Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

Новости ADS: Вот и наступило долгожданное "скоро", и новый сезон ADS открыл свои двери! К Вашим услугам свежеиспеченный информационные темы с подробностями о новом сезоне, ссылки на которые можете найти в навигации ниже. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » На кладбище собственных ошибок, 14.02.2017


На кладбище собственных ошибок, 14.02.2017

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

14 февраля 2017 г.
ближе к вечеру

«На кладбище собственных ошибок»
___________________________________________
by Harper Rivers & Ivo Deluca

https://68.media.tumblr.com/e6e5a12e34ab9019eedcd6e42882768c/tumblr_ovcyj2Sub91qafb29o1_250.gif https://68.media.tumblr.com/f912119a6460224e1549487c8ac7c107/tumblr_ovcyj2Sub91qafb29o2_250.gif
___________________________________________
краткое содержание

Кладбища... Там пахнет историей. Кто-то скажет, что пахнет смертью и болотами, но в Мортон Мэше болотами воняет повсюду, а дух смерти давно расползся по всей планете. В общем тут пахнет историей, свободой... даже немного романтикой?
___________________________________________
Кладбище ММ.

Отредактировано Ivo Deluca (2017-08-27 22:19:35)

+1

2

По обыкновению Харпер бросила велосипед недалеко от входа на кладбище и далее пошла пешком. Хорошо, что отца похоронили здесь, думала она, каждый раз переступая через ворота. В свое время Антония распорядилась закопать его именно здесь лишь из тех соображений, что на покойников уходит уж слишком много денег, а в Мэше на этом можно было прилично сэкономить. Похоронен он был без роскоши, практически в самом конце. Если с нервами не все в порядке, пока доберешься до нужного надгробья, свихнуться можно. Есть такие люди, которым некомфортно находиться среди мертвецов. Но именно благодаря корыстным побуждениям своей матери у Харпер была возможность быть ближе к родственнику, которого она действительно любила. Хотя за что-то её нерадивую мать можно было поблагодарить. К тому же смерть совсем не пугала девушку. Она не часто о ней думала, а когда сталкивалась, воспринимала, как само собой разумеющееся. Странно, но в какой-то мере на кладбище она чувствовала умиротворение и свободу.
- Привет, пап, - поздоровалась Харпер, усаживаясь прямо на землю рядом с могилой отца. Она не брезговала, да и было не холодно, - а, да, прости. Мне сейчас это нужно, - честно призналась девушка и повела в воздухе открытой бутылкой пива, которую достала по дороге сюда. Затем сделала глоток, - смена сегодня будет оживленная. Ты ведь знаешь, какой сегодня день? Подожди-ка.
Риверс поставила бутылку рядом с собой, чуть ввернув её дном в землю для устойчивости, и полезла в рюкзак. Брюнетка пошарила в карманах. То, что она искала, было спрятано в рюкзаке уже давно, и она не сразу сообразила, в какой именно карман убрала это. Наконец, достала бумажное небольшое сердце фиалкового цвета и положила к надгробью.
- Вот, это тебе. Я сама сделала.
Сердце раскрывалось на две половинки, а внутри корявым почерком было написано «папочка, я тебя люблю». Не самая оригинальная валентинка в мире, но зато искренняя. Джереми Риверс был первым и единственным мужчиной, кому Харпер когда-либо дарила валентинки на этот глупый праздник. Такое искреннее и невинное проявление привязанности.
- Прости, я, кажется, слишком долго не приходила, - добавила она, убирая засохшие цветы. Брюнетка села в первоначальную поза и молча уставилась на выгравированное на надгробье имя отца.
Пока она размышляла над тем, чем бы с ним поделиться, подул сильный ветер. Он легко поднял валентинку в воздух, закружил её над могилой. Харпер сорвалась с места, пытаясь поймать кружившее в невесомости сердце, но оно то и дело ускользало. Наигравшись, ветер уронил его куда-то за надгробье. А Харпер запуталась ногой в лямках рюкзака, и тоже плюхнулась на землю перед надгробьем.
- Черт!

