Новости ADS: 2017-ый год подходит к концу, и вместе с ним подошла к концу первая серия второго сезона, а значит пора поприветствовать новый виток событий. Обо всех новшествах вы можете узнать больше в сводке новостей. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

 
 
Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » we're not that close, 15.04.2017


we're not that close, 15.04.2017

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

15 апреля 2017 г.
утро

«we're not that close»
___________________________________________
by Madeleine Hayes, Alexandra Hawkes

https://68.media.tumblr.com/86af409acf84d0e937c893ef2ef0513e/tumblr_ou2htc0V1t1qafb29o1_250.gif https://68.media.tumblr.com/35a80c5f0efe81ee7f11fe37b62f3acb/tumblr_ou2htc0V1t1qafb29o2_250.gif
___________________________________________
краткое содержание

Кто ходит в бары по утрам, тот поступает... подозрительно. Кто дрыхнет в барах по утрам, тот поступает, вроде бы, и не подозрительно, но с каких это пор люди так любят свое рабочее место, что не хотят его покидать? В общем, все очень очень подозрительно.
___________________________________________
бар "Безумный Себастьян".

+3

2

Чего Мэделин не любила так это привлекать внимание государственных структур, в частности если дело касалось Налоговой Службы США, но, очевидно, ее коллегам, если так, конечно, можно выразиться, было невдомек, что нужно было быть аккуратным и дальновидным в составлении финансовой отчетности, в особенности если речь заходит о ее подделке. Она могла бы прочитать своим подельникам лекцию похлеще тех, что читают в ее альма-матер, но тратить свое время на обучение кого-то азам бухгалтерского дела Хэйз не собиралась, а собиралась четко и максимально просто объяснить, что нельзя привлекать к себе внимание чиновников, причем ни местных, ни тем более тех, что сидят в Вашингтоне. Мэд проработала на Министерство финансов больше десяти лет и знала, как именно они мыслят, о чем, очевидно, стоило напомнить Энтони, что соблаговолил с ней встретиться этим утром, хоть и по его тону явно чувствовалось, что он полагает, что Мэделин заняться больше нечем, кроме как ему утро портить. Ее бы воля, она бы благополучно следила за открытием кафе-пекарни, проверяла свежесть выпечки, поправляла бы мебель и контролировала бы свой персонал.
Именно с этими мыслями темноволосая и появилась на пороге Безумного Себастьяна, правда, появилась она не с парадного входа, а с черного, что уже по идее должно было привлечь внимание, если бы в столь раннее время в баре был кто-то, чье внимание можно было привлечь, тем не менее, ступала Мэделин аккуратно, даже оставив свои привычные туфли на каблуках в машине, благоразумно оставленной в паре кварталов от питейного заведения. Не то чтобы женщина скрывала тот факт, что посещает бар в это чудное апрельское утро, но и афишировать его особенно не хотела. Возможно, ей стоило пойти служить в разведке, а не заниматься расследованием финансовых преступлений, судя по тому, как она тщательно продумывала свою сегодняшнюю встречу с Энтони, но у них с байкером было одно существенное различие – ему нужно было, чтобы горожане его побаивались, Мэделин же нужно было, чтобы население Мортон Мэша находило ассортимент ее пекарня божественно вкусным, а ее очаровательной хозяйкой столь чудесного заведения.
Мэделин далеко не в первый раз была в Безумном Себастьяне и планировку знала довольно неплохо, поэтому передвигалась она по возможности бесшумно, готовая в любой момент свернуть за нужный угол, впрочем, когда из одного из помещений (кажется, комнаты для персонала или чего-то в этом роде) донеслись шорохи, женщина чуть не подскочила, заметно напряглась, но к тому времени, как дверь открылась, она постаралась придать себе такой вид, словно каждый день перед рабочим днем заходила в бар, чтобы пропустить стаканчик, а то и несколько.
