Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Hello from the other side, 06.06.13


Hello from the other side, 06.06.13

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

6 июня 2013 г.
Ночь, переходящая в раннее утро

«Hello from the other side»
___________________________________________
by Theodore Divine and Anathema Pankhurst

http://funkyimg.com/i/2xcrR.jpg
___________________________________________
краткое содержание

Бра-а-а-атик! ©
___________________________________________
Нью-Йорк, ночной клуб / где-то недалеко от Нью Йорка, есть проблемы с распознаванием... эм... ландшафта.

Отредактировано Anathema Pankhurst (2017-09-10 19:40:02)

+3

2

Она с самого начала знала, что это плохая идея, но Алфи настоял на своем. Как всегда - он придумал, он решил, он сделал, а Анафеме пришлось просто смириться с тем, что ее тащат через всю страну в этот дурацкий Нью-Йорк, ибо "где самые лучшие тусовки - у нас в клубе", и Алфи очень хочется "прикоснуться к настоящей гламурной жизни", и "Чейз, Кларк, Мартин и Кэт тоже в доле". Мнение Панкхёрст в принципе никто не спрашивал, а девушка давно смирилась с тем, что она - бесплатное приложение к Алфи Гранту и не протестовала лишний раз.
У них были странные отношения. В свое время Алфи приложил все усилия, чтобы влюбить Анафему в себя - красиво ухаживал, дарил цветы, катал на крутых машинах своего папочки, был внимательным и предусмотрительным, но потом это все оказалось враньем. Как-то его друзья, насмехаясь над Анафемой, признались, что спорили с Алфи на то, что он уложит Панкхёрст в свою постель, а она, дурочка из Мортон Мэш, купилась. Алфи послал друзей на хрен и пол-вечера успокаивал зареванную Аню, убеждая ее, что это вранье. Она знала, что ему нельзя верить, но настолько к нему привыкла и думала, что так сильно его любит, что простила Гранту его выходку. И не важно, был ли спор правдой, теперь-то они по-настоящему вместе, правда? Отношения наладились, но, как оказалось, не надолго.
С каждым годом Алфи все больше отдалялся от нее и воспринимал Анну как данность. Когда последний раз он дарил ей цветы, она и не вспомнит. На ее прошлый день рождения пришел пьяный и со следами женской помады на воротничке, принес девушке безвкусные золотые сережки и решил, что дорогим подарком откупился. Анафема все чаще чувствовала себя красивой девочкой, которую таскают с собой только для того, чтобы окружающие видели в ней безделушку, которую Алфи Грант может себе позволить. Она терпела и прощала. Надеялась на какое-то чудо, хотя сама прекрасно понимала, что чуда не произойдет. Алфи завоевал ее, и на этом его интерес в принципе закончился, а Панкхёрст, привязавшись к нему, боялась остаться одна.
Ей совершенно не хотелось в Нью-Йорк. Единственным плюсом большого города было то, что где-то здесь на улочках Бродвея бродит ее любимый брат, которого она давно не видела и по которому успела соскучиться. Пока Алфи будет проводить время в ночных клубах, а потом полдня отсыпаться в дорогом номере отеля, у Анафемы появится время позвонить Тедди и встретиться с ним. Ночные клубы ее не привлекают и девушка чувствует себя в них неуютно, а смотреть на то, как ее молодой человек флиртует с незнакомыми девушками ей противно. Поэтому она с большим удовольствием проведет время с Тедди. Только поэтому Анафема не стала перечить, хотя прекрасно знала, что плохого в поездке будет куда больше, чем хорошего.
И вот, пожалуйста.
Можно пропустить лирику и сразу перейти к плачевному итогу.
Анафема громко всхлипнула и закрыла рот рукой. По щекам не переставая текли слезы. И было скорее страшно, чем обидно - она была совсем одна в этом дурацком большом городе, о котором мечтают все провинциальные девочки, в этом дурацком ночном клубе, полном неадекватных людей, которые пришли сюда за тем, чтобы позволить себе все, в дурацком, украшенном богатой лепниной, женском туалете. Слишком много лоска для злачного места. Лас-Вегосовская показуха, которая вряд ли скрывает низость тех, кто развлекается в клубе ночами напролет.
Всего пять минут ее не было подле Алфи - ее вытащил танцевать какой-то странный мужик в шелковой рубашке. Она не хотела никуда идти, но Грант грубо отпихнул ее прямо в лапы этого "танцора диско". Нахально улыбаясь, мужчина утащил Анафему на танцпол и весь танец так и норовил облапать, а Алфи даже не взглянул в сторону своей девушки. Когда Панкхёрст удалось-таки отвязаться от партнера по танцу, она обнаружила, что столик, за которым сидел Грант с друзьями, пуст - тут остались лишь Мартин и Кэт, не отлипающие друг от друга не на минуту, когда выпьют лишнего.
- Оо, наша маленькая мисс счастье вернулась! - злорадно улыбаясь, Кэт грубо схватила Анафему и заставила сесть к ним с Мартином на диванчик. Сама Кэт восседала у своего парня на коленках, что нисколько не мешало Мартину сально разглядывать декольте Анафемы.
- Алфи? Где Алфи? - сколько раз он забывал ее в пабе до этого? В первый раз он просто ушел с друзьями, потому что ему не понравилась музыка, пока Анафема пудрила носик. Второй раз - ухлестнул за какой-то брюнеткой у барной стойки и исчез вместе с ней до утра. Что мешает добавить к этому списку еще одну выходку?
- А тебе он сильно нужен? Прости, милая, он ушел покорять... новые женские формы, - усмехнулся Мартин.
- Что это значит? - Анафема оцепенела.
- А ты не поняла? Он полчаса строил глазки одной загорелой блонди, кажется, они прекрасно нашли общий язык... если ты понимаешь, о чем я, - подмигнул Мартин. - Нашего красавчика ждет жаркая ночка!
- А давай заберем эту милую мордашку с собой? - предложила Кэт, кивнув в сторону Анафемы.
- Да, мы же настоящие друзья, мы защитим нашу лапочку-девочку от злых нью-йоркерцев! - Мартин без зазрения совести притянул Анафему за талию к себе, а Кэт, вытащив изо рта сигарету, выдохнула дым прямо Панкхёрст в лицо.
Аня всхлипнула, закашлялась, от дыма из глаз брызнули слезы. Кое-как выкрутившись из цепких лап Мартина, девушка вскочила и бросилась прочь. Хотела было перевести дыхание у барной стойки, но тут же рядом нарисовался ее новый знакомый - любитель обжиманий на танцполе. Испугавшись, девушка просто-напросто сбежала в то место, которое посчитала самым безопасным. В женский туалет.
Закрывшись в кабинке, Анафема еще долго всхлипывала и думала над своей судьбой. Алфи ушел - наверняка прихватив с собой очередную девицу, которая купилась на его комплименты и обворожительную голливудскую улыбку. Ключи от номера в гостинице у него, и наверняка, не долго думая, Грант с новой знакомой отправился именно туда. Как итог - Анафема одна-одинешенька в незнакомом городе, ночью, без жилья, и еще какой-то странный тип жаждет "пригласить ее на медлячок-другой". Гранту на нее плевать. Его друзьям на нее плевать. И она сама виновата в том, что все зашло так далеко.
Что делает девушка в такой ситуации? Правильно. Сначала она полчаса ревет без остановки. А потом ищет в телефоне того, кто мог бы ей помочь.
Тедди.
Стоило подумать о нем, и Анафеме живо представилось, как она уткнется брату в грудь, обнимет его, и ей не нужно будет ничего бояться, потому что Тедди все решит за нее. Ей больше всего нужно сейчас тепло родного человека, который никогда ее не предаст. И ладно, ладно, так и быть, она расскажет Дивайну о том, что сделал Алфи, и даже постарается не защищать его, но это потом.
Девушка успокаивала дыхание, пока перебирала в своем телефончике контакты. Когда после непродолжительных гудков в трубке послышался знакомый голос, девушка тихо позвала:
- Братик?
А потом опять захлебнулась в рыданиях. И хоть и прикрыла рот ладошкой, в телефоне их было отчетливо слышно, даже не смотря на басы громкой музыки.

