Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Ты моя...кто?!?! 05.05.2017


Ты моя...кто?!?! 05.05.2017

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

5 мая 2017 г.
вечер

«Ты моя...кто?!?!»
___________________________________________
by Saleisha Esterhazy & Scream Esterhazy

http://s6.uploads.ru/Cpi29.jpg
___________________________________________
краткое содержание

Здравствуйте. Я - Ваша внучка. Теперь мы всегда будем вместе. Всегда, слышите?
___________________________________________
Заброшенный дом по адресу 4 Long st

Отредактировано Scream Esterhazy (2017-08-20 20:14:25)

+2

2

внешний вид.

Спустя пять упорных ударов кулаком, дверь всё же отворилась. Молодой мужчина, стоящий за ней, окинул незваную гостью недовольным вопросительным взглядом. Что ж, хмурые брови её остановить никак не могут.
- Привет! – смуглое лицо девушки озарила лучезарная улыбка. – Я…, - она широко раскинула руки в сторону и бодро продолжила, - …твоя внучка!
После секундной паузы, только что открывшаяся дверь эффектно захлопнулась у девушки прямо перед носом.

Примерно (но это не точно) получасом ранее…

- Лонг стрит, Лонг стрит, Лонг стрит…, - бормотала себе под нос Эстерхази, чуть щурясь от слепящего солнца и пытаясь найти хоть один указатель. – Есть у меня подозрение, что эта улица должна быть «длинной»…, - Салли усмехнулась сама себе, поправляя лямки тяжёлого походного рюкзака. Хотя, казалось бы, при должном желании и чисто в теории городок можно было бы обойти вдоль и поперёк за один день, поиски нужного адреса затягивались.
Надо сказать, что в своей жизни Салиша совершала множество необъяснимых или с трудом объяснимых поступков. Порой, когда девушку с искренним непониманием или недоумением спрашивали "зачем", единственным ответом могло быть "ну так было надо". Салли искренне считала, что это не самая худшая философия в жизни...Не самая лучшая, безусловно, но не самая худшая однозначно!
И вот теперь Салиша Эстерхази шла по дороге, выложенной из нездорового авантюризма и отсутствия более серьёзных планов на этот месяц. Шла уверенно, задорно, пританцовывая под "I am a Believer", рассматривая не слишком живописные улочки забытого Богом городка под названием Мортон Мэш. Впрочем, честно говоря, это захолустье вряд ли вошло бы даже в двадцатку самых странных мест, в которых уже довелось побывать Эстерхази за свои недолгие двадцать шесть лет жизни.
Так что же она всё-таки забыла в краю болот и аллигаторов?
Чтобы наиболее верно ответить на этот вопрос стоит вернуться на несколько десятков лет назад, заглянуть в прошлое девушки, познакомиться с историей её семьи и слухами, окружающими её родственников много лет, но всё это займёт слишком много времени, поэтому, можно ограничиться и более коротким объяснением.
Салиша приехала в Мортон Мэш, чтобы встретиться с реинкарнацией своего давно умершего деда, проживающего на данный момент в своём молодом белом теле в доме четыре на Лонг стрит.
…похоже, что прыжок в прошлое и подробный разбор каждой веточки генеалогического дерева уже не кажется таким безумием, да?
Вообще, новость о том, что великий мастер вуду и практически хозяин так называемой «Чёрной топи»  Скрим Эстерхази…господи, кому в здравом уме придёт в голову дать такое имя ребёнку?! «Салиша», конечно, недалеко ушла, но всё же…Так вот, новость о том, что Скрим снова, так сказать, в игре, взбудоражила узкий круг людей, заставив одних подорваться и начать действовать, а других громко рассмеяться, крутя пальцем у виска. Каким-то невероятным (впрочем, не слишком уж) образом, Салиша оказалась представителем обеих групп. Она, конечно, вдоволь повеселилась, обсуждая вместе с тётей Бобби волшебное превращение пожилого афроамериканца в очень молодого и очень белого мужчину, но вместе с этим осознала, что не может остаться в стороне, когда жизнь подбрасывает ей такой лакомый кусочек безумия.
Для встречи с якобы Эстерхази-старшим у Салиши было несколько причин, и которая именно кажется вам наиболее оправданной, можете решать сами.
Причина номер один – говорят, что умер Скрим Эстерхази крайне состоятельным человеком, при этом, не оставив ни цента своим многочисленным родственникам, которых успел наплодить, пока ещё был жив, и которых наплодили другие до него. И среди всё того же узкого круга лиц ходит слух, что Скриму 2.0 удалось завладеть сокровищами Аграбы. За золотыми горами среди «верующих» и просто меркантильных может вскоре выстроиться очередь, так почему бы не поучаствовать во всеобщем веселье? Не то чтобы Салли всерьёз рассчитывала на наследство (особенно учитывая, что в перерождение дедушки она в принципе не верила), но что она теряет?
Причина номер два – недавно девушка ушла со своей последней, как обычно, довольно временной работы, и платить за аренду небольшой квартирки в Чикаго (место её последней резиденции) было, в общем-то, нечем. Раз уж Салли внезапно оказалась вся такая вновь свободная, почему бы и не использовать новые возможности для общения с безумцем, считающим себя её предком?
Причина номер три (на самом деле основная для самой Эстерхази) – Салише было просто интересно посмотреть на несчастного, выдумавшего всю эту историю. Поговорить с ним, взглянуть в честные безумные глаза, может быть, выяснить для себя что-то интересное, да, чёрт его знает, зачем ещё…как уже было сказано ранее, Салише было вполне свойственно совершать плохо объяснимые поступки, руководствуясь лишь зовом сердца и хромающей интуицией.
- Дом номер четыре! – радостно воскликнула девушка, наконец, заприметив необходимое ей здание. – Ооох, - выдохнула Эстерхази, уперев руки в боки и осматривая явно некогда заброшенный дом. – Впечатляет, да…что ж, - Салли дёрнула плечами, от чего рюкзак на спине подпрыгнул, улыбнулась и двинулась вперёд, по направлению к своей цели - к двери.