– Александра. – с долей удивления и облегчения в голосе поприветствовала блондинку Мэделин, увидев на пороге комнату местного бармена. Не то чтобы она ждала встретить здесь кого-то, кто мог бы ее осудить (например, благочестивого члена какого-нибудь очередного бесполезного комитета), и не то чтобы женщине было хоть какое-то дело до чужого мнения, но ее заботила прибыль кафе-пекарни, а значит ей нужно было поддерживать хорошую репутацию, а не репутацию алкоголички, хоть и в таком городке, как Мортон Мэш, было довольно сложно не начать злоупотреблять чем-нибудь. – Доброго Вам утра. – они достаточно часто виделись и в кофейне, и в баре, чтобы обращаться друг к другу без лишней официальности, но все же добрыми приятельницами их было назвать сложно, хотя бы по той простой причине, что ни Алекс, ни Мэдди добротой не отличались.
– Дивное апрельское утро, не находите? Чувствуется весенняя свежесть. – определенно, светская болтовня о погоде, политике и религии это то, что не хватало и Хоукс, и Хэйз в это утро, которое, как подсказывало темноволосой чутье, обещало быть долгим и богатым на события.
По идее это был идеальный момент, чтобы продолжить свой путь, но Мэделин не успевает вовремя ретироваться с места встречи, сделав вид, что она и должна быть в той части бара, что отведена исключительно для персонала, а вовсе не потому что ей нужно сообщить байкеру, что в финансах он полный ноль, и если он не хочет, чтобы Налоговая Служба, ФБР или еще какая структура прикрыла лавочку, нужно быть скромнее. Пауза таким образом затягивается, и женщине приходится ее заполнять шуткой, причем той, что может обернуться боком в первую очередь самой Мэдди.
– Рано стали бармены начинать, однако. – с усмешкой замечает Хэйз, про себя просчитывая то, насколько велики шансы того, что Хоукс придаст значение тому, что Мэделин в столь раннее время (многие мортонцы только-только начинали свой рабочий день!) оказалась в питейном заведении. И хорошо, если молодая женщина решит, что владелица пекарни пристрастилась к алкоголю или на худой конец имеет виды на их престарелого уборщика, а никак не ведет какие-то темные делишки с байкерами. В такие моменты, как этот, Мэд частенько думала о том, что стоило завязывать с этой жизнью на грани ареста за отмывание денег и фальсификацию документов, но потом она вспоминала о том, что все же любила деньги, как и любила туфли от известных брендов, да и стоило признать тот факт, что ей даже отчасти нравилось ходить по лезвию ножа, ведь Мортон Мэш не Вашингтон, и в ее родном городке едва ли что-то толком происходит, словом, Мэдди прекрасно осознавала риски и понимала, на что именно согласилась, и не стремилась прикрываться басней о том, что ее вынудили, у нее не было выбора, да и вообще она всего лишь жертва обстоятельств.
– Или рабочий день только закончился? – внимательного взгляда на Алекс хватает для того, чтобы сделать вывод, что она или не спала всю предыдущую ночь, или делала это в таких условиях, что сон в спальном мешке посреди леса показался бы сном в номере пятизвездочного отеля. Хэйз обычно интереса к чужим жизням не проявляла, если они, конечно, не были дороги ее сердцу, и особым любопытством не отличалась, предпочитая в обычное время попросту пожелать хорошего дня и убраться восвояси, но сегодня было то утра, когда Мэд не было нужно, чтобы кто-то уделял ей особое внимание и задавал вопросы касательного того, какого она в начале своего рабочего дня оказалась в баре, поэтому она предпочитала начать допрос первой, ведь если Алекс также есть что скрывать или просто нет желания изливать душу, то она предпочтет завершить общение как можно скорее. Хэйз, конечно, продумала легенду о том, что накануне была в баре, и вероятно обронила в нем ежедневник, так как с самого подъема сегодня утром найти его не может, но Александра здесь работала и могла вспомнить, что Мэделин вчера вечером в Безумном Себастьяне и в помине не было, а была она дома, тщательно вникая в бухгалтерию ее друзей на железных конях, а лучше бы пропустила стаканчик. Возможно и сейчас лучше выпить, чтобы и день, и общение с Энтони пошло живее и веселее, возможно, после ста грамм она сможет весьма доступно объяснить принципы работы Министерства финансов и других органов, задействованных в отслеживании доходов и расходов американского населения.

