Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Just for the night; 26.02.17


Just for the night; 26.02.17

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

26 февраля 2017г.
поздний вечер

«Just for the night»
___________________________________________
by Danielle Reed & Graham McKinney

http://sd.uploads.ru/t/lwD0t.gif http://s9.uploads.ru/t/Sj93Y.gif

I'm gone hit you with my secret weapon

http://sh.uploads.ru/t/NSTi1.gif http://sa.uploads.ru/t/mSdIg.gif
http://funkyimg.com/i/2wqvZ.gif
http://s0.uploads.ru/t/1eUpK.gif http://s6.uploads.ru/t/XasN5.gif

___________________________________________
краткое содержание
Ведь мы можем быть просто friends with benefits.
___________________________________________
Национальный парк Синглейдс, старая заброшенная сторожка смотрителей.

Отредактировано Graham McKinney (2017-08-15 19:08:32)

+8

2

Не такой Даниэль представляла себе свою карьеру и работу, да и жизнь в целом. Еще полгода назад она была в Новом Орлеане, печаталась в одной из крупнейших и популярных газет, жила в большом городе, состояла в долгих и, как ей казалось, серьезных отношениях с мужчиной, и искренне полагала, что жизнь прекрасна и так будет всегда, если не лучше. В итоге, спустя полгода, она живет в Мортон Мэш, работает в местной газете, и материалы, которые она пишет в основном разнятся от нападений аллигаторов на домашних питомцев (о, ужас!) до очередных забастовок на местном заводе. Мортон имел свойство засасывать людей в свою монотонную и скучную жизнь. Даже уезжая домой, Даниэль не рассчитывала, что задержится тут настолько долго. Она думала, что поживет дома пару месяцев, проведает отца и брата, убедится, что они больше не ругаются и у обоих все идет хорошо, соберется с силами и вернется в большой город, начнет все с начала и непременно добьется успеха. В целом, она все еще планирует так и сделать, но пока что…не чувствует острой необходимости в этом? В каком-то смысле можно даже сказать, что она соскучилась по своему городу. По его извращенной стабильности. И потом, в маленьких городках все что-то скрывают. Взять хотя бы владелицу кафе-пекарни, или местных байкеров, или можно кинуть взгляд на местную мэрию. Не говоря уже об убийствах. Ощущение, что стоило ей вернуться, как в Мортоне началась хоть какая-то жизнь. Или она просто забыла, как тут все происходит. По сравнению с Новым Орлеаном все равно скука смертная, конечно. Но пока что…на удивление ее жизнь не была такой уж скучной. Или просто Рид умела найти приключения для себя даже в таком городе. Звезду сериалов же нашла, и жизнь прямо таки запестрила новыми красками, личная жизнь в смысле, пусть и не очень долго, но, наверное, ей этого и не хватало. Возможно, именно за этим она и вернулась в Мортон Мэш, чтобы вспомнить, кто она на самом деле, в отрезе от подавляющего ее мужчины и работы, которая отбирала все свободное время.
Во всяком случае, в Орлеане она точно не писала обзоров о национальных парках. Что-то новенькое, не сказать, что будоражит сознание и воображение, но Рид любила пробовать что-то новое и познавать ранее неизведанное. Национальный парк Синглейдс встретил ее солнышком и красивыми пейзажами, и не менее симпатичным смотрителем, у которого Рид и взяла интервью, заодно получила экскурсию по местным достопримечательностям. И в целом день прошел отлично, можно было бы даже сделать несколько выпусков про это место, если очень поднапрячь фантазию и придумать, про что еще можно написать. Разве что снять смотрителя без рубашки, но вряд ли штатный фотограф газеты оценит такую идею. К слову о нем. Грэм МакКинни – заноза в