Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

Новости ADS: Вот и наступило долгожданное "скоро", и новый сезон ADS открыл свои двери! К Вашим услугам свежеиспеченный информационные темы с подробностями о новом сезоне, ссылки на которые можете найти в навигации ниже. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » How mom came to pick up her baby; 03.04.2017


How mom came to pick up her baby; 03.04.2017

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

3 Марта 2017г.
полдень;

«How mom came to pick up her baby»
___________________________________________
by Seth Bunker & Mattie Morton

http://funkyimg.com/i/2xsw4.jpg
___________________________________________
краткое содержание

Небезызвестная дама, которая исправно раз в два месяца посещала тюрьму Лафайет, наконец приехала забирать «малыша из детского лагеря». Каким будет путь домой и какой прием приготовила заботливая мама для своего дорогого сыночка, остается только гадать.
___________________________________________
Дом Матильды Мортон + немного проходная тюрьмы города Лафайет + немного Кадиллак мамы;

Отредактировано Mattie Morton (2017-09-18 20:07:15)

+2

2

Громкий мотор старого и весьма раритетного автомобиля кашлянул и заглох. Матильда не без усилия вынула ключ из зажигания и с трудом поставила машину на ручник. Она с большим трепетом относилась к механике, но иногда эта рухлядь доставляла много хлопот, заставляя тратить на ее ритуальное «оживление» через чур много сил, времени и главное - денег. И никакая магия вуду или силы цыганских предков не могли помочь груде обшарпанного голубоватого железа, не доживать свои последние бесславные дни на этой бренной земле. Однако эта машина ей была дорога как память. Можно сказать, что в ней творилась история! Хотя, это наверняка слишком громко сказано.
Потратив пол минуты на то, чтобы стряхнуть с себя пепел от сигареты и прокрутить все время заклинивающий рычажок, дабы закрыть окно, женщина толчком бедра, колена и локтя, с третьей попытки открыла наконец дверь автомобиля и почти грациозно выставила свои изящные конечности на... газон.
-Fuck! - смачно выругалась Матти, хлопнув ладонью по жалобно скрипящей дверце, -Припарковалась на славу, детка...
Поджав губы и стараясь не обращать внимание на то, как ее прекрасные, чистые, черные, новые, тонкие, изящные, - тут может быть еще сотня восхваляющих эпитетов, - шпильки проваливаются в мягкий ковер полунатуральной зелени, прекрасная гостья гордо подняв подбородок, прошествовала к, ставшему уже хорошо знакомым и почти родным (не дай боже), зданию исправительного заведения.
Сегодня у Матильды был выходной. Она специально подгадывала свое расписание так, чтобы совпадало с днями посещения в этом «мальчишеском лагере». И пусть ее рвения хватало лишь на то, чтобы приезжать сюда лишь раз в два-три месяца, в конце концов, люди говорят в таких случаях - «главное внимание». А внимание - это все, что она могла предложить человеку, мотавшему здесь свой срок.
Возможно, мама приезжала бы намного чаще, если бы только не множество жизненно важных факторов, которые влияют на ее мотивацию сделать хорошему человеку добро. Во-первых, она не любит покидать родное болото. И дело здесь вовсе не в социофобии или лени, хотя с возрастом и то и то развилось в ней, словно раковая опухоль, прогрессируя в геометрических объемах. Нет, просто Матти боялась. Она боялась за свою машину, которую она чинит так часто, что дешевле было бы просто сдать ее на металлолом и купить велосипед. Однако велосипед у нее уже был - его хозяин услужливо оставил ей его «погонять», отправившись в этот самый лагерь для непослушных мальчиков. Оставляя двухколесного коня со спицами, Сэт взял с Матти клятвенное обещание, что она обязательно будет полировать сиденье своей мягкой попкой, чтобы то не утратило свою гладкость за время отсутствия хозяина. «Как от сердца отрываю» - сказал тогда Банкер и вложив руль в изящные руки мамы, жалобно звякнул звоночком. К тому же, мужчина считал, что езда на этом, столь полезном каждой женщине агрегате, поможет Матильде сохранить идеальную форму до его возвращения. «Пусть он напоминает обо мне, мам» - проникновенным тоном попросил Сэт и шепотом, на ушко, добавил: «Сиденье доставляет, отвечаю. Сам пробовал!»
Вспоминая наставления этого ушибленного на всю голову, мама не может не улыбаться. Тем более, если выяснилось, что в некотором роде он знал о чем говорил...
Так вот, о причинах. Помимо непрочности машины, женщину беспокоил тот факт, что ее могут узнать ее старые враги. Бред, разумеется. Прошло двадцать с лишним лет. Но судя по последним слухам, которые она узнала от одного очень обходительного и чертовски привлекательного пластического хирурга, маленькая община «Плодородие» превратилась в настоящий культ, получив официальное финансирование из пожертвований, тысячи последователей на юге и среднем западе, и разумеется, более сильную и крупную сеть наблюдения. Их главная цель, как и прежде, выращивание новой, здоровой и крепкой расы, путем выбора достойного самца, коих у них хоть попой жуй, и подходящей и обязательно красивой, женщины. Точнее женщин... Матильда никогда не разделяла нацистскую мечту выводить славных арийцев на свет божий, поэтому и к «плодородию» возвращаться не желала. За сим становится ясно, почему она так не любит светить своим прекраснейшим, почти не знающим возраста, лицом, за пределами любимой болотистой кущи. Что уж говорить, если у нее нет аккаунта ни в одной из социальных сетей, что весьма осложнило многим жизнь. Свой номер телефона женщина дает только избранным, хотя за двадцать лет популяция этих самых «избранных» исчисляется чуть ли ни всем населением одноименного с ней города. Но за «своих», даже самых противных из них, она может ручаться. А вот за чужих, за прохожих, за камеры видео наблюдения например, у вот этого самого исправительного учреждения, она отвечать не могла... Вот и вышло то, что вышло: Сэт Банкер видел свою дорогую мамочку лишь тогда, когда совесть и сочувствие побеждали ее лень, страх и все это укладывалось в график починки «Кадиллака».
