Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Hermit, rest in peace, 12.06.2017


Hermit, rest in peace, 12.06.2017

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

12 июня 2017 г.
день-вечер

«Hermit, rest in peace»
___________________________________________
by Zachariah X. Cuse, Molly Livingstone + the Gang

http://funkyimg.com/i/2ww9p.jpg
___________________________________________
краткое содержание

Когда пришла брать интервью, но что-то пошло не так. Когда пришел помочь с биологией, и снова что-то пошло не так.
___________________________________________
Старшая школа ММ.

Отредактировано Molly Livingstone (2017-11-19 22:03:16)

+4

2

Несмотря на заслуженный выходной, Захария проснулся в семь утра. Умылся, позавтракал, вышел поздороваться с Клинтом IV, забрал утренние газеты, чтобы бабули могли прочесть их, когда проснутся, положил их на кухонном столе и только после этого вернулся в свою комнату, чтобы составить список дел на сегодня. Конечно, этим он мог заняться и вчера, но зачем лишать себя подобной радости в выходной день? Зак любил составлять списки, строить планы и рисовать диаграммы, это приносило ему спокойствие и умиротворение, как и многие другие вещи, связанные с упорядочиванием и структурированием. Наиболее важным пунктом сегодняшней повестки дня было, безусловно, занятие с Молли Ливингстон - сестрой его коллеги Тоби и хорошей подругой давних друзей семейств Прайс и Кьюз - Блумов.
Как так получилось, что Молли в своё время пропустила тему с препарированием лягушек, ни Майлз, ни Джайлз не знали. Да их это не особо-то интересовало, а вот что их действительно волновало - всестороннее развитие дочки старых друзей-соседей, которая непременно должна была получить от школы всё, пока у неё ещё была такая возможность. Чем в будущем ей могло пригодиться препарирование, братья не поясняли, но уверяли, что нервы от этого точно станут крепче, а внутренний мир лягушек не сильно отличается от внутреннего мира человека - узнать его лишним точно не будет. Дипломированный хирург Захария мог бы, конечно, поспорить с ними по поводу схожести строения лягушки и человека, но благоразумно промолчал, поскольку понимал, что совсем не это является предметом разговора, а уводить его в другое русло - лишь бессмысленная трата времени. Выслушав поставленную перед ним задачу - познакомить Молли Ливингстон со всеми прелестями препарирования - Зак кивнул и лишь уточнил, точно ли мисс Ливингстон желает с знакомиться с этими самыми прелестями. Братья Блум в один голос заверили его, что она в курсе и полностью одобряет данную инициативу, умолчав, что Молли согласилась на встречу с хирургом лишь под предлогом взятия интервью, а о том, что в ходе интервью ей придётся кого-то резать, девочка ещё не знает. Кьюз, лишённый полного объёма информации, но пока не подозревающий об этом, удовлетворённо кивнул, сказав, что рад помогать пытливым умам в их тяге к знаниям, и назвал свои выходные дни, чтобы назначить импровизированный урок на ближайший из них. Определившись с датой, братья Блум горячо его подблагодарили и заверили, что он точно останется доволен предстоящим занятием.