заднице, от которой Рид никак не могла избавиться. Вечно хмурый, острый на язык и вечно всем недовольный, а еще лучший друг ее старшего брата, и по совместительству сосед, окно спальни которого выходит прямо на окно ее спальни. Даниэль до сих пор считала, что это близкое соседство является наказанием за какие-то ее грехи, знать бы за какие. У них была своя история, которую Дани предпочитала не вспоминать, и считать, что детские (хорошо, подростковые) обиды давно остались в прошлом. Даже не смотря на то, что при каждой встрече ей все еще хотелось врезать ему, ну или просто сказать гадость. Неконтролируемое желание, и она никак не могла его в себе усмирить. Ладно, надо признать, что за последние полгода, в их отношениях наметился прогресс, периодически они даже могли разговаривать нормально, и надо отметить, что не смотря на взаимную неприязнь, они были хорошей командой, а он был отличным фотографом, чьими работами Даниэль искренне восхищалась, о чем он, естественно, не знал и никогда не узнает. – Куда ты едешь? Ты не туда свернул! Нам нужно было повернуть налево, а не направо! – оторвав взгляд от блокнота, в котором она уже выстраивала структуру своей статьи, воскликнула Даниэль. – Грэм, разворачивайся, уже темнеет, и если мы не выберемся отсюда засветло, то заблудимся. Тут даже фонарей вдоль дороги нет, - выглядывая в открытое окно, Дани убедилась в своих словах. Ни одного фонаря. Если они тут застрянут, то придется ночевать в машине, с ним, фу. До утра доживет только один, и ей придется как-то избавляться от трупа и потом придумывать, как объяснять, что ее фотограф пропал без вести на задании. – Ты развернешь машину или нет? Почему ты никогда не слушаешь, что тебе говорят! – Рид уже было потянулась к рулю, чтобы заставить МакКинни если не развернуться, то хотя бы остановиться, как по крыше забарабанили капли дождя.
Ну почему он никогда не слушает? Пока они спорили, Грэм упорно жал на газ, и они уехали достаточно далеко от злополучного поворота в нужную сторону, и теперь они были черт знает где, стемнело, и начался дождь. – Просто прекрасно, а день так хорошо начинался, - толкнув Грэма в плечо, Даниэль выглянула сквозь лобовое стекло его машины. Вглядываясь в темно-серое небо, которое, кажется, решило возмутиться ее неприветливостью, и разверзлось не просто дождиком, а настоящим тропическим ливнем, таким, что даже работающие дворники не помогали разглядеть едут ли они по дороге или напрямую в дерево, исторически важное, естественно, парк же.
Конечно же, Грэм, будучи упрямым бараном, не послушал ее, когда она сказала, что он свернул не туда, не послушал, когда Даниэль попросила его остановиться, как впрочем, не слушал никогда. Ничего нового, а вроде бы их отношения налаживались. Наивная Даниэль. Козлом он был, козлом и останется. Зато сколько пререканий, лишь бы доказать, что в их тандеме мужик это он. – Ты знаешь, я думала, что хуже уже некуда, мы проехали уже сколько миль от того перекрестка? Я даже не представляю, как под таким ливнем мы сможем вернуться обратно. Но ты, конечно же, уверен, что едешь правильно, - скрестив руки на груди, Даниэль упорно стояла на своем, зная, что она права. И  у нее не было цели доказать, что она из них двоих умнее, в отличие от некоторых.
Машина издала странный звук, и…просто встала на месте. Грэм все жал на педаль газа, и двигатель работал, но они никуда не двигались. – Да ты издеваешься надо мной? Только не говори, что мы застряли посреди Синглейдс, в адский ливень, на ночь глядя и… - быстро проверяя свою догадку, Рид достала телефон из кармана, -… да, без связи с внешним миром.