+1

3

внешний вид

Окно в небольшой комнате не было задернуто и сквозь стекло уже пробивались лучи утреннего солнца. В течение часа они неторопливо подкрадывались прямо к лицу спящей на диване женщины, а затем настойчиво засветили прямо в глаза. Сон начал отступать, и хоть мозг уже проснулся и начал посылать импульсы своей хозяйке, открывать глаза совсем не хотелось. Алекс послышалось, как за дверью скрипнула половица. Блондинка уткнулась носом в свою куртку, которую использовала вместо подушки, и тяжело вздохнула. Затем свесила одну руку с потертого дивана, нащупала телефон, чуть развернула голову и, приоткрыв один глаз, взглянула на время. Кажется, она проспала всего часа четыре.
Вряд ли там за дверью был кто-то из посетителей. Если только кто-то из её сменщиков, или этот молоденький парнишка, которого взяли сюда на подработку, заглянул, чтобы протереть полы и расставить все стулья, которые на время закрытия ставили на столы вверх тормашками. Кто бы там ни был, он, наверняка, заглянет сюда. Алекс совсем не хотелось, чтобы кто-то обнаружил её здесь спящей.
Она нехотя приняла сидячее положение. Следующим шагом было подняться на ноги, но во всех конечностях ощущалась такая тяжесть. А еще в глазах потемнело на какое-то время. Голова гудела. Хоукс приложила ладони к вискам и снова вздохнула. Тот, кого она с большой вероятностью рискует встретить за дверью, наверняка, задастся вопросом, что она тут делала. Это нужно было еще и оправдание придумывать. Алекс сейчас вообще не была способна на какие-то мыслительные процессы. Нет, не подумайте, она вовсе не распивала всю ночь крепкие спиртные напитки. Просто она очень сильно устала. Ладно, можно ведь вообще ничего не говорить.
Хоукс подвинула к себе ботинки, кое-как в них влезла и, наконец, поднялась. Сгребла в охапку куртку и направилась к двери. Надо было только незаметно выскользнуть через черный ход и…
«Александра. Доброго вам утра»
Блондинка зажмурилась. Ей, как минимум, нужна была еще сотня пожеланий доброго утра, чтобы оно действительно начало казаться добрым. Затем её глаза зарегистрировали перед собой Мэделин Хэйз, владелицу местной пекарни. Она часто производила на Алекс такое впечатление, будто бы совершенно не принадлежала этому месту, этому городу. Ей больше бы подошла роль первой леди или хотя бы начальницы какого-нибудь гигантского подразделения транснациональной компании.  В общем, к Хэйз блондинка со скверным характером всегда относилась достаточно снисходительно, но конкретно в данном случае, ей хотелось, чтобы Мэделин здесь не было. Действительно, какого черта она тут забыла? В баре, да еще и в такое время?
«Дивное апрельское утро, не находите? Чувствуется весенняя свежесть»
Хоукс шмыгнула носом. А потом чуть оттянула рукав своего свитера, в том месте, где был шов. В ее случае чувствовалось только то, что ей бы не помешал душ. И сейчас опять можно было предположить, что она пила всю ночь. Но снова нет. Просто прошлой ночью Дайсон в очередном неконтролируемом приступе злости выплеснул ей в лицо пиво. Она кое-как умылась вчера в местной уборной, но запах плотно впитался в одежду. Прямо как в песне Кэти Пэрри, можно было бы заявить, she did smell like a mini bar. С облегчением можно было сказать, что pictures of last night did not end up online. И наконец, одно было точно, на шее Хоукс были не hickeys, а самые настоящие bruises. Про них, она, кстати, спросонья еще не успела вспомнить.
Мэделин продолжала что-то говорить, явно решив завести что-то наподобие светской беседы, вместо того, чтобы просто разойтись.
- Что, в пекарне закончилась соль, и вы решили заглянуть по-соседски? – поморщившись, хрипло поинтересовалась Алекс. Она облокотилась на дверной косяк, - да, работаем до последнего посетителя. Вам повезет, если всю соль не растратили вчера на текилу, - подхватив версию с только что закончившимся рабочим днем, продолжила блондинка и заправила волосы за ухо.
- Вы сюда не выпить зашли, ведь так? – уже без сарказма, спросила, практичеси утвердила, Алекс. Если уж Мэд оказалась такой разговорчивой с утра пораньше, то блондинка предпочтет задавать вопросы, чем отвечать на них.