+1

3

Пожалуй, Теодору повезло. Пусть со стороны и не было похоже. Но ведь он жив. Пусть со стороны и не было похоже.
- Эй, ребят, вы-то понимаете, что у меня с ней ничего не было? - поинтересовался Тедди у мрачных парней, которых в остальные дни мог называть коллегами. Пожалуй, сегодня это слово было не подходящим. Ведь сегодня он был для них не своим парнем, а работой.
- Конечно, понимаем, Танцор, - хмыкнул Майки, засовывая руки поглубже в карманы, - Но нам было бы проще, если бы ты был нормальным мужиком и не ломался, когда баба сама не прочь.
- Она не баба, - вставил свой цент благородства Дивайн.
- Она жена босса, что делает её мега-бабой, - сплюнул в сторону Фред, - И если бы ты пустил эту козу в свой огород...
- Она не коза, - осуществил новый выброс благородства Тед.
- ... нам бы пришлось копать тебе могилу всего один раз, - проигнорировав сторонний комментарий, закончил мысль Фред, - Пустили бы тебе пулю в лоб, закопали и помянули бы как следует. А тут какие-то дикие игрища: закопай, потом откопай... Ты плохо влияешь на босса, он начинает проявлять фантазию.
- Но это же хорошо, - пожал плечами Тедди, который не имел ничего против выдумок начальства, если в итоге ему сохраняли жизнь.
- Для тебя, может, и хорошо, - откликнулся Майки, - А для нас как-то шибко утомительно.
- Давайте я вам помогу, - простодушно пожал плечами Теодор. Естественно, отказываться от такого предложения приятели не стали.
- Надеюсь, ты вызвался нам помочь не из-за своего хвалёного джентльменства, а из чувства самосохранения, - Фред сидел на краю свежевыкопанной могилы и пыхтел сигаретой, пока Тед и Майк работали лопатами.
- Даже если он считает нас парой леди, вряд ли он в этом признается, - хрипло рассмеялся Майк, выкидывая большой ком земли за пределы могилы.
- Я просто мыслю на перспективу, - пожал плечами Дивайн, втыкая лопату в землю, - Хочу быть уверен, что у вас потом останутся силы меня выкопать.
- Что ж, дураком ты никогда не был, - хмыкнул Фред, выкидывая потушенный бычок в сторону и поднимаясь на ноги, - Ну, давай-ка посмотрим на твой сегодняшний номер.
Втроём мужчины выгрузили из машины гроб, осторожно опустили его в разрытую могилу и, откинув крышку, воззрились на голые доски.
- Н-да, не уверен, что готов дать этому месту хотя бы одну звезду, - протянул Теодор, тоскливо оглядываясь в смутной надежде на спасение. Увы, от перспективы провести ночь под землёй его никто избавлять не спешил. Босс не звонил, бывшие коллеги были намерены исполнить приказ в точности, без каких-либо поблажек для, вроде как, приятеля.
- Можешь оставить негативный отзыв на их сайте и пообещать никогда не возвращаться, - хохотнул Фред, хлопая Теда по плечу, - Давай, забирайся, Танцор. Раньше ляжешь - раньше восстанешь.
Вздохнув, Теодор спрыгнул в могилу, прошёлся по гробу, легонько постучал пяткой по доскам. Происходящее всё ещё казалось ему каким-то фарсом, просто розыгрышем, комедией, одной из постановок, в которых он так жаждал участвовать. Разве может что-то подобное происходить на самом деле? Разве может это что-то происходить с ним? Тедди поднял глаза и посмотрел на темнеющее небо. Если есть кто-то, кто наблюдает за ними с облаков, наверняка они уже запаслись поп-корном.
- Ну, что, удобно? - заботливо поинтересовался Майки, когда Дивайн, наконец, принял горизонтальное положение.
- Как-то тесновато, - пожаловался Дивайн, двигая лопатками, чтобы устроиться поудобнее, - Неужели не было гроба побольше?
- Ну, извините, мистер, мерки с тебя мы пока не снимали, - фыркнул Фред, - Но ещё не поздно, знаешь ли.
- Как правило, тем, кто оказывается в твоём положении, уже всё равно на размеры их последнего пристанища,
- пожал плечами Майк, накрывая приятеля крышкой, - Сладких снов, Танцор.
- Надеюсь увидеть вас на рассвете,
- откликнулся Тед, добавив уже тише, - Очень надеюсь, что вы придёте пораньше.