- …твоя внучка!
Поток воздуха от резко захлопнувшейся двери ударил девушке в лицо и всколыхнул прическу. Салли фыркнула, чуть покачав головой, но, по-прежнему улыбаясь, принялась вновь стучать по деревянной поверхности. Ждать в этот раз пришлось и без того штук десять ударов, но дверь всё же отворилась. 
- Слушай, честное слово, я сама понимаю, звучит капец как бредово, да? – тут же заговорила девушка, не дав хозяину дома не проронить ни слова. – Я твоя внучка…Твоя «внучка»! Как в дешёвом сериале. Знаешь, а давай попробуем немного по-другому! – оживилась Салиша. – Закрывай дверь. Давай-давай…
Долго просить, в общем-то, не пришлось, но, как только многострадальная дверь снова захлопнулась, Салиша опять принялась бить по ней кулаком. Терпения девушке было не занимать, и вот некоторое время спустя…
- …привет! Ты – мой дед!
Тот ещё «дед» стоял перед ней. Салиша, конечно, знала, что Энтони Броуди молод, но что настолько…
- Нет, ну наоборот звучит ещё хуже, - рассмеялась девушка, покачав головой. – Стой-стой, - быстро проговорила она, прежде чем мужчина вновь захлопнул дверь. – Меня зовут Салиша. Салиша Эстерхази, - девушка выразительно изогнула бровь. – Смекаешь?
Если бы она стояла хоть на один миллиметр ближе, в этот раз чёртова дверь сломала бы ей нос. Салли подпрыгнула, чуть покачала головой, но боевого духа, естественно, не потеряла. Девушка опустила свой рюкзак на крыльцо, а затем и сама присела на ступеньки.
- Всё в порядке, я понимаю, у тебя шок… - громко заговорила девушка. – Да ещё и человек ты «пожилой», а тут такой стресс…Приходи в себя, я никуда не спешу! – с этими словами Салиша достала из бокового кармана рюкзака термос с чаем.
Кажется, где-то ещё завалялись печеньки.