+4

3

МакКинни любил свою работу. Ему нравилось фотографировать, даже если это детский утренник сопливого полугодовалого карапуза, который даже не понимает что происходит вокруг. Он всегда умел найти нужный ка, а его мать не демонстрирует всем свежепоменянный памперс. Это была тоже работа, и он ею тоже гордился, хотя в портфолио такое не включал, естественно. Это просто деньги, как и работа в газете. И все было бы ничего, если бы к нему едва ли не на каждое задание не приставляли Даниэль Рид. Это все равно что привязать к нему гранату и выпустить на минное поле.
Грэм прекрасно общается с ее братом. Они дружат с самой школы, и даже когда Грэм жил и работал в Монро и Новом Орлеане, они продолжали общаться. Но вот с Дани все не ладилось. И, да, это вина Грэма, но он не собирался ее признавать, мотивируя это тем, что поступил так, как поступил бы любой подросток на его месте. Это помогает его совести спать спокойно, но эту историю сама Дани ему тоже не вспоминает, хотя до сих пор его ненавидит.
Впрочем, сам Грэм от этого сильно не страдает. Поначалу это мешало работе, потому что они постоянно цапались, но сейчас они смогли отделить личное от рабочего и научились работать вместе. И пишет она неплохо, это Грэм отметил давно, и так до сих пор не понял почему она застряла в Мортоне, а не вернулась в Новый Орлеан, но лезть в чужие дела ему совершенно не хочется, своих проблем хватает.
То, что они свернули не туда, Грэм знал и без ехидных замечаний Рид с соседнего сидения. Он вообще не хотел ехать. Зачем снимать болота и Черча. Ничего нового и интересного он им не рассказал, МакКинни только зря потратил часть батареи и место на карте памяти на фотографии, из которых в печать попадут от силы две или три.
- А что такое? Малышка Рид боится темноты? Я дам тебе зажигалку. Ему не нравилось, что они  отъезжают все дальше от нужного направления, но Грэм знал эти места. Он мог бы выехать отсюда с легкостью при дневном свете. Они с Ричи забредали и не в такие места, и самые труднодоступные и отдаленные, МакКинни знал как свои пять пальцев, но не в темноте. В темноте даже в самом городе черт ногу сломит, а уж в болотах тем более.
- Без хренового штурмана разберусь, - огрызнулся Грэм, крепче сжимая руль. Он и без нее знал, что ошибся, но знал также, что там должен быть выезд на главную дорогу. Любая уважающая себя маленькая дорога должна вести к шоссе. Его бесило, что Даниэль постоянно поучает его, говорит что делать и думает, что она умнее всех и все непременно к ней прислушаются. И даже скорее назло ей, а не потому что знал, что будет выезд, Грэм продолжал ехать вперед по другой дороге. Просто чтобы позлить надоедливую журналистку, которая всю дорогу его пилит.