Лишившись возможности видеть, Теодор поспешил воспользоваться другими ещё доступными ему органами чувств, поэтому какое-то время перебрасывался с Майком и Фредом шуточками по поводу его нынешнего положения. Во-первых, так он мог убедить самого себя, что в этом самом положении немало забавного, во-вторых, разговоры позволяли игнорировать звук земли, падающей на крышку гроба. Тед уже бывал на похоронах и слышал этот звук раньше, но никогда ещё он не звучал столь зловеще, как сейчас, по другую сторону похоронной службы. Хорошо всё-таки мертвецам - им не приходится это слушать. И думать о том, чем занять себя в новом временном пристанище. И им не надо дышать... Ох.
- Эй, парни! А воздух?! - молчавший почти минуту Теодор вдруг понял, что одну важную часть задумки босса товарищи всё же забыли и принялся стучать по крышке гроба со своей стороны, чувствуя, как вздрагивает земля на досках. Работа с той стороны на какое-то время затихла, Тед различал голоса своих могильщиков, но что именно они говорили, уже не разбирал. Гроб содрогнулся - сверху на него кто-то прыгнул. Дивайн слышал копошение прямо перед своим лицом, потом чуть в стороне, наконец,   в щель между крышкой и стенкой гроба к нему просунули резиновую трубку. Мужчина повернулся к ней, но порадоваться не успел - трубка ткнула его в глаз, который он, к счастью, успел закрыть. Пожалуй, дополнительные неприятности в нынешнем положении Теду были не нужны.
- Спасибо, парни, я вас не забуду! - подтвердил получение ценного подарка неудавшийся вышибала долгов.
- Ещё бы, - раздался с той стороны глухой голос Фреда. Новое сотрясение гроба - мужчина выбрался из могилы - и падение земли возобновилось. Скоро прекратилось и оно. Точнее, Тед уже перестал его слышать. Теперь от свободы его отделяло три фута свежего чернозёма. Хотя, это скорее была глинистая почва, по крайней мере, копалась хорошо. Да и закапывалась неплохо. Теодор ещё немного повозился, ушиб колено, пытаясь устроиться получше, при этом одна из досок гроба треснула, и на брюки заживо похороненного просыпалось несколько горстей земли. Решив, что хлипкий гроб лучше, чем голая земля //и как он только не развалился под весом Фреда?//, мужчина перестал шевелиться, позволив себе лишь сложить руки на груди.
Время тянулось невероятно медленно. На первом часу Тед перепел все песни из «Отверженных», даже прослезившись на «Empty Chairs At Empty Tables», на втором часу - играл в «Angry birds» на телефоне, который ему великодушно разрешили оставить. Точнее, всем было плевать, что он берёт с собой в могилу. Главное, чтобы себя не забыл.
Попробовал поспать. Не получилось.
Дивайн старательно забивал свои мысли любой доступной ему ерундой, чтобы не впускать в мысли осознание своего истинного положения. Которое было весьма не завидным и даже плачевным. С другой стороны, он жив, разве это не хорошо? Это определённо успех.
Звонок сестры застал его врасплох - он только вознамерился приступить к исполнению «Призрака Оперы». Лишняя суета в попытках достать из кармана вибрирующий телефон стоила ему ушибленного локтя и, кажется, царапины на лбу. Пару секунд он удивлённо смотрел на экран.
Ничего себе, ловит! - пожалуй, это поразило его больше всего. Далее последовала целая череда мыслей и предположений, почему сестра звонит ему в такой поздний час, и не случилось ли у неё чего. А если случилось, то как ей помочь, в его-то нынешнем положении. Само собой, о его нынешнем положении ей лучше не знать, поэтому, поднося телефон к уху, Тедди улыбался во весь рот.
- Хэй, Наф-Наф, вспомнила-таки своего братца?.. - бодрый голос осёкся, когда в трубке послышались рыдания, - Аня, что случилось? Это опять твой Алфи Гад?
Тед не переносил женских слёз, особенно слёз сестры и матери, так что на какое-то мгновение он растерялся, но быстро смог взять себя в руки. Ведь девушка плачет, значит, он должен её утешить.
- Аня, эй, послушай меня, - голос стал ласковым и тихим, - Давай ты успокоишься и расскажешь мне, что у тебя произошло. Уверен, это всё не стоит твоих слёз. Ну же, милая, успокойся, я с тобой... ну, почти.
Взгляд скользнул по доскам, освещённым тусклым светом мобильного телефона. Что ж, зато он точно отвлечётся от мыслей о собственных похоронах.

