Если Вам все же удалось пробраться через болотистую местность и попасть в Мортон Мэш, а в простонародье - просто Топь, мы Вас не поздравляем. Вероятно, как и любой другой приезжий, Вы в шоке от унылости и упадка сего города, но ничего, и здесь люди живут. А со временем даже втягиваются! Особенно разнообразило здешнюю жизнь одно событие... А, впрочем, если у Вас есть почтовый ящик, вскоре сами все узнаете.

Новости ADS: Вот и наступило долгожданное "скоро", и новый сезон ADS открыл свои двери! К Вашим услугам свежеиспеченный информационные темы с подробностями о новом сезоне, ссылки на которые можете найти в навигации ниже. Возникшие вопросы можете задать в данной теме.

ADS: «Bloody Mail»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » The pictures tell the story, 05.10.2016


The pictures tell the story, 05.10.2016

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

5 октября 2016 г.
вторая половина дня, после 14:00

«The pictures tell the story»
___________________________________________
by Eve Fraserkraft & Topher Doherty

___________________________________________
краткое содержание

Чем меньше город - тем меньше трупов. Не аксиома, конечно, но осенью 2016 в Мортон Мэш ситуация была именно такой. И поэтому у Тофера достаточно времени, чтобы все-таки довести возникающую время от времени мысль (острое желание? зуд зависимого человека?) о новой татуировке до логического завершения.
Ив запивает вернувшееся ощущение одиночества горьковатым кофе и рисует в альбоме один за другим новые эскизы.
Трель колокольчиков оповещает о новом клиенте... или о неслучайно встрече двух людей, которые могли бы друг друга понять, если решатся заговорить.
___________________________________________
Местный тату-салон.

+2

2

Каждую минуту в мире умирает порядка ста человек. 21 ноября 2015 года в Брайтонс Милле погибло более десяти тысяч горожан. Поэтому, когда Тофер решился принять предложение подруги и присоединиться к местному похоронному бизнесу, у которого в результате землетрясений, произошедших в городе, не осталось даже своего здания, нагрузка была адская: вспоминать не приходилось не то что о выходных – в иной день на сон удавалось выкроить по 3-4 часа в сутки. Словом, работы хватало на долгие месяцы, и заодно можно представить, что за эти месяцы происходило с трупами.
В Мортон Мэше население всего 3,315 человек, и каждый год уносит жизни 30-40 местных жителей. Тофер и Табита работают в местном похоронном бюро с августа 2016 года, и платят здесь Доэрти, очевидно, только за то, что, как он однажды посчитал, если устраивать пятиминутные перекуры каждые полчаса, то получится 15 раз за рабочий день. За не полных два месяца работы здесь им довелось похоронить всего трех человек: среди них иссохшая 98-летняя старушка, повесившийся 20-тилетний парень, которого прекрасно можно понять, ведь от скуки в Мортон Мэше только и остается, что вешаться, и привезенный им буквально на первый же рабочий день байкер, разбившийся на мотоцикле. Тот факт, что его приходилось сшивать из десятков разобщенных частей, лишний раз заставил Тофера порадоваться, что адский двухколесный монстр, принадлежавший Оуэну и на вождение которого, по его словам, дедушка магическим образом разрешил младшему сдавать на права, оказался погребенным под развалинами их дома вместе с оуэновскими же барабанами. И было бы совсем идеально, если бы сейчас Оуэн не начинал снова давить на брата по поводу возможности покупки нового, пуская в ход недавно ставший актуальным аргумент, что ему уже почти 18 и он сам в состоянии решать, что ему нужно. Впрочем, услышав в ответ, что раз он такой взрослый, то и сам в состоянии купить себе железного коня, малой пока угомонился.
Таким образом, с местными байкерами, которым принадлежал целый городской район, довелось лично познакомиться практически сразу по приезду в город. Их типичный для субкультуры внешний вид наводил на мысль, что, очевидно, где-то здесь у них есть и татуировщик, что лишь подтвердилось со временем, когда на глаза Доэрти все чаще стали попадаться расклеенные листовки, что, конечно, не могло его не заинтересовать. В планах у него пока не было ничего нового, но он прекрасно осознавал, что это лишь вопрос времени: начиная не то с девятнадцати, не то с двадцати лет каждый год на его коже стабильно появлялось по 2-3 рисунка, и эту тенденцию едва ли в скором времени остановить представлялось возможным.
Пробить место в поисковике практически не удавалось, но оно и понятно: никто не поедет в Мортон Мэш только для того, чтобы забиться. Единственная мало-мальски информативная ссылка предоставляла телефонный номер в электронном справочнике, но чем звонить, Тофер пришел к мысли, что лучше будет дойти и разведать обстановку лично.
Загвоздка состояла в том, что Мортон Мэш пусть и был невелик, но жили Тофер с подругой и ее кузеном в одном районе, работали в другом, а салон находился в диаметрально противоположном конце города: окажись он хотя бы по пути, и дойти до туда удалось бы гораздо раньше. Но рано или поздно скука должна была достичь своего апогея настолько, чтобы Тофер не поленился сделать лишний крюк по пути с работы домой.
Тот самый день выпал на среду 5 октября. Среда эта была близнецом предыдущей в том плане, что опять с утра до вечера им с Табитой пришлось бесцельно просиживать штаны в четырех стенах бюро. Расставшись с ней около дома, он отправился дальше по нужному адресу, и, достигнув его, сначала медлил, рассматривая здание снаружи, после чего все-таки толкнул дверь от себя.
Внутри обнаружился всего один человек: поначалу не обратившая на посетителя никакого внимания девушка, разукрашенная рисунками, насколько об этом можно было судить, с ног до головы – судя по тому, чем она занималась, то была местная мастерица. Картина ее работающей казалась столь гармоничной, что уединение это даже жалко было разрушать, но не зря же Тофер отпахал сюда лишние полчаса, еще и едва не пройдя мимо – уж точно не для того, чтобы просто так развернуться и уйти.
– Хм… привет? – выбрал он самый незамысловатый способ начать разговор.