+2

4

Мэделин скользнула быстрым взглядом по блондинке, отмечая ее местами спутавшиеся волосы, поплывший макияж, помятую местами одежду и пятна на кофте, явно несоответствующие ее светлому оттенку, да и в целом барменша выглядела так, словно у нее выдалась непростая ночь, впрочем, учитывая, что мортонцы любили выпить, подраться, попутно разнеся половину бара, а затем снова выпить, то Мэд совсем не удивится, если выяснится, что последнюю ночь Алекс не удавалось присесть ни на секунду, не то что перекусить или покурить.
Взгляд женщины на несколько секунд задержался на шее Хоукс прежде, чем она перевела глаза на ее лицо, и чуть улыбнулась, словно вовсе не заметила отметин на ее шее синеватого оттенка. Первой мыслью Мэделин, конечно, было подозрение о том, что кто-то из посетителей решил распустить руки и вместо того, чтобы сцепиться с кем-то своих габаритов, решил продемонстрировать силу на сотруднице бара, следующей же ее мыслью является мысль о том, что учитывая современные тенденции, то Александра вполне могла увлекаться БДСМ, впрочем, она не выглядела так, словно провела незабываемую ночь в чьих-то объятиях. Темноволосая колеблется несколько секунд, не решаясь стоит ли интересоваться подробностями или не стоит лезть в чужую жизнь, но решает в конечном счете пока сделать вид, что ничего не видела.
– У Вашей кофты интересный окрас. – все тем же тоном, достойным приемов в Букингемском дворце, сообщила Хэйз, которая, впрочем, вовсе не была уверена в том, что так и было задумано – пойди разбери современные тенденции в моде и эту манию одеваться так, что бездомных теперь не так-то просто отличить от крайне состоятельных людей. Вот Мэделин предпочитала классику и оставалась ей верной последние два десятка лет. Разумеется, в 80-ые и 90-ые, когда она была школьницей, а затем студенткой, она могла поэкспериментировать с собственным обликом и пару раз выглядела так, словно собиралась сбежать с цирком, но то было аж в прошлом веке. – Интересный у Вас дресс-код в Себастьяне. – Хэйз едва сдерживается, чтобы не добавить саркастично «я бы за такой внешний вид выставила бы за дверь без выплаты пособия». Но она все же общается не с одним из своих подчиненных, да и в байкерском баре едва ли были строгие правила на тему причесок, маникюра и нарядов, если вообще были.
– Сахар. А ближайшим моим соседом оказался бар. – учитывая то, что кафе-пекарня Мэд находилась аж в Элитном районе, то для того, чтобы добраться до Безумного Себастьяна женщине требовалось нечто больше, чем выйти из своего заведения и постучать в дверь ближайшего здания, что Алекс, конечно, должна была знать. – У вас еще все выходные впереди, надеюсь, что соль все же осталась. – почти что заботливо заметила Хэйз, мысленно отмечая, что в Мортон Мэше, собственно, на выходных и заняться было нечем, не считая походов в бар, она вот любила устроить заплыв в бассейне, если на заводе была очередная забастовка, но большая часть мортонцев здоровый образ жизни не поддерживала, а спортом считала пробежку от аллигатора. Иногда она сама не понимала, почему из всех городов страны выбрала это болотное разочарование, пускай, она и родилась здесь, но Мэделин никогда не испытывала к родным краям даже симпатии, и за те тридцать лет, что она жила вдалеке и от Мортона, и от всей Луизианы, никогда не ловила себя на том, что испытывает ностальгию.