Все-таки так долго вместе они не могут находиться, ибо в итоге кто-то срывается и вот они уже готовы перегрызть друг другу горло. Дождь стал последней каплей в терпении МакКинни и он громко и с выражением выругался так, что в приличном обществе такие слова не повторяют. Смотреть на реакцию Дани он не стал, его больше занимало то, что сейчас дорогу развезет и они вообще могут застрять. Кажется Гейб говорил что-то о старых сторожках, которые они еще не снесли после того, как команда парка перебралась в новые помещения. Одна надежда на то, что где-то по пути им попадется эта сторожка, потому что насколько Грэм помнил план парка, по этим дорогам редко кто ездит. Даже экскурсии здесь водят редко, потому что кроме грязи и кривых деревьев тут смотреть не на что.
И случилось именно то, чего он так боялся. Тойота издала странный хлюпающий звук и немного просела задними колесами.
- Черт! Только этого не хватало, - Грэм уже перестал обращать внимания на язву, что сидела рядом. Его больше беспокоило состояние машины и смогут ли они выбраться. Педаль в пол, мотор на полную мощность, но машина не двигалась с места. - Почтового голубя пошлем, - фыркнул МакКинни, открывая дверь. - С твоим языком в письме, - добавил он, уже выбравшись наружу. Дождь входил в полную силу. Именно за это он ненавидел Луизиану. Бесконечные дожди, сырость и грязь. Отвратительный штат.
Обойдя машину кругом, Грэм пришел к выводу, что они просто так отсюда не смогут выехать. По крайней мере, не под дождем и не в феврале. Он и летом бы не стал этого делать, а уж сейчас тем более. - Мы в заднице, - заключил он, вернувшись в салон. Плевать на испорченные намокшие сидения и возможную простуду, важно было подумать что делать и как переждать дождь. Сидеть в машине, конечно, вариант, но они друг друга поубивают за ночь.
- Там, - он ткнул пальцем в окно, вглядываясь куда-то за спину Дани. - Крыша. Это старые сторожки. Черч про них говорил. И МакКинни снова накинув на голову капюшон уже мокрой толстовки снова выскочил из машины. Его больше всего беспокоило состояние его камеры и оборудования. Багажник надежно закрывался, но кто знает что может случиться ночью. Поэтому он в считанные секунды обернул сумку со своими вещами брезентом, что валялся в багажнике и подошел к пассажирскому сиденью. - Если остаешься в машине, то учти, что до утра не выйдешь. Ключи я тебе не оставлю. То ли злость на него, то ли здравый смысл, то ли что-то еще заставило Рид таки покинуть салон. Перехватив поудобнее свои пожитки, Грэм нажал кнопку на брелке, блокируя двери машины и, буквально вырвав из руки Даниэль ее сумку, резво припустил по грязным лужам к домику, даже не удосужившись проверить бежит ли Дани за ним, нужна ли ей его помощь.