Отредактировано Topher Doherty (2017-07-31 18:12:13)

+2

3

Внешний вид

Пожалуй, этот день был слишком хорош для того, чтобы провести несколько часов в тату-салоне. Вероятно, так решили не только потенциальные клиенты (как правило, завсегдатаи-байкеры, которые как раз к этому времени начинали продирать глаза), но и владелец заведения. Он коротко проинформировал Ив о том, что его ждут с нетерпением дела, сегодня он уже больше не появится, и испарился в солнечном октябрьском мареве, заполнявшим мир за порогом салона. Когда вернется не сказал, но Бэмби не обязательно было это знать. Никто не спросит. Если спросят – придумает или честно пожмет плечами. Ей вроде как и в собственной компании не скучно… Теоретически должно быть.
В действительности Фрейзеркрафт с большим трудом научилась оставаться один на один со своими мыслями и воспоминаниями, со странными картинками из прошлого, искаженными щербатой призмой так называемого опыта. Спрятаться от себя самой было непросто, но Ив научилась принимать этот яд дозировано, отвлекаться, постепенно отключаться от созерцания омута прошлого. Чем меньше девушка перебирала обрывки минувших событий, захламлявших ее память, тем проще было примиряться с тем существом, которое родилось в их результате, которым была Бэмби сейчас.
Порой блондинке даже нравилось быть собой. Например, сегодня.
Ив сидела за недавно покрашенной, словно новенькой стойкой администратора на высоком красном стуле с круглым и слишком мягким сиденьем – такие были очень модными в барах в конце восьмидесятых годов прошлого века, то есть еще до рождения Иви. Пожалуй, по масштабам Мортон Мэш, этот предмет интерьера можно было считать стильным. По мнению Фрейзеркрафт, это режущее глаз алое пятно слишком выделялось на общем фоне и отдавало пошлостью и безвкусицей. И именно поэтому нравилось девушке: стул не вписывался, не отвечал никаким требованиям дизайна помещения или эргономики, но заслуживал хоть чьей-то привязанности. Бэмби тоже не вписывалась, хотя прошло около двух лет с того дня, как Дэвид ее привез в эту дыру в центре луизианских болот. Впрочем, Ив даже себе не признается, что сравнивает себя со стулом…
Итак, блондинка сидела за стойкой на барном стуле из восьмидесятых. Она сняла туфли на высоких каблуках, пальчики ног с аккуратным педикюром нежно-розового цвета приятно упирались в прохладную перекладину под столом. На узкой столешнице перед девушкой лежал раскрытый альбом формата А3 с плотными снежно-белыми листами. Они были матовыми, но очень гладкими. Их шероховатость могли ощутить только очень чувствительные пальцы. У Ив такими был подушечки на безымянных и мизинцах обеих рук – ими они реже всего прикасалась к инструментам. Угол альбома свисал со стороны, где стоял бы заглянувший в салон клиент. Но Бэмби была убеждена, что сегодняшний день принадлежит ей одной, а потому не надеялась никого здесь увидеть.
Ив рисовала очередной эскиз: череп, увитый колючим плющом на лепестках роз.
Ей было жарко, кондиционер работал не в полную силу, и увеличить мощность девушка не могла: старый агрегат то и дело грозился максимально неподобающим образом сдохнуть в середине самого солнечного месяца в году. Иви жалела, что надела с утра джинсы, мечтала о сквозняке, а череп на эскизе постепенно заковывала в изящную глыбу льда. Вскоре на столе появились акварельные карандаши, и рисунок начал обретать цвет. То, что блондинка вкладывала в сочетание деталей, вытягивало из нее дурные мысли и сомнения. Их всегда было с лихвой, а потому рисовала Бэмби чуть ли не каждую свободную минуту: полки в студии были завалены ее работами, ломились под тяжестью десятков альбомов, большинство изображений из которых, никогда не будут нанесены на кожу человека хотя бы потому, что в этом городе на всех жителях не хватит для них места.
- Когда-нибудь меня назовут самым продуктивным тату-художником Луизианы! – заявляла она своему бывшему начальнику, но тот придурок не ленился напоминать Фрейзеркрафт, что никто о ее наследии даже не узнает. Ив это устраивало – еще одна вещь, в которой Иви не станет признаваться даже себе (в конце концов должны же быть у нее самолюбие, гордость, тщеславие…).
Девушка выпрямилась на стуле, чтобы оценить то, что получалось в итоге в цвете, потянулась за кружкой с остывающим кофе, как раз в тот момент, когда зазвенели колокольчики над входом.
Ив нахмурилась, уставилась на дверь, подождала, когда посетитель материализуется.
В салон обычно приходило байкеры и те, кто имеют отношение к району, бизнесу, к Ящерам, те, кто принимают этот элемент культуры. Новые лица случались, но нечасто, а потому первый вопрос, который мысленно себе задавала администратор: клиент или просто поглазеть пришел?
- Привет, незнакомец, - откликнулась блондинка и тут же широко и лучезарно, но не натянуто, не наигранно улыбнулась.
Сначала она хотела закрыть альбом, но, заметив на руках посетителя части татуировок, решила, что скорее всего перед ней именно Клиент. Пусть смотрит, вдруг серьезно заинтересуется… Она сняла очки, которые ей были совершенно не нужны для работы, но придавали некоторую дополнительную уверенность в собственной уникальности (в хорошем смысле этого слова, а не в том, с которым Ив привыкла сталкиваться).
Хм? - "процитировала" его Ив. - Что ты имеешь ввиду под этим "хм"? - она непринужденно продолжала улыбаться, - Меня зовут Бэмби. Все так называют, ты тоже можешь звать так, - она протянула молодому человеку расписанную черно-белыми татуировками и цветными разводами от карандашей руку через стойку. – Чем могу помочь?