Очевидно, идея поболтать о погоде, повышении налоговой ставки и наконец последствиях брексита была плохой, поскольку Хоукс принялась задавать вопросы, на которые Хэйз совершенно не хотелось отвечать, и хоть она была хорошей лгуньей, у нее не было никаких причин, чтобы быть еще до начала рабочего дня в районе байкеров, да еще и в баре. Кроме разве того, что она алкоголичка, а ей это на руку едва ли сыграет, по крайней мере если она по-прежнему собиралась увеличивать прибыль своего предприятия, а не потопить его. Будь они в каком-нибудь другом городке, Мэделин могла бы понадеяться на то, что люди проникнуться к ней симпатией, решив, что боль от гибели мужа не отпускает ее до сих пор, и она глушит ее спиртным, а значит надо помочь страдающей женщине и почаще покупать капкейки и кофе, но она жила в Мортон Мэше, где людям не было дела даже до собственных детей, не то что остальных горожан.
– Зашла навестить одного Вашего бармена – не дает мне покоя. – это, конечно, была шутка, особенно учитывая то, что единственный бармен мужского пола в этом заведении был того же возраста, что и дочь Мэд, впрочем, опять же учитывая современные тенденции, женщины, которым хорошо под сорок, а то и за сорок, любили проводить время чуть ли не со школьниками. Хорошо, что в их городке было немного религиозных семей и по большей части все были слишком заняты разгребанием собственных проблем, чтобы интересоваться тем, кто, как и с кем предпочитает проводить время. – И по утрам я пью кофе, чего и Вам советую – крайне бодрит и придает ясность мыслям. – говорят, нападение – лучшая защита, и сейчас Мэделин пользовалась этим девизом вовсю, поскольку не хотела, чтобы Александра начала строить какие-нибудь теории и подозревать, что Мэд здесь не ради соли и даже не ради кого-то из сотрудников. К слову, возможно версия того, что у Хэйз есть виды на какого-то местного работника, поможет ей выкрутиться в этот раз, да и во все последующие, ведь мало ли она вновь обнаружит себя в баре с первыми лучами солнца, и мало ли на кого она наткнется и кто задумается о том, что же связывает владелицу кафе-пекарни и байкеров.
– С Вашей шеей все в порядке? – она не собиралась лезть не в свое дело, но Мэделин нужна была диверсия и нужно было заставить Алекс забыть о своих вопросах и своем интересе, а значит, нужно было поставить ее в не очень удобное положение. Правда, насколько понимала Хэйз, Хоукс была не из тех, кого легко и просто смутить. – Могу посоветовать крем от.. – женщине не удалось договорить, так как услышала шаги, отчего напряглась и перевела напряженный взгляд за спину своей собеседницы, откуда донеслись звуки. Ей совершенно не хотелось устраивать беседу за завтраком в стиле Секса в большом городе, только не в Нью-Йорке и вовсе не в шикарном ресторане, а особенно ей не хочется, чтобы количество человек, видевших ее в баре сегодня, увеличивалось, поэтому Мэделин размышляет и прислушивается в надежде на то, что человек развернется или зайдет в какое-нибудь помещение, не доходя до них с Алекс. Шаги временно замерли, но надолго ли?
– Кто это может быть? – от ее вежливого и обходительного тона не остается и следа, а выражение лица становится серьезным. На деле Хэйз хочется спросить, может ли она воспользоваться той комнатой, откуда вышла Хоукс, но это явно вызовет еще больше вопросов.