+1

3

«Привет, пап…» - незнакомый голос начал рассеивать приятную вязкую пустоту, в которой бултыхалось сознание Иво, словно веером кто-то решил разогнать густой дым.
За последнюю неделю Делука разве что не половину кладбища перекопал. Поразительная и поразительно бессмысленная эффективность, коей в обычной своей трудовой жизни сотрудник кладбища похвастаться не мог: негде тут было развернуться, даже если ты выполняешь функции по десятку разных должностей – ну нечасто тут кто-то умирает... И вдруг… Он не помнил, что именно произошло той ночью, когда в его жизнь снова (видимо, в последний раз) ворвалась Бьянка. Иво вроде бы и хотел забыть те сутки, и боялся, что не успеет убедиться в том, что возможные следы преступления скрыты. И было ли преступление?
Итальянец настолько вымотал себя этой бурной деятельностью, что под утро задремал именно у той могилы, на которую по неожиданному стечению обстоятельств до сих пор приходят родственники усопшего. Ведь мог бы найти местечко потише или вернуться домой…
Иво едва пошевелился, чтобы кровь снова хлынула в затекшие ноги и руки, но голову с колен не поднял. Мужчина просыпался медленно, словно выбирался из глухого обморока после взрыва или удара прикладом по голове. Он слушал ее голос и стирал войну, которая настойчиво забиралась в поток ассоциаций.
«прости… какой сегодня день…я сама сделала… слишком долго не приходила…»
«Мертвые умеют ждать,» - со знанием дела мысленно ответил ей Делука, поднимая голову, которая оказалась на удивление легкой и почти пустой. Иво настолько истерзал себя метаньями, сомнениями и попытками найти в захламленном дворце своей памяти истинные воспоминания о последствиях их встречи с Майореску, что перегорел. Странное, но приятное ощущение. Итальянец невольно улыбнулся от облегчения. И именно в тот момент к нему в руки прилетело небольшое сердечко.  Видимо, ему придется встать и вернуть открыточку дарительнице, ведь внутри совершенно точно не его имя значится. Легкость освобождения от ведьмы придала этому факту даже какой-то оттенок грусти, но теперь Делуке казалось, что впереди его еще ждет что-то хорошее… Если бы он знал, что убийство человека так окрыляет – стал бы давно серийным маньяком. Впрочем, таких, как Бьянка, нужно еще поискать.
Иво сел на колени и уже собирался подняться на ноги, когда прямо перед ним на землю плюхнулась та самая «Привет, пап».
- Ммм…добрый день? Или скорее не очень? – Иво позволил себе поудобнее устроиться в позе лотоса и сложил на перекрестии голеней руки, в пальцах одной из которых было зажато фиалковое сердечко. – Могу я Вам для начала посоветовать перевернуться на спину? Запах земли и болот – чудо как хорош, но на кладбище лучше смотреть на небо. Земля может угнетать тех, кто не привык тут находиться постоянно… А потом я помогу Вам встать. Если позволите.
Итальянец продолжал вертеть в пальцах чужую валентинку и задумчиво улыбаться.