+2

4

– «Хм» значит, что безлюдно у вас, – помедлив, Тофер ответил на рукопожатие. Татуировщица с первой же минуты знакомства решила показать, что остра на язык, что вообще-то в людях его зачастую напрягало, но с другой стороны, можно было догадаться, что будь оно иначе и в мире байкеров ей жилось бы тяжело.
– Меня зовут Бэмби. Все так называют, ты тоже можешь звать так.
Тофер пожал плечами: Бэмби так Бэмби, раз все так называют, то кто он такой, чтобы чем-то отличаться. Да уж, даже при наличии больших оленьих глаз, которые в ее случае, несомненно, присутствовали, сомнительно было, чтобы родители по документам так и назвали чадушко, но, опять-таки, они находятся в районе байкеров, где прозвища были обычным делом.
– Тофер, – представился он в ответ.
Обычно у Доэрти не было проблем с представлением, хотя еще и двух месяцев не прошло с тех пор, как с легкой руки начальства попытались окрестить «Крисом». Ну уж нет. Ведь не было у него пару лет назад документов – не было и проблем… или, вернее, были, но другие и посерьезнее, в сравнении с которыми подобные мелочи можно было бы и перетерпеть – можно, но не нужно.
Впрочем, дела, по которому они здесь собрались, это не касается. Хотя, было бы дело, а не обычное любопытство.
– Просто осматриваюсь, – о чем он и сказал, повторно пожав плечами и привычно вернув руки в карманы.
Делиться подробностями он пока не спешил. Захочет Бэмби – сама спросит: и о том, что в он городе недавно, иначе наверняка уже пересеклись бы раньше, и о профессии. А начинать знакомство с рассказа о том, что, да вот, знаете, оценил вашу работу на оторванной конечности вашего бывшего клиента, захотелось познакомиться и выразить комплименты мастеру, казалось весьма так себе идеей. И, наверное, в работе на кладбище не должно было быть ничего зазорного, чтобы не желать распространяться о ней людям, но все же что-то отталкивало его в перспективе начинать с этого разговор – даже с байкерами.
– Наверное, чем-то сможете, пока не знаю, – оперся он о стойку, слегка перегнувшись через нее, чтобы рассмотреть лежащий на столе лист бумаги, благо татуировщица вела себя так, будто была вовсе этого не против, скорее даже наоборот: несложно было просчитать ее мысли о том, что чем быстрее клиент оценит ее талант, тем быстрее клюнет. А в том, что могло бы от нее понадобиться Тоферу, догадаться не составляло труда, ведь на дворе стоял один самых жарких дней в году, а значит, если у тебя под кожей уже немало краски, захочешь этого – не скроешь.
– Всегда здесь так? – продолжил он изначальную тему разговора.

Отредактировано Topher Doherty (2017-09-17 12:40:50)

+1

5

- Значит, Тофер, - тихо повторила Бэмби, словно пробуя имя на вкус. Или, может, фамилию, кто знает. Когда ты сама всем направо и налево представляешься именем мультяшного олененка, не пристало уточнять подобные подробности. А «Тофер» звучало мягко, тепло и как-то уютно. В общем, Иви имя незнакомца понравилось, а это было залогом как минимум трети успеха.
