Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

Новости ADS: Вот и наступило долгожданное "скоро", и новый сезон ADS открыл свои двери! К Вашим услугам свежеиспеченный информационные темы с подробностями о новом сезоне, ссылки на которые можете найти в навигации ниже. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » Back to Brighton's Mill_ » In slow motion, 22.09.15


In slow motion, 22.09.15

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

22 сентября 2015г.
поздний вечер

«In slow motion»
___________________________________________
by Anthony Paymer & Shane Brickman

http://sf.uploads.ru/t/C7aks.gif http://s4.uploads.ru/t/Vkgud.gif

an echo of a sigh inside

http://sd.uploads.ru/t/GWhfM.gif http://se.uploads.ru/t/jbqvN.gif
http://s8.uploads.ru/t/V0ZoE.gif http://s9.uploads.ru/t/UFnI7.gif
http://sd.uploads.ru/t/1mz9W.gif http://se.uploads.ru/t/Vbh0f.gif

___________________________________________
краткое содержание

in this time, in this moment. we could crash together. ♫♪
___________________________________________
Мастерская Пэймера.

Отредактировано Shane Brickman (2017-08-06 11:46:12)

+3

2

Тони затормозил около дома Брикманов и заглушил мотор. Они поели и отпраздновали возвращение рыжего, выпив по бутылочке пива. Дальше Шона ждал разговор с сестрой.
- Можем поехать ко мне, - стараясь выглядеть невозмутимо, предложил Тони. Шейн мотнул головой. Чем дольше он откладывал разговор с Самантой, тем злее она становилась. И если сейчас он нарвется всего на получасовую лекцию о безответственном младшем брате, то завтра эта экзекуция может затянутся на часы. На самом деле, Пэймер был рад, что Шейн отказался. Он сделал такой шаг, который требовал продолжения, но блондин не был на это готов. Ему еще предстояло понять, чего он на самом деле хочет и как это осуществить. Они посидели молча какое-то время. Тони достал из пачки последнюю сигарету и протянул ее Шейну, но тот снова отрицательно покачал головой. Рыжая челка загораживала лицо парня, и Тони не мог его видеть. Он покрутил сигарету в руках, будто раздумывая, стоит ли зажигать ее сейчас или подождать, пока Шейн пройдет по подъездной дорожке к дому.
- Я пойду, - глухо сказал Брикман, когда молчать уже стало неприлично. Он нажал на ручку и толкнул плечом дверь, уже собираясь выскочить из машины, но Тони схватил его за локоть, заставляя, вернуться на место.
- Стой, ты не попрощался со мной как следует, - ухмыльнулся Пэймер. Его слова застали рыжего врасплох, и тот повернулся, одаривая друга удивленным взглядом. В этот самый момент, Тони исхитрился и, приблизившись к лицу рыжего, запечатлел на его губах еще один поцелуй. По страсти и темпераменту, он уступал тому, который произошел несколько часов назад в спальне Шейна. Тем не менее, это являлось доказательством того, что Тони сделал это сознательно, не в приступе помутнения рассудка и не от переизбытка чувств.
- А теперь иди и постарайся выжить после выволочки Сэм, - произнес Тони, когда его лицо все еще находилось в нескольких миллиметрах от лица друга.  Шейн кивнул, но на его губах красовалась рассеянная улыбка, и Пэймер понял, что смысл слов не до конца дошел до рыжего. Шейн выскочил из машины, натянул на голову капюшон и побрел к дому, ни разу не обернувшись.
С тех пор прошло три недели. Со стороны казалось, что между парнями ничего не изменилось. Разве что они позволяли себя обмениваться какими-то многозначительными взглядами и смотрели друг на друга несколько дольше, чем положено простым друзьям. Шейн даже стал будто специально сторониться Тони, стоило им оказать в большой тусовке знакомых. Видимо, он боялся, что если кто-то узнает об их связи, Пэймер сразу даст заднюю. Сам блондин еще до конца не понимал, что происходит и происходит ли что-то в принципе. Первые несколько дней с их встречи они проводили так же, как и до внезапной пропажи Шейна: катались на мустанге, ходили играть в игровые автоматы и зависали дома у общих знакомых. Брикман ни о чем не спрашивал, и Тони тоже не тянуло на откровенность. Несколько раз перед зеркалом он повторил вслух фразу «Шейн, ты мне нравишься», но сразу после того, как слова слетали с губ, блондину становилось смешно. Обычные признания были не для них.
Однажды вечером, они сидели в баре и допивали вторую кружку пива, когда к ним подошли две симпатичные девушки-близняшки. Одна сразу положила руку на плечо Тони, а вторая потрепала рыжего по волосам.
- Мальчикам одним не скучно в такой вечер? – спросила девушка, обхаживающая Пэймера. Шейн бросил на Тони взгляд полный паники.
- У мальчиков есть одно очень важное дело, - передразнивая девушку, спокойно произнес Тони и встал. – Я пойду, заведу машину, а ты расплатись пока.
Бросив эти слова, Тони быстрыми шагом направился к выходу. Внутри назревало новое, почти забытое чувство. Когда рука девушки скользнула к волосам рыжего, когда она посмотрела на него своим кошачьим взглядом, внутри Тони все напряглось. Если бы эта ситуация произошла с его девушкой, он не задумываясь ударил бы наглеца, который вздумал к ней подкатить. Но сейчас он не мог себе такого позволить, потому что Шейн был… парнем? Его парнем? В гетеросексуальных отношениях все было просто: он и она равно отношения. А нынешняя диковинная арифметика Пэймеру пока не давалась.
Он сел в машину, слишком сильно хлопнув дверью. Мустанг обиделся на агрессию хозяина и завелся только с третьего раза. Как раз к этому времени из бара вышел Шейн. Рыжий привычно направился к машине Тони и, забравшись на переднее сидение собрался разразиться тирадой о том, что другу не стоило бросать его одного в такой ситуации. Но блондин не дал произнести Шону и слова. Развернув друга к себе, он со всем отчаянием впился в его губы. Челка рыжего щекотала переносицу, а пальцы Тони сжимали голову Шона так, будто он боялся, что сейчас Брикман вырвется и убежит. Но Шейн не собирался убегать, он потянулся к молнии на куртке Пэймера. Она пронзительно взвизгнула, и края разошлись в сторону, обнажая темную, застиранную футболку, рисунок на которой уже невозможно было разобрать. Пальцы Шейна продолжили путешествие, и Тони ощутил мягкие, но настойчивые касания на своей груди. Медленно, но уверенно Пэймер начинал терять контроль. Брикман обладал большей властью над его телом, чем мог себе представить. Когда руки Шейна спустились вниз по животу, а Тони стало неудобно сидеть, Пэймер резко отпрянул.
- Нас…нас могут увидеть, - выдохнул блондин. Его лицо пылало, а на щеках отпечатались красные пятна. При этом, если взглянуть в область ширинки, то состояние Тони можно было легко объяснить. Блондин резко надавил на газ, шины обиженно скрипнули, а мустанг дернулся, но все же покатился вперед.
С этих пор, фраза «я жду тебя в машине» стала неким кодовым сигналом. Где бы они не находились, Тони уходил первым и заводил мотор, чуть позже к нему присоединялся Шейн. Первые секунды все еще чувствовалась неловкость, но как только их губы соприкасались, все становилось таким простым и понятным. Со временем движения и ласки Тони стали более свободными. Ему нравилось проводить рукой по шее рыжего до волос, а потом обратно вниз по спине. С того, первого раза, Брикман тоже стал более осмотрительным. Он не позволял себе переходить какую-то, выдуманную им самим, черту. Они по-прежнему не говорили, и вне их маленького мира внутри мустанга старались вести себя естественно.
Как-то им удалось остаться одним в доме Тони. Они лежали на кровати и смотрели какой-то фильм. Пэймер не мог бы сейчас сказать, кто был инициатором, но спустя пару минут, он сам и Брикман уже оказались без футболок. Губы рыжего медленно переместились на шею Тони, и он слегка прикусил бледную кожу. Ток пробежал по позвоночнику блондина, и он едва смог сдержать стон. Видимо, решив, что настал тот самый момент, Бриман потянулся к ремню Тони, но едва щелкнула металлическая пряжка, как Пэймер тут же отстранился. Он сполз на край кровати и сел так, чтобы Шон мог видеть только его профиль.
- Кэти может прийти в любую минуту, - тихо и как-то неуверенно сказал он. Это было ложью, и рыжий прекрасно это знал, потому что сестра Тони специально сбежала с ночевкой к подруге, о чем сообщила Брикману смской. Нэнси на несколько дней уехала к дальним родственникам в другой город, и даже Марли умудрились на две недели запихнуть в подготовительный лагерь. Лучший момент сложно было подобрать. Однако Шейн ни одним движением не выдал своей осведомленности и разочарования. Он сказал, что понимает и потянулся за своей футболкой.
- Шейн, это не значит, что я не хочу, - уже более уверенно, но, все еще не решаясь взглянуть в глаза другу, произнес Тони, и, уже улыбаясь, добавил:
- Нэнси испекла твой любимый лимонный пирог. Его надо съесть до ее приезда, а то она обидится.
У них было еще несколько моментов до и после, но все время что-то шло не так. Во снах и фантазиях Тони, казалось, что переспать с Шейном не такая уж большая проблема, но когда дело доходило до реальности, он пасовал. Шейн не настаивал и не давил. Даже не пытался заговорить об этом. Пэймер не знал, был ли у Шона опыт, но ему хотелось верить, что был. Нет более жалкого зрелища, чем секс двух девственников. Он прекрасно помнил свой первый гетеросексуальный опыт. Свои вялые попытки сосредоточится на ощущениях, когда в голову лезли мысли только о том, что он должен продержаться хотя бы минут пять. В конце концов, Пэймер не смог кончить, а его партнершу от переизбытка алкоголя вывернуло прямо на новый ковер. Все это осталось далеко в безумном подростковом прошлом, тем не менее, память бережно сохранила все детали первого позора Пэймера. Он не мог себе позволить повторить что-то подобное с Шейном.
В этот вечер он снова задерживался в мастерской. Как назло после третьей учебной недели у половины школьников Брайтонса поломались машины. И, конечно, каждому из них требовался «срочный» ремонт. Тони третий день безвылазно сидел в мастерской, перебирая карбюраторы и меняя масло. Как назло в ангаре сломался единственный кондиционер, и в помещении было достаточно душно. А в воздухе витал уже привычный запах машинного масла. Футболка Тони валялась в углу. Так как для посетителей было уже слишком поздно, он позволил себе надеть комбинезон на голое тело и в таком виде копался под капотом, когда услышал лязг железной двери.
- Кого принесло в такое время, - недовольно пробормотал парень, бросив взгляд на мутный циферблат. Начало одиннадцатого. По привычке, Пэймер провел грязной тряпкой по мокрому лбу, оставляя тонкую темную полосу.
- Вообще-то мы уже закрыты,  - крикнул он, обходя машину, чтобы посмотреть, кто пришел. От входа отделилась знакомая фигура и решительным шагом направилась к автомеханику.