+1

4

Харпер встрепенулась, когда из-за надгробия её отца показался человек. В Мортоне было немало людей, которые, мягко говоря, были не в себе, были и те, кто не имел определённого места жительства и шатался от знакомого к знакомому, проводил вечера в баре, а иногда и вовсе спал, где вздумается. Риверс замерла, с лёгким прищуром изучая незнакомца. Он не был похож ни на кого из вышеописанных. Хоть и не выглядел очень опрятно, под ногтями земля, в волосах песок, но в целом, в нем не было ничего отталкивающего, ничего такого, что можно было бы представить, пытаясь охарактеризовать человека, который... спит на кладбище. Да, вид у него был заспанный, но при этом какой-то умиротворенный. Он говорил спокойно и блаженно улыбался. На какой-то момент у Харпер даже создалось впечатление, что она и сама во сне. А снится ей очень странная версия жизни после смерти, где никто никуда не торопится, и ни у кого нет никаких проблем.
Жаль только, что это ощущение достаточно быстро рассеялось. Никакой это был не сон. По крайней мере, груз проблем все ещё давил на хрупкие плечи девушки. Если бы эти двое знали, что происходит в жизни каждого, наверняка, им было бы что обсудить. Он совсем недавно убил или думал, что убил свою бывшую возлюбленную... ну, или кем она ему там приходилась. Она недавно убила или, как минимум, была косвенно причастна к убийству своего сводного брата. Вот у них уже и есть что-то общее. Разница была лишь в том, что незнакомец чувствовал давно забытое спокойствие и лёгкость, в то время как Харпер ночами не могла сомкнуть глаз, мучимая собственной паранойей.
И, тем не менее, девушка улыбнулась.
- Простите, я вас, кажется, разбудила? - она заправила за ухо прядь волос, приподнялась на ладонях и перевернулась на бок. Затем сбросила с щиколоток ремни рюкзака и пнула его подальше, чтобы уж наверняка. Несмотря на то, как приятно звучал голос мужчины, переворачиваться на спину ей совсем не хотелось, - возможно, но я здесь часто бываю. И все-таки лежать на земле рядом с могилой отца мне было бы как-то не по себе, - пояснила Риверс. Затем она чуть склонила голову набок. Брюнет звучал так таинственно. И говорил с таким видом... весь его образ почему-то вновь наводил на мысли о том, что этот человек не принадлежал этому миру, был каким-то сказочным, - постоянно здесь только мертвые, разве нет?
Она опустила глаза на руки темноволосого. Между пальцами он вертел валентинку.
- Могу я получить это обратно? - она кивнула на сердечко и протянула руку, то ли за ним, то ли за тем, чтобы незнакомец помог ей подняться.

0

5

Иво повел бровями вверх, как бы оттягивая время перед тем, как ответить девушке:
- Давайте так: я Вас с ходу прощаю за то, что разбудили меня, - он входил в образ очень быстро, почти стихийно. Так случалось всегда, когда рядом оказывались дети… Рядом с ними итальянец позволял себе оторваться от реальности и нырнуть в мир фантазий и импровизации, а затем позвать туда своих юных слушателей. «Нет ничего важнее сказок,» - частенько говорила бабушка Иво, которая и по сей день живет на Сицилии, неподалеку от родной Катаньи и скоро отметит свои девяноста пять. – «Детям нужно рассказывать сказки. Иначе как они поверят в чудеса, как научатся фантазировать и мечтать о далеких берегах, новых мирах и открытиях? Не получится дельного ученого из того, кто не верил в детстве в сказки… Никакого воображения! Вот взять твоего дядю,» - бабуля при этом очень активно жестикулировала, говорила сочно, эмоционально, с тягучим южным выговором, сочетавшимся с удивительной скоростью и перепадами интонаций. – «Он же гений! Ну кто бы мог подумать, что мой спортсмен Марио выберет квантовую физику, а потом вообще решит создать новое направление!...а бегать будет только по утрам по парку вокруг озера,» - эта восхитительная женщина гордилась своим сыном. Всеми своими детьми, внуками, женами и мужьями детей и внуков, каждым членом своей бесконечной итальянской семьи. Эта ее любовь делала каждого увереннее… Возможно, будь бабушка рядом, Ди Стэфано удалось бы избежать своей катастрофической связи с Бьянкой. – «А ведь это воображение! А воображение берется из сказок, а не из умных учебников, Иво…»
А Делука вот стал сначала тряпкой, потом военным, потом преступником, потом могильщиком… и вдруг вернулся к истокам – к Ее сказкам, которые позволяли обычному парню превращаться в кого угодно.
- А Вы никому не скажите, что я вообще спал, - он очень серьезно смотрел на незнакомку, будто ждал от нее какой-то клятвы здоровьем кого-то очень родного и близкого, но затем снова заметил надгробие и решил, что здоровьем клясться поздновато. – В общем, рассчитываю на Ваше понимание и сочувствие.
Мужчина уже поднимался на ноги, отряхивая свободной рукой на ходу заднюю сторону брюк.
- Часто бываете? Тогда совсем странно, что мы раньше ни разу не встречались. Дело в том, что кроме мертвых практически постоянно тут только я.
Итальянец пожал широкими плечами, спрятанными под расстегнутой толстовкой с большим капюшоном и чуть наклонился, протягивая гостье своего (да-да, раз он тут постоянно, то может считать кладбище немножко своим, разве нет?) кладбища свободную руку. Вопрос про валентинку Делука пропустил как бы мимо ушей и продолжал крутить ее в пальцах.
- Меня зовут Иво, я – хранитель этого места… - он махнул рукой и сердечком в сторону всего пространства, утыканного надгробиями. – Скажите, вы в фейри верите?... Это как фея, только мальчик, - ну в мифологии вовсе не так, но в данном контексте получалось весьма уместно. – Я, конечно, не совсем тяну на мальчика. Ваш мир плохо сказывается на внешности, - «совсем опечалился» хранитель, - но как говорил Остап Бендер: «Кто скажет, что это – девочка, пусть первым бросит в меня камень…» Вы читали «12 стульев»? Как Вам в целом русская литература?