+3

4

- Пф, какой водитель, такой и штурман. И, между прочим, если бы хреновый водитель смог хоть на минуту поумерить свое высокомерие и послушать штурмана, то не заехал бы в эту глушь, - сумничала Рид, и можно было бы порадоваться, просто потому что злить Грэма доставляло ей удовольствие, но ситуация была совсем даже не смешной. Уже темнело, и нет, Даниэль не боялась темноты, но у нее не было никакого желания провести ночь и половину завтрашнего дня посреди национального парка, состоящего из болот, деревьев и непонятной живности. Все это было красивым при свете дня, и сидя дома с чашкой чая в руках, можно было бы помечтать и пофантазировать о романтике этого места, но ночью было холодно и на мили вокруг ни единой души.
Грэм злился, не то на себя, потому что понимал, что он не прав, но как она уже сказала, он был слишком горд, чтобы признать свою неправоту, не то на нее, потому что она не переставала пилить его с тех самых пор, как он не свернул в нужном месте. Кажется, еще немного и он сломает руль, и упс, тогда они вообще никуда не доедут. Даниэль хоть и нравилось его злить, но сейчас ее больше волновало то, как они попадут обратно в Мортон Мэш. Поэтому да, в кои-то веки она замолчала, но не перестала сверлить взглядом МакКинни, надеясь, что сквозь это упрямство и непомерную гордость пробьется здравый смысл и он сможет развернуть машину и вернуться к нужному повороту. Но нет…вместо этого несчастья продолжили падать на них словно из рога изобилия. Машина сломалась, ливанул дождь. И единственный раз, когда Даниэль улыбнулась, это когда Грэм мощно выругался. Поджав губы, Рид попыталась сдержать улыбку, а вместе с ней и «Я же тебе говорила, упрямый идиот!».
- Где ты тут голубя собрался искать, умник? В луже? Или надеешься, что он с неба вместе с дождем упадет? – прокричала Дани, вслед вышедшему из машины Грэму, ну так, чтобы он точно услышал. Он же такой умный, наверняка уверен, что она тут будет сидеть и плакать от обиды, пока он самодовольно оглядывает масштаб их бедствия. К слову о нем, развернувшись на сидении, Дани попыталась разглядеть, что МакКинни там делает и насколько все плохо. Надежда умирает последней, поэтому, даже понимая, что при тех звуках, что издавала машина и при такой погоде, все очень и очень плохо, она все равно надеялась на возвращение домой в целости и сохранности, и желательно сегодня. Но нет, судя по выражению лица Грэма, уже насквозь промокшего за минуту пребывания под дождем, и судя по его словам сразу после того, как он залез в машину – они были в заднице. – Мы в заднице, в которую ты нас завез. А все потому что кто-то тут слишком гордый и упрямый, - съязвила девушка, получая при всем ужасе ситуации, удовольствие от того, что этот упрямый дурак все же признает хоть какие-то прописные истины. Но радость прошла так же быстро, как и появилась. Они и, правда, были в заднице. Дождь лил как из ведра и не было похоже, что он закончится в обозримом будущем. Было поздно, темно, холодно, и очень-очень мокро, настолько, что дорогу развезло, и до утра они точно отсюда никуда не денутся. И Дани даже не могла себе представить, как пережить эту ночь, и кто из них доживет до утра. Видимо, зачатки подступающей паники уже начали отражаться на ее лице, потому что Грэм выглядел весьма сосредоточенным и озабоченным. Хотя возможно, он в эту минуту просто думал о том, как решить проблему.
Крыша? Сторожки? Черч? Даниэль смотрела на Грэма, который указывал на что-то за ее спиной, и пыталась понять, о чем он вообще. Мысленно, она уже думала о том, как ей обороняться от диких зверей и не замерзнуть насмерть в машине. Она открыла было рот, чтобы задать парочку уточняющих вопросов, но, конечно же, Грэм не стал ждать ее реакции. Он выскочил из машины и капашился в багажнике. Как раз к тому моменту как он закончил и подошел к ней, Даниэль засунула все свои вещи в сумку. – Ты такой джентльмен, прямо не знаю, чтобы я без тебя делала, - огрызнулась Рид. А что ей еще оставалось? Естественно, она вышла из машины. Подступившая на минуту паника прошла, оставив после себя разве что раздражение и отчаяние. Перспектива ночевать в