Отредактировано Anthony Paymer (2017-08-08 08:24:39)

+1

3

Выжить после скандалов Саманты мог, действительно, только Шейн. Он просто не обращал на нее внимания, молча выслушивая все ее крики. Иногда Шейна это доставало, и он отвечал ей, и это были самые грандиозные скандалы в доме Брикманов потому, что они давали пищу для сплетен всем соседям. В этот раз был не скандал, а вполне заслуженная выволочка. Сэм имела право злиться, но Шейн же связался с ней позже, и объяснил где находится. Единственное о чем он умолчал, это причины его размолвки с Тони. Это пока что ее не касается. Пока сестра едва ли не багровела от злости, отчитывая сидящего за столом младшего брата, ковыряющего вилкой купленный в «Обедах» ужин, Шон находился где-то далеко. Он слышал все, что говорила сестра, но не слушал ее и не запоминал даже половины ее упреков. В памяти всплывало лицо Пэймера, обеспокоенное и выдох облегчения, когда Шейн вернулся, и та теплота, с которой он на него смотрел. Все это не давало Шону спокойно спать, как и воспоминания о поцелуе. О тех двух поцелуях, которые случились у них за один вечер. Да, Шон подумал, что первый был неким помутнением, внезапным импульсом, как тот, что на Хэллоуин, но нет, в мустанге Тони сделал это сознательно, значит хотел этого, значит Шейн не придумал себе все эти чувства, которые порой отражались в голубых глазах сидящего напротив человека.
После всего, что было, Шейн и Сэм не разговаривали три дня. Он не попадался ей на глаза, а Саманта демонстративно делала вид, что младшего брата дома нет, хотя все равно контролировала, когда он вернулся домой, отметив про себя, что они с Тони помирились. Да они и не ссорились. Просто все вышло так, как вышло. Три недели были самыми тяжелыми и одновременно прекрасными для Шона. Его вполне устраивало, что их отношения с Тони остались прежними, что нет какой-то неловкости, какая бывает, когда друзья начинают встречаться. Но тут вопрос стоял в другом. Встречаются ли они? Иногда ему казалось, что нет, что все это просто какое-то наваждение.
Однажды в мустанге, когда Шейн позволил себе лишнего, Тони испугался. Шон видел это. Он хорошо изучил его лицо и знал все его выражения. Он видел, как всего пять минут назад в кафе, Пэймер приревновал его к одной из девушек, что подсели к ним, даже видел в окно, как блондин хлопнул дверью несчастного мустанга, и еще подумал что, слава богу, машина не развалилась от такой страсти. Но потом, уже сидя в машине, Шон не сдержался. Раньше ему удавалось контролировать свои чувства потому, что Тони к нему почти не прикасался, он не обнимал его, не целовал в машине, стоило им оказаться там, где никто не сможет их увидеть. Только руки всегда выдавали Брикмана, но он прятал их в карманы, а сейчас все становилось иначе, все выходило из-под контроля, и ему тоже было страшно, и порой Шейн думал, что принуждает его к чему-то. Что тайна, которую выдала Марли и последующий побег Шейна, будто обязали Тони сделать этот шаг навстречу, чтобы не сломать Шона, что все это происходит только в мустанге, в их маленьком мире, только для них двоих. Рыжий и сам старался держать все в тайне, но иногда ему не хватало просто взгляда, который даст ему понять, что все это не плод его воображения, а реальность, и что через какое-то время все это выйдет и за пределы тесного салона автомобиля.
Особенно сильно Шейн это почувствовал, когда они, наконец-то, смогли остаться одни у Пэймера. Вечер обещал быть спокойным. Они съели пиццу, выпили пива, планировали поиграть в приставку, когда досмотрят фильм, но как-то слово за слово, рука Шейна на плече Тони, его волосы щекочут нос и Шейн забавно морщится, чем заставляет Тони улыбнуться. Что именно привело к тому, что обе футболки полетели на пол трудно сказать. Шейн помнил, что нельзя заходить дальше, он всегда держал это в голове, предоставив Энтони самому решить, когда он будет готов, но ему вдруг на секунду показалось, что вот он момент, вот тот шанс, который может не представиться им в ближайшем будущем, пока они снова не останутся наедине надолго.
Шейн снова поторопился, и был соответствующе наказан. Он знал, что Кэти не придет, и Тони это знал. Марли была в лагере, миссис Пэймер уехала из города. Все было идеально, но не сложилось. Шон понимал его страхи, он сам их испытывал, сам боялся всего. И что получится, и что не получится, или получится, но не так, как он себе представляет, и еще много разных вопросов. Он начитался столького бреда в интернете, потому что это был единственный источник информации для рыжего, что решил просто действовать по обстоятельствам. Но совладав с эмоциями, Брикман кивнул. – Я понимаю. К счастью, его футболка лежала прямо у ног, Шон быстро надел ее, поправляя свой ремень. Он умел держать лицо, даже Кэти, которая раскусила его, говорила ему, что если бы он все остальное контролировал также, как лицо, то был бы лучшим лгуном на свете. – Я понимаю, - снова выдали из себя Брикман, глядя перед собой. Он уже пытался выдумать повод сменить тему, или просто уйти, чтобы избежать всей этой неловкости, но Тони всегда умел скрасить неприятные моменты. Да, Нэнси знала, что Шейну нравится ее лимонный пирог, и либо догадывалась, либо Марли и ей все рассказала, но она стала как-то по-особенному относиться к Шейну. Хотя Брикман полагал, что это, скорее, потому что у него нет родителей, а не потому что вот уже две недели он пытается переспать с ее сыном и по уши в него влюблен.
Три недели прошли в неловкостях и какой-то недосказанности, и хотя все чувства говорили Шейну, что он на верном пути, он привык доверять разуму и логике. Поэтому решился поговорить с Тони обо всем прямо. Днем соваться в мастерскую не было смысла, хотя Шон заезжал днем, и они вместе пообедали, потратив большую часть времени от обеда на поцелуи в подсобке. Шон раньше никогда не бывал в ней, и пошел туда, чтобы принести тряпку. Однако, поместиться там двоим высоким, хоть и не широкоплечим, парням оказалось сложно. Шейн действительно знал, что Тони хочет его, и не только по совам, но и физически это чувствовал, но перестал делать какие-то шаги вперед, потому что испугался, что сам даст заднюю в последний момент. Но им нужно было поговорить обо всем, чтобы не было недомолвок, и никто не додумывал сам, иначе это не приведет ни к чему хорошему.
Ему пришлось уехать после обеда, так как нужно было закончить заказ, а у Пэймера была куча работы, но едва спала жара, Шон снова пришел к нему. На этот раз пешком. Он дождался самого позднего времени, когда уж точно не явится ни один посетитель. Жара убивала. Шон ненавидел жару, поэтому весь день провел в обнимку с кондиционером, но на улицу его не возьмешь, поэтому он шел в обнимку с бутылкой воды, которую купил по дороге, прижимая ее к груди. Даже вечером ничто не могло спасти от духоты, потому что асфальт нагревался за день и ночью все этот пар остывающих дорог делал город похожим на Сайлент Хилл.
Ступив в полумрак помещения, Брикман закрыл за собой дверь и повернул ключ для надежности. Разговор предстоял серьезный, и любая помеха может свести все на «нет». – Вообще-то, я в курсе, - проговорил Шейн, выходя на свет. По вечерам у входа все было темнее, чем в основной части мастерской почему-то, но ни Тони, ни Шейн как-то особо не парились по этому поводу. Увидев Тони, Брикман даже немного растерялся. Он был настроен на серьезный разговор, но сейчас, глядя на голое тело, показывающееся ему из-под ткани комбинезона, Шон забыл все, что хотел сказать. Ему показалось, что майка, в которую он сам был одет, сплавилась с кожей, настолько ему стало в ней жарко и неуютно.
– Я… Я тебе воды принес, - произнес парень, прочистив горло. Кажется, что даже голос его подводил сейчас. Шон подошел ближе, стараясь снова взять себя в руки, но настрой на серьезные беседы был безвозвратно утерян, и вместо него пришли чувства.
Шейн бросил рюкзак на пол и подошел ближе, все еще прижимая к себе бутылку. Она будто бы была его последней защитой перед Пэймером. Он не знал от чего именно защищался, но сейчас это казалось ему правильным. – Ты испачкался опять. Рыжий провел пальцами по лбу Пэйпера, стирая полоску масла, и стараясь не смотреть ему в глаза, потому что это означало бы полный провал всего. А потом Шон, как будто, забылся и принялся вытирать руку о комбинезон Тони, оставляя черные следы у него на груди, но в глаза по-прежнему не смотрел, внимательно изучая молнию, которая была расстегнута где-то до середины, при каждом движении демонстрируя Шейну грудь и живот блондина. – Надо поговорить, - почему-то слова давались Шейну с трудом, хотя обычно его было не заткнуть. – О нас.
Он сжал край комбинезона, касаясь пальцами кожи Тони, которая обжигала, и потянул его на себя, стремительно сокращая расстояние между ними и касаясь губами его губ, еще не поцелуй, но уже на грани. Это был один из тех немногих моментов, когда Шейн сам проявлял инициативу. Плевать что он весь в машинном масле, плевать на жару и все остальное, даже на бутылку, которая упала на пол, стоило Шейну вспомнить, что вторая рука ему тоже пригодится.