Девушка встала и вышла из-за стойки, но далеко от нее не стала отходить. Прямо босиком. Туфель левый куда-то завалился, искать его на ощупь ногой Бэмби поленилась, решив, что как личность творческая имеет право на некоторую эксцентричность. Впрочем, сложно назвать эксцентричностью искренний порыв души, если он пропущен через фильтры разумного начала.
Фрейзеркрафт убрала руки в карманы, невольно копируя жест посетителя, и немного отодвинулась, позволяя Тоферу осмотреться.
Она оценила интерес к ее работе. На мгновение в мозгу пролетела мысль, что на столе следовало бы оказаться другому альбому с эскизами в черном, учитывая, что те части татуировок незнакомца (точнее, конечно, они уже познакомились, но…), которые были доступны глазу девушки, оказались черными, но интуиция и вдохновение сегодня вели блондинку не в ту сторону. «Наверное, жара сказывается…» - впрочем, все эти мысль и сомнения не отразились на лице татуировщицы. Она разве что не лучилась уверенностью в том, что выбрала по жизни верный путь и каждый день доказывает это на деле. А на цветную картинку вполне мог обнаружиться претендент к вечеру - у нее как раз на записи новая подружка одного из ребят Дэвида, подобранная им в придорожной кафешке (и откуда у байкеров такая тяга к беспризорницам, которые никому в этой жизни уже не нужны? что за супергеройский ген, активирующийся о тчастой езды на мотоцикле и запаха кожаной одежды?!) - чистая кожа и старые шрамы, которые нужно скрыть, мысли в раздрае...
- Всегда «хм»? – шире улыбнулась Бэмби и качнулась с пятки на носок и обратно. – В это время обычно да. Для большинства наших постоянных клиентов сейчас – неприлично раннее утро. А записи ближе к ночи для меня в последние годы - дело нормальное. Но тем не менее, студия работает с утра. Вдруг забредет кто-то осмотреться и останется на пару часиков, - часика на 2 – 5, как раз длительность одного сеанса. И такое случалось довольно часто. Маленький город, одна-единственная тату-студия и почти каждый житель носит отметку мастеров, работающих в ней. Это – город болот и байкеров, здесь так мало места, так хочется найти себя, свою индивидуальность, выделиться, что превращаешься в такого же, как все. Однако это относится больше не к татуировкам…Скорее общее, философское, наболевшее, тенью промелькнувшее на лице Ив. – В общем, это идеальное время для принятия спонтанных решений.
Фрейзеркрафт немного помолчала, вместе с гостем осматривая студию. Ремонт ей определенно пошел на пользу, не стыдно было приглашать новых клиентов (завсегдатаям было все равно, и неспособность многих по достоинству оценить изменения немного раздражала Бэмби).
- Если хочешь, могу предложить воду, чай, кофе, крекеры и альбом с менее красочными эскизами, - блондинка провела в воздухе пальцами, указывая, как бы на всю руку Тофера сразу, - которые лучше впишутся в общую концепцию.
Та самая концепция пока была не совсем читаемой для Иви, нужно было смотреть комплексно, но Тофер был похож на человека, который вкладывает смысл в рисунки на своей коже.