+1

4

Братик.
Анафема услышала его голос в трубке, и страх отступил. И пусть из-за рыданий она ничего не могла сказать кроме «братик», девушке стало намного легче от призрачного присутствия Тедди рядом.
- У меня… у меня… у меня самый лучший братик!
Вся эта «взрослая жизнь» совсем не ладилась. Стоило девушке закончить колледж, и все пошло наперекосяк. Вроде бы у нее был парень, но смотрите какой. Вроде бы у нее была работа, но разбираться в бухгалтерии старшего Гранта девушке было скучно. Вроде бы она стала взрослым человеком и у нее все есть, но в этот момент больше всего ей хотелось оказаться дома, в Мортон Мэш, рядом с Тедом и их, теперь общими, родителями. Чтобы обязательно – семейный ужин вместе. Чтобы обязательно – улыбчивые лица. Чтобы обязательно – любимый сервиз в цветочек.
Там была настоящая жизнь. А тут Панкхёрст только делала вид, что у нее все хорошо.
Братик.
Вот он, здесь, слышит ее, и нужно собраться с мыслями, перестать рыдать и попросить его приехать за ней. И все будет как раньше. Анна закивала на слова Теодора – будто он мог это увидеть, и утихла, изредка всхлипывая. Еще пара минут, и девушка смогла внятно объяснить, что же у нее случилось.
- Я в Нью-Йорке, - всхлипнула Наф-Наф. – И да, это Алфи… и да, он гад.
Это было, пожалуй, впервые – Анафема Панкхёрст признала Алфи Гранта гадом. Обычно она морщилась на слова Теда и просила не называть ее любимого человека плохими словами. Но даже у ангельского терпения есть свои пределы. Бросить девушку одну в незнакомом городе среди ночи – это уже слишком.
Но без минутки самобичевания тоже не обошлось. Это же великомученица Анафема! Она все и всегда принимает на свой счет. Это она виновата в том, что позволила Гранту так с собой обходится. Она сама ничего не делала, не устраивала скандалы, не хлопала дверьми, просто сидела на месте и надеялась, что все образуется. Потому что она любила Алфи, а любимых нужно понимать и прощать. Допрощалась и допонималась…
- А я дурочка…. Боже, я такая глупая дуреха! – Аня снова поддалась эмоциям и всхлипнула пару раз, прежде чем продолжить ругать себя. – Ведь я знала, что так и будет! Он же не любит меня, правда? Совсем не любит… это… это… он оставил меня в клубе и уехал, я тут совсем одна! Тедди, помоги мне, пожалуйста… Я… я тебя разбудила, да? Прости, прости пожалуйста…
Новый поток рыданий не заставил себя ждать, и прерван он был тем, что кто-то бесцеремонно заколотил в дверь кабинки.
- Эй, мокрая курица, вали давай! – послышался пьяный женский голос. – Посмотрите на нее – заняла кабинку, и ревет! Ничего умнее не придумала, а?
Анафема вжалась в стену, перехватив телефон. Лишаться своего убежища она не собиралась и понадеялась, что буйная мадам куда-нибудь уйдет.
- Тедди, забери меня. Забери меня, Тедди! – взмолилась она негромко. - Мне тут совсем не нравится!
Она много раз говорила Тедди, что не любит ночные клубы с громкой музыкой в стиле транс, с людьми в стиле транс, с гламуром, пафосом и прочей шелухой, на которую падки определенные группы молодых людей. Такие, например, как Алфи. Анафема соглашалась на все эти кутежи только потому, что не могла не поддержать любимого человека в веселье. Если его делают счастливым вылазки в злачные места, то кто такая Анафема, чтобы запрещать? Но будь ее воля – она лучше бы провела вечер за просмотром умного фильма, как они делали это с Тедди на каникулах.
А тут – ко всему этому еще чуждый Нью-Йорк, ночь, одиночество, страшные люди и даже личный танцевальный маньяк, поджидающий у барной стойки…
Братик! Пусть братик услышит, пусть братик придет.