+1

4

В автомастерской было достаточно тускло. Старые лампы с железными плафонами покачивались под потолком, и выполняли скорее декоративную, чем осветительную функцию. Именно поэтому на полу стояли огромные прожекторы, подсвечивая все детали машины. Фигура Тони оказалась объята светом прожектора, а Шейн стоял в оранжевом свете лампы и щурился, вглядываясь в силуэт друга.
- Что-то подсказывает мне, что ты пришел сюда не в приставку рубиться, - хмыкнул Тони, поворачиваясь, чтобы приглушить свет.
В углу мастерской примостился старенький, японский телевизор, к которому была подключена денди одной из первых моделей. И хотя большую часть времени старичок мог воспроизводить исключительно мутную, серую рябь, Брикман и Пэймер умудрялись в свободное время рубиться на нем в файтинги. Заказывали пиццу, брали пиво в соседнем магазине и несколько часов мучили пластиковые джойстики, пытаясь найти новые, интересные комбо. Тони всегда проигрывал и оплачивал пиццу, хотя Шейн каждый раз предлагал скинуться.
- Когда выиграю у тебя, тогда и заплатишь, - отмахивался Пэймер. До сих пор, рыжий оставался непобежденным. Один раз он пытался поддаться, но Тони это заметил и выпустил джойстик из рук.
- Не надо, Шейн. Прибереги это для своей девчонки, - фыркнул тогда блондин и ушел за дополнительной порцией пива.
Но сегодня Брикман пришел явно не для того, чтобы в очередной раз надрать пиксельный зад Тони.
Я… Я тебе воды принес,  - ответил рыжий. Уголки его губ заметно дрогнули, но он так и не улыбнулся. Парень сделал еще несколько шагов, сокращая расстояние. Пэймер не шелохнулся, хотя внутри не смог остаться таким непоколебимым. Он догадывался, что Шейну понадобилось здесь, и чувствовал себя зверем, загнанным в ловушку. Брикману нужны были ответы, но Тони не мог их дать.

Около недели назад, блондин столкнулся на кухне с Кэти. Она готовила молочный коктейль, перемешивая в блендере молоко с мороженным ровно шестьдесят раз, а он всего лишь хотел сделать себе сэндвич. Последнее время, Энтони часто пропадал вне дома, и почти не виделся с сестрами.
- Тони, вы с Шейном вместе? – спокойно спросила девушка. Пэймер замер с  занесенным над хлебом ножом. Он повернул голову и посмотрел на сестру, а она все так же следила за тем, как прокручивается в блендере белое месиво, и, кажется, даже не сбилась со счета. Только по тому, с какой силой, девчонка нажимала на кнопку запуска, можно было понять, что она долго думала, прежде чем задать этот вопрос.
- Типа того, - пробубнил под нос Тони, отрезая корочку от хлеба. Кэти оказалась первая, от кого блондин не стал скрывать свои отношений с Шоном. Но, если бы она не спросила это вот так просто, не отрываясь от повседневных занятий, возможно, он не решился бы сказать правду.
- Тони, - спустя еще минуту, позвала она. В это время Пэймер уже заворачивал сэндвич в пакет, и, не останавливаясь, спросил:
- Что?
- Мне кажется… - начала сестра, но замялась. – Мне кажется, с корочками вкуснее. 
Тони поднял на нее удивленный взгляд, и они синхронно рассмеялись.