+1

3

Что есть душа?
Этот вопрос терзал умы многих и многих поколений до бокора, однако не Скрима Эстерхази.
Душа есть энергия, душа есть божественная суть, душа есть мысль, есть желание, есть потенциал, есть противоречие и борьба, есть огонь, рождающий жизнь ума? Она неосязаема или с ее уходом из тела теряется пресловутые доли граммов? Все это не имело ни малейшего значения во Вселенной колдуна. Он позволял себе не проваливаться в зыбкую трясину философии. Живущие в болотах вообще не любят рисковать своей шкурой и совать свои драгоценные задницы туда, откуда их уже никто не вытянет. И все же Скрим знал самое главное: душа бессмертна и ею можно управлять.
Десятки раз бокор из Черной топи доказывал оба утверждения на практике, поднимая мертвых, взывая к призракам, позволяя им на время вернуться в телесный мир, или лишая тела всякой воли. И величайшим фокусом, вершиной мастерства, вишенкой на торте стало его собственное перерождение. Скрим знал, что его убьют, ему не дадут править Топью, не в том веке, не в той среде. Он нуждался во втором шансе, а потому рискнул самим собой…и победил!
При этом помимо бессмертия Эстерхази доказал в первую очередь самому себе, что тело можно менять, суть остается, эта самая суть и есть душа. А значит, душа не имеет никакого отношения к телу… и всем его проявлениям и продолжениям. Например, к таким как потомство.
- Внучка, - коротко повторил Скрим, не моргая глядя на сверкающую темными глазами гостью, которая только что дубасила по двери так, что по его пустому обиталищу эхо заметалось в истерике. Прошло секунды три, наверное, и Эстерхази просто захлопнул дверь перед психопаткой, решившейся заявиться на его порог.
«Это еще что за явления?!» - мысленно Скрим обратился то ли к мирозданию, страдающему отвратным чувством юмора, то ли к лоа, которые могли только нервно вертеться рядом, надеясь, что хозяин даст слабину, совершит ошибку, позволит образоваться бреши. Он уперся обеими руками в дверной косяк по обе стороны от входа и уставился на полотно двери, будто мог видеть сквозь него. Колдун собирался прислушаться, чтобы понять, ушла ли девушка, но ему не пришлось напрягаться. Почти в то же мгновение по дереву снова прокатилась редкая дробь.
Бокор выдохнул и опустил голову, немного подышал, не желая бросаться на незванную, нежданную, совершенно нежеланную гостью, кем бы она себе не считала, а затем резко открыл дверь, предварительно отодвинувшись подальше, ведь брюнетка могла увлечься и ненароком постучать Скриму по груди или даже по лицу. Вряд ли она могла серьезно стравировать взрослого и здорового мужчину, но настроению еще есть куда скатывать.
«Что_тебе_надо?» - кажется, Эстерхази произнес это одними глазами. Да, колдун согласен, что все то, что ему уже довелось услышать звучит, как бред человека, загнанного богами до полусмерти. В том числе и поэтому Скрим охотно исполнил просьбу девушки и снова захлопнул перед ее носом дверь, испытав некоторое злорадное облегчение, ведь он не намеривался открывать ее снова.
Бокор просто вернулся в глубину дома, где у предыдущих хозяев, должно быть, располагалась полноценная кухня. Ему же достались только пустые шкафы на стенах и разбитый стол. Эту комнату Скрим использовал, как рабочий кабинет, обезопасив себя от любопытства посторонних с помощью досок, которыми плотно и аккуратно закрыл все окна, и штор, в которых нужды не было (но паранойя его выручала и в прошлом). Когда Эстерхази проводил ритуалы, создавал гри-гри или прочие талисманы и мази, составы различного назначения, здесь горели свечи. Все остальное время – обычный торшер, стоящий в дальнем от входа углу рядом с потертым креслом. Как раз к ним и направлялся колдун, когда дверь снова сотряслась от настойчивого (раздражающе настойчивого) стука. Сначала он звучал где-то далеко, но постепенно начал заполнять все пространство коридора, проникать в кухню, пока мужчина не понял, что размеренные частые удары уже отдаются в его черепной коробке.
- Да чтобы тебя лоа покарали, - тихо прошипел бокор и покосился на Джека, неподвижно устроившегося в углу. Зомби походил на робота, которого отключили или поставили на подзарядку. «Или на слабоумного, унесшегося в свой мир далеко-далеко отсюда…» - мрачно подумал Скрим. Конечно, это было куда ближе к истине.
Он мог позвать Джека и натравить его на самозванку или… Даже если девчонка не врет, какая ему разница, кем она приходится давно мертвому прошлому телу? У Энтони Броуди детей нет, внуков тем более. Из прошлых связей – подружка со школьной скамьи, возомнившая, что свела старинного друга с ума чтением дневников его дражайшей бабули, повернувшейся на вуду, но писавшей захватывающе настолько, что оторваться было совершенно невозможно. Да и Броуди, будучи в коме, не настаивал на ее внимании. Как и сейчас. Еле избавился от этой прилипчивой девицы! Вот уж не приведите лоа ее к дому бокора… Но судьба решила сыграть с ним куда более интересную шутку.
- Ты мой дед!
- Я тебе никто, - выпалил колдун и даже пожал плечами. Ну что тут еще скажешь. Он дал девушке полминуты, чтобы договорить. – Эстерхази – распространенная фамилия, корнями уходящая в румынские земли.
В общем, не убедила бокора Салиша раскинуть пошире сильные руки, принять свеженашедшуюуся родственницу в свои объятья и задушить от внезапно нахлынувшего счастья, чтобы рыдать потом над миловидным трупом, мысли о котором непроизвольно мелькали в голове мастера вуду. Скрим снова захлопнул дверь и решительно вернулся в кухню, но его терпения хватило не более чем на час. Мужчина все время слышал женский голос снаружи… Когда ситуация начала смахивать на осаду, бокор снова вышел из дома на крыльцо.
- Зачем ты пришла?...Салиша, - даже имя произнес вслух, - Тебе нужно наследство? Если ты правда Эстерхази, то наследство тебе не положено, потому что я жив, а значит, все принадлежит мне. Слабостью к отпрыскам моего прошлого тела я не пылаю, как, впрочем, и тогда. Ты могла это заметить. Так что, Салиша, ты зря приехала из…не знаю откуда. Мне все равно. Убирайся с моего крыльца.