машине была не особенно привлекательной, тем более, если Грэм не оставит ей ключи. Без ключей нет зажигания, без зажигания не включить обогреватель, и даже радио, хотя оно и так не работало бы в такую погоду. В общем, к сожалению, но сегодня явно был не ее счастливый день, все, что ей оставалось это следовать за Грэмом и его безумными идеями. – Эй! – совершенно неожиданно для нее, Грэм выхватил сумку из ее рук и пустился бегом непонятно куда. Сумку то зачем забрал? Даниэль хотела бы спросить, но…за те три секунды, что она была на улице, под проливным дождем, она уже успела промокнуть насквозь, и честно говоря, ей было все равно на сумку. Она лишь надеялась, что телефон в кармане джинсов не умрет от этого приключения, потому что там была запись интервью с Черчем. Не долго думая, и честно говоря, боясь остаться посреди этой глуши в гордом одиночестве, Даниэль побежала вслед за Грэмом, попутно несколько раз поскользнувшись, но благо, сумев удержать равновесие. Она, конечно, периодически бегала по утрам, но бег под проливным дождем по грязи и с препятствиями обычно не входил в ее программу.
И, о, счастье. Сторожка оказалась не так уж далеко, хоть под проливным дождем и пара минут казалась вечностью. Забежав внутрь, Рид захлопнула за собой дверь и они с Грэмом оказались в заброшенной халупке. Достав из кармана телефон, Даниэль тут же включила фонарик, пытаясь обозреть, куда они собственно попали, и есть ли тут вообще выключатель, или их единственная надежда увидеть хоть что-то, это 50% заряда на телефоне. Сторожка была маленькой, но собственно, никто и не ожидал загородный коттедж. Полторы комнаты, кровать в углу комнаты, небольшая кушетка возле чего-то, напоминающего печку, маленький стол у окна с парой стульев и то, что с огромнейшей натяжкой можно назвать кухней. – Ну, здесь хотя бы сухо… - снова обведя взглядом внутреннее убранство, тихо заключила Даниэль. В принципе, ей было все равно насколько много тут удобств, она не была капризной, так что, волновало ее, есть ли тут вода, и смогут ли они растопить печку. Последнее было крайне актуальным, потому что она начала дрожать от холода, а вместе с ней и свет от фонарика. – Посмотри, есть ли чем растопить печь, а я поищу какие-нибудь одеяла, сомневаюсь, что тут есть одежда, но может хоть что-то найдется, - не дожидаясь ответа Грэма, девушка направилась исследовать все тумбы и шкафчики, которые тут были. Их было не много, одна не то тумба, не то жалкое подобие комода в комнате, и пара шкафчиков в так называемой кухне. – Я кое-что нашла! – радостно захлопнув дверцу шкафчика, Рид вернулась с двумя покрывалами, одним одеялом и простыней. Она даже не хотела думать о том, сколько они тут пролежали и кто на них спал, и стирали ли их вообще. – Одежды нет, но…смотри, что я нашла! О, ты смог разжечь печь, аллилуйя! У нас есть шанс пережить эту ночь, - все еще дрожа от холода, Дани подбежала к печи, которая источала столь желанное тепло. Погрев пару секунд руки и сопровождая этот процесс неконтролируемыми стонами удовольствия, девушка развернулась в сторону кушетки, на которой стопочкой лежали покрывала.
В комнате все еще было ужасно холодно, и что-то ей подсказывало, что теплее тут станет не скоро, тем более что мокрая одежда сохнуть будет до следующего утра. Не долго думая, Рид стянула с себя толстовку, вслед за ней и кофту, скинула кроссовки и принялась расстегивать джинсы. – Раздевайся МакКинни, если не хочешь подхватить воспаление легких. Могу отвернуться и не смущать тебя, - скинув остатки мокрой одежды на пол, Даниэль завернулась в одно из покрывал (или то был плед?), все еще дрожа от холода. Как и обещала, она отвернулась от Грэма, стараясь одновременно удержать свою новую «одежду» одной рукой, и развешивая мокрые вещи на свободных поверхностях, коих было не так уж много, стулья, кстати, оказались очень даже к месту. Еще очень к месту оказалась бутылка виски, которую Рид нашла в «кухне». – Жизнь то налаживается, смотри! Стаканов, правда, не нашла, увы, – помахав початой бутылкой в воздухе, Даниэль устроилась на кушетке, закутавшись еще плотнее и практически свернувшись клубком.