- Спасибо, но я не хочу пить. В холодильнике еще осталось пиво, - Тони произнес все это максимально будничным тоном, хотя понимал, что дело не в воде. Но он продолжал отчаянно цепляться за привычное, стабильное и понятное, не осознавая, что все уже давно поменялось. Он думал, что дело было в поступке Марли, хотя причины происходящего уходили корнями куда глубже.
Шейн сделал еще один шаг, и теперь они почти соприкасались друг с другом. Рыжий протянул руку и стер со лба Тони грязь. Простое касание, отозвалось небывалой бурей внутри Пэймера.
- Работа у меня такая, грязная, - выдохнул блондин, уже не совсем понимая, что несет.
Шон опустил взгляд, рассматривая кожу на груди Тони, которая выглядывала из слегка расстегнутого комбинезона. На темно синем комбезе в лучших традициях Пикассо расползлись масляные пятна. Видимо, Шейн решил добавить к этой абстрактной живописи пару мазков и провел испачканными пальцами по ткани. Впрочем, Тони не обратил на художественные потуги рыжего никакого внимания. Он ждал. Ждал именно тех слов, которые сорвались с губ Брикмана.
- Мы есть, - уклончиво сказал Тони. Он не любил разговоры о чувствах, они никогда не приводили ни к чему хорошему. Девчонки после первой ночи постоянно требовали от Тони признаний в вечной любви. Ему ничего не стоило произнести три заветных слова, только в них не было никакого смысла. Поэтому на все требования своих ночных спутниц, Пэймер отвечал неловким молчанием, чем вызывал бурю негодования. Но Шейн не один из тех, кому в ложе Тони была уготована лишь одна ночь.
Рыжий сжал край комбинезона, и молния сама скользнула чуть ниже, оголяя еще больше подкачанного тела. Шон потянул край на себя, и блондин, словно загипнотизированный, повиновался, чувствуя, как мягкие губы Брикмана касаются его губ. Касаются едва ощутимо, словно спрашивая, может ли он рассчитывать на что-то большее. И Тони дал эту надежду, продлевая поцелуй, делая его более реальным. С тихим стуком упала бутылка. Рука Шона проскользнула по бедру за спину Энтони. Мир закружился, стал бешеной пляской разноцветных пятен. Пальцы Тони с силой сжали твердые плечи.
«Ты педик, Пэймер, жалкий педик», - раздался в голове голос Макса. Но Тони отмахнулся от него. Пусть так. Пусть он мерзок и ненавистен. В эту секунду остальной мир медленно уплывал в заоблачные дали. Жаркое дыхание  Шона пахло сигаретным дымом вперемешку с мятной жвачкой. Пэймер заметил, что последние недели Брикман серьезно на нее подсел. Он все хотел сказать, что рыжему не нужно так стараться, но никогда не находил для этого подходящего момента.
Жар волнами поднимался по телу Тони. Дымка возбуждения начинала заволакивать разум. Руки с плеч скользнули к лопаткам рыжего, надавливая, заставляя Шейна, прижаться к нему всем телом. Он находился на грани. Один шаг отделял его от того, чтобы наконец-то решиться. Решиться на то, чего они оба так жаждали и боялись. Просто отпустить себя, позволив зверю показать клыки. Тони медлил. Он знал, что пути назад не будет. Первый секс решит абсолютно все. Либо после им будет так неловко, что они не смогут смотреть друг другу в глаза, и постепенно их общение сойдет на нет, либо это будет прекрасно и повторится ни один раз. Но жизнь не любит крайностей. И в конечно итоге должно получиться что-то среднее между стыдом и божественным наслаждением.
Губы Тони скользнули по щеке, подбираясь к уху Шейна.
- Я знаю, что ты таскаешь в рюкзаке последние недели, - едва различимым шепотом произнес Пэймер. Рыжий вздрогнул, то ли от горячего дыхания блондина, то ли от услышанных слов. – Думаю, пора этим воспользоваться.
Тони не собирался рыться в вещах Шейна. Просто однажды, когда тот доставал свой ноутбук Пэймер увидел небольшой прозрачный флакон и смог различить первые четыре буквы. Дальше сложить ребус оказалось делом нетрудным, даже для Энтони.
Он немного отстранился, позволяя Шону прийти в себя. Грудная клетка рыжего вздымалась чаще обычного. Когда он развернулся, шаря взглядом в поисках рюкзака, Тони поймал его за ремень и повернул обратно.
- Кое-что останется в залог, - улыбнулся Пэймер, развязывая узел из рукавов на поясе Шона. Брикман, наверное, не раз читал о таком в книгах, но теперь сам отчетливо видел, как в потемневших глазах блондина плясали огоньки. Тони ловко перекинул рубашку через свое плечо и, кивнув на, расстеленный на полу, брезент, произнес:
- Я буду ждать тебя там.
В этот самый момент оба парня окончательно поняли, что все случится сегодня.

+1

5

Мы есть.
Эти слова одновременно радовали и настораживали Шейна. Он знал, что Тони не из тех кто говорит о чувствах, также как и сам Шейн. Он знал, что большинство девчонок Пэймера не задерживались с ним дольше чем на одну ночь, и очень не хотел оказаться в таком же положении, хотя что-то и подсказывало ему, что все будет иначе.
В нем все еще жил страх, что для Тони все это просто желание попробовать что-то новенькое, необычное. Или для самого Шейна? Ведь он, даже когда понял, что его совершенно не интересуют девушки, ни разу так и не попробовал встречаться с парнями. В Брайтонсе это просто невозможно, а куда-то уезжать он не хотел. Здесь у него было все, что ему было нужно, и зачем что-то менять. Наверное, именно страх перемен тормозил их обоих в каком-то развитии отношений, грубо говоря на переходе от одной базы к другой.
Целовать Тони было когда-то чем-то несбыточным, чем-то таким запредельно запретным, что сейчас, все эти три недели, что они вроде бы вместе, Шейн все никак не мог поверить, что он может вот так запросто прийти в мастерскую в обед и просто так взять и поцеловать Пэймера, просто потому что ему этого захотелось. Все это казалось каким-то нереальным, как высота и расстояние до земли. Когда сидишь на крыше и смотришь вниз, и думаешь что вот же она, совсем близко, только сделай шаг и дотронься. И каждый раз, когда Шейн делал этот шаг в подсобке мастерской, или в тесном салоне мустанга, или в комнате, за закрытой дверью, он будто испытывал эйфорию полета, когда все внутри сжимается в комок перед ударом о землю, но удара не было.
Он все еще сжимал пальцами край молнии, когда Тони заставил его прижаться к нему. По всему телу прошла дрожь, будто от удара током, но Шон не отступил. Он хотел этого, ждал и втайне каждый раз надеялся, что вот сейчас все произойдет и будь что будет. Но Шейн старался не давить, потому что знал, что Тони нужна уверенность, и хотя Шон сам боялся сделать что-то не так, но чувствовал, что Тони боится еще сильнее. Поэтому сейчас все действия рыжего были медленными, продуманными. Даже в духоте мастерской и от жара, который обрушился на него, стоило Пэймеру к нему прикоснуться, Шейн контролировал себя, потому что боялся, что какое-то его движение разрушит этот приятный момент, пока правая рука уже медленно, осторожно спускалась вниз расстегивая молнию все больше, проводя костяшками по груди и животу блондина.
Шейн чувствовал руку Тони на шее, как его пальцы скользят по бритому затылку вверх, а затем обратно вниз. Тони почему-то любил так делать, а Шейну нравились эти прикосновения, это будто был только их маленький ритуал, после которого в голове Шона снова поселялась уверенность, что все это серьезно и просто так Тони не стал бы проводить с ним время. Брикман опасался слова “встречаемся”, он не хотел говорить этого, потому что это было неким официозом, заявлением о том, что они пара. Но они просто есть. Есть Шейн, которому ужасно не хватало воздуха сейчас. Есть Тони, который заставлял Шейна терять контроль над эмоциями. Есть они, которым не нужны никакие заявления и объявления. Они просто вместе.
Если бы Тони мог видеть лицо рыжего, он увидел бы как расширились его глаза от ужаса.
“Он знает!”
Шону стало так стыдно за себя, что он физически почувствовал как краснеют уши и щеки. Обычно он никогда не стыдился дел своих, но сейчас почему-то было ужасно от того, что Тони раскрыл его самые потаенные желания, и Шон прямо ощущал как рушится его последняя защита.
Опять же для просвещения Шейн воспользовался интернетом, но форумы не дали ему никакой полезной информации кроме идиотских и смехотворных историй, поэтому он написал Блэйку, своему давнему знакомому и бывшему однокласснику. Брикман долго решался отправить сообщение и был очень удивлен, когда Блейк ответил ему очень спокойно и без насмешек в стиле “я так и знал, что ты из наших”. Нет, все было по дружески и мило, поэтому после разговора с ним Шону стало легче и многое стало понятно. Но нужные покупки он таки сделал через интернет и на адрес церкви Брайтонса. Пришлось просить падре получить посылку, потому что Саманта могла в нее влезть, и тогда миру настал бы конец.
Рыжему казалось, что сердце сейчас выскочил из груди, пробьет крышу и просто улетит куда подальше, пока его хозяин будет умирать на полу. Он не нашелся что ответить, поэтому только кивнул, когда Тони принялся развязывать рубашку, что висела на поясе Шона мертвым грузом. Сколько раз он представлял себе этот момент, но так и не мог до конца поверить что все, что сейчас происходит - происходит в реальности.
Скрывшись в тени, Шон подобрал с пола рюкзак, у него мелькнула страшная мысль сбежать, и он сам испугался ее. Нет, он не уйдет. Уже больше никогда не уйдет от Тони, как бы тяжело им не было. Снова вернув себе самообладание, Шейн включился в игру. Ему требовалось всегда чуть больше времени для этого, но раз Тони решился, то и он не отступит.
- А ты тоже подготовился, я смотрю, - проговорил он, возвращаясь. Шейн бросил блондину флакончик и стянул кеды, ступая босыми ногами на брезент. Он прекрасно знал, что это не так, и этим брезентом Тони накрывает машины, сам не раз помогал ему в этом, но ему хотелось немного разрядить атмосферу, хотя никогда и не удавалось. - Нужно принести сюда матрас, который мы притащили с распродажи в прошлом году. Шон говорил тихо и казалось что он остыл уже, но теперь и в его глазах плясали огоньки. Игра началась.
Брикман переступил через ноги Тони и сел, сжимая коленями его бедра. - Учти, - сказал он, глядя в глаза Пэймеру. - Я совершенно не представляю как этим пользоваться и что нужно делать. Последние слова Шейн произнес у самых губ Пэймера и снова поцеловал его, уже более настойчиво, не боясь сделать лишнее движение. Он чувствовал, что Тони не сбежит, что сейчас то самое время. Поэтому его руки смело скользнули под расстегнутый комбинезон, стягивая его с плеч Пэймера.
Шейн впервые признал, что он чего-то не знает. Он был знаком с теорией, но практики боялся, хотя и вел себя сейчас не как напуганный.
Отстранившись от Пэймера, рыжий внимательно вгляделся в его лицо, ловя на себе удивленный взгляд. - Ты уверен? - спросил он, наконец. Шон понимал мозгом, что да, все случится сейчас, он понимал это и на уровне чувств, и даже ощущал физически, чувствуя не только его руки под своей майкой, но ему важно было услышать это от Тони, получить разрешение зайти дальше. Просто если они не остановятся сейчас, то позже Шейн уже не сможет заставить себя прекратить.