+1

4

- Овсяное печенье всё-таки самое лучшее, никто меня не переубедит в этом. В меру сладкое, сытное, даже полезное! Лучше может быть только овсяное печенье с изюмом, честное слово..., - Салли с довольной улыбкой разглядывала печеньку в своей руке. Эстерхази была девушкой запасливой, особенно в дороге, и сейчас радовалась заранее заготовленным заначкам. Чай и печенье после долгого пути казались просто несравненным ужином в шикарном ресторане. Жаль, правда, что никакой другой еды у Салли в рюкзаке больше не было, но этот вопрос можно было решить. В кармане девушки всё ещё оставалось небольшое количество налички, и даже в таком чудесном захолустье, как Мортон Мэш, обязательно должен был быть магазин. Иначе как они тут все живут? Ездят в соседний городок на велосипеде? К тому же, может быть, ей всё же повезёт и чудо-дедушка впустит её к себе. Вдруг предложит поужинать? Нет, сейчас он, конечно, совершенно не казался гостеприимным, но никогда нельзя знать наверняка.
- А вот у вас тут в Мортоне есть какой-нибудь фирменный дессерт? Ну, знаешь, "мортонские вафли" какие-нибудь или вообще "фруктовое парфе а-ля Мэш?" Нет, я, конечно, и сама в ближайшее время разузнаю, но вдруг у тебя уже есть опыт и ты сможешь мне что-то посоветовать... Я, правда, не слишком люблю круассаны, хоть они и являются этакой классикой для завтрака...
Эстерхази, в общем-то, не была уверена в том, что лжеСкрим слышит её, но продолжала самозабвенно болтать. По сути, ей и не нужен был слушатель - Салли была любила не то чтобы поговорить самой с собой, но выразить свои мысли вслух. А если Эстерхази-старший...Эстерхази-немного-старший её всё же слышит, то тут есть три возможных варианта развития событий - либо ему надоест постоянная шумовая помеха, и он снова откроет дверь в попытках согнать девушку со своего крыльца, либо сдастся и пригласит её войти, лишь бы она замолчала, либо услышит что-то столь интересное, что и сам захочет принять участие в беседе. Ну да, согласимся, последний вариант кажется наименее вероятным, но никогда не говори никогда.
А, кстати, вот он ещё полицию может вызвать. Но это как-то уже не круто.

Заветная дверь распахнулась всего час спустя. Салли радостно повернулась к мужчине, откладывая старый йо-йо в сторону.
"Зачем ты пришла, Салиша?"...на самом деле, это очень хороший вопрос, на который довольно сложно дать адекватный ответ. Очень хотелось просто сказать, что она женщина, и вообще не обязана объяснять мотивацию своих поступков, но, к счастью, лжеСкрим и сам готов был подкинуть ей вполне логичный вариант.
- ...то наследство тебе не положено, потому что я жив, а значит, все принадлежит мне.
- Ооой, ну вот это ещё очень спорный вопрос, - усмехнулась девушка, поднимаясь со ступеньки. - Во-первых, я была на твоей могиле. Нет, ну я понимаю, что там может быть и нет ничего под землёй, я честно не копала, - девушка подняла ладони в условном защитном действии. - Но тогда тебе сколько лет должно быть? Девяносто два вроде? Выглядишь ты шикарно для своего возраста...Ну, предположим, что это генетика и чудо-трава из Мексики и крем из моллюсков...Но ты, это..., - Салли чуть наклонилась вперёд и понизила голос, словно собираясь сообщить мужчине какой-то секрет. - Ты в курсе, что Скрим Эстерхази был...чёрным? - Салли вскинула брови и улыбнулась, не отыгрывая серьёзность слишком долго. - Нет, я только за толерантность, но не да такой же степени, чтобы не замечать перед собой очень молодого и очень белого мужчину.
Если честно, выглядел лжеСкрим, то есть Энтони, весьма...неплохо. Довелось бы им встретиться в несколько иных обстоятельствах, Салли бы обязательно обратила на привлекательного мужчину внимание. Хотя бы на один вечер.
- Нет, нет, я слышала про всю эту тему с...прости господи, "переселением душ", - Салли закатила глаза, усмехаясь. - Но..окей. На секундочку представим, что это правда, - Эстерхази не могла сдержать улыбки. - И ты..., - Салиша постаралась сохранить относительно серьёзный тон. - ...действительно реинкарнация Скрима Эстерхази. Однако! Юридически всё движимое и недвижимое имущество, так же как и деньги принадлежат...физическому лицу, так? А не "душе", - Салли развела руками. - А физически ты..., - девушка протянула руку и коснулась указательным пальцем груди мужчины. - Энтони Броуди. Разве нет? - вновь улыбнулась девушка.
На самом деле, Салише не нужны были деньги. Нет, ну, если он вдруг расщедрится, она, естественно, не откажется, но суть в том, что этот разговор она подхватила не для того, чтобы развести лжеСкрима на кругленькую сумму, а просто...просто, чёрт возьми, потому что это интересно! Ну где и когда ей ещё доведётся обсудить с кем-то наследование средств через душу и тело? Чем бы не закончилось их общение, и насколько коротким оно бы ни было, вся эта ситуация так или иначе обещает быть весьма нетривиальной. А Салиша Эстерхази может жить без собственной квартиры, стабильной работы и личной жизни, без уверенности в будущем и лишнего доллара в кармане. Но она совершенно точно не может жить без странных, спонтанных авантюр.
- А вообще прохладненько тут у вас в начале мая, - чуть поёжилась Салли, наклоняясь за термосом. - Чайку?

