на самозащиту без всяких там муторных проверок у этих бюрократов.  Винни на бюрократа не похожа, но своим молчанием выводит Дилана из себя куда лучше, чем они; в конце концов она медленно озвучивает свои требования. Непохоже, чтобы она достаточно хорошо разбиралась в вопросе, а Дилану нужно кормить семью. От неё же не убудет, верно?
— Минуту.
Вайнона ждёт ровно минуту, пока Дилан не улыбается похабной улыбочкой Эдди.
— А хотя знаешь, Винни, — он доверительно касается рукой её ладони, — не стоит тратить время зря.
В кармане рубашки у Дилана лежит раскладной нож; Дилан протягивает его Вайноне и объясняет, объясняет, объясняет. Эдди был никчёмным педагогом и не мог толком проинструктировать Винни, зато в этот раз у неё обязательно получится.
— У тебя пять минут, — сообщает Дилан, кокетливо подмигивает единственным оставшимся глазом и достаёт из-под стойки кольт.

— То есть три, — пуля разрывает левую ладонь; отбирать игрушку у Дилана приходится правой, завершать начатое — тоже. Дилан заговорщически улыбается, глядя на Винни пустыми глазницами и дружелюбно добавляет, — Ты сможешь, Винни.
Вывод из увиденного очевиден: им просто необходимо попасть в Мексику.
Жаль, у Юджина так некстати заклинило ремень безопасности.

+1

6

Секундная стрелка на наручных часах будто намеренно двигается безобразно медленно. На второй минуте Юджин перестает гипнотизировать циферблат и пытается отвлечься. Пятна крови на приборной панели нагоняют тоску, потому он находит менее угнетающее занятие: вытаскивает из-под солнцезащитного козырька бумажки, сформированные в хаотичную стопку. Перебирая их, находит там водительское удостоверение, просроченную лицензию на хранение оружия, несколько чеков с заправки и квитанцию за покупку мешка удобрений. Среди разной степени важности документов Эдди зачем-то хранит (хранил, — поправляет себя Юджин) выдранные листы из журналов с обнаженными девицами в антураже дешевого театра варьете. "Зачем-то", впрочем, неправильно подобранное слово. Торрансу не пять лет, он вполне сообразительный мальчик, и с воображением все в порядке. Именно по этому ряду причин он судорожно начинает шариться в бардачке в поисках антисептика или хотя бы влажных салфеток. Даже не самому чистоплотному человеку захочется проблеваться — достаточно на мгновение представить, что такой неприятный тип, как Эдди, периодически передергивает на парковке какой-нибудь дрянной закусочной, а потом хватается этими же руками за руль.
Инвентаризация имущества Эдди успехов не приносит: гигиена — явно не самая сильная его сторона. Юджин проклинает отвратительного Эдди и себя заодно: если бы он не согласился сесть в пикап, ничего бы не произошло. Если бы он не оставил Вайнону с ним наедине. Если бы он вовремя отправил свою машину на технический осмотр. "Если бы", превращающиеся в одну взаимосвязанную цепочку событий, продолжают множиться. Это Юджин понимает, когда слышит глухой выстрел. В который, мать его, раз за сегодняшнюю ночь.

Он плюет на всякую осторожность, включая зажигание дряхленького шевроле. И уже не задумывается о том, что какой-нибудь особо любопытной домохозяйке приспичит подскочить среди ночи, среагировав на шум, выглянуть в окно и по причине полного отсутствия происшествий в размеренно текущей жизни крошечного городка на всякий случай записать номер мимо проезжающего автомобиля, а также подробно указать отличительные черты водителя и всех его спутников.
У небольшого офиса круглосуточной аренды трейлеров (хлипкое строение больше напоминает покосившийся сарай, чудом сохранившийся со времен Авраама Линкольна) он глушит двигатель, а потом обнаруживает, что по закону подлости (распространяющемуся согласно необъяснимому алгоритму сегодня) заклинило ремень безопасности. Какого хрена следовать правилам и пристегиваться в машине, буквально только что использовавшейся для транспортировки трупа? Вопрос остается риторическим; Юджин меланхолично думает, что пришла пора искоренять привычки всесторонне правильного копа, пока пилит ремень тупым ножом, найденным в ходе инспекции содержимого бардачка.

К тому времени, когда Юджин переступает через порог, представление подходит к концу. Однако жалеть о том, что увлекательный процесс был пропущен, он не спешит. Живописная инсталляция в виде кровавого месива вместо парня за стойкой отдает дичайшим сюрреализмом. Вкупе с отрешенным выражением лица автора композиции. Торранс шумно выдыхает и, поморщившись, поправляет растрепавшиеся волосы пятерней.
— Он тоже пытался? — не надеясь на вразумительный ответ, с сарказмом спрашивает Юджин. В том, что Винни окончательно поехала крышей, сомнений у него не остается. Маленькая девочка Вайнона Вуд, еще пару часов назад краснеющая от безобидных вопросов, прикончила двоих взрослых мужчин и теперь может открывать счет собственных жертв. Который вскоре пойдет на десятки, если так и дальше будет продолжаться.
— Что-то у него даже получилось, — недовольно замечает Торранс, обхватывает левое запястье Винни и подтягивает ближе к себе. Разглядывая сквозное отверстие в ладони, цокает языком. — Заканчивай. Иначе нечто похожее появится у тебя здесь, — он касается указательным пальцем ее лба.
— Поищи аптечку под стойкой, — сам он принимается проверять на наличие таковой кладовку. А вместо находит нераспечатанную коробку виски и три двадцатилитровые канистры с бензином. Идеально.