+1

5

Для женщины, которая в школе гордо носила титул самой популярной девчонки, Алекс терпеть не могла, когда на неё смотрят таким пристальным, оценивающим взглядом, будто бы выискивают в ней изъяны. Со времен школы Хоукс уже давно утратила стремление быть в центре внимания. Если в то время изъянов в ней не было, и окружающие могли смотреть сколько угодно, отмечая про себя лишь то, что отдали бы все, чтобы оказаться на её месте, то в свои (даже вслух произнести такое страшно) тридцать три (!) Александра была просто ходячей выставкой всевозможных несовершенств. Внешних и внутренних. И, хотя она тщательно скрывала каждое из них, при огромном желании их вполне можно было бы обнаружить.
Стоило Мэделин отметить её помятый внешний вид (впрочем, тут и Шерлоком быть не надо, чтобы прийти к выводу, что выглядела Алекс сегодня далеко не как топ модель по-американски), как блондинка враждебно опустила голову и теперь смотрела на женщину исподлобья.
- Вы бы лучше к «Кенни» заглянули. У них там и сахара, наверняка, завались и, не удивлюсь, если официантки уже начали разъезжать по залу на роликах, - ехидно заметила бармен. В мыслях же она обидчиво посылала Хэйз гораздо дальше, чем местная закусочная. В тех местах, куда по велению Алекс могла бы отправиться Мэделин, её бы вряд ли волновал дресс-код.
На комментарий о бармене, который не дает покоя, блондинка закатила глаза и едва заметно качнула головой. Можно даже было принять этот ответ на правду, потому что, let’s face it, барменов в Себастьяне набирали таких, что мысли о них многим не давали покоя. Две горячие блондинки and one freaking Magic Mike. Но женщину, которая с таким трепетом относилась к пятнам на одежде, пила по утрам кофе и имела абсолютную ясность мыслей, вряд ли мог заинтересовать оболтус во фланелевой рубашке с расправленными манжетами и мятым воротником, и уж тем более одна из блондинок (одна неудавшаяся певица, а вторая горе-спортсменка).  Такой нужен был кто-нибудь, как минимум, в дорогом костюме, и как максимум, способный принести какую-то пользу, финансовую или репутационную.
Алекс с наигранной рассеянностью посмотрела по сторонам, у себя за спиной.
- Простите, вы не видели тут человека, который спрашивал совета? Нет? Точно? Никого? – пообщавшись с невидимой аудиторией, Хоукс вновь повернулась к Мэди и пожала плечами, - кажется, вы и правда ошиблись адресом. Хотя всегда есть возможность назвать истинную причину вашего здесь присутствия, - женщина натянуто улыбнулась. Правда в следующую же секунду головная боль напомнила о себе, и улыбка сползла с лица Алекс. Впрочем, она бы и так сползла, потому что вместо того, чтобы все-таки назвать причину, зачем она здесь, Хэйз почему-то спросила про шею Алекс. Блондинка инстинктивно приложила ладонь именно туда, где были синяки. Теперь-то она про них вспомнила, и надо было напороться на эту назойливую женщину именно в такой момент. Можно подумать, Хоукс не хватало Раунтри, с её стремлением разрешить проблему домашнего насилия, - а что такое? Хотите дать мне еще один совет?
Могу посоветовать крем от..
You gotta be kidding me!
Не прерви Хейз звук чьих-то шагов, не факт, что она бы все равно успела закончить фразу. Алекс уже начинала раздражаться. Впрочем, появление еще одного нежданного гостя отвлекли женщин он их маленькой баталии «кто первый не сможет ответить вопросом на вопрос». Хоукс высунула голову в коридор и настороженно посмотрела в ту сторону, откуда доносились звуки.
- Вы мне скажите. Вы же здесь с какой-то явно секретной миссией, - съязвила Алекс. Она-то точно никого не ждала. Никого, включая Мэделин. И вообще, уходя прошлой ночью из дома, блондинка направилась именно в бар, потому что была на сто процентов уверена, что под утро здесь никого не будет. И если Хейз думала, что Хоукс отважно пойдет и посмотрит кто там, то она очень ошибалась. Наверняка, брюнетка попытается её провести. Сама пришла сюда для какой-нибудь важной встречи, а будет делать вид, что никого не ждет. Конечно, конечно, - идите, посмотрите. Наверняка,  это бармен, который не дает вам покоя. А я тут посижу, не буду мешать, - Хоукс мило улыбнулась, и снова скрестив руки на груди, выжидающе уставилась на Мэди.