Отредактировано Saleisha Esterhazy (2017-09-30 04:51:20)

+1

5

Скрим сложил руки на груди. Еще немного, и бокор может потерять контроль над собой. Нет, он, безусловно, не собирается бросаться на незваную, но чертовски навязчивую гостью и душить голыми руками, тем более, что братьям Дж. не нужна сестренка (хотя женские тела, определенно, служат дольше, но неизменно привлекают гораздо больше внимания окружающих, а Эстерхази явно не нуждался в излишнем интересе к обитателям захваченного им дома). Просто подсознательно хотел отгородиться от потока слов и неродной колдуну энергии. Скрим ощущал, что даже любопытные лоа, окружившие их с Салишей, при каждой «вспышке» отшатывались от девушки, словно от окриков своего хозяина.
Вполне возможно, что в ее крови и было пару капель колдовской крови, а божки это чувствовали. Однако будь данное предположение доказанным фактом, истиной в последней инстанции, суть дела не менялась: новый Скрим Эстерхази не питает привязанности к родне (как и прежний, давайте уж оставаться честными), а потому ему совершенно безразлично, кто из его отпрысков (видимо, законных, раз фамилию унаследовала) породил эту раздражающую девицу. «Впрочем, в моем роду и не такие чудовища встречались…»
Глаза Скрима между тем потемнели. Он смотрел в лицо брюнетки и ждал, пока она выскажется, чтобы, наконец, понять, что нужно сделать, чтобы больше ни-ког-да не видеть ее лицо напротив.

Была на могиле… Умница.
Нет, могила отличная, серьезно. Скрим ее тоже видел. Он готов был даже допустить, что его родственнички до сих пор совершают паломничества к месту упокоения великого предка, чтобы якобы получить ответы на свои вопросы и обрести некие знания - точнее ради пиара. Проблема только в том, что тела под камнем нет и быть не могло… Мертвого колдуна утопили в болоте, надеясь, что душа его не сможет покинуть эту тюрьму еще пару тысяч лет, ведь лоа ему не помогут. Скрим это знал из дневника бабули Энтони, которая была свидетельницей умерщвления неугодного местному обществу бокора, душа которого уже в тот момент отделилась от тела в поисках нового пристанища, помеченного доброжелателем.
Скрим слушал и молчал.
Ну почему он должен был жить всю свою жизнь в дряхлеющем теле?! Да, Энтони молодой и белый, но что-то у того Эстерхази было не особо много вариантов, когда его убивали. Хотя и в этом вопросе мужчина не намерен оправдываться перед кем ни попадя. Даже не всякий настоящий колдун вуду сможет понять всю сложность и гениальность сотворенной магии. А тут…
Колдун устало прикрыл глаза.
- Да, я помню, что был черным. Это довольно сложно забыть, - как и все притеснения, от которых ему подобным не было спасения. Конечно, времена радикально изменились, но ощутить себя, осознать собственное я в белом теле было приятным и весьма необычным опытом. - Решил сменить имидж, - Скриму нравилось быть белым. И нравилось быть молодым. Конечно, однажды, когда Эстерхази вернется на родину окончательно, эти качества ему еще выйдут боком.
- Спасибо, обойдусь. Может, тебе не мерзнуть, а пойти в гостиницу, погреться под душем? – сомнительно, что эта пиявка последует разумному совету «дедушки». – А знаешь, Салиша, - вдруг вернулся к другой теме, затронутой гостьей, после небольшой паузы, - в твоих рассуждениях есть намек на здравый смысл, - мужчина улыбнулся. – Можешь забрать себе остатки хибары на болоте и целый гектар самих болот. И, конечно, все то, что ты на них найдешь… Там уйма аллигаторов и лягушек. Может быть, это станет хорошим началом для бизнеса, - Скрим подмигнул девушке. Он давно забрал из своего старого полуразрушенного дома все необходимые инструменты и записи, дневники, сокровища. Деньги и прочие ценности уже лежали в ячейке лучшего банка, который только Энтони когда-то смог найти, чтобы спрятать бабки, уведенные у наркоторговцев. Так что руины его старого дома Эстерхази готов был завещать этой вроде-как-внучке. – А я не вижу ни единого поводу тебе доказывать, что я и есть Эстерхази. К тому же ты меня никогда не знала. Даже родилась после моей смерти, а значит, не сможешь самостоятельно определить, кто перед тобой. Тем более, что у Броуди тоже есть право на существование. Он просто четверть века не представлял, кто он на самом деле. Столько времени потеряно… - Скрим пожал плечами. Ему редко доводилось побеседовать с кем-то о том, что случилось тридцать три года назад, и о том, что происходило сейчас, отчего так бурлила в его венах и артериях кровь, так приятно покалывало кожу. Однако Салиша еще слишком молода, чтобы понять ценность второго шанса прожить жизнь, имея за спиной много десятилетий жизненного опыта…
Колдун провел кончиком языка по длинным клыками, затем коснулся им внутренней стороны губы в том месте, где он ненароком ее прокусил утром, а теперь ощущал привкус крови, затем напряг мышцы спины, плеч и расслабил их, глубоко вздохнул. Едва заметные движения… Порой бокору нужно было несколько мгновений, чтобы осознать себя тем, кем ему повезло быть сегодня: изгнанным и возродившимся, набирающим силу, живым…
- Еще вопросы? Или у меня есть шанс, наконец, избавиться от твоего общества? – за спиной Эстерхази в темноте кухни зашевелился зомби. Скрим обернулся и рявкнул в коридор что-то на африканском наречии, чтобы остановить Джека. «Не сейчас».