Вычеркнув из списка сразу несколько пунктов, которые должны быть в плане, но являлись уже выполненными, Захария положил ежедневник на середину стола, убрал ручку в подставку для канцелярских принадлежностей, представлявшую собой анатомически верную модель сердца //подарок бабушек на поступление//, задвинул стул, чтобы он не мешал передвижениям по комнате //он и так не мешал, но задвинуть было правильней//, после чего приступил к выбору гардероба на сегодняшний день. С одной стороны, был выходной, и он мог позволить себе вольности в одежде //как будто обычно ему что-то запрещалось//, с другой стороны, он собирался исполнять роль преподавателя, к тому же преподавателя молодой леди, стало быть внешний вид его должен быть аккуратным и представительным. И не важно, что под это описание подходил весь его гардероб.
Остановив свой выбор на чёрной рубашке с - была не была - зелёным галстуком, Зак проверил шнурки на чёрных кедах, стряхнул пару пылинок с брюк и, пожелав Тиане с Синди хорошего дня, направился в школу. Поскольку вышел Кьюз с большим запасом, а погода в выходной день выдалась отличной //умеренная влажность и не палящее солнце//, до места встречи он позволил себе пройтись пешком. Всё же Захария любил свой родной город, всё в нём было знакомое, спокойное и умиротворённое. И пусть в любом спокойствии всегда скрывается неясная угроза, а две мёртвые девушки не давали многим жителям спокойно спать по ночам, Топь всё равно оставалась точкой стабильности в жизни Кьюза, который ценил её за постоянство с одной стороны и умение удивлять - с другой.
В школе тоже мало что поменялось с тех пор, как он сам сидел за этими партами и ходил по этим коридорам. Кьюз поднял с пола фантик и кинул его мусорку - даже это движение было привычным и вызывало приступ ностальгии. Стараясь не увлекаться, Зак продолжил путь к одному из старых классов, где Блумы назначили ему встречу с Молли. Как они договорились со школьной администрацией //и договаривались ли// и где они взяли лягушку для урока - Захария не уточнял, решив, что в данной ситуации лишнее любопытство вовсе ни к чему. Главное, что все условия для продуктивного занятия были соблюдены: помещение, преподаватель, предмет изучения и, наконец, ученица. Услышав за спиной звук открывающейся двери, Захария отвлёкся от неровно висящей картины, которую не преминул поправить, и обернулся.
- Мисс Ливингстон, добрый день! - поприветствовал Кьюз девушку, складывая руки за спиной и направляясь в её сторону, - Как ваши дела, готовы к нашему занятию? Ваши друзья как следует постарались, надо сказать, подобрали нам отличный экземпляр, как считаете?
Жестом фокусника он откинул ткань с лягушки и с улыбкой указал на неё ладонью. Порой он питал страсть к таким театральным репризам и надеялся, что Молли оценит его старания по достоинству. А если не оценит, то так ли это важно? В конце концов, они собрались лягушку препарировать, а не Шекспира ставить.