Отредактировано Alexandra Hawkes (2017-12-24 15:48:06)

+1

6

Она могла бы остаться в Вашингтоне и продолжить работать на Министерство финансов, нажав на определенные рычаги, или позволить наконец какой-нибудь крупной фирме в частном секторе перетянуть ее к себе, назначив на должность финансового директора, предложив соответствующую ставку, обеспечь ее медицинской страховкой и другими приятными бонусами, она могла бы на худой конец выйти замуж за какого-нибудь сенатора, а то и обитателя Белого дома, но нет, Мэделин предпочла вернуться в эти болота, к которым даже в далекие юные годы не испытывала ровным счетом никакой сентиментальной привязанности. Если говорить честно, то она прекрасно понимала недоумение своей старшей дочери и ее регулярные вопросы, а все ли у Мэдди в порядке (спасибо, что хоть не добавляла «с головой») и не хочет ли она отправиться в какой-нибудь загородный спа, чтобы отдохнуть, собраться с мыслями и осмыслить то, что она променяла столицу одной из развитых стран на какие-то болота, о существовании которых даже немногие луизианцы знают. Дело, конечно, во многом было в финансовой нестабильности женщины (возможно, не стоило отправлять детей в ведущие университеты страны, а потом благополучно радоваться собственной безработности несколько месяцев подряд), да и Вашингтон она не то чтобы боготворила, но все же лучше раскупоривать бутылку вина, сидя напротив здания Сената, а не не Пустоши.
– Я же не из ЦРУ и даже не из MI6, чтобы быть здесь с секретной миссией, Алекс. – Хэйз еще умудряется демонстративно закатить глаза и даже чуть-чуть покачать головой, словно не верит, что Хоукс или кому-либо в этом баре могла прийти мысль о том, что у нее нечистые помыслы. И будь они на территории ее кафе-пекарни или хотя бы столкнись на улицах Мортон Мэша, желательно в Элитном районе, Мэделин, несомненно, могла бы и дальше продолжить ломать комедию, но они находились в Безумном Себастьяне, а для вина и тем более виски было еще рановато даже по меркам темноволосой, а строить из себя алкоголичку она не слишком стремилась. К тому же Александра задастся весьма логичным вопросом, почему нельзя было накатить в каком-нибудь немноголюдном месте, например, у себя дома или на худой конец на работе, где разве что Макаллан посмотрит на нее осуждающе, но даже ее далматин, кажется, привык к тому, что его хозяйка та еще любительница self-medicating. – И какая у меня может быть секретная миссия? Подорвать статус Себастьяна, чтобы заполучить его клиентов? Но мы ведь даже не конкуренты. – она издала смешок, ясно свидетельствующий о том, что вопрос ее собеседницы чуть ли не абсурден. Cake a Diem и Безумный Себастьян едва ли могли сражаться за клиентов и соревноваться в выручке хотя бы потому, что часы их работы не совпадали, как и target audience – Мэделин была нацелена тех мортонцев, кто хочет почувствовать себя хоть сколько-нибудь изысканным и уточненным и начать свой день с ароматного кофе и свежей выпечки в то время, как Тэд Салливан был нацелен на байкеров и их друзей, словом, делить им было абсолютно нечего. Даже подожги Хэйз бар, она бы ничего не добилась по той простой причине, что у ее заведения элементарно не было лицензии на спиртное, да и она сама была не таким уж и редким гостем в Безумном Себастьяне, пускай, и считала, что столики сотрудники могли бы вытирать и чаще, и тщательнее.