+1

6

"Еще вопросы?"
- Десятки! - взмахнула руками девушка, возводя тёмно-карие очи к небесам.

Ладно, надо признать, что вся эта ситуация пришла к своему логическому заключению раньше, чем Эстерхази предполагала. Кто-то, конечно, может возразить - Салли ведь больше часа просидела на крыльце мнимого родственника, попивая чаёк из термоса! Если быть откровенным, Салиша не рассчитывала на то, что молодой старик так просто решится "откупиться" от неё куском земли. Честно говоря, Салли себе смутно представляла, чем именно является та самая "хибара на болотах", которую вдруг предложил ей лжеЭстерхази. Нет, надо сказать, даже такая мутная перспектива была заманчивой. Если мужчина не шутит и действительно готов даровать назойливой внучке свою очаровательную развалину, то и в этом могут быть свою плюсы. В конце концов, у младшей Эстерхази никогда не было своего собственного дома, поэтому ей даже сарай мог бы показаться дворцом, если бы это означало, что он принадлежал чисто ей.
Только вот всё дело в том, что в реальности Салли заявилась к странному парню не за долей наследства. Нет, ну это всё приятный бонус, конечно, но, если бы Эстерхази действительно беспокоилась о деньгах и недвижимости, её жизнь сложилась бы совершенно иначе. Иногда девушка честно пыталась представить себя кем-то гораздо более нормальным и адекватным, чем она была на самом деле. Она пыталась представить себе ответственную Салли, приземлённую и серьёзную девушку, работающую, скажем, в офисе. Салли, которая носила бы костюмы, даже брючные! Она приходила бы всегда вовремя, ну, разве что, опаздывала на минуту-другую. Варила бы чудесный кофе, смеялась бы с коллегами, обсуждала бы за ланчем последние сплетни, приходила бы домой после шести, кормила бы кота и смотрела любимое вечернее шоу вместе с любовником. В общем и целом, вырисовывается очень даже неплохая жизнь, жаль только, что для Эстерхази нечто подобное было равносильно самоубийству. Салиша знала себя достаточно хорошо, чтобы понимать, что спустя всего месяц подобного эксперимента она бы саботировала его и сбежала в Африку. Серьёзно.
- Да, горячий душ в гостинице звучит очень притягательно…погоди, то есть у вас тут и отель есть, реально? В этом очаровательном захолустье? Круто, - покивала вполне искренне впечатлённая Эстерхази. – Ну, мне его не судьба увидеть, разве что они пускают постояльцев на ночь бесплатно, что представляется мне невозможным. Ладно, - Салли чуть медлит и, закусив губу, рассматривает своего лжеродственника. – Я не золотоискательница. Ну, в смысле, я не в погоне за наследством пришла, как другие. Не знаю, приходили ли уже к тебе другие, но если нет, то жди, ты своим якобы «возвращением» огромный резонанс создал, дедушка, - чуть смеётся Салли, закатив глаза. – Насколько я знаю, есть приличная такая толпа народу, которая воспринимает всё это очень серьёзно. Мне это всё тётя Бобби рассказывала, - Салли, конечно, предполагала, что Скрим и понятия не имеет, кто такая Роберта, но вдаваться в подробности пока не стала. Возможно, опасаясь, что мужчина вновь захлопнет перед ней дверь. – Она во всех этих сплетнях вокруг «Эстерхази» очень хорошо разбирается, не то, что я. Нет, то есть, погоди, если ты серьёзно насчёт той хибары в болотах, то я, в общем-то, не отказываюсь, но надо будет там разные бумажки подписать, да? Я же не могу просто так взять и… «взять» дом, как бы сильно он не разваливался, да? В общем, я отклоняюсь от темы, - Салли замолчала на мгновенье, снова ловя не слишком добрый взгляд мужчины. – Если честно, мне просто было интересно, - чуть разводит руками Салли. – b]Я, в общем-то, своих родителей не знаю, однажды отыскала бабушку, но она была не особо разговорчива, как и ты, видимо,[/b] - чуть смеётся Салли, но всё же улыбается под конец. – И тут я узнаю, что в каком-то проклятом Мортон Мэше живёт человек, называющий себя великим Скримом Эстерхази. Переселение душ, могущественный старик в теле молодого мужчины, мимо такой заманухи невозможно пройти, честное слово. Так что, - Салли пожимает плечами. – Если ты предлагаешь мне уже ненужный тебе кусок земли в надежде, что я свалю с твоего горизонта, то можешь оставить его себе, - разводит руками девушка. – Я не всегда могла найти себе крышу над головой, и ничего, так что, думаю, смогу справляться и дальше. И если твой следующий вопрос это «чего ты хочешь», а не «какого чёрта», то вот ответ – я хочу поговорить, - смеётся Салли. – Я хочу услышать эту сумасшедшую историю. Ты всё-таки называешься моим дедушкой, парень, и это…очень специфическое заявление.
Салли, конечно, может быть и кажется обладателем совершенно недосягаемого уровня дурости, но, на деле, это не совсем так. Анализируя всё то недолгое время, что они успели провести вместе, она прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что лжеСкрим не настроен на душевные беседы и видеть незнакомку на своём пороге не хочет. Самой Эстерхази, по сути, нечего ему предложить, кроме самой себя, а это товар, который будет очень непросто преподнести в привлекательном свете. Но чёрт бы её побрал, если она сейчас развернётся и уйдёт. Салиша Эстерхази просто не может так поступить. Кто-то был рождён для того, чтобы спасать жизни, кто-то для того, чтобы поделиться с миром невероятным талантом, а Салли Эстерхази, очаровательное недоразумение природы, была рождена для того, чтобы прыгать в каждый водоворот безумства, который был готов захлестнуть её с головой.
К тому же, если быть до конца откровенной, какая-то странная, глубокая часть её должна была признать самой себе, что даже столь безумная и, безусловно, ложная перспектива провести какое-то время с кем-то, кто был частью её прошлого, пусть даже на мгновенье, пусть даже так неосознанно, пленило её своей безумной почти постыдной притягательностью. Салли Эстерхази росла в большой семье, которая никогда до конца не была её собственной, и сейчас она стояла перед человеком, который утверждал, что является долбанным перерождением её деда. Ну как она могла развернуться и уйти?
- Как я и сказала раньше, у меня, на самом деле, десятки вопросов… и я неплохо готовлю. Как насчёт ужина?
Как и было уже упомянуто, Салли далеко не идиотка, и понимает, что её шансы очень малы. Но это и не значит, что она не готова к трудностям.
Как-то она провела восемь дней на ветке старого дуба в Ирландии, не давая местным властям срубить его и построить на его месте парковку. На девятый день её, конечно, всё же депортировали, а дуб срубили.
Но кто сказал, что она не пыталась?