+1

3

Вообще, конечно, ничего удивительного в том, что Молли никогда не препарировала лягушку, не было. Девушку трудно отнести к любительницам земноводных, тем более, к любительницам мертвых земноводных, тем более, к любительницам мертвых земноводных, у которых наружу торчат кишочки, поэтому в средней школе Ливингстон предпочла благополучно прогулять занятие, чем вооружаться скальпелем и резать бедное животное на части.
И тут, конечно, не обошлось без братика, который любезно согласился приврать преподавателю о том, что его сестричка приболела - сама Молли в этот момент тряслась от страха в чуланчике для швабр, боясь, что ее заметит кто-нибудь и заставит идти на биологию. Тоби появился после звонка, и девушка уговорила его прогулять английский и повести ее в кафе за клубничным мороженным - как истинного больного.
Ливингстон-младший переживал, ломался, волновался из-за того, что пришлось сказать неправду учителю, но в итоге поддался на уговоры сестры. И не смотря на то, что вечером Ливингстон-старший устроил Тоби серьезный разговор, Молли считала, что они провели этот день прекрасно. Нужно же устраивать семейные встречи с мороженным, разве нет? С клубничным!
После этого Молли посчитала, что больше на ее жизненном пути мертвые жабы не встретятся, и зажила себе лучше прежнего. А интригующая фразочка "только-не-анатомия-лягушки" давно стала у Ливингстонов фразеологизмом, означающим маленькие семейные секретики. Даже, похоже, соседи, Майлз и Джайлз, запомнили ее и задались вопросом.
Молли, конечно, ничего об  изысканиях Блумов не знала и не ожидала никакого подвоха, когда любезные соседи предложили ей взять интервью у местного хирурга, Захарии Кьюза. Ну а что? В школьной газете имелась прекрасная рубрика - обзор профессий, и оба брата-акробата в ней уже успели побывать, а там где пожарный и полицейский, там недалеко и до врача. Куда как проще, конечно было бы расспросить Тоби, но, во-первых, девушка не искала легких путей, во-вторых, друзья Блумов и Тоби - ее друзья, а Кьюз еще и не просто санитар, а целый хирург, и, в-третьих, Ливингстону-младшему после столь переживательных выходных было совершенно не до интервью.
Молли и сама переживала. Причем за всех сразу. Причем, наверное, даже слишком - даже Эш заметил, что его девушка вся на нервах. Молли переживала за брата, потому что он ходил как в воду опущенный, Молли переживала за Кайла, потому что давно она не видела позитивного бородача таким серьезным, и, больше всех, конечно, Молли переживала за Мэри. Родственники родственниками, друзья друзьями, а женскую солидарность еще никто не отменял!
Поэтому неплохо было бы, наконец, отвлечься от грустных мыслей и сделать что-нибудь полезное - например, задать правильные вопросы мистеру Кьюзу. Молли готовилась к каждому интервью заранее - у нее имелась целая схема. Даже у интервью должен быть четкий план, чтобы оно было интересным. Это, конечно, не значит, что девушка не задаст дополнительных вопросов, но Ливингстон попыталась заранее учесть самые важные вещи. Поэтому перед Кьюзом она предстала во всеоружии: с диктофоном наперевес, с заточенным карандашом и блокнотом в руке. Вид - самый серьезный: строгая юбка в клеточку ниже колен, голубая рубашка и нежно-розовая кофточка - как завещала бабуля.
- Добрый день! - бодро поприветствовала девушка Зака. И скромно добавила: - Можно просто Молли...
Брать интервью у незнакомого человека - это было для девушки своеобразным вызовом себе. Куда больше она любила редакторскую работу - сидишь себе наедине с текстом, вносишь правки, придумываешь иллюстрации, выравниваешь абзацы и верстаешь ровненькие колоночки. Но для того, чтобы было что редактировать, нужно было собрать материал. А для этого - нужно было пообщаться с людьми. А для скромняжки-Молли это значило вылезти из своей раковины. Слава богу, Кьюз выглядел очень дружелюбно: встреть его Молли где-то на улице, вряд ли подумала, что этот смешной паренек в зеленом галстуке - дипломированный хирург. Молоденький, даже щупленький, смешной.
- Да, конечно, я подготовилась! У меня тут много вопросов, и, если вы готовы... Что-что?
Стоило Заку театральным жестом откинуть занавес, а Молли - воззриться на подготовленную к экзекуции тушку лягушки, и девушка сама сделалась едва ли не такой же зеленой, как подопытная.
- Ой... это... а это... - она указала дрожащим пальцем на трупик, и не нашлась, как сформулировать вопрос дальше. В блокнотике на этот счет у нее ничего подготовлено не было.