+1

6

Расстояние около пяти шагов показалось Тони дорогой длинною в бесконечность. Он не обернулся, чтобы не смущать Шона, и старался ступать уверенно, чтобы Брикман не заметил, как на самом деле струсил Пэймер. Казалось, прогуляться над пропастью намного проще, чем дойти до чертового брезента. Тони ничего такого не планировал, он просто собирался укрыть машину, которую ремонтировал, на ночь и достал брезент заранее. Кто мог подумать, что Шейн решит заглянуть так вовремя?
Блондин растянулся на полу, подложив под голову рубашку Брикмана и замер в ожидании. В голове было пусто, а любые робкие мысли Тони старался тут же выгонять. Нельзя думать. Нельзя сомневаться. Нельзя делать шаг назад. Сегодня нельзя.
Шейн несколько замешкался, и Энтони показалось, что прошла еще одна вечность, прежде, чем Брикман приблизился к нему. Лежать на брезенте было не мягче, чем на голом полу, но Тони не чувствовал неудобства. Казалось, положи парня сейчас на иглы, он и этого не заметит. Все его естество боролось со страхами, но стоило Шейну показать в свете тусклых ламп, как внутри Тони что-то щелкнуло. Он хочет его, хочет, как никого и никогда.
- Если бы ты предупредил, возможно, я бы подготовился получше, - парировал Пэймер, легко принимая пас от рыжего. Флакон был гладким и прохладным, Тони сжал его, продолжая держать зрительный контакт с объектом своего желания. Если бы у меня было больше времени, я сделал бы, что-нибудь, что понравилось бы таким... - молниеносная мысль пронеслась в голове, и Пэймер одернул себя. – Что понравилось бы ему.
Пэймер не мог перестать отделять себя от других. Ему хотелось думать, что его случай исключительный. Он влюбился не в парня. И хочет он не парня, а Шейна Брикмана, и это совсем другое дело. Тем не менее, где-то глубоко внутри здравый смысл уверял, что поговорка про один раз не работает. А фантазия в любой момент была готова услужливо продемонстрировать картинку, где полуголый разукрашенный мужик размахивает радужным флагом. Это твое будущее, Тони. Ты такой же, как они. Но, смотря прямо в зеленые глаза Шона, Энтони не позволял своим страхам доминировать. К черту будущее, здесь и сейчас есть только они вдвоем.
- Почему только матрас? – хмыкнул Пэймер. – Давай сразу кровать купим. Будем, как одна из тех парочек, которые ходят по мебельному, и ворчат, что эта слишком мягкая, а вот у этой пружины впиваются  в бок.
Шутить в такой момент было просто и практически невозможно одновременно. Все слова казались неуклюжими и глупыми, но передразнивание Тони удалось. Они действительно выдели такую пару, когда заходили в магазин, чтобы купить рамку в подарок Кэти. Девушка садилась на каждую кровать, а потом вставала и огорченно вздыхала, парень с кислой миной тащился рядом и тревожно поглядывал на ценники. Они с рыжим тогда знатно посмеялись. А потом Тони вполне серьезно спросил:
- Думаешь, нас тоже такое ждет?
Шейн подумал немного, а затем уверенно ответил:
- Не, мы будем кровать на ebay заказывать.
Тогда о них с Пэймером речи ни шло. И это был вполне обычный разговор двух друзей, которые думали, что когда-нибудь заведут семьи или, по крайней мере, девушек. Но сейчас, вспомнив об этом эпизоде, Тони улыбнулся еще шире.
- Впрочем, я доверюсь тебе и ebay, - ехидно заметил он, вызывая у Шона улыбку. Небольшое, теплое воспоминание разрядило обстановку. Хотя между телами двух парней все еще пробегал ток. Казалось, еще немного и заискрит. Шейн опустился вниз, садясь сверху и сжимая ногами бедра Тони. Он продолжал смотреть блондину в глаза, будто боялся, что если потеряет его взгляд, то Пэймер исчезнет. В какой-то мере для них обоих все еще сохранялось ощущение нереальности.
- Я совершенно не представляю, как этим пользоваться и что нужно делать, - признался рыжий чертенок в губы Тони, и, не давая тому опомниться, поцеловал. Пэймер зажмурился, но не шелохнулся. Руки Брикмана действовали вполне уверенно, обнажая торс Тони. Они скользнули по его груди до ключиц, уперлись в плечи. Блондин хотел продолжения, его пальцы скользнули по талии Шона, но рыжий резко остановился. Стоп-кадр, как в кино. Прямой взгляд Шейна и не менее прямой вопрос:
- Ты уверен?
Тони на уровне инстинктов почувствовал, как много заключено в этом вопросе. Страх, надежда, ожидание, предвкушение. Ком из тех чувств, которые Брикман никому не показывал, а сейчас оказался перед Тони полностью беззащитным. Был ли Пэймер хоть в чем-то уверен? Нет, нет и тысячу раз нет. Он знал, что мог честно признаться Брикману во всем и момент будет испорчен. Шейн, встанет, наденет кеды и поможет механику укрыть машину брезентом. А потом они попьют пиво и, возможно, сыграют пару партий в дэнди, делая вид, что все в порядке. Только пиво окажется кислым, а телек будет рябить.
- Уверен. Я хочу тебя, - на одном дыхании произнес Пэймер, и у него внутри что-то ухнуло вниз от того, как Шейн посмотрел на него. А затем, на Тони обрушилась атомная бомба ощущений. Губы Шона на его губах… на шее… на груди. Пальцы Тони запутались в рыжих волосах. Мысли заблудились в лабиринте чувств. Лампа моргнула и начала тихо жужжать. Все вокруг источало запах машинного масла, даже Шейн, казалось, пропах им насквозь, но Пэймер не обращал на это внимание. Он чувствовал лишь горячее дыхание на своей коже, которое  спускалось все ниже. Молния с нервным звуком скользнула до конца, и Шону открылся вид на белую окантовку с надписью Kalvin Klein. Рыжий ни раз видел белье Тони. Они вместе переодевались и спали в одной кровати, но сейчас, открывшийся вид, заставил парня на какую-то долю секунды впасть в ступор. В учебниках о таком не пишут. Возможно, он размышлял, как далеко Тони позволит ему зайти, возможно, хотел понять, как далеко готов зайти сам.
Пэймер поднялся и сел, выпустив, наконец, флакон из рук. Он обхватил лицо Шона ладонями и посмотрел в его зеленые глаза.
- Ты не обязан.
В этот раз Тони, не дал рыжему и секунды, чтобы опомниться. Его губы и жаркое дыхание усыпили бдительность Шона, и в одну секунду Брикман оказался на лопатках.
- И вообще, я должен быть сверху, - насмешливо прошептал Тони.
Изучая тему, Пэймер довольно серьезно задался этим вопросом. В его снах все было однозначно, но жизнь обладала особым чувством юмора. На форумах советовали предварительно все детали обговорить с партнером. Только Тони не умел о таком говорить. А сейчас тем более, было бы совсем не уместно начинать подобный разговор. Тем не менее, слова дались Пэймеру с необычайной легкостью. Он утверждал и спрашивал одновременно. И Шейн коротко кивнул в ответ.