+1

7

- Десятки!
Скрим решительно поднял руку, выставляя ее словно препятствие между ним и «внучкой» (будто это могло девушку заткнуть):
- Никаких вопросов. Я не буду ни на что отвечать, - колдун вообще не собирался с ней разговаривать, но Салишу его мрачное молчание не смущало, не беспокоило, тем более не расстраивало. С бурной и почти содержательной беседой гостья справлялась вполне самостоятельно. Скрим же оставался в дверях и не уходил лишь потому, что очередное бегство в дом никак не решало его проблему. «Не может же она торчать тут вечность… Или может…» - это был не вопрос. Эстерхази внимательно наблюдал за Салишей и понял, что уходить она не собирается. Идти ей некуда и незачем. Напугать девушку явно будет сложно. Наверное, это качество бокор мог бы уважать во внучке своего прошлого тела, если бы оно так сильно не раздражало в сложившихся обстоятельствах.
- Роберта… - он помнил в своей семье только одну Бобби и ту еще совсем маленькой девочкой. Смуглая, темноволосая, но с голубыми глазами. Болтливая, сообразительная, с аналитическим складом ума, но не способная направить их в правильное русло. Та Бобби была племянницей Скрима, дочерью его родной сестры от белого, богатого ублюдка, трагически погибшего во время охоты на болотах из-за нежелания помогать матери Роберты. Да, они были черными, но влияние фамилии Эстерхази в окрестностях Нового Орлеана было сложно недооценить. Они могли позволить себе не прощать обиды даже белым и богатым. И делали это.
Однако малышка Роберта погибла еще до того, как в первый раз умер Скрим, а потому речь вряд ли могла идти о ней. Впрочем, даже если бы Эстерхази знал обозначенную Салишей личность, то не стал бы признавать этого: зачем им общие темы для разговоров? По той же причине и многим-многим другим он не собирался рассказывать и о своей племяннице.
Не знаю, - отрезал колдун и задумался, пропуская мимо ушей почти все, что говорила гостья. Его занимали мысли о том, что слухи разошлись так широко и имеют резонанс. Салиша была права: скоро явятся другие. Кто-то из любопытства, кто-то из желания получить знания или помощь, кто-то в надежде разделить с ним власть, кто-то просто для того, чтобы снова уничтожить великого бокора Черной Топи, дух которого не смогли удержать болота.
Может быть, Скриму не помешает информация о сплетнях, которые расползаются по Луизиане?
Он снова окинул оценивающим взглядом Салишу. Его не интересовали ни стройные ноги, ни чистая кожа, ни густые темные волосы и полные губы. Колдун видел лишь то, что она упорно продолжала болтать.
Как он мог хоть на секунду задуматься о полезности этой особы?!
Эстерхази опустил взгляд и усмехнулся самому себе.
К тому же коллекционером сплетен является не она, а ее тетя, так что тему можно закрыть.
- Да, я серьезно. Забирай. Не знаю, как оформляется передача собственности от давно умершего родственника, возродившегося в новом теле. Но мне все равно. Просто забирай, заселяйся туда. Продай, если сможешь. Я бы, конечно, предпочел бы, чтобы ты на радостях исчезла с моего порога, но вряд ли могу рассчитывать на такую любезность с твоей стороны, - он помолчал. – Усвой, что я не называя себя твоим дедом. Вообще ничьим дедом. Мне тридцать три года, в этом теле я не успел наплодить детей, а гены передаются именно на телесном уровне. Тело твоего дедули мертво, а его истории я не рассказываю. Я – колдун, а не сказочник. И я не хочу есть, Салиша. У меня есть дела, мне надо уехать. И я уеду. И буду верить, что не обнаружу тебя на крыльце моего дома, когда вернусь.