+1

5

Интересно, а есть через трубочку так же плохо, как дышать через неё? Теду казалось, что воздух через этот непростительно тонкий проводник поступает в его новое и, хотелось верить, временное жилище невыносимо медленно. А ещё в какой-то момент появилось опасение, что хлипкая крышка ящика //называть своё временное жилище гробом было жутковато даже в мыслях// может не выдержать веса трёх футов земли //интересно, сколько это в фунтах?// и проломиться в самый ответственный момент. А вместе с крышкой она повредит дыхательную трубку - единственное, что давало Дивайну надежду на счастливый исход - и тогда к нему перестанет поступать даже эта жалкая струя ночной свежести. Нет, пожалуй, не стоит называть воздух жалким, вдруг он обидится и станет поступать ещё медленнее? Тедди позволил себе глубокий вздох. Очевидно, воздуха уже стало не хватать, голова начинает генерировать бредовые идеи и опасения. Ещё немного, и он начнёт опасаться, что на него нападут кроты или та тварь из "Дрожи земли". Дивайн задержал дыхание и прислушался - тихо как в гробу. Ах, да. Он же и есть в гробу.
Звонок сестры разбил эту гробовую - да-да, в прямом смысле - тишину и сначала был приятным разнообразием. Потом же, когда Тед услышал рыдания в трубке, приятного поубавилось, но тепло от голоса сестры всё равно осталось. А ещё тепло от осознания того факта, что, наконец-то, он сможет врезать Алфи промеж глаз, и сестра его за это не осудит, а даже поблагодарит. Серьёзно, этот гад давно напрашивался на серьёзный разговор по почкам, Тедди уже пару раз порывался приехать к сестре и прочесть её неблаговерному пару лекций об уважении, но Аня каждый раз его отговаривала, убеждая брата, что гад исправится, и всё будет хорошо. Может, она в это и верила. Теодор - нет.
- А у меня самая лучшая сестрёнка, - улыбнулся темноте Тед, терпеливо ожидая, когда девушка на том конце провода сможет внятно донести до него свои печали, - О, в Нью-Йорке!
Именно сегодня, почему именно сегодня? Тед сдержал порыв треснуть с досады по доскам - ещё памятовал об их хрупкости, но всё ещё не был готов их лишиться. Ночь впереди длинная. И сейчас, слушая всхлипывания сестры, он вдруг осознал, насколько она будет длинной на самом деле. Ведь он нужен ей. Нужен прямо сейчас. Он уже должен мчаться ей навстречу, на ходу одеваясь и выясняя конечный путь маршрута. А что делал он? Лежал в деревянном ящике под землёй и смотрел на едва различимые в темноте доски. Сейчас он был совершенно бесполезен для сестры. Именно сейчас, когда был ей так нужен.
- Наконец-то! Наконец, ты это признала! - Дивайн попытался вскинуть руки в хвалебном жесте, но лишь в очередной раз подверг свой ящик проверке на прочность и поцарапал тыльную сторону ладони, - Видимо, он перешёл последние границы, раз ты так легко со мной соглашаешься.
Саднящая ладонь сжалась в саднящий кулак, который сейчас с превеликим удовольствием бы получил ещё пару царапин о зубы одного перешедшего все границы красавчика. Он должен быть в пути, должен бежать к сестре со всех ног. Но он продолжает лежать в деревянном ящике в трёх футах под землёй. Он нужен сестре, но никогда ещё он не был для неё так далеко.
- Ты не глупая, Аня, ты влюблённая, - вздохнул Тед, прикрывая глаза и собираясь с мыслями, - И он, возможно, тебя тоже любит, просто делает это не так, как ты того заслуживаешь. Так пусть ищет себе другую дурочку, а ты, моя умница, найдёшь себе нормального мужика, которому мне не будет хотеться начистить рыло.
А сейчас наступала самая сложная часть разговора - Теду нужно соврать сестре. И не просто соврать, а придумать оправдание, которое объясняло, почему он до сих пор не в такси ждёт от неё название клуба, чтобы сообщить его водителю. Что он может ей сказать? Само собой, не правду. Ни она, ни кто-либо другой из семьи не знал, чем Теодор занимается в свободное от кастингов и смен в кафе время, и Теду хотелось, чтобы так оно и оставалось. Вряд ли это будет для семьи поводом для гордости, а ему не хотелось их разочаровывать. Да, он занимался этим, чтобы откупить от бандитов несчастных барышень, но одним благородством преступную деятельность не оправдаешь. А уж весть о том, что его закопали заживо, вообще вгонит сестру в крайнюю степень отчаяния, а она сейчас и так не в себе. Значит, нужно сказать что-то другое.
- Я... сейчас не в Нью-Йорке, милая, - Тед решил начать с частичной правды, ведь он сейчас действительно находился за пределами города, - Мы выехали с гастролями в... Бостон, так что добраться до тебя я смогу только к утру. Сможешь там продержаться?
А ведь мог бы добраться до неё в течение часа, может, и меньше, клуб наверняка где-нибудь на Манхэттене, он уже мог бы быть в такси. Если бы не лежал под землёй в чёртовом гробу. Тед был так зол на себя, что даже страшное слово на букву "г" его ничуть не испугало. Подумаешь, какой-то гроб. Анафеме сейчас куда хуже, а он - тот, кто обещал всегда её защищать - не может ей помочь. Он абсолютно беспомощен.
- Если эта мадам посмеет ещё раз назвать тебя курицей, включи громкую связь, я ей расскажу, как пристало вести себя юной леди, - мрачно попросил Тед, открывая глаза, утыкаясь взглядом всё в те же доски и снова опуская веки, - Поверь, Аня, больше всего на свете я бы хотел сейчас получить телепорт, который доставил бы меня к тебе в считанные секунды, но, похоже, всё сегодня против нас. Я заберу тебя, Аня, обещаю. Я тебя не брошу. Так. Как называется клуб? Ты можешь оттуда выйти? Как у тебя с наличкой, есть, на что вызвать такси?
Неплохой вариант - отправить её к себе, чтобы она спокойно отсыпалась, а он утром приедет и отвезёт её домой. Ну, сначала заедет к Алфи, зарядит ему промеж глаз, а потом уже поедет домой. Всё внутри Теда разрывалось - он должен быть сейчас рядом с ней, должен защищать её от всех гадов и куриц, что могут встретиться ей на пути. А что он делает? Ничего. Абсолютно. Ни-че-го.