+1

7

История с выбором кровати в магазине долго была их “шуткой только для двоих”. Они часто упоминали ebay и чему-то смеялись, заставляя других недоумевать. Но Шейну нравилось, что за три года они обросли такими шуточками, какими-то кодовыми фразами, знаками и взглядами. И за последние несколько недель ничего почти не изменилось, разве что взгляды стали другими. Он замечал как менялось выражение лица Пэймера стоило им встретиться взглядами в компании. Раньше это было мимолетно, они перемигивались, давая понять что все нормально или что пора сваливать. Однако теперь Тони смотрел на него как-то иначе, будто заново изучал и без того знакомое лицо. Веснушки, которые весной и летом становились ярче и раздражали Шона, зеленые глаза, рыжие волосы. Он смотрел на Шейна уже не как на друга и приятеля, а как на кого-то большего, но Брикман боялся предположить как на кого? Они никогда не поднимали эти темы, потому что не видели в этом смысла, но иногда, очень редко, на Шейна накатывало желание поговорить и расставить все точки и запятые. Сегодня был один из таких дней, который был безнадежно испорчен внешним видом Пэймера. Надень он футболку под комбинезон и все могло бы сложиться иначе, но рыжий был рад, что все вышло именно так.
Он молча ждал ответа Тони, надеялся, но готовил себя к худшему. Но блондин дал ему то, чего Шейн хотел. И тогда Брикман отпустил все свои тормоза, ведь ему дали зеленый свет. Может быть неумело, немного неуклюже и даже нелепо он спускался все ниже и ниже, наконец, расстегнув молнию комбинезона до самого конца. Шейн не знал что делать и как себя вести, поэтому он попытался довериться чувствам, что для него было равносильно перелому всего себя. Это были новые ощущения, они казались ему неправильными, не логичными, но в тоже время он понимал, что это именно то, что он должен делать. Каждый поцелуй, каждое прикосновение говорило ему, что он прав во всем, и это успокаивало его разбушевавшийся разум, который практически вытеснили эмоции.
Kalvin Klein. Они всегда смеялись над тем, что Тони может демонстрировать коллекции паленых дизайнеров и будет иметь успех на черном рынке одежды. И они ни раз раздевались друг перед другом. Иногда Шейну казалось, что когда он переодевается, то чувствует на себе взгляд Тони, но он тут же отгонял эти мысли, уверяя себя, что только тешит свое самолюбие несбыточным.
- Ты не обязан.
На форумах, которые Шон читал для просвещения и сбора информации он начитался того, о чем стыдно даже вспоминать не то что говорить, но были там и здравые мысли. Шейн знал, что он не обязан ничего делать если ему что-то не по душе. И он знал, что если он скажет Тони об этом, то он его поймет и не будет давить. Для них обоих все это не является привычной рутиной, хотя вряд ли секс является привычной рутиной для кого-либо. Глупое сравнение. Но факт был в том, что и Шон, и Тони не знали что нужно делать и сейчас оба действовали, доверившись инстинктам и чувствам.
- Я знаю, - успел произнести рыжий прежде чем, Тони снова поцеловал его. Шершавые от мозолей и работы ладони царапали щеки, шею и плечи, но Шейну это даже нравилось. Однако он не учел того, что Пэймер также хитер, как и сам Брикман.
Больно ударившись спиной об пол, Шон лишь усмехнулся. Позже он будет показывать Пэймеру синяки на лопатках и говорить, что это его вина, но сейчас Шейн не чувствовал ничего, кроме тяжести тела Тони и его горячего дыхания на своей коже. Он никогда не думал о своем положении в подобных отношениях, потому что никогда не рассматривал себя как часть чьей-то пары. С девушками все было проще и понятнее, Шейн был ведущим. Но с Тони все было иначе, и хотя они не говорили об этом, но Шон почему-то всегда знал, что будет так, как сказал Пэймер. Поэтому он просто кивнул в знак согласия, сжав пальцы на плечах парня и приподнялся, ловя его губы.
Сложно было описать весь спектр чувств, которые сейчас испытывал Шейн, но он определенно был счастлив и хотел всего этого. Он терпеливо ждал, когда Тони решится, и кажется сам спровоцировал его сегодня, хотя и не собирался.
Руки будто жили отдельно от тела, изучая спину блондина. Шон и так знал каждый шрам на его теле, он видел их не раз, и каждый раз в нем просыпалась такая дикая злость на того, кто их оставил. Он ненавидел отца Тони так сильно, что если бы тот был еще жив, убил бы его без промедлений. И Тони это знал.
Около недели назад они сидели в комнате Шейна, смотрели какой-то очередной фильм по комиксам, пили пиво и все было как обычно, пока Пэймеру не стало жарко и он не снял футболку. Он сидел на полу, опершись спиной на кровать, где лежал Шон. Рыжий провел пальцами по шраму на шее, затем на лопатке и убрал руку, отвернувшись к стене. Когда Тони спросил в чем дело Шейн произнес только “Я бы его убил, если бы он уже не сдох”, не поворачиваясь, но почувствовал взгляд Пэймера на затылке, от которого ему стало не по себе. Тони знал этот тон Шейна, он был предельно серьезен. Сейчас эта злость снова просыпалась в нем, поэтому он лишь яростнее отвечал на поцелуи блондина, чтобы не дать себе окончательно разозлиться и все испортить.
Майка улетела куда-то в сторону, и совершенно точно уже не отстирается от машинного масла, но как будто это кого-то сейчас заботило. Брикман слышал как щелкнула пряжка его ремня, и это немного пугало и в то же время будоражило его. Тихое жужжание лампы в обычные дни раздражало Шейна и он ворчал, что давно пора починить проводку в гараже, но сейчас он был рад этому полумраку, потому что в нем Тони не видит насколько Шейну страшно, но он был готов, давно готов и только ждал когда единственный человек, которому Шон готов довериться, тоже будет уверен. И судя по тому, как быстро Тони справился с ремнем и пуговицей на джинсах Шейна, он более чем уверен.
Пол даже через брезент приятно холодил разгоряченную кожу и по спине то и дело пробегали мурашки. Шейн знал все секреты тела Тони. За три недели мало что можно узнать, но Шейн быстро учился и запоминал все реакции Пэймера на его прикосновения. Поэтому когда Тони выдохнул, едва пальцы Шона коснулись его живота и прошли небольшой путь до границы ткани и голого тела, и забираясь под резинку трусов, рыжий хитро улыбнулся. Он знал, что за это ему придется заплатить и ждал расплаты, как манны небесной. Сэм сильно ошибалась, давая ему прозвище Бельчонок. Он самый настоящий Лисенок, хитрый и коварный.
- И где ты только знаний понабрался? - спросил Шон у самого уха Тони. Он чуть приподнялся, упираясь одной рукой в пол. Кажется участь быть снизу рыжему даже нравилась, и его самолюбие ничуть не страдало от этого, как бы там не писали ученые мужи в статьях об однополых отношениях и сексе в них. Нет, Шейна все устраивало. И рука Тони на его пояснице, и его губы на шее, на плечах и ключицах. Все это было совершенно иначе, кардинально отличаясь от всех фантазий Шона, это было в сотни раз лучше.