Обойдя машину и настойчиво делая вид, что ее голубая рухлядь не стоит двумя с половиной колесами на казенном административном газоне, Матти натянула сумку на плечо и, словно модель на подиуме французской недели моды, изящно застучала каблучками к проходной.
Женщина жмурилась от яркого солнца и вспомнила, что у нее в сумке валяются широченные солнечные очки в белой оправе - еще один подарок сданный ей в аренду ее непоседливым малышом. Изъяв их из бездонных недр ее дамской сумочки, она натянула их на уши и с приятным удивлением отметила, что они все еще пахнут Сэтом, как впрочем и его не стиранная годами «гавайка», бережно скомканная и брошенная на спинку стула, неподалеку от ее кровати, как раз там, где он ее оставил в последний раз - в ночь прощальной вечеринки «соси Мортон, нет не ты мама, Мэш! Но ты, мама, тоже можешь».
Матильда посмотрела на часы. Ей совсем не хотелось жариться на солнышке, словно родителю, приехавшему в детский лагерь чтобы забрать свое чадо домой. Ей нравилось проводить такие параллели. От этого случившееся с Сэтом казалось не столь грустным. Парень потерял годы жизни, отсидев за то, чего не совершал. Хотя, разумеется, Матти знала что он совершал многое. И за его собственные шалости его могли хорошенько закрыть. Но природные ум и изворотливость давали этому мужчине возможность выворачиваться из неприятностей с грацией сольного фигуриста, выполняющего тройной тулуп. И если бы только не братская любовь, за которую мама уважала и любила «сыночка» еще сильнее, он бы и по сей день гулял бы на право и налево, не упустив самые важные события в своей жизни. Как например, рождение его дочери...
Достав сигареты, Матильда закурила. На такой жаре, да с длинными волосами, да еще и в джинсах (что для мамы вообще редкость), на высоких каблуках, еще и курить - нужно быть очень стойким человеком, любящим истязать себя разнообразными способами. А так как Матти считала, что вообще достойна только по углям босиком ходить за все те грехи, что легли мертвым грузом на ее карму, что отекшие ноги и пылающая от жары кожа - это наименьшее зло. В конце концов, намучается сейчас - в аду не так стремно будет. Заявится туда, в адские кратеры девяти кругов Данте и скажет «подавайте мне ваши сковороды» и плюнет демонам в лицо.
-Простите, девушка. Здесь нельзя курить, - раздался негромкий голос из-за спины мамы. Она качнула головой в сторону и медленно развернулась против света, грациозно сняв очки и вкрадчиво вглядываясь в лицо того убожества, которое посмело прервать ее философское самобичевание в автоматическом режиме ожидания. Перед ней стоял мужчина лет тридцати, с уже начавшим подавать первые признаки жизни, ленивым пивным пузиком. Матти на дух не переносила пивные пузики «упакованные» в служебную форму. Вот в байкерскую кожу - это пожалуйста, сколько угодно. А вот эти слюнтяи, у которых лучшие друзья это правая и левая ручки, помогающие расслабиться на тяжелой работе по просиживанию штанов в административном учреждении, вызывали у женщины отвращение на уровне генетики.
-Что, простите? Я сделала что-то не так? - дважды томно хлопнув ресницами, спросила Матильда, начав профессионально кокетничать с одним из охранников тюрьмы.
-Леди я... Простите, но еще ваша машина... - начал мямлить в ответ охранник, проиграв этот спор еще до его официального начала. Мама же получала наслаждение от мужеподобного мусора, который по обычаю и особенности своей, начинал стелиться у ее шпилек практически моментально. Можно было уже даже не вести счет и не записывать рекорд. Все рекорды мамы Мортон давно выведены в топ и побить их не представляется возможным.
-Что с моей машиной?! - широко раскрыв глаза, Матти театрально вздрогнула и сложила губы в форму буквы «О». Сигарета как бы невзначай проскользнула у нее меж пальцев и упала на асфальт, после чего, очень грациозно, была накрыта подошвой туфли. Инцидент исчерпан.
-Нет, с вашей машиной все хорошо мисс... - он поднял ладони, как бы успокаивая стоящую перед ним трепетную лань, которая, судя по ее виду, была готова вот-вот разрыдаться прямо у него на плече, и именно по его, грубияна, вине. -Прошу вас, успокойтесь... Все в порядке!
-О, не извиняйтесь, сэр. Вы такой замечательный и ответственный человек! - начала петь дифирамбы Матти, -Я так уважаю мужчин на службе...
В этот момент раздался негромкий гудок и оба собеседника, которые так быстро поменялись местами охотника и жертвы, обернулись на открывающиеся первые, а затем и вторые ворота. Мама сделала два шага назад, стараясь как можно быстрее вытолкнуть из своего личного пространства неприятного ей человека, и поскорее принять в него того, за кем она собственно и тащилась целых два часа за рулем, по изнуряющей жаре. Ворота закрылись, буквально выплевывая на свободу, словно птенца из гнезда в первый полет, до оргазмического визга знакомую фигуру.

Отредактировано Mattie Morton (2017-09-19 03:04:48)

0


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » How mom came to pick up her baby; 03.04.2017