Бокор издал рычащий зов, Джек подошел ближе. Среднего роста, сутулый, в серой толстовке и синих джинсах. Настолько непримечательный, что даже сложно в это поверить.
- Открой гараж, я сейчас приду.
Зомби вышел на крыльцо, обошел девушку и спустился вниз. Он ни разу не поднял голову, спрятанную в сером капюшоне толстовки, и не издавал никаких звуков, кроме тяжелого шелестящего дыхания. Джек ступал тяжело, словно не сразу вспоминал, как именно это делается, но двигался довольно быстро и вскоре скрылся за углом дома, где старый покосившийся хозблок был переоборудован для содержания машины.
Скрим вообще старался не держать на виду любые предметы, говорившие о том, что дом все-таки обитаем.
В общем, нельзя сказать, чтобы Эстерхази особо прятался от жителей города в целом и улицы в частности. Он занял давно заброшенный дом на отшибе поближе к болотам, утверждая, что является наследником каких-то там бывших владельцев, а значит, имеет право. Документов у него, разумеется, не было, хотя Скрим мог их оформить при необходимости – это проблема из списка тех, что легко решаются за деньги, но он не хотел следить, а потому сделал ставку на то, что никто не поинтересуется его правами на захват дома и территории вокруг него. И не прогадал: никто не спросил никаких бумажек, всем было безразлична ситуация с юридической точки зрения. Хочешь вдалеть этой развалюхой – пожалуйста! Решил в ней жить? – Да хранит тебя Господь, псих… Эстерхази не верил в христианского бога и его способность от чего бы то ни было уберечь Скрима, несмотря на то, что вуду давно формально являлось ветвью католичества, но и до этого было религией в первую очередь, а уже потом магическими практиками, философией и т.п. Нет, нельзя сказать, что бога не существует. Но в отличие от последователей вуду, христианства, ислама и прочего, колдун отлично понимал, что все гораздо сложнее, и желание авторов всех догматов упростить ситуацию казалось Эстерхази самоубийственно неразумным и недальновидным, тем более, что однажды оно приведет к катастрофе. Однако люди не стали бы об этом беспокоиться, даже если бы им все разъяснили на пальцах, ведь «скоро» в масштабах Вселенной, так существенно превышало длительность одной человеческой жизни, что и при большом желании лишь единицы смогли бы проникнуться масштабом проблемы. Даже Скрим не собирался жить так долго, но отмахнуться от действительности не мог. Она была частью бокора. Он жил именно в этом пограничном мире, позволяя видеть то, во что не верят другие.

Скрим сделал шаг назад за курткой, снял ее с крючка и сразу же вышел на крыльцо, захлопнув за собой дверь.
Да, это был побег. Он правда надеялся, что Салиша не станет просто так торчать здесь, если в осажденном ею доме не будет страдать колдун. Эстерхази не был уверен в своих рассчетах, но упрямо верил.
«Присмотрите за ней,» шепнул он лоа, спускаясь с крыльца вслед за Джеком. А через две минуты старый пикап выехал из гаража. Джек шел впереди. Он неловким движенеим открыл ворота, затем закрыл их, когда машина оказалась на дороге, и только после этого залез внутрь на заднее сиденье.
Вскоре пикап уже исчез из виду.

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » Ты моя...кто?!?! 05.05.2017