– Я тут поняла, что не очень хорошо выгляжу для встреч, поэтому.. – Мэделин в ответ также мило улыбнулась, а затем, использовав всю свою прыть, затолкала в подсобку, откуда ранее появилась блондинка, Алекс, поспешно зашла сама и тихо прикрыла дверь. В том, что и Хоукс не жаждала перекинуться парой фраз с кем-нибудь еще, Мэдди была уверена, а тот факт, что они сейчас вдвоем прятались от неизвестного врага в некоторой мере объединял их, на что и рассчитывала темноволосая, ведь барменше придется объяснять, с какой радости она знает, где шлялась Хэйз, реши она сообщить об этом в местную газету.
– Прошу прощение за мою настойчивость. Или Вы хотели устроить еще один сеанс светской болтовни? – она сделала жест рукой в сторону двери, словно приглашая Алекс выйти и пообщаться с народом. Но, пожалуй, с играми и притворством стоило завязывать – действия Мэд и их несовпадение со словами и совершенно невозмутимым видом выглядели абсурдно и в некоторой мере даже забавно. Разумеется, рассказывать о том, что бухгалтерию мортонских ящеров вот уже не первый месяц ведет именно она, Мэделин не собиралась, но и искать какие-то пространные и нелепые объяснения в виде нехватки соли или увлечения сотрудником Себастьяна, она также не собиралась.
– К слову, если не хотите потерять клиентов, советую тщательнее возить тряпкой по барной стойке. – с улыбкой отметила женщина, понизив голос, в надежде на то, что ее выпад и намек на то, что Хоукс не выполняет порученную ей работу должным образом, отвлечет блондинку на препирательства с ней, а не выяснение, какого она a) все же забыла в баре еще до начала рабочего дня; b) какого она решила спрятаться в подсобке так, словно ей лет семнадцать, и она прячется от учителей, курсирующих коридоры во время уроков. И хотела бы Хэйз гордо расправить плечи, отряхнуть юбку от несуществующих пылинок и прошествовать в коридор с гордым видом, чтобы заявить, что класть она хотела на то, что и кто думает, и ее это дело алкоголичка она или нет, но проблема была в том, что она может и клала на мнение мортоновцев, но понимала, что ассоциации с байкерами и алкоголизмом ей плюсов не прибавят, а главное не прибавят выручки ее пекарне, за что темноволосая, несомненно, беспокоилась больше всего. Именно поэтому Мэд оставалась в захламленной комнате с Алекс, прислушиваясь к движениям за дверью и уповая на то, что никому ничего в этой комнате не понадобится, иначе возникнут логичные вопросы, что бармен и владелица кафе-пекарни забыли в этом помещении вдвоем.
– Как насчет того, что мы притворяемся, что сегодняшнего утра не было, и мы друг друга не видели? Я пила дома кофе и гуляла собакой, а Вы копались в клумбах или отсыпались после трудовой ночи. – или смотрела нетфликс всю утро, или зависала на сайте знакомств все утро, хотя, кажется, у Алекс где-то имелся муж, в любом случае Мэдди было по большей части все равно то, какую историю выберет светловолосая, покуда она согласится сделать вид, что никакой Хэйз и даже кого-то отдаленно похожего на нее не видела в Себастьяне этим апрельским утром.
– И дружеский совет, хоть Вы и не просили, но все же лучше накиньте шарф на шею. – Алекс, конечно, уже ясно дала ей понять, что именно думает о ее предложениях по тому, как улучшить ее жизнь, да и сама Мэделин на месте барменши ответила бы примерно также, мысленно вовсе посылая ее в болота, но даже в Хэйз иногда давало о себе знать участие и сострадание. Отчасти имело место быть и любопытство, но женщина предпочитала не лезть в чужую жизнь, особенно когда дело касалось столь щекотливой темы как насилие, если оно имело место быть, а это был не просто неудачный бросок стакана кем-то из завсегдатаев бара, ведь совсем необязательно, что к Хоукс кто-то прикладывает руку, но в любом случае Хэйз полагала, что Алекс – взрослая девочка, и сама справится, если, разумеется, захочет справляться.

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » we're not that close, 15.04.2017