+1

6

- Я умею хранить секреты, - не менее серьезно заверила незнакомца Харпер. Уж кто-кто, а она была профессионалом в этом деле. Неразговорчивая, с кучей скелетов в собственном шкафу, которые натренировали её держать язык за зубами. Ну, если, конечно, дело не казалось чего-то физического. Вообще-то, дело было не только в тёмных моментах из прошлого, о которых не хотелось бы делиться со всеми подряд под страхом осуждения, а то и тюремного заключения. Достаточно часто за свою недолгую жизнь Харпер сталкивалась с нежеланием окружающих слушать то, чем она хотела бы с ними поделаться. А точнее, с нежеланием матери. Обо всех своих достижениях, приключениях, переживаниях девушка рассказывала отцу. А потом того не стало. Ей было всего 15, когда это случилось. Затем её снова отдали на попечение матери, которой не было до неё никакого дела. Эта женщина каким-то невероятным образом умудрилась подавить в себе материнские инстинкты. По крайней мере, в отношении Харпер. Зато за судьбу пары идиотов близнецов, отпрысков своего нового мужа, она переживала как если бы они были её собственными детьми. Где логика? Эти исчадия ада делали все, чтобы сделать жизнь Харпс в новом доме невыносимой, а она не гнушалась рассказывать о таком отношении к себе своей матери в надежде, что так хоть раз встанет на её защиту. Но нет, все было без толку. Антония не верила в рассказы Харпер, называла её лгуньей и угрожала наказаниями. Как будто девушке недостаточно доставалось от близнецов. В какой-то момент Харпер забила на это дело. Слова мало что значили в этом мире. Поэтому растрачивать на них кислород Риверс не очень-то стремилась.
А вот то, что за все время, что она тут живет, а это практически половина её жизни, она ни разу не пересекалась с широкоплечим брюнетом действительно было странным. Но возможно, до этого момента судьба не считала нужным ставить их на пути друг у друга. Интересно, почему передумала именно сейчас? Неужели решила, что страданий в жизни Харпер достаточно и можно побаловать её чем-то, точнее кем-то, приятным? Жалко только, что внешность обманчива. Даже обладая невероятной проницательностью, с первого взгляда Харпер не смогла бы разглядеть за этой привлекательной улыбкой помешательство, граничащее с безумием. И хотя мужчина был, что называется, странноватым, со всеми своими пространными речами о небе, магических существах, а потом и вовсе русской литературе, было в нем что-то притягательное и манящее. А Харпер не умела во время останавливаться, разворачиваться и уходить подальше от неприятностей.
- То есть вы здесь работаете? - перевела брюнетка, кладя ладонь в руку Иво. Он легко поднял её с земли, даже слишком. По инерции она покачнулась вперёд, едва ли не врезаясь в мужчину, который, кстати, оказался выше её на голову. Несмотря на то, что теперь к Иво она была почти вплотную, Харпер не отступила назад. На таком расстоянии удобнее всего было дотянутся до своего сердечка, которое "хранитель" почему-то никак не хотел отдавать, и будто бы назло ей вытянул руку, пресекая все попытки девушки.
- Лет до пяти верила в зубную фею, - Харпер сделала ещё одну попытку забрать валентинку, и вопросительно вскинула бровь, когда и эта попытка провалилась с треском, - ни в одном произведении, которое я читала, не припомню, чтобы феи-мальчики забирали чужие открытки, - беззлобно прокомментировала Харпер. Последнее время она вообще-то читала только журналы из миро/маркета на заправке. Да и как, читала, просто перелистывала страницы от скуки. Девушка, которая была некогда на её месте смогла бы поддержать разговор на тему русской литературы, хотя и быстро бы перевела его в какое-нибудь другое русло, менее приятное для Иво. Харпер же просто предпочла в него не погружаться, вместо этого она была больше занята мыслями о том, как относится к сложившейся ситуации.