+1

8

Нужно было сказать что-то еще, но Тони не находил слов. Гудели лампы под потолком, не позволяя густой тишине заволочь помещение. Пэймер слышал, как громко стучит его сердце и как тяжело дышит Шейн. И все эти звуки сливались в единое целое, становясь музыкой их тел. Пальцы Брикмана медленно скользили по спине, заново перебирая каждый шрам. Он был не первым, кто проявлял к ним такое внимание. И, честно говоря, Тони это раздражало. Девушки любили спрашивать, откуда они у блондина, иногда прямо во время процесса, не давая Пэймеру забыть о боли прошлого. Шейн не спрашивал. Он знал. Знал намного больше, чем кто-либо еще и никогда сам не поднимал эту тему. Только раз, когда они сидели в комнате Шона, тот провел ладонью по лопатке Тони, там где был особо крупный, ребристый шрам, а затем убрал руку и отвернулся.
- Тебе неприятно от того, что у меня на спине?  - тихо спросил Пэймер, потянувшись за футболкой. – Это нормально.
Он хотел сказать еще что-то ободряющее, когда Шейн резко ответил:
- Я бы его убил, если бы он уже не сдох.
Пэймер замер и повернул голову, упираясь взглядом в затылок рыжего. Серьезность его тона не оставляла сомнений: он бы так и сделал. Тони не нашел, что ответить. Просто сел на кровать, пододвинулся ближе к Шейну и потрепал его по макушке.
Сейчас же прикосновения к шрамам не вызывали в блондине былых эмоций. Прошлое растворялось, словно кубик льда на солнце. Жар поднимался от живота вверх. Тони помог Брикману избавиться от футболки и скользнул взглядом по голому торсу. Похвастаться какой-то особой мускулатурой рыжий не мог. Шейн был худой, но достаточно жилистый. Последнее время, парень занялся собой и на руках появились наметки будущих мышц. Пэймер на автомате отметил, что ему нравится тело Шона. Ему нравится мужское тело. Запоздалая мысль вспыхнула в сознании, но тут же разлетелась на осколки при соприкосновении их губ друг к другу.
Руки смело опустились ниже, нащупывая пряжку от ремня. Пальцы Тони немного подрагивали. И когда защелка клацнула, оба парня вздрогнули. Еще один рубеж был преодолен. Они все ближе подбирались к грани, за которой находилась глубокая пропасть. Нужно было зажмуриться и прыгнуть. Насладиться полетом, а потом ощутить всю прелесть приземления. Но они оба медлили. Шон потянул за края комбинезона, который все еще частично болтался на Тони. Нужно было играть по-честному. И довольно быстро оба парня остались в одном лишь белье. 
Тони полусидел сверху, коленями упираясь в пол. От напряжения они немного затекли, но Пэймер этого не замечал. Он был слишком поглощен процессом. Удивительно, как ловко рыжий научился взаимодействовать с его телом. Все касания били точно в цель, дразня и подогревая интерес Тони. Руки Брикмана были не такими нежными, как у девушек и касания отличались уверенностью, но это не отталкивало, а наоборот привлекало Пэймера. Он и сам действовал намного смелее. С рыжим не нужно было опасаться перегнуть палку или надавить слишком сильно. Под горячей кожей Шона скрывалась твердая плоть. Ладони Тони скользили вверх по груди, слегка задерживались на плечах, а потом устремлялись к шее до самых волос. После этого следовал поцелуй. Инстинкты брали свое. Энтони подался вперед, делая не двусмысленное движение бедрами, позволяя Шейну ощутить - насколько он его хочет. Брикман извернулся и положил руку на ткань трусов. От этого прикосновения в глазах у Тони потемнело. На секунду ему показалось, что все закончится в эту самую секунду, не успев начаться. Но организм блондина стойко выдержал натиск, однако Энтони пришлось отстраниться.
- Дай…мне…минуту, - тяжело дыша, произнес он. Шейну не нужно было объяснять. Он понимал, знал и чувствовал то же самое. Они оба слишком давно хотели этого, и слишком долго ждали подходящего момента. Тони закрыл лицо руками, а затем провел пальцами по щекам, едва не царапая их. Рыжий лежал неподвижно, выжидающе глядя на Пэймера. Возможно, дело было в свете или обстановке, а возможно, в обстоятельствах, но глаза Брикмана сейчас приобрели какой-то необычный изумрудный оттенок. Тони не мог отступить. Сейчас он не имел на это никакого морального права. Поэтому пальцы потянули за резинку, и в одну секунду блондин оказался полностью нагим. Шона зрелище нисколько не шокировало. Они ни раз видели друг друга голыми еще в школе, в душевой после уроков физкультуры. И Тони тогда отпускал глупые шутки по поводу члена рыжего, дразня его «короткостволом». Мог ли он тогда знать, что будет вот так лежать с ним рядом? Сейчас их школьные отношения казались старой, несмешной шуткой. Дверь в то прошлое с грохотом захлопнулась, зато открылась совершенно другая.
Шейн последовал примеру Тони и самостоятельно избавился от белья. На какое-то мгновение оба почувствовали легкую неловкость и переглянулись. Пэймер потянулся за флаконом. Он делал все нарочито медленно.
Возбуждение слегка ослабло, но стоило прохладной смазке соприкоснуться с горячей плотью, как с губ Тони сорвался очередной стон. Еще до того, как все произошло в реальности, фантазия нарисовала Пэймеру развитие событий. Вот он подходит к Шейну и разводит его ноги в стороны. Пальцы с силой сжимают бедра рыжего, когда он подается вперед.
- Останови меня, - с надрывом произносит блондин, и прыгает в пропасть.

Отредактировано Anthony Paymer (2017-09-24 02:36:33)