Отредактировано Molly Livingstone (2017-11-07 23:20:49)

+1

4

Сколько Зак себя помнил, он всегда любил учиться. Узнавать что-то новое, получать уникальный опыт, анализировать собранные сведения, делать обобщающие выводы и заносить их в дневники наблюдений. Самый ранний дневник Кьюз завёл в возрасте трёх лет, когда узнал, что не стоит тянуть руки к зажжённой конфорке. Данный вывод был зафиксирован в виде схематично зарисованной плиты, похожей на покосившуюся серую коробочку с голубоватым огнём, напоминающим подорвавшуюся Звезду Смерти, который был перечёркнут чёрным крестом. С годами дневники Кьюза вышли за рамки графического изображения, к рисункам добавлялись слова, вроде "нет", "да", "вкусно", "странно" и "страшно, но необходимо", по мере обучения графику всё больше вытесняли рукописные заметки, которые, впрочем, так и не смогли вытеснить наглядные иллюстрации до конца. Захария был приверженцем лаконичности, пространным рассуждениям он предпочитал сестру таланта, ведь слова придуманы не для того, чтобы разбрасываться ими направо и налево. Слова надо использовать с умом, иначе они теряют свой вес, превращаются в непонятную чепуху, которую никто не может осмыслить до конца.
В случае с препарированием Кьюз считал, что лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать, ведь практика - лучший учитель. Он был рад, что юная мисс Ливингстон с ним в этом согласна, раз согласилась пройти давно пропущенную тему, теперь же он чувствовал ответственность за то, чтобы мисс не разочаровалась ни в теме занятия, ни в своём учителе. Опыт преподавания у Кьюза был, увы, невелик, пару раз пробовал заняться репетиторством ещё в школе, но на первом же занятии вываливал на несчастного такое количество полезной, на его взгляд, информации, что потенциальный ученик уходил с больной головой и больше не возвращался. Только с годами Кьюз понял, что не все готовы поглощать информацию теми же объёмами, что он сам, некоторым нужно всё преподносить постепенно, давая время для осмысления после каждого блока, а не в конце длинной логической цепочки, которую даже знающему человеку сложно понять, что уж говорить о том, кто пришёл выучить азы? И да, это тоже был важный момент обучения, который Захария понял со временем. Оказывается, не все люди хотят знать всё на свете, некоторым достаточно того минимума, который позволит им получить проходной балл на экзамене, а дальше в эту тему они влезать не намерены, ведь в жизни она им вряд ли пригодится. Кьюз, напротив, считал, что бесполезной информации не бывает. Любая крупица данных рано или поздно может пригодиться, в работе ли, в общении, - всегда найдётся ситуация даже под самые безнадёжные с виду сведения. Так, например, Кьюз не предполагал, что ему когда-нибудь понадобится слух о том, что Тейлор Свифт рассталась с Гарри Стайлсом, которым с ним поделилась бабуля Синди однажды утром, но не прошло и двух дней, как этот слушок помог ему поддержать светскую беседу с парой его коллег, которые как раз обсуждали отношения данной пары. Казалось бы, всего три дня назад он даже не знал, что эти двое встречаются, а теперь уже делился с кем-то новостью об их разрыве и участливо кивал головой на аханья и оханья коллег, которые считали, что у этой пары есть будущее. Тогда же он внёс в свой дневник наблюдений новую запись "Любая информация важна" и вклеил фото Свифт и Стайлса для наглядности.
- Молли, очень приятно! - Кьюз кивнул девушке и улыбнулся, - Пожалуй, в таком случае, я должен предложить вам называть меня Зак. Если вам это будет удобно, конечно.
Он знал, что для многих людей не очень привычно обращаться к людям старшего возраста с фамильярностью сверстника, но ему также было известно, что на взрослого и авторитетного субъекта он мало похож, о чём ему довольно часто говорили и его нынешние коллеги, и его пациенты. Захарию это мало смущало, в конце концов, больных он лечит не лицом, а руками и головой, которым достаёт опыта для успешного проведения операций любой сложности в рамках его компетенции. Захария знает свои возможности и постоянно расширяет их пределы, невзирая на досадную тританопию, которая не то, чтобы препятствует саморазвитию Кьюза, но делает этот процесс куда увлекательней.
- О, вопросы! - оживился Зак, - Как прекрасно, что вас так живо интересует эта тема! Полагаю, их вы сможете задать в конце занятия либо по ходу проведения операции, если таковые будут уместны. Впрочем, думаю, часть ваших вопросов отпадёт сама собой, когда мы приступим к практике и... мисс Ливингстон? Молли?
Он уже давно научился подмечать изменения в настроении окружающих его людей и сейчас мог с уверенностью сказать, что его новую ученицу замутило. Но в чём же причина? В объекте препарирования?
- Ну, по всем внешним признакам это лягушка, - заметил Кьюз, приближаясь к подносу с распростёртым тельцем и разглядывая его повнимательней, - Rana aurora, если не ошибаюсь, хотя в лягушках я не так силён, если честно.
Он хохотнул, надеясь, что подобная непринуждённость позволит девушке немного расслабиться. Он снова переключил внимание с лягушки на девушку, пытаясь определить, что именно её так смутило.
- Вы же раньше видели лягушек, верно? - уточнил Кьюз, которого подобный поворот событий, конечно, несколько бы удивил, но вряд ли в намерении провести занятие остановил, - Чудесные небесные создания... в плане моего цветового восприятия, конечно же, для вас они зелёные, верно? Или эта особь не зелёная? Хм, для меня она розоватая, значит, для вас, скорее, коричневая, я прав?
Зак с участием посмотрел на девушку, ожидая, когда она осмотрит образец и выскажет свои наблюдения. Если честно, у Захарии складывалось впечатление, что появление лягушки вызвало у Молли уж слишком живую реакцию, вряд ли в этом виновата лёгкая показушность, с которой Кьюз начал её представление. Значит, дело в звере. Но что же с ним не так?