+1

7

Иво тоже умеет хранить секреты. Особенно в тех случаях, когда они теряются где-то во дворце памяти или «сгорают» до того, как в комнатах старого дома в Катанье найдется для них место, чтобы однажды Делука мог мысленно туда вернуться. Лучший способ сберечь тайну, которую тебе доверили, - ничего о ней не помнить. Но если некто без подобных проблем способен держать язык за зубами даже в такой сущей мелочи, то он (или она) определенно заслуживал уважения.
- Буду Вам безмерно благодарен, - улыбнулся мужчина, наконец, сжимая маленькие пальчики девушки в широкой грубой (ну лопатой махать и метлой – не фиалки выращивать…) ладони. Он потянул ее вверх чуть резче, чем нужно было, чтобы просто поднять на ноги, а потому незнакомка оказалась совсем близко. С момента последнего свидания с Майореску Иво ни к кому не приближался особо, поэтому сейчас было так странно не ощущать тянущего болезненного покалывания и онемения, нервной дрожи, ожогов от каждого ее прикосновения. «Что же произошло той ночью?» - итальянец будет задавать себе этот вопрос еще очень-очень долго, но больше не станет пытаться по-настоящему найти ответ на него.
- Можно сказать, что работаю, - Иво тоже не стал отодвигаться, хотя пришлось наклонить голову, чтобы смотреть в очаровательно задранное к нему и к небу личико. Их со стороны могли бы принять за пару, наверное. Пару, которая собралась целоваться прямо на кладбище. Некоторый сказки люди выдумывают сами себе, и никому не рассказывают потом, потому что боятся, что иллюзия будет разрушена скучным фактом. – Точнее да, это такая работа. Кто-то должен ее делать. Есть домовые, есть хранители лесов, рек… Но кто-то должен беречь покой этих мест и заботиться об их обитателях, - Делука пожал плечами и отвел в сторону валенктинку, ненароком заставив гостью прижаться к нему вплотную. Действительно не планировал! Не тем голова забита, разучился так по-детски клеить девушек. Да и очаровать незнакомку не пытался. Скорее вел себя так же, как с маленькими пришельцами-на-кладбище-после-школы-пока-родители-не-в-курсе: просто играл свою роль, на ходу сочиняя новую или не совсем новую сказку. – Просто исполняю свой долг. А чтобы не привлекать внимания, выкапываю могилы, закапываю могилы, убираю могилы, охраняю могилы… Дел невпроворот.
Итальянец убрал валентинку за спину, а свободной рукой придержал девушку за локоть.
- Ну все эти сказки про зубных фей – полная чушь! – псевдофейри даже нахмурился. Сам-то он был просто неприлично реальным персонажем. – То есть они, конечно, тоже существуют, а вот фантазии по поводу того, что они приносят деньги…пф! вы подумайте сами, откуда у них столько американских долларов? Вот сколько детских зубиков ежедневно выпадает в мире… - он помолчал, позволив собеседнице прикинуть, подсчеты в уме произвести, поразиться этой цифре. - Вот-вот… - будто увидел на ее лице понимание. – И не забирал никто открытку. Просто еще не вернул.
Мужчина отодвинулся на шаг. Между ними оказалась его рука и ее открытка.
- Теперь вернул, - шепотом сообщил сказочник и как только девушка перехватила сердечко отошел еще дальше. – Ему повезло… Тут немногих навещают, - Иво задумчиво окинул взглядом запущенные памятники и надгробия. – Не буду вас беспокоить. Оставьте открытку, я подожду вас вон там, на дорожке.
Фейри на то и являются волшебными существами, чтобы оставаться непонятными. А потому он позволил не объяснять ни ей, ни себе, почему вдруг собрался дожидаться эту девушку без имени, а потом, наверное, провожать…