+1

6

– Именно, – отозвался Доэрти. Все-то ей не давало покоя его хмыканье. – Когда же вы спите, если работаете с утра до глубокой ночи? – пожалуй, будь у него столь свободный график, он бы не работал целыми сутками, надеясь подцепить еще одного-двух случайных клиентов, а назначал бы вполне конкретное время. Ну да он человек подневольный, со вполне себе нормированными сорока рабочими часами в неделю и графиком 5/2, что уж тут говорить. Тем более, рекламы у их салона как таковой нет, надо же как-то заманивать этих самых клиентов, почему бы и не круглосуточным теплым приемом. Да и город не то, чтобы был кладезем развлечений, чтобы можно было что-то потерять, сидя на работе. – Впрочем, вопрос скорее состоял в том, одна ли ты здесь работаешь.
Казалось бы, для такого маленького городка, как Мортон Мэш, большего и не надо, да и вряд ли сюда кто-то специально поедет из других мест, но в то же время это был город байкеров, поэтому чем черт не шутит – может быть, место содержала и не одна Бэмби. К тому же, тогда становилось понятнее, как им удавалось быть открытыми всегда, в какое время ни зайди.
– Староват я уже для спонтанных решений, – усмехнулся Тофер.
Ответ мог бы сойти за более общий, но и что касалось актуальной темы их разговора, что правда, то правда. Когда понимаешь, что у тебя забито уже более 30% кожи, начинаешь осознавать две мысли: во-первых, что пытаться останавливаться уже бесполезно, и во-вторых, место весьма ограничено, особенно если не собираешься ничего сводить – а значит, стоит тщательно взвешивать все свои последующие решения. Например, последний раз он перекрывал шрам на предплечье после осени 2015-го года, когда у знакомой медсестры не прокатила отмазка, что это он так неудачно порезал огурцы для брата-вегетарианца, и пришлось объяснять, что это не он пытался вскрыться, это его пытался вскрыть родной дедуля под командованием инопланетной сущности.
Перекрытие едва ли когда-либо бывает спонтанным, как и не было оно исключением из правил. Поэтому целью сегодняшнего визита было просто поговорить, хотя намерения мастера развить это в нечто большее были весьма прозрачны.
– В общую концепцию? – настал черед Тофера применить свои навыки иронии. – Ну-ка, что же это за концепция?
Знал он, что за впечатление производит. На днях заглядывала к ним недавно старушка-божий одуванчик прикупить веночек для своего покойного суженого, так при виде нового гравировщика перекрестилась сама и его на всякий случай тоже перекрестила, хотя, боже мой, она живет в городе, где процветает культура байкеров, неужели за свою жизнь еще не привыкла?
Тофер был приверженцем черных чернил и предпочитаемые им мотивы действительно особо впечатлительных могли вогнать в депрессию, но откуда бы взяться другим, в его-то жизни? Тем более, что он, как и многие другие современные ценители татуировок, мастерски закатывал глаза, фырчал и просто игнорировал собеседника, если того угораздило пристать с толкованием значений. Но правда заключалась в том, что в то, что он делал, он и правда вкладывал немало смысла.
– Да, не отказался бы, – он самостоятельно отыскал кулер с водой и наполнил ей найденный неподалеку стакан: жара на улице была нещадной, и даже прохлада помещения в совокупности с подыхающим кондиционером от нее не сильно спасали.
Пожалуй, полистать то, что она предложит на обозрение, и правда было бы не лишним – тем более, раз он все равно здесь.

Отредактировано Topher Doherty (2017-10-26 19:47:44)

+1


Вы здесь » ADS: «Bloody Mail» » TV series_ » The pictures tell the story, 05.10.2016