Юджин щедро поливает горючим и тушу неизвестного торговца, разделанную с легкой руки Винни, и саму постройку, и подогнанный к последней вплотную пикап. В какой-то степени становится даже чуть-чуть досадно, что они не вязли с собой Эдди — тот бы знатно горел в комплекте со своим престарелым шевроле.
Доля секунды требуется на то, чтобы всполыхнуло пламя.

Оглушительный взрыв бензобака они слышат уже находясь в трейлере.
— Остановимся в каком-нибудь мотеле, к полудню двинемся к границе. Попробую связаться с армейским приятелем; может быть, он нас встретит в Мексике, — Юджин вжимает в пол педаль газа, прибавляя скорость, пока Винни забинтовывает руку.
Зарево пожара отражается в боковом зеркале заднего вида и вскоре исчезает.
— Он отбитый на всю голову. Вы поладите.

Отредактировано Eugene Torrance (2017-10-27 04:02:00)

+1

7

Дилан — неплохой парень. Отныне.
Если до этого Дилан был тем ещё прохиндеем и обмудком, теперь ему, должно быть, очень сложно избивать жену пряжкой ремня из крокодильей кожи, барыжить дрянными наркотиками и приставать к соседской дочери, которой только исполнилось пятнадцать, так что, да, теперь его можно назвать неплохим парнем. С натяжкой, но можно.
И да.
— Разумеется, — Юджину стоит дать медаль за сообразительность: это вторая успешная догадка менее чем за час: парень определённо идёт на рекорд! Выкладывать Торрансу всю подноготную бесфамильного Дилана (хотя фамилия у него наверняка какая-нибудь максимально техасская, например, Джонс или Гарсия) Винни не спешит. То есть, не собирается, — Он сдаёт в аренду трейлеры, — как будто это объясняет что-то помимо незарегистрированного оружия в цивильно задёрнутом матерчатой шторкой сейфе и дырки аккурат в центре ладони. Которая даже не болит, хотя, по идее, должна саднить, и жечь, и вообще, но вместо того, чтобы кататься по полу, выть от боли в простреленной руке и прижимать к себе окровавленную ладонь (если смотреть очень пристально, по краям можно даже бахрому мяса разглядеть, представляешь, Юджин?), Вайнона задумчиво разглядывает неаккуратную, но весьма интересную по форме дыру, а потом столь же задумчиво смотрит уже на Торранса — через дырявую ладонь.
Интересный ракурс, и обрамление неординарное.

Пиромания не входит в букет психических расстройств, которые Винни потихоньку начинает себе приписывать (голоса в голове, нечувствительность к боли, а ещё она двух людей хладнокровно убила — так, для галочки), но есть что-то притягательное в том, как Торранс обливает бензином Дилана, кассовый аппарат и основную часть внутреннего убранства, а потом лёгким движение руки зажигает спичку и бросает её в тонкую, но заметную дорожку из горючего: от звука взрыва Вайнона, конечно, вздрагивает, но на полыхающую постройку смотрит ровно до того момента, пока та не скрывается за горизонтом. Наблюдать за чёрным дымом, который ещё долго видно в зеркале заднего вида, уже не так завораживает.
Можно сказать, это даже скучно.
Проинспектировав ближайшее окружение, Винни обнаруживает, что у неё есть выбор: аптечка с бинтами и пластырем с одной стороны и клейкая лента серебристого цвета — с другой. Обострившееся шестое чувство подсказывает ей, что простреленной руке недолго пребывать в покое, но, чтобы Юджин успокоился, Вайнона прижимает-таки дырку в руке бинтами, а потом закрепляет их скотчем — чтобы подольше держались. Лично её пулевое отверстие в ладони не беспокоит, что тоже может являться тревожным звоночком. Если бы её тревожило что-то помимо благополучного путешествия через мексиканскую границу.

— Думаешь, имеет смысл снимать два номера? — скосив глаза на беседующего с престарелым хозяином мотеля Юджина, замечает Винни, и добавляет уже после того, как малознакомый мужчина без бейджика срывается с места, услышав гневный крик одного из постояльцев, — Даю слово, что не трону тебя. Могу даже на крови поклясться, хочешь?
К тому же, если Торранс будет придерживаться выбранного курса, не факт, что она не перережет всех в мотеле, пока он будет мирно отсыпаться перед дальней дорогой: Вайнона, конечно, так не думает, зато Юджин — очень даже. Это можно прочитать по выражению его лица, пока он задумчиво, нахмурившись, смотрит на Вайнону, то и дело задевая взглядом перетянутую скотчем рану. Так и не дождавшись однозначного ответа, Винни разрешает дилемму собственными силами: забирает у подошедшего хозяина мотеля один комплект ключей вместо двух, здоровой рукой обхватывает ладонь Юджина и изо всех сил тащит его в номер, пока тот не опомнился и не взял контроль за ситуацией в свои руки.
Чем скорее Торранс выспится, тем скорее они попадут в Мексику.
Сейчас только это Вайнону и заботит.

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » Back to the Future_ » after dark | FDTD