+1

8

Харпер бесшумно рассмеялась, хотя в её  взгляде все еще читалось легкое недоумение относительно всего происходящего.
- Разве об обитателях этого места не заботятся там? – сама того не замечая, подыграла она, сначала обводя рукой «владения» местного сказочника, а потом кивая в небо. Ей вдруг стало безумно интересно, что за человек перед ней. Кто он, что им движет, о чем мечтает. Его профессия одна из тех, о которых люди часто говорят «он ведь не с самого детства мечтал стать...». Также как сложно предположить, какой человек в здравом уме захочет стать патологоанатомом или, скажем, проктологом, сложно и предположить, какой человек в здравом уме захочет работать на кладбище. И хотя работа могильщика казалась куда менее противной, чем работа с теми, кто потом будет лежать в могилах, которые выкопал могильщик, в голове все равно не укладывались  все «как» и «почему». А что касается рассуждений мужчины… Интересно, выкапывание и закапывание могил было настолько нудным занятием, что приходилось себя как-то развлекать? Подобное объяснение казалось вполне логичным. Впрочем, Харпер тут же подумала, что её собственная работа не слишком-то отличается от работы на кладбище. Ничего так не захватывает дух, как целыми днями напролет сидеть на неудобном столе, листать журналы и время от времени поглядывать на проезжающие мимо автомобили. Как бы там ни было, Риверс не позволяла себе заговаривать с незнакомцами в таком ключе и нести всякую чушь о феях и волшебстве. Попробуй, расскажи какому-нибудь дальнобойщику о том, что она хранительница заправка и заботится о её обитателях. Вероятность быть неправильно понятой стремилась к единице. А с другой стороны, наверное, Харпер просто действительно не любила много разговаривать.
- Вы, можно сказать, восстановили честь всех зубных фей этого мира. Я не получила ни цента ни за один свой зуб, все искала, куда бы отправить жалобу. Но, полагаю, теперь в этом нет необходимости, - девушка закатила глаза, а в следующую секунду обнаружила, что её собеседник отодвинулся на шаг. Брюнетка настороженно посмотрела ему в глаза, затем на открытку, которую теперь ей предлагали обратно, затем снова ему в глаза. В конце концов, она осторожно взяла её из рук мужчины и прижала к груди.
Когда Иво оставил её наедине с отцом, Харпер еще некоторое время в задумчивости смотрела в пустоту. Какой странный. Бывает же. Даже возвращая валентинку на могилу отца, девушка совсем не думала о том, чтобы попрощаться или что-нибудь объяснить покойнику. Если бы она сама что-нибудь понимала, возможно, и объяснила бы. Но сейчас, присыпая землей краешек открытки, чтобы не повторилось досадного  недоразумения с ветром, Риверс была занята мыслями о том, как поступить дальше. Пойти в другую сторону, чтобы не пересекаться с местным могильщиком? Пройти мимо и неловко посмеяться, давая понять, что она не намерена более продолжать их странный разговор? И, наконец, просто позволить событиям развиваться так, как они должны развиваться, не противясь естественному течению вещей. Все-таки после того, как целый день слушаешь о влюбленных, было занятно, для разнообразия послушать рассказы о фейри.
Харпер поднялась на ноги и неторопливо зашагала в сторону дорожки, на которой её дожидался Иво.
- Надеюсь, вы проследите за тем, чтобы на этот раз, открытка никуда не делась? – уточнила девушка, пожимая плечами. Она была не совсем уверена в том, как именно следовало продолжать разговор с «фейри». А еще не торопилась представляться ему, хотя это было и не слишком вежливо.