+1

5

- Если бы штурман не зудел над ухом, как надоедливый комар, то водитель бы не пропустил поворот, - огрызнулся МакКинни. Он готов был признать свою неправоту, но Даниэль буквально вынуждала его стоять на том, что его вины во всем этом нет.
Кто бы знал как ему сейчас хотелось бросить ее посреди всего этого безобразия и пойти в город пешком. Но, во-первых, он бы не дошел, во-вторых, ему не позволяло воспитание. Грэм, конечно, был тем еще говнюком, но бросить даже раздражающую его девушку посреди национального парка в жуткий дождь он не мог.
Сторожка встретила их запахом сырости и плесени, и полным запустением. Гэйб говорил как-то, что эти сторожки они уже давно не используют, потому что им построили новые жилые помещения, в которых есть все блага человечества, а эти домики не стали сносить просто на всякий случай. МакКинни тоже порадовался, что они не стали это делать, потому что сейчас у них как раз тот самый случай, который можно охарактеризовать как “всякий”.
МакКинни не стал спорить, потому что Дани была права, им нужно тепло и придется поискать чем топить печь. Это для него в новинку не раздражаться на каждое ее слово, но Грэм так устал и замерз, что ему было уже все равно кто будет рулить этим идущим ко дну кораблем.
Оставив сумки прямо на полу у двери, Грэм хорошенько осмотрел печку. На удивление, она была вполне пригодна для использования и они даже не сгорят, если разведут в ней огонь, но вот чем топить? На полке нашлась чья-то забытая книга, кучка грязных тряпок в углу у двери и пришлось разломать старый деревянный стул, чтобы использовать его как дрова. На какое-то время этого хватит, но если что придется кому-то идти на улицу в пристройку и проверять не осталось ли там дров. Спички отсырели, но, к счастью, у Грэма была еще и зажигался. Сам он не курил, но всегда носил с собой огонь, на всякий случай. Вдруг очередной жертве интервью захочется прикурить, и тогда он сможет расположить к себе этим простым жестом. Не сразу, но таки огонь разгорелся и даже уже начал греть, поэтому Грэм прижал руки к нагревающейся поверхности, стараясь их согреть.
- Что же? Вертолет? - поинтересовался в типичной для него манере МакКинни, но искренне порадовался наличию одеял, потому что пока они будут ждать пока прогреется дом, окоченеют.
О том, чтобы раздеться, Грэм сразу не подумал, а ведь должен был. Он куда больше подготовлен к жизни в суровых условиях, чем Рид, но, видимо, сегодня просто не его день был, поэтому он так и сидел у печки, наблюдая за тем, как Даниэль раздевается. Как бы сильно она его не раздражала, Грэм не мог отказать себе в удовольствии посмотреть. В конце концов, он никогда не отрицал, что она красивая девушка. Но Дани была права и чтобы не подхватить простуду придется раздеться.
Он лишь фыркнул в ответ на слова Даниэль о его стеснении. Уж что-что, а раздеваться МакКинни никогда не стеснялся. Именно он в выпускном классе на вечеринке у Стива Маккалея первым прыгнул в бассейн голышом и после этого еще весь вечер бегал по дому в трусах, развлекая гостей. Если сама Дани этого могла не помнить, и вовсе не знать, то ее брат точно помнил, потому что он был вторым таким придурком тогда.
Скинув куртку (за нее было обиднее всего, кожа долго сохнет и может деформироваться), Грэм легко избавился от рубашки и футболки под ней, следом полетели джинсы, и он по примеру Дани, накинул на плечи старый плед, повязав его на шее, как плащ супермена. Так удобнее было развешивать вещи на спинках оставшихся стульев.
- Вот уж чего не ждал тут, так это виски, - Грэм взял в руки бутылку, разглядывая старую этикетку. - Неплохой сорт. Дешевый и уже слегка выветрился, но пить можно, - прокомментировал он, открутив пробку и понюхав содержимое. - Боже, Рид, неужели ты никогда не пила прямо из бутылки за каким-нибудь сараем одной из твоих школьных подружек?
Грэм усмехнулся, сев поближе к печке. Все-таки даже в мокрой одежде было теплее, чем без нее, хотя плед и делал свое дело, потихоньку согревая тело. Еще раз понюхав содержимое бутылки, он сделал небольшой глоточек и с видом опытного сомелье замолчал, пробуя на вкус и пригодность найденный напиток. - Нормально, - наконец, резюмировал МакКинни, протянув бутылку Рид, которая уже устроилась рядом с ним, вытянув ноги к печке.
Проводить вечер, а тем более ночь в компании Дани, Грэм точно не планировал, но раз уж так случилось, нужно было как-то контактировать. У них случались просветления, и они даже могли какое-то время разговаривать друг с другом без ругани, но такое бывало редко. С одной стороны алкоголь должен был помочь, а с другой мог все испортить.
Сумки перекочевали поближе к хозяевам, и Грэм сразу же проверил камеру. К счастью, сумка, купленная за почти тысячу баксов оправдала себя и даже не намокла. Только тряпочкой протереть и она сухая и готова к использованию, и все оборудование, что было в ней осталось нетронутым. Бизнес с аллигаторами все-таки прибыльное дело. - Вот, держи, - он протянул Дани аккумулятор, чтобы подзарядить телефон. - Камера мне сейчас не пригодится, а телефон я оставил в машине. Так что нам остается только твой. Он пожал плечами, снова приложившись к бутылке. Иногда даже Грэм МакКинни мог быть милым, а не язвительным говнюком, как его когда-то назвала юная Дани Рид, когда он ее отшил.

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Just for the night; 26.02.17