+1

5

Знания всякие нужны, знания всякие важны: эрудированный человек, имеющий знания в совершенно разных областях - от астрономии до последнего альбома Hurts, намного интереснее как собеседник и, более того, намного лучше приготовлен к тяжестям жизни, с которыми ему придется столкнуться. Быть умным хорошо, и это бесспорно, даже если иногда получается что и горе у человека в жизни - как раз от большого ума. Впрочем, сердце тоже порой преподносит весьма болезненные сюрпризы, не так ли?
Но это уже о другом.
Нельзя было сказать, что Молли - жадная до знаний, она не стремилась узнать все, вся и везде, и ей куда более комфортно было изучать интересующие ее вопросы в книгах и словарях. Благо, и тем и другим ее в огромных количествах снабжала Мэри: многие книги, которые появлялись в библиотеке, первыми проходили как раз через руки Молли, особенно если материал касался английского языка и литературы или редактирования текстов. Хорошие тексты были для Молли настоящей страстью. Она обожала изучать всевозможные литературные приемы, по десять раз могла редактировать один и тот же абзац, пока он не становился идеальным, и эта область знаний была для нее самой лучшей, любимой и значимой.
Но Молли на этом не останавливалась. Например, около месяца назад она упросила Эша показать ей основы рисовки, и у нее появились кое-какие успехи: человечки на рисунках уже не были похожи на палка-палка-огуречик, а больше походили на нормальных людей. И с пропорциями и горизонтом Молли разобралась довольно легко - сказалось ее умение верстки и чувство композиции.
Ливингстон любила учиться, и любила делать это в свое удовольствие.
Вот только мертвая жаба никакого удовольствия ей не доставляла. Поэтому девочка, во все глаза уставившись на бездыханное тельце земноводного, долго не могла произнести ни одного слова, тем самым давая возможность Кьюзу высказать все свои соображения.
- Зак, хорошо, - утвердительно кивнула девушка, и ступор ее немножко отпустил.
Мертвый зверек был страшно увлекательным зрелищем. Да-да, в первую очередь - страшно. Говорят, что кровь-кишки-Сатана привлекают людей, и это действительно так. На мертвую лягушку смотреть было противно, но и оторвать взгляд Молли не могла. От этого становилось еще противнее.
- Но у меня же... вопросы о вашей работе... почему вы выбрали эту профессию... что самое сложное в проведении операции... как вы общаетесь с пациентами... какие случаи бывают... и... я... - чтобы отвлечься от лягушки, Молли судорожно перелистала свой блокнотик, зачитывая записанные фразы.
"Это лягушка", - напомнил молодой человек, и Молли вздрогнула и тихонько пискнула:
- Она м-м-мертвая? - глупый, конечно, вопрос, но вдруг Молли эта мерзость показалась?
Не показалась, к сожалению. На столе, раскинув лапки, действительно лежал зверек, а Кьюз принялся рассуждать о его окраске, что, конечно, не лучшим образом отразилось на нервах девушки.
- Коричневая, - кивнула Ливингстон, обняв и прижав к груди свой блокнот, будто он мог ее защитить. - А... а... зачем она нам? Для наглядности? Мы что же, будем ее... резать? Прямо здесь? Прямо сейчас?
Вот что значит - подготовился к интервью во всеоружии! Хочешь знать о работе хирурга, деточка? Вот тебе наглядный пример. Берем мы, значит, тело - например, лягушки, - и давай посмотрим, что у нее внутри. Вот кишочки. Вот сердечко. Вот - ой, посмотри какая миленькая! - почечка. А теперь представь все тоже самое, только с телом человека.
То-то же братишки-Блум коварно улыбались, когда пришли к ней. То-то переглядывались, когда Молли расспрашивала их о Захарии. То-то отвечали загадочными фразами: "Он очень ответственный, обстоятельный человек". Или "Это будет твое лучшее интервью, поверь нам". То-то три раза напоминали ей, где и во сколько Зак будет ее ждать. Что-то тут нечисто, да?
И это еще не все. В довесок ко всем своим эмоциям Молли получила еще одну: ей стало элементарно жалко зверька. Ну а что? Скакала  себе такая лягушечка по мортонмэшевским болотам, никому не мешала, никого не трогала, по ночам любила квакать и языком щелкала комариков. А тут пришли и забрали... на опыты... убили... ироды...
Девушка закусила губу.

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Hermit, rest in peace, 12.06.2017