Отредактировано Harper Rivers (2017-09-27 19:47:05)

+1

9

«Там,» - хотел бы, наверное, сказать Иво, - «никого нет…»
Он мог бы произнести эти слова каким-то нормальным тоном или заговорческим шепотом, будто понимает, что стоит хоть одному звуку прозвучать громче, как его схватят правоверные, скрутят, привяжут к столбу на главной площади и сожгут живьем как еретика. Мог бы сделать вид, что ему известно, что всему современному населению глубоко безразличны религиозные воззрения отдельно взятого кладбищенского фейри, и поделиться своим мнением так, чтобы не услышал только глухой. Так кидаются уместными, заранее заготовленными фразами позеры: как бы своему собеседнику, но надеясь, что дойдет она до каждого в пределах слышимости, видимости, досягаемости. Делука мог бы повторить все  с самого начала очень серьезным тоном или изобразить из себя атеиста. Цирк на погосте – его любимое развлечение в Мортон Мэше. Возможно, единственное.
Но итальянец просто кланяется, в полной тишине и собственном безмолвии обещая сделать все от него зависящее, чтобы валентинка не попыталась вновь покинуть могилу, на которую была принесена, хотя его об этом еще даже никто не просил. Важность новоиспеченного фейри (впрочем, эту роль Иво исполнял не впервые) резала глаз и все пространство здравомыслия на искрящиеся электрические ленточки на фоне брюк цвета хаки и серой толстовки не в тон, в которые облачился еще со вчерашнего вечера хранитель кладбища.
«И к черту зубных фей…»
Мужчина стоял на широкой присыпанной мелким гравием дорожке, засунув руки в карманы и будто совсем не глядя на гостью. «Джереми Риверс… Ты теперь тоже знаешь, что тому парню на небесах плевать на нас с высоты своего положения?» -итальянец усмехнулся. В этой улыбке промелькнула горечь и боль. Та фантомная боль, что свойственна старым шрамам.
Хомс… Иво был так далеко от места, где должна была взорваться бомба, но в последний момент террориста кто-то спугнул, он метнулся на другую сторону площади. И морских котиков накрыло сначала взрывной волной, а затем рухнувшей стеной здания. Ди Стэфано досталось больше остальных, хотя от этого никому не легче.
Он сжал жетон в кармане. Иво Делука не мог носить на шее бирку с другой фамилией, но и расставаться с ней не готов был. Он не хотел притворяться другом того, чей второй жетон отправили родственникам, списав солдата в списки мертвых. И быть собой после всего того, что случилось на мексиканской границе, не имел права.
«Парень, ты – проклятый,» - грустно улыбнулся Иво и повернулся к своей новой незнакомой.
- Безусловно! – все тем же бескомпромиссным тоном заверил Делука девушку. Просто озвучил предыдущую безмолвную клятву.– Кто, если не я?
Брюнет улыбнулся, застегнул толстовку до самого горла (что-то его трясло в последние дни… нервное, верно) и медленно двинулся в сторону выхода с кладбища.
Ему следовало бы зайти в здание бюро, принять душ с гелем, который пахнет похоронными венками (а как иначе?! Сотрудник должен сливаться с обстановкой и не отвлекать клиента от его горя и каталога лучших гробов в южных штатах на заказ!..), а не тащить за собой пыль и сыроватый песок, как сувенир из раскопанных этой ночью могил, который бережно будет храниться прямо на простынях узкой кровати в его трейлере. Однако вряд ли незнакомка будет ждать, пока фейри приведет себя в божеский вид. А ощущение начала новой жизни не отпускало, как алкогольное опьянение. Их хотелось с кем-то разделить, даже если этот кто-то считает тебя психом, возомнившим себя персонажем сказок. «В этом плане с детьми гораздо проще…» - мысленно вздохнул Иво и остановился у самых ворот (ну сильно сказано…так, калиточка) кладбища, будто не мог пройти за его пределы.
- Домой? На работу? На праздник? – было в этой ненавязчивости какое-то скрытое нахальство лезущего не в свое дело, но темные глаза мужчины смотрели почти невинно. – Такой день..