+1

6

Да уж, в Нью-Йорке. Да пропади он пропадом, этот ваш Нью-Йорк! Суровый город вдребезги разбил последние надежды Анафемы на то, что Алфи исправится и снова будет тем нежным, внимательным, чутким Алфи, которым он был в начале отношений. Мечты Теда город тоже изрядно потоптал - заветный Бродвей давался брату нелегко, достойные роли никто не спешил предлагать начинающему актеру, и, пусть Тедди предпочитал не делиться своими проблемами, но Аня же даже по голосу понимала, что брату обидно за то, что он все еще не звезда мюзиклов. Дурацкий город.
Нужно было плевать на все и сразу ехать к брату - такая мысль закралась в голову Ане. Не держаться за Гранта, как утопающий за деревянные обломки корабля, а думать своей головой и решать самой, куда она хочет идти, а куда нет. Сдался ей этот чертов клуб! Почему она просто не сказала Алфи нет, когда он торопил ее в сборах? Нет, вместо этого она специально для своего парня надела короткое белое платьешко и высокие каблуки, чтобы он полюбовался ей и весь вечер смотрел только на нее. А в итоге Гранту хватило беглого взгляда на девушку в номере отеля и, вместо комплиментов, он недовольно буркнул: "Ну долго ты еще?"
Ведь знала же, что так и будет. Знала, и нечего отпираться! Нечего винить город, клуб, стечение обстоятельств, когда во всем виноват только Алфи Грант! Ну и сама Анафема...
"Лучшая сестренка". Для брата она всегда будет лучшей - вот кто дорожит ей совершенно искренне. А ведь "брат" - такое условное прозвание, они же родственники только потому, что несколько лет назад их родители решили вступить в законный брак. Но разве есть у Анафемы человек ближе, чем Теодор Дивайн? Кому бы еще она могла позвонить вот так, среди ночи, с просьбой о помощи и зная, что ее не осудят? Кто еще заставит ее улыбнуться, не пряча при этом слезы?
- П-похоже, что так, и это конец, - согласилась девушка, пусть даже какая-то часть ее - наверное, сердце - не хотела признавать, что Алфи гад. Так быстро нельзя смериться с потерей. Тем более, такому нуждающемуся в твердом плече человеку, как Анафема.
Ой, а вот это был опасный момент - говорить, чтобы Алфи-Гад искал себе другую. Дивайн был в этом, несомненно, прав, и от такого мужика, как Алфи Грант нужно было скорее уносить ноги, но для Анафемы он до сих пор оставался любимым, хоть и признанным Гадом с большой буквы. Стоило Ане только подумать о том, что ей придется отдать другой девушке человека, с которым они провели вместе шесть лет, и она почувствовала себя совершенно беспомощной.
Новая волна слез накрыла ее, и вместо согласия Тедди услышал в трубке протяжный вой. Он продолжался несколько минут, пока Наф-Наф смирялась с тем, что другие девушки уже есть в жизни ее ненаглядного Алфи. Вот сейчас он наверняка с другой, с блондинкой из бара, про которую говорили Мартин и Кэт, и вряд ли у Гранта проснулось благородство и он провожает ее домой... о нет, скорее всего, они уже в номере отеля - того самого, где остались все вещи Панкхёрст кроме маленькой сумочки, которая.... Черт, а ведь девушка оставила ее на диванчиках около столика. А с собой ли у нее вообще кредитки? Алфи так спешил, что не дал ей толком собраться.
- Прости... прости... - девушка утирала слезы свободной рукой. - Но, мне кажется, он уже нашел другую... в смысле, он ушел... не одиииииин...
Анафема набрала воздуха в грудь, чтобы снова не огласить уборную своими рыданиями.
- Я продержусь, - с готовностью ответила Наф-Наф. Что она, правда, как последний нытик. Брат должен знать, что она у него - сильная и смелая, и почти ничего не боится! Хотя, конечно, под ложечкой засосало от страха - ладно еще эта мадам, которая орет снаружи, а что делать с маньяком? Будь воля Анафемы и будь у Тедди возможность примчаться поскорее, Аня коротала все время в этой кабинке. Черт с ней, с сумочкой - если ее утащат, то не велика потеря. Но не сидеть же в туалете до утра?
Но тут девушке пришлось отвлечься, чтобы ответить настырной даме, лупящей по ее двери с таким остервенением, будто это - последняя кабинка туалета в городе.
- Вас попросили не называть меня мокрой курицей, иначе... иначе вам будет плохо, вот! - неуверенным голоском ответила Анафема.
- Вот стерва! - послышалось снаружи, и удары в дверь посыпались с новой силой. Благо, что в этот момент освободилась соседняя, и пьяная мадам, кажется, удовлетворилась этим, но еще продолжала ворчать: - Вот только выйди у меня, шваль зареванная, вот только выйди...
Анафема от испуга даже плакать перестала. Зато затараторила Тедди в трубку:
- Я знаю, Тедди, я знаю... Ты никогда не оставишь меня в беде, братик. Ночной клуб "Element", где-то на Манхэттене, наличка была, если мою сумочку не обчистили, пока я здесь сижу... а выйти я... ээээ... дело в том, что... ну... там... этот странный парень... нет, ничего страшного, я попробую. Я должна быть смелой! А ты как сможешь - приедешь, и все будет хорошо, правда?
- Все будет хорошо! - передразнила из-за стенки пьяная мадам.
И громко заржала.