0

9

Казалось бы, что может быть проще. Два человека, которые испытывают друг к другу сильные чувства, влечение и страсть. Им нужно просто перейти на новый уровень, разрушить последний барьер, который держал их на неком расстоянии. Но это всегда легко в книгах, в кино, где угодно, но не в жизни. Шейну понадобилась вся его выдержка, чтобы не срываться каждый раз, когда у них ничего не получалось. Он понимал, что это нормально, что им обоим нужно время на то, чтобы решиться. Иногда ему хотелось сделать первый шаг, немного надавить, заставить Тони, но он знал, что не имеет права это делать и не хочет. Он хотел, чтобы это было обоюдное желание. И сейчас оно было. Именно то, чего Брикман так долго ждал.
И если Тони боялся, то он преодолел этот страх и помог Шейну его преодолеть. Они оба не были к этому готовы, оба не знали что им делать, поэтому доверились инстинктам и чувствам.
Рыжий никогда не стеснялся раздеваться перед кем-то. Ему нечего было скрывать, но и показать было особо нечего. У него не было знаменитых кубиков, и в целом его тело нуждалось в спорте. Последние полгода Шейн таки взялся за себя, и его мышцы перестали быть такими дряблыми, а тело стало все больше привлекать к себе внимание, когда он раздевался где-то на пляже или появлялся во дворе без футболки. И он часто ловил себя на том, что слишком пристально рассматривает Пэймера, когда они по какой-то причине оказывались без одежды.
Если бы тогда на озере Шона не попытались утопить, то он бы сидел где-то в отдалении и смотрел как Тони развлекается с остальными, запоминая каждый изгиб его тела, каждую родинку, каждый шрам, царапину или синяк. А если бы Тони задал бы немой вопрос почему Шон так смотрит, он бы кивнул в сторону какой-нибудь девушки рядом с Пэймером и сделал бы вид что все это время пялился на нее. К счастью, все последние несколько недель ему не нужно было придумывать поводов. Брикман мог сколько угодно смотреть на Энтони, и не даже не скрывать хитрых огоньков в глазах каждый раз как они встречались взглядами. И только сейчас Шейн понял, что на озере под водой это был их первый поцелуй, хотя поцелуем это назвать было сложно. Это было спасение жизни, но для Шейна это было точкой отсчета, моментов, когда он понял, что чувствует к Тони что-то, что уже не описать таким простым понятием как “дружба”.
У них все было иначе даже сейчас, когда, наконец-то, они смогли выпустить своих демонов и отдаться на волю чувствам. Никто не сдерживался, не было неловких попыток нежности и чуткости. Касания Тони были уверенными, напористыми, Шейну это даже нравилось. С девушками приходилось быть осторожным, проявлять больше чуткости, пытаться угадать что ей понравится, а что нет. Но Пэймера Шейн знал так хорошо, что ему не нужно было думать. Его руки и губы сами знали, что нужно делать, где прикоснуться, где поцеловать, как это сделать так, чтобы Тони вздрогнул и отстранился.
На секунду в глазах Шейна мелькнул страх, что он все испортил. Он уже готов был к тому, чтобы потянуться за майкой и джинсами, и не осудил бы Тони за шаг назад, но обоим было бы горько, и пицца была бы не такой вкусной, как обычно, а прощание было бы ужасно неловким, и, возможно, в следующие пару дней они бы общались исключительно по телефону. Но этого не произошло. Белье отправилось следом за остальное одеждой. Они уже не раз видели друг друга голыми, и никто никогда не смущался.
- Никогда, - выдохнул парень, сжимая запястье Пэймера с такой силой, что на следующей утро они заметят там синяки, но сейчас ни синяки, ни посторонние звуки не волновали никого. Шон прыгал в ту же пропасть, что и Тони. Он ждал этого прыжка и мимолетный страх боли, как и сама боль, не остановили его.
В фантазиях Шейна все было не так. Это была не мастерская, не старый брезент. Единственное, что оказалось правдой это полумрак помещения и ощущения. Сложно было описать весь букет чувств, которые сейчас испытывал Шон, но он точно мог сказать, что это лучшее, что он испытывал за всю свою недолгую жизнь. Он никогда никому не будет рассказывать об их первом разе, отшучиваясь тем, что все было не так, как показывают в порно.
С каждым движением Шейн падал все дальше и дальше в эту бездонную пропасть, но он падал не один, и это придавало ему сил. Приподнявшись на локте, Шон притянул к себе лицо Пэймера, положив руку на его затылок, и вгляделся в затуманенные глаза. Наверное, у него они были такие же сейчас, но Шон видел лишь затянутые пеленой голубые глаза Тони и свое отражение в его зрачках, будто в зеркале. Все плыло в какой-то дымке, пока Шейн точно одержимый целовал своего парня, не в силах отстраниться ни на секунду чтобы просто вздохнуть. Теперь уже точно своего. Сегодня Шон Брикман официально закрепил за собой право на полное владение Тони Пэймером.
Прерваться все же пришлось. Ему казалось, что он снова под водой, потому что в ушах будто были пробки, перед глазами пелена и только лицо Тони, воздуха не хватало катастрофически, а сердце колотилось будто вот-вот готово выскочить из груди, переломав ему ребра.

+1

10

Тони никогда не думал о самом процессе. Он представлял, как они целуются, трогают друг друга, как поддаются страсти, а затем… ничего. Будто между желанием близости и финальными титрами, где все живут долго и счастливо, не происходит ничего интересного. О, как же Пэймер ошибался! Каждое движение отзывалось внутри бурей ощущений.
Позже за кружкой дешевого пива его ни раз будут спрашивать: как это с парнем? И, поджав губы, Тони всегда будет отвечать односложно. «Иначе». Потому что простым обывателям невозможно объяснить, что дело вовсе не в гендере и не в размере отверстий. Дело в чувствах. В том, что ты влюблен в человека, с которым спишь. Эту истину и сам Энтони постиг намного позже. А сейчас он пытался удержаться на самом краю, цепляясь пальцами за кожу Шейна, словно она могла помочь ему не сойти с ума.
Только слишком поздно. Безумие наступало. Звучало в прерывистом дыхании, билось вместе с сердцем и отражалось в мутных капельках пота, скользящих по спине. С каждым движением мир словно бы взрывался, а потом собирался вновь по кусочкам. И Тони будто видел и чувствовал все наперед. Кожа горела под пальцами Шона. Блондин пытался прочесть хоть что-нибудь на лице рыжего, но это было невозможно. Они шарили друг по другу слепыми взглядами.
- Да, я хочу тебя, хочу тебя, - болезненный шепот смешался с приглушенными стонами. Шейн не кричал и не извивался. Только с силой сжимал запястья Тони.
Их обоих затягивало в водоворот собственных желаний. Лишь на секунду скользя взглядом по лицу Шона и останавливаясь на набухших, приоткрытых губах, Пэймер задумался: что сейчас чувствует рыжий? Но сконцентрироваться даже на такой простой вещи было невозможно. Мысли не задерживались на месте, взрывались тонной образов, вторя ощущениям. 
Тони даже не понял, в какой момент Брикман успел его притянуть, и как так получилось, что их губы начали двигаться в такт с телами. Пальцы Шона перебирали волоски на шее Тони, но он почти не ощущал этого. Это сродни тому, как кинуть ручную гранату в эпицентр ядерного взрыва.
С каждым новым движением Пэймер думал, что не выдержит больше, не сможет выносить этого. Грань размылась, став одним сплошным ожиданием конца. Воздух царапал горло, а сердце заходилось в таком бешеном ритме, что, казалось, когда они, наконец, остановятся, просто выпрыгнет наружу. Кровь пульсировала в висках.
- Невозможно, - это слово выражало все, что в эту секунду ощущал Тони. Невозможно остановиться. Невозможно продолжать. Невозможно чувствовать так много всего одновременно.
Но все закончилось одним протяжным движением. Оно вознесло Пэймера на вершину и резко опустило на землю. Всего секунда отделила фантастические ощущения от тусклой реальности. Запоздало Тони понял, что все еще сжимает бедра Шейна. Он несколько раз моргнул, приходя в себя.
Щеки рыжего пылали от жары или от осознания произошедшего, а может быть от дикого коктейля того и другого. Как со стороны выглядит он сам, Тони решил не думать. Он бегло осмотрел рыжего, понимая, что для того еще ничего не закончилось.
Все, что произошло дальше, было порывом, который Пэймер не успел, как следует обдумать. Пальцы обхватили твердую плоть и начали совершать привычные движения. Уже позже Тони понял, что на самом деле, двигало им в те секунды. Желание доставить удовольствие дорогому человеку. Раньше, он никогда не задумывался, о такой простой вещи. К тому же, индикатором женского удовольствия для парня всегда были крики и стоны. А количество оргазмов лишь счетчиком личных побед. И, когда Ребекка заявила Пэймеру, что имитировала с ним, он лишь рассмеялся ей в лицо. То, что за считанные секунды произошло с Шейном было сложно сымитировать.
Тони упал обратно на брезент, довольно сильно приложившись лопатками. Все закончилось. Жар, пульсирующий на коже и запах спермы, подтверждали факт свершившегося. Вот только никаких ощущений больше не осталось. Пэймер чувствовал себя опустошенным, но не разочарованным.
- Говорят, что женский оргазм может длиться часами, - глухо произнес он. Шейн возился рядом, спешно пытаясь убрать последствия их страсти.
- Получилось ничего так, да?  - Тони хотел сказать совсем другое. Но осознание реальности накрыло его с головой. Произошедшее теперь не отмотаешь назад. Они переступили черту и прикрыться дружбой не получится. Кто они теперь? Любовники? Пэймер поморщился. Слово пришлось ему не по вкусу. «Мы просто вместе без ярлыков и всяких других штук», - успокоил Тони свой воспаленный разум.
- В смысле, мне понравилось.

0


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » Back to Brighton's Mill_ » In slow motion, 22.09.15