+1

10

До ворот они брели молча, каждый погруженный в свои мысли, под аккомпанемент шуршащих под ногами листьев. В этом молчании не чувствовалось напряжения, как будто знакомы эти двое уже были сто лет. Это было странное ощущение, ведь при взгляде на мужчину, сознание Харпер наполнялось миллионом вопросов. Иво предстал перед ней поистине сказочным персонажем. Из его слов было совсем не понятно, где заканчивалась выдумка и начиналась правда, где заканчивались шутки и начиналось безумие. Но при всем этом, Риверз чувствовала непривычное умиротворение в его компании. Давно уже не было такого. Особенно в обществе мужчин. Обычно, они все хотели от неё одного, а она, впрочем, не сопротивлялась, потому что терять ей все равно было нечего. Никто из её окружения и близко не дотягивал до сказочного принца, которого девушка как раз ждала каждый день на заправке.
Вот они и дошли. Когда Харпер переступит порог кладбища, она вернется из сказки в реальный мир, где её ждут родственники, которые почему-то мечтают превратить её жизнь в ад, паранойя, на тему того, что когда-нибудь они узнают правду о причине смерти Томаса, и их стремления только усилятся. Вчера она поздно возвращалась домой и ей показалось, что на другой стороне улицы она увидела Лиама. Воображение играло с ней злые шутки. Парень оказался вовсе не Лиамом, но Харпер всю ночь провела в мыслях о том, что было бы, если бы он и правда решил вернуться. Интересно, чем он занимается весь этот год? Как сложилась его жизнь? Она искренне надеялась на то, что у него все хорошо. В конце концов, наверное, непросто жить с грузом убийства человека, а ведь именно Харпер подтолкнула парня, неплохого в общем-то парня, на это.
Риверз подняла глаза на своего собеседника, отгоняя прочь навязчивые мысли. Она хитро прищурилась, пытаясь разгадать намерения мужчины. Создавалось впечатление, что он еще не хотел её отпускать. В конце концов, их знакомство только-только завязалось и было где разгуляться. Но ни одному же Иво создавать ореол загадочности вокруг себя.
- …уже близится к концу, - закончила за него Ривер. Солнце и, правда уже, хоть и не спеша, но заваливалось за высокие деревья вдали, окрашивая небо в яркие оранжевые и желтые краски. На лице девушки заиграла улыбка, которая, как бы она ни старалась, не выглядела также невинно, как взгляд Иво, - возможно, придется заскочить на работу. Проверить, все ли в порядке. Я, кстати, тоже фейри. Только я хранительница заправки, - Харпер пожала плечами и, посчитав, что для начала дала брюнету достаточно информации для размышления, открыла калитку и вышла за пределы кладбища. Она последний раз оглянулась на Иво, - у нас, кстати, есть товары по акции, - сообщила она на всякий случай, то ли по привычке, то ли, потому что это было немаловажной частью того, что она там хранила, а затем с улыбкой на лице побрела вниз по улице. Через несколько шагов она еще раз обернулась, просто из любопытства, узнать, провожал ли её взгляд итальянца.

0


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » На кладбище собственных ошибок, 14.02.2017