+1

7

Пожалуй, было в этой ситуации и кое-что хорошее. Звонок застал Тедди не в начале его гробового заключения, а уже в середине. Значит, время ожидания сокращается вполовину, что определённо хорошо. Пусть и в самой ситуации хорошего было мало. И даже тот факт, что сестра, наконец, признала своего хахаля гадом, мало помогал. Но, безусловно, радовал. Дивайн уже сейчас ярко представлял себе, как одним точным ударом выправляет сразу и гордый профиль зарвавшегося подонка, и настроение оскорблённой Ани.
- Если это действительно конец, то я тебя искренне поздравляю, - серьёзно сказал мужчина, осторожно подёргивая затёкшими ногами, - Пусть сейчас ты ещё не до конца это осознаёшь, но это к лучшему. Без него ты будешь куда счастливей, можешь мне поверить.
Понятное дело, так сразу этот затянувшийся любовный фарс выкинуть из головы у неё не получится. Но потом, когда она встретит на своём пути действительно достойного мужчину, который будет ценить глубину её души, а не выреза на кофте, она поймёт, что зря страдала из-за недостойного гада. Могла бы бросить его куда раньше, глядишь, Тедди тогда не пришлось бы его бить... Да нет, Алфи напрашивался на ринопластику с самой первой встречи. За годы криминальных подработок Тедди насмотрелся на таких козлов, некоторых лично оттаскивал от испуганных барышень, которые и рады бы бросить подонка, но никак не могли найти подходящий повод. Появление Дивайна и его мрачных коллег всегда было отличным поводом уведомить корчащееся на полу тело об окончании отношений. Если девушка желала, Тедди позволял ей самой всадить острый каблучок в бывшего ухажёра, даже участливо указывал на наиболее уязвимые места и галантно придерживал даму за локоток, пока она балансировала на одной ноге, прицеливаясь получше. Может, предложить Анафеме тоже отвесить Алфи пару шпилек? Увы, сестрёнка была для этого слишком мягкой, ещё чего доброго решит пожалеть этого ущербного, опять проникнется к нему участием, решит, что не всё потеряно, что он усвоил урок и теперь-то они заживут. Тед знал, что не заживут. Ни Аня с Алфи долго и счастливо, ни шрамы на её сердце, оставленные этим любителем доступных женщин. А вот синяки у гада заживут, и это было обидно. Впрочем, всегда можно постараться так, чтобы мужественное украшение в виде шрама всегда напоминало гаду о том, как плохо обижать девочек, но это вряд ли понравится Ане. Да и могут возникнуть вопросы, откуда в милом братце столько жестокости, а рассказывать Панкхёрст подробности его нью-йоркской школы жизни Теодор не собирался. Мог бы сказать, что эту тайну он унесёт с собой в могилу, но сейчас эта шуточка будет слишком к месту, чтобы быть смешной.
- И почему я не удивлён, - проворчал Дивайн под нос, надеясь, что сестра за своими рыданиями пропустила этот его комментарий мимо ушей, - Послушай, мне тоже жаль эту бедную девочку, что повелась на твоего гада, но не надо тебе из-за неё так убиваться, обещаю, её мы тоже спасём.
Он усмехнулся в трубку, надеясь, что заставит Анафему хотя бы улыбнуться. Девичьи слёзы всегда заставляли его чувствовать себя абсолютно беспомощным, он был готов на всё, чтобы успокоить бедняжку: разрушить до основания любую крепость и собрать её заново в прекрасный дворец для сказочной принцессы, приручить любого дракона и скрутить в бараний рог любого злого волшебника, отбить обидевшему даму негодяю почки и купить даме мороженое.
- Эй, как насчёт мороженого, когда я тебя заберу? - решил перевести тему Дивайн, - Я знаю тут пару отличных мест, где подают просто бесподобное мороженое, даже лучше, чем у Кенни! Только Кенни этого не говори, а то меня перестанут пускать в самое приличное место Мортона.
Он рассмеялся и подумал, что действительно соскучился по дому. Мечта мечтой, но как давно он не видел маму, Микки, Аню? Конечно, они часто созванивались, даже устраивали видео-конференции в скайпе, но разве этого достаточно? По скайпу не обнимешь мать, по телефону не взъерошишь волосы сестре, через открытку не почувствуешь крепкое рукопожатие отчима. Да, родной город был далёк от идеала, но разве здесь и сейчас ему лучше? Приведёт ли нынешняя скользкая дорожка к мечте, или он давно свернул не туда? Не пришло ли время сделать перерыв и вернуться домой, где он всегда будет нужен?
- Вот и молодец, вот и умница... - Тедди почти уверился, что сестра в безопасности, когда визгливая мадам с того конца провода не начала угрожать его сестре, - Не слушай её, Аня, у барышни просто выдался плохой день.
Даже про такую наглую особу Тедди никак не мог сказать что-либо плохое, ведь мама учила его, что все девушки прекрасны и достойны уважения. А если какие-то создают плохое впечатление, то у них просто выдался плохой день. И Дивайн, как настоящий джентльмен, просто не может сделать их день ещё хуже. Поэтому он даже не мог обещать сестре, что повыдирает этой выдре все лохмы с её пустой головёнки, а потом как следует вымоет ей рот с мылом. Потому что так с девочками не обращаются. Зато с мальчиками обращаются, поэтому Алфи достанется ещё и за эту нетерпеливую особу, которая пугает сестру Дивайна, пока сам он никак не может ринуться ей на помощь.
- Насколько странный парень? - с подозрением уточнил Дивайн, - Такому хватит ума и увязаться за тобой, лучше оставайся в клубе. Найди свою сумку и иди к барной стойке, там должен работать Джейс, мой приятель, он отличный парень и защитит тебя ото всех. Если его не будет, просто пожалуйся на этого идиота охране, заведение следит за своим имиджем, доморощенных маньяков вышвыривают за дверь без лишних вопросов.
И это был ещё один довод за то, чтобы Аня оставалась внутри. Мало ли кто может поджидать её снаружи, в наше время даже таксистам верить можно не всегда, так что Теду будет спокойней, если сестра дождётся его в клубе. Конечно, ему было бы спокойней, если бы она была дома и не плакала ему в трубку, но в сложившейся ситуации особенно выбирать не приходилось. И ведь он всегда знал, что Алфи - тот ещё гад, но всё же надеялся, что Аня сможет его изменить, ведь люди меняются, верно? А она никогда раньше на него не жаловалась, разве мог Тедди предположить, что в этой семье не только у него есть секреты от родных?
- Ты только продержись до утра, слышишь? А там я приеду и заберу тебя домой, договорились? - Дивайн улыбнулся, понимая, что сестра его не увидит, но зная, что она почувствует его поддержку, - Всё правда будет хорошо.
От одной из досок оторвался комок земли и упал Дивайну на лицо. Н-да, всё будет хорошо.

+1

8

Если без иллюзий, то под каждым словом Тедди можно поставить большое и прописными слово: "ВЕРНО". И пусть Анафеме нужно время, чтобы окончательно от иллюзий избавиться, это "ВЕРНО" для нее стало крепкой и надежной опорой - и не только потому, что оно было связано с родным и близким человеком, которым являлся Тедди. Пришло время громко и четко сказать самой себе: "Все, Анафема Панкхёрст, ты больше не принадлежишь какому-то сопливому, мерзкому типу по имени Альфред Грант (боже, как смешно звучит его полное имя в сочетании с его напомаженной мордашкой), ты - свободная, сильная женщина, и ты достойна самого лучшего, Тедди отвечает". Так соберись, тряпка!
И Наф-Наф собралась. Наконец-то.
- Я тебе верю, Тедди, конечно, я тебе верю, - ответила девушка, и это заставило ее улыбнуться. Как можно не верить Теодору Дивайну? Он же прекрасен, умен и точно знает все наперед. Вот такой у нее братик, и это еще Наф-Наф не рассказала про его плечи! Между прочим, Алфи Гаду до таких еще качаться и качаться, b ни один год. И желательно жрать протеины каждый день.
А еще Тедди умел ее рассмешить. Наверное, это одно из главных умений по-настоящему родных людей - они умеют поднять настроение всего лишь одной фразой.
- Ты, как всегда, настоящий принц, - ответила девушка. - Всех дев спасешь, всех злых колдунов накажешь.
Улыбка Наф-Наф стала еще шире, и во всей этой ситуации появилась надежда, что закончится она хорошо.
- Ты же понимаешь, что как любой брошенной, - даже это слово прозвучало куда веселее, чем могло бы быть, - барышне, мне нужно ведро мороженного? И "All by myself" на саундтрек? И пижамная вечеринка! А еще я хочу собаку. Тедди, давай заведем собаку! Корги, спаниэля или шпица какого-нибудь...
Вот знает же Дивайн подход к женщинам. Какой там бабе цветы! Бабе - мороженное!
Кажется, даже барышня в соседней кабинке затихла, осознав, с каким идеальным мужчиной общается Анафема Панкхёрст - таким, что готов любое девичье желание исполнить.
- Да, у всех бывают плохие дни, не только у меня, - ответила Аня, вытирая мокрые щеки. - Странный... ну... у него ужасный вкус - это точно. Кто сейчас носит бордовые шелковые рубашки? Только мафиози, честное слово! Но на мафиози он не похож. Скорее, на танцевального маньяка. Джеймс, да? Хорошо, я спрошу. Или пристану к охране. Тедди, чтобы я без тебя делала... такие же элементарные вещи - а сама не сообразила... Спасибо, что ты у меня есть, братик.
Она шмыгнула носом, но новых слез можно было не опасаться. Теперь у Наф-Наф был четкий план, что нужно делать дальше. Дело осталось за малым - решить, как дальше жить вообще. Видимо, счастливо?
- Хорошо, я обязательно тебя дождусь, я обещаю. Все сделаю, как ты сказал. Только... приезжай скорее, я очень сильно по тебе соскучилась, - вот сейчас можно еще раз разрыдаться, но уже счастливыми слезами.
- Я жду тебя, - наконец, закончила разговор Анафема и положила трубку.
Еще с минуту она занимала кабинку, чтобы отдышаться, а потом, наконец, решилась: поднявшись с пола и гордо вскинув голову, девушка распахнула дверь и подошла к зеркалу. М-да, чем тут гордиться - лицо распухло, помада съелась, тушь потекла.
Вытащив пару салфеток, девушка стала приводить себя в порядок, а когда закончила - из соседней кабинки как раз выплыла сварливая мадам. Но Нафа ее уже не боялась. Развернувшись к ней на каблуках, девушка с вызовом заявила:
- Клевый у меня брат, а? - так что вообще не суйся, пьянь!
Разговор с Тедди придал ей сил и на то, чтобы гордо выйти в зал и продефилировать к столику, за которым сидела их компания. Никого из знакомых уже не было, а сумочка Панкхёрст со следом от ботинка нашлась под столом. Ну, ничего, это всего лишь очередной аксессуар. Точно такой же, каким была Наф-Наф для Алфи. Надоела ему - и вот он ее выкинул. Так, тихо, тихо, не начинай опять!
Девушка откинула с лица волосы и по стеночке пробралась к барной стойке, где нашелся весьма милый бармен:
- Подскажите, пожалуйста, где я могу найти Джейса? Я от его знакомого, Тедди Дивайна.
В этот момент рядом с Наф-Наф нарисовался "танцор-диско". Но он только и успел, что склониться к девушке, чтобы что-то ей сказать, как бармен одним четким движением схватил его за щеки и оттолкнул от девушки.
- Джейс? Это я, что вы хотели, милая девушка?
- Я... ээ...
- Наф-Наф обернулась на упавшего на пол маньяка и ей вдруг стало очень весело. - Мне надо Тедди подождать. И желательно, чтобы никто меня не трогал. Вроде вот этих вот. Вы же мне поможете?
Бармен свистнул своим коллегам, и тут же двое бравых мужчин подхватили под белы рученьки маньяка и увели куда-то в толпу - дальнейшая его история была девушке неизвестна.
- А что из напитков предпочтете?
- Можно мне... просто воды?
- пожелала девушка.
Вот так вот жизнь и наладилась. Панкхёрст устроилась в уголке у барной стойки и принялась послушно ждать своего брата, отправив ему смс: "Джейс нашелся. Все хорошо. Жду и люблю. И не забудь про шпица". А когда в очередной раз ее потянуло всплакнуть, рядом нарисовался бармен и принялся травить байки о посетителях, которые иногда попадаются ему в клубе. И даже пожонглировал бутылками. Настроение у девушки улучшилось, и единственное, что она желала - это поскорее увидеть Тедди.
Он скоро придет. Он же обещал.

Отредактировано Anathema Pankhurst (2017-12-25 17:22:42)

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Hello from